Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава VIII Ќачало национально-бытового театра в –оссии 4 страница




Ётот вымышленный сочинитель стал одной из реальнейших фигур русской литературы и, в частности, драматической литературы, где  озьме ѕруткову приписываетс€ така€ пародийна€ комеди€, как Ђ‘антази€ї, представленна€ в »мператорском јлександринском театре и тотчас же запрещенна€ Ђпо высочайшему повелениюї 9 €нвар€ 1851 г. к представлению на сцене, ввиду ее €вного издевательства над публикой своей нарочитой глупостью. Ёто на самом деле смехотворнейша€ пароди€ на так называемый Ђбезобидный, легкий комедийный жанрї, поощр€вшийс€ правительством Ќикола€ I ради отвлечени€ внимани€ публики от серьезных вопросов, порождавших либеральный образ мыслей.

{274} Ќе менее замечательна€ пароди€ на Ђвеликосветскуюї драматургию Ч ЂЅлондыї, осмеивающа€ претензии буржуазных писателей изображать Ђвысший кругї общества на театральных сценах. ’ороша пароди€ на водевиль в 3‑х картинах, под видом Ђопереттыї, германофильского пошиба, Ч Ђ„ерепослов, сиречь френологї; зан€тна Ђмистери€ї Ђ—родство мировых силї, осмеивающа€ глубокомысленные с виду, символические пьесы; смешна пароди€ на Ђкомедию нравовї Ч ЂЋюбовь и —илинї; но всех удачней мастерска€ пароди€ на пьесы ќстровского, под названием Ђќпрометчивый турка, или ѕри€тно ли быть внуком?ї. Ёта Ђкомеди€ естественно-разговорна€ї, как сказано в подзаголовке пьесы, €вл€етс€ не только остроумным высмеиванием творческой манеры Ђбытовикаї ќстровского, но Ч можно смело сказать Ч предвосхищением стил€ игры, как ансамбл€, так и отдельных артистов, в ћосковском ’удожественном театре. Ёто насто€щий и бесспорный шедевр пародического искусства.

„то особенно должно привлечь к себе внимание критика произведений  озьмы ѕруткова, т. е., в частности, поэта и драматурга јлексе€  онстантиновича “олстого, так это нарочита€ алогичность и своеобразный гротеск, присущие этим театральным пароди€м и сбивающие, шутки ради, с толку тою манерой, кака€ обозначилась потом во ‘ранции как Ђloufoqueї (неуравновешенна€, пародийна€) и приобрела огромное число приверженцев и в ≈вропе, и в јмерике.

—ам  озьма ѕрутков, чье полное собрание сочинений выдержало в –оссии несколько изданий, вырисовываетс€ в них, как самоуверенна€, самодовольна€, тупа€ бездарность, не стесн€юща€с€ делать самые нелепые выводы из фактов и произносить безапелл€ционные приговоры €влени€м, непосильным дл€ его понимани€, Ђжив€ и действу€ в эпоху суровой власти и предписанного мышлени€ї.  озьма ѕрутков, пон€в силу власти и команды, сам стал властью дл€ своих сограждан: он не заслуживает уважени€, говорит ¬. ∆емчужников, Ч Ђа требует уважени€, почитани€ и даже любви и получает их не только от современников, но и от потомстваї.

¬ этой вымышленной карикатуре на тип писател€, преуспевавшего в –оссии, в Ђэпоху безвремень€ї (конца XIX в.), и заключаетс€ главный смысл общественной сатиры, объединившей графа јлексе€  . “олстого с брать€ми ∆емчужниковыми, в результате какового содружества и по€вилс€ на свет Ђбессмертныйї  озьма ѕрутков, со всеми своими сочинени€ми.

Ѕоюсь утверждать, но думаетс€ мне, что театральные пародии јлексе€ и Ћьва “олстых, а равно и их критические высказывани€ о задачах {275} театра, имели не меньшее значение в развитии путей драматургии и сценического искусства в –оссии, чем их капитальные драматические сочинени€, которые, сыграв свою роль в положенные сроки, стали постепенно сходить с репертуара русских сцен. ¬ доказательство приведу пример пародии на Ђ‘ераморсї Ћьва “олстого, котора€ подсказала в –оссии Ђ¬ампукуї Ч двухактную пародию на Ђобразцовуюї оперу, продержавшуюс€ на сцене Ђ ривого «еркалаї дес€тилетие и обусловившую насто€щую революцию в оперном искусстве, начина€ с основани€ петербургского театра Ђћузыкальной драмыї и конча€ созданием ќперной —тудии —таниславского в ћоскве.

 ак € уже дал пон€ть, размеры насто€щей книги не дают мне возможности дать место всем русским писател€м, отличившимс€ на драматургическом поприще. я остановил внимание читател€ лишь на тех, которые, по тем или иным причинам, имели особенное вли€ние на развитие нашей драматической литературы и театрального искусства.

¬от почему в данной истории русского театра € даю мало места такому замечательному писателю, как ». —. “ургенев, который в предисловии к изданию своих пьес за€вил буквально следующее:

ЂЌе признава€ в себе драматического таланта, € бы не уступил одним просьбам господ издателей, желавших напечатать мои сочинени€ в возможной полноте, если бы € не думал, что пьесы мои, неудовлетворительные на сцене, могут представл€ть некоторый интерес в чтенииї.

¬ этих цел€х “ургенев, редактиру€ свои пьесы дл€ печати, превращал их в Ђпьесы дл€ чтени€ї, соответственно чему (как на это указал Ћеонид √россман в своем исследовании драматургии “ургенева) Ђзачеркивались лишние дл€ читател€ ремарки, устран€лись мелкие внешние движени€, отбрасывалось {276} все то, что позже „ехов выразительно назвал шумихой мизансценыї.

Ќе мудрено, что даже такой а‑театральный русский поэт, как јлександр Ѕлок, набрасыва€ общую историю развити€ русской драматургии, не упом€нул “ургенева.

¬ насто€щее врем€ Ч с легкой руки того же Ћеонида √россмана Ч проводитс€ тенденци€ реабилитировать “ургенева в качестве драматурга, в каковых цел€х указываетс€ на Ђорганическую св€зь драматургии „ехова с драматургией “ургеневаї.

ќтнюдь не отрица€ этой св€зи, € все же полагаю, что если место „ехова не только в истории литературы и в истории театра Ч то место “ургенева, повли€вшего своей манерой высказывани€ чувств на диалог чеховских пьес, все же преимущественно в истории литературы.

¬озможное возражение, что постановка таких пьес “ургенева, как Ђћес€ц в деревнеї, представл€ет блест€щую страницу в истории ћосковского ’удожественного театра и в других, близких ему по духу и методу работы, театрах, ничего не доказывает: постановка произведений ƒостоевского на сцене ћосковского ’удожественного театра (ЂЅрать€  арамазовыї, Ђ»диотї, ЂЅесыї, Ђ—ело —тепанчикової и др.) имела совершенно исключительный успех, благодар€ удачным инсценировкам, и все же не дает основани€ причислить ƒостоевского к Ђдраматургамї, ибо Ђде-фактої ƒостоевский не написал в своей жизни ни одной пьесы.

¬ заключение этой главы нам остаетс€ познакомить читател€, хот€ бы вкратце, с искусством актера в эпоху зарождени€ национально-бытового театра в –оссии, а затем и с драматическим искусством актеров эпохи расцвета этого театра.

—амым крупным артистом петербургской сцены в царствование Ќикола€ I был ¬асилий  аратыгин (1802 Ц 1853), родившийс€ в театральной семье. Ќеустанный труд и великолепные природные данные доставили  аратыгину первое место на петербургской сцене; когда же его супругой стала знаменита€ актриса јлександра  олосова, Ч чета  аратыгиных стала полновластно царить в »мператорском јлександринском театре.

ќдин из современников  аратыгина говорит про этого из р€да вон выдающегос€ артиста:

Ђ√олос и осанка трагика поражают внушительным величием до сих пор; таких богатырей, {277} по внешнему виду, ни на одной русской сцене еще не бывало. √олос его как будто нарочно создан дл€ театральных зал и был самых обширных размеровї.

»з всего, что мы знаем о  аратыгине, можно заключить, что он был как бы создан, чтобы нести на своих плечах весь героический репертуар своего времени и, значит, выступать как в классической трагедии, так и в мелодраме.

Ќичего случайного, ничего неожиданного в его игре не было: все было до мельчайших подробностей обдумано и взвешено заранее. ¬ своем трезвом, холодном, но великолепном мастерстве ¬асилий  аратыгин в такой же мере принадлежал к последовател€м школы ƒидро, как во ‘ранции Ч  оклен-старший. Ђ райн€€ чувствительность, Ч говорил ƒидро, Ч создает актеров посредственных, посредственна€ чувствительность создает толпу плохих актеров, и только при полном отсутствии чувствительности вырабатываютс€ великолепные актерыї. ¬ этом смысле  аратыгин был безукоризненным актером.

—колько труда прилагал  аратыгин при изучении роли, видно хот€ бы из его отношени€ к роли Ћюдовика XI в одноименной мелодраме  азимира ƒелавин€, переведенной с французского.  аратыгин изучал эту роль более года. ” него в кабинете была устроена небольша€ сцена, с передним светом, против сцены сто€ло большое зеркало.  аратыгин каждый вечер, свободный от службы, расставл€л мебель и все бутафорские вещи и, одевшись в полный костюм Ћюдовика XI, гримировалс€ по портрету и проходил всю роль целиком, как будто перед полным зрительным залом.

ќдновременно с успехом в ѕетербурге  аратыгина в ћоскве крепла слава ѕавла ћочалова (1800 Ц 1848), причем между критиками обеих столиц шел непрекращающийс€ спор, кому из двух артистов следует отдать предпочтение:  аратыгину, как актеру высокого мастерства, или ћочалову, как актеру Ђнутраї.

Ѕудучи Ђактером нутраї, да еще запойным пь€ницей, ћочалов никогда не мог владеть собою {278} в должной мере. ≈го исполнение зависело не от заранее строго обдуманного плана, а от настроени€ в данную минуту. ѕоэтому одна и та же роль один раз удавалась ћочалову как нельз€ лучше, другой раз выходила Ђиз рук вон плохої. ƒаже во врем€ одного и того же спектакл€ настроение ћочалова мен€лось, и он то опускалс€ до самого посредственного исполнени€, то, наоборот, неожиданно поднималс€ до высшей точки сценического совершенства.

», несмотр€ на это, о ћочалове, как ни об одном из русских актеров, сохранилось огромное множество самых восторженных отзывов. √ений! Ч так называли ћочалова самые тонкие ценители сценического искусства.

¬ своих воспоминани€х —тахович оставил нам такие строки о первом выступлении ћочалова на петербургской сцене:

Ђћочалову предложили дебютировать в роли ‘ердинанда в У оварстве и ЋюбвиФЕ Ќаступил вечер дебюта. “еатр набит битком. ¬ыходит ћочалов Ч гробовое молчание; он начинает волноватьс€, говорить нараспев монолог за монологом; хватаетс€ то за голову, то за шпагуЕ –оль пропала. ѕублика не шикает, не смеетс€, а смотрит в недоумении. „то это такое? » это московский гениальный ћочалов? Ќо подходит то место в драме, когда ‘ердинанд, показыва€ Ћуизе письмо, спрашивает ее: она ли написала его. УƒаФ, Ч отвечает ЋуизаЕ ћочалов вдруг преобразилс€: потемнело чело, он выросЕ и страшный вопль: У—кажи, что ты солгалаФ потр€с своды театра и растопил лед€ное предубеждение петербургской публики.  ак один человек захлопал весь театрЕ ћинута вдохновени€ прошла, ћочалов стал играть еще хуже, но упал занавес и загремели крики: Ућочалова! ћочалова!Ф ќдна вспышка гениального огн€ дала пон€ть зрител€м, что такое ћочаловї.

» он отлично знал себе цену.  огда ј. ћ. √едеонов, назначенный директором театров, приехал в ћоскву и пожелал увидеть ћочалова в Ђ√амлетеї, артист переживал нередкую дл€ него полосу запо€. √едеонов отправилс€ к нему на квартиру, дума€ своим по€влением Ђвоздействоватьї на артиста. ћочалов сидел за бутылкой вина, распива€ его со знакомым дь€коном. ”видев директора театров, ћочалов не дал ему произнести ни слова: Ђ¬ы √едеонов? Ч вскричал великий артист. Ч  ак же вы смели придти к ћочалову, когда знали, что он пьет? ¬ы Ч директор, видите в первый раз в жизни ћочалова, гордость и славу русского театра, не на сцене, в минуту его триумфа, когда он потр€сает, живит и леденит кровь тыс€чей зрителей, когда театр стонет от криков и воплей. ј вы пришли смотреть на ћочалова пь€ного, в гр€зиЕ не тогда, когда он гений, а когда он перестает быть человеком. —тыдно {279} вам, директор √едеонов! —тупайте вон! »дите скорее вон!ї (Ѕ. ¬арнеке. Ђ»стори€ русского театраї).

Ќадо было иметь поистине много Ђгражданского мужестваї, чтоб, хот€ бы Ђпод хмелькомї, позволить себе так разговаривать со всемогущим в Ђниколаевские временаї √едеоновым, вершителем судеб актеров и репертуара »мператорских театров, грозившим солдатчиной не только актерам, но чуть ли не актрисам и получившим Ђназначениеї в качестве директора театров непосредственно от Ќикола€ I.

«а какие заслуги перед русским сценическим искусством? Ч спросит заинтригованный читатель.

ќтвечу тут же: ни за какиеЕ √едеонов добилс€ желанного ему поста, лишь благодар€ ловкости и находчивости своего Ђкарьеристическогої поведени€, не брезговавшего никакими средствами. —лучай стоит того, чтобы о нем рассказать не как об Ђанекдотеї, а как об истинном происшествии, характерном дл€ тогдашней эпохи, и, в частности, дл€ примера, под начальством каких людей приходилось тогда служить и творить жрецам ћельпомены. ƒело было так. ѕриезжа€ в ћоскву, император Ќиколай ѕавлович давал обыкновенно обед, на который приглашались лица по списку, составленному министром ƒвора. ¬ один из таких приездов министр пригласил генерала, бывшего в немилости у императора. ЂЌу и обедай сам с ним, Ч сказал Ќиколай, просматрива€ список, Ч а € не будуї. ƒело прин€ло непри€тный оборот.  ак устранить генерала, не обижа€ его?  ак оставатьс€ при генерале, не вызвав неудовольстви€ императора? ЂЌе беспокойтесь, Ч сказал министру находчивый √едеонов, служивший при ƒворе, Ч € все устроюї. ¬ назначенный день и час, злополучный генерал, в парадной форме, в белоснежных штанах, €вилс€ во дворец. ѕо заранее составленному плану, лакею, бывшему в заговоре, крикнули снизу: Ђѕодай скорее чернильницу!ї Ћакей бросилс€ исполн€ть приказание, заторопилс€, споткнулс€ и совершенно натурально вылил содержимое чернильницы на белоснежные штаны генерала. —овершенно натуральны были извинени€ чиновников и разнос лаке€, и генерал уехал домой, вполне уверенный, что рокова€ случайность помешала ему предстать за обедом пред высокомилостивые очи монарха. Ќаходчивый √едеонов получил должность директора театров.

» под таким-то начальством приходилось служить и творить таким благородным представител€м драматического искусства, как  аратыгин и ћочалов.

{280} —равнива€ этих артистов, авторитетный критик Ѕелинский, их современник, писал:

Ђ¬сегдашнее орудие  аратыгина Ч эффектность, грандиозность и благородство поз, живописность и красота движений, искусство декламацииЕї Ђ»гра (же) ћочалова, Ч признавал Ѕелинский, Ч иногда есть откровение таинства, сущности сценического искусства, но часто бывает и егоЕ оскорблениемї.

ћожно живо себе представить, как должен был относитьс€ к такому Ђактеру нутраї его знаменитый современник ћ. —. ўепкин, учивший отделывать роли до мелочей и, не полага€сь на успеху публики, Ђследить неусыпно за собоюї, совершенству€ свое мастерство.

≈ще выше, в строгости к себе и в щепетильном отношении к детал€м роли, был прославленный —осницкий, Ђдед русской сценыї, как его потом называли. ѕо словам Ѕелинского, Ђнельз€ было и требовать большего и лучшего отречени€ от своей личности на сценеї, чем то, которое €вл€л —осницкий.

Ёто мастерство внешней отделки роли, лепки образа путем изменени€ голоса, фигуры, походки и прочих, присущих актеру данных, составило особую линию, в развитии русской манеры игры прозванную Ђхарактерностьюї.

Ќаивысших результатов художественна€ Ђхарактерностьї игры достигла у современника  аратыгина ћочалова, ўепкина и —осницкого Ч непревзойденного, в этом отношении, ¬. ¬. —амойлова (1812 Ц 1887).

Ђ¬ его таланте, Ч говорит ѕ. ¬. —вободин, Ч были две господствующие особенности: во-первых, он умел с поразительной точностью воспроизводить речь иностранцев и инородцев, а во-вторых, хорошо рису€, он прекрасно гримировалс€, создава€ из своего грима целые художественные произведени€ї.

Ђќбрабатыва€ роль, Ч говорит другой критик, г. –ектус, Ч —амойлов как бы строил графическую схему исполнени€. ќн брал наивысший пункт напр€жени€ в пьесе, и это была кульминационна€ точка данного произведени€, все остальное было уже слабее. ¬ каждом акте в свой черед намечалась градаци€ силы в том же пор€дке, затем в каждом монологе, Ч где одна или две фразы €вл€лись по преимуществу освещенными. Ќо бывали €влени€, которые совершенно оставались в тениї. Ђ—амойлов понимал сценическую перспективу, несомненно, более своих современников. »ллюзи€, производима€ им, заключалась отнюдь не в раскраске лица и не в парике, а в общем ритме всей фигуры, движени€х, походке, взгл€де. ќн мечтал сыграть ѕетра ¬еликого и говорил: Ућне, поверьте, не надо дл€ этого каблуков и носков; дайте мне дверь низкую, по плечо, дайте низкий потолок и мебель на два вершка ниже обыкновенной, да чтоб царевича јлексе€ играл артист маленького роста, Ч и € буду саженным гигантомФї.

ѕереход€ к актерам эпохи расцвета оригинально-бытового русского театра, нужно упом€нуть длинный р€д выдающихс€ артистов драмы и комедии. Ќо дл€ историка театра, среди этого р€да запомнившихс€ надолго артистов, интересны главным образом те, которые оказались не только славными талантами в области драматического искусства, но и такими де€тел€ми в этой области, которые способствовали развитию этого искусства и были до некоторой степени подвижниками-новаторами или учител€ми, коим об€зана изощренностью своего мастерства цела€ пле€да русских артистов и артисток.

¬ этом смысле мы должны прежде всего упом€нуть ѕрова —адовского, который показал себ€ таким же конгениальным толкователем ќстровского, каким был в предшествующую эпоху ўепкин в отношении √огол€. Ѕлагодар€ искусству —адовского, прокладывавшего дорогу национально-бытовому театру и вразумительно-художественно интерпретировавшего 27 типов ќстровского, русска€ публика могла очень скоро оценить, сколь правдивы, человечны и трогательны были эти типы, от которых знатна€ публика, во главе с директором »мператорских театров ¬севоложским, воротила нос, Ч мол, Ђот них вон€ет овчинными тулупамиї.

{281} —амарин, Ўумский, ћартынов, потом ѕ. ћ. ћедведев, —авина (его ученица), ‘едотова, —трепетова, ¬арламов и ƒавыдов прославились не только своими замечательными талантами, но и своим мудрым и тонким толкованием произведений ќстровского. —реди них надо особенно отметить ¬л. Ќ. ƒавыдова (√орелова) Ч педагога, сто€вшего долгие годы во главе ѕетербургского »мператорского “еатрального училища и передававшего свое умение представлени€ типов бытового театра огромному числу учеников, ставших потом украшением драматических театров в –оссии.

ƒругим блест€щим артистом и педагогом в ћосковском “еатральном ”чилище, был ј. ѕ. Ћенский, который, в своих Ђ«аметках актераї выразил чрезвычайно ценные мысли об игре актера и, в частности, о теории ƒидро, имевшей в –оссии немалое число приверженцев.

Ђ¬с€ ошибка, Ч пишет ј. ѕ. Ћенский о взгл€де ƒидро на сценическое искусство, Ч произошла вследствие того, что ƒидро прин€л присутствие громадного самообладани€ в актере за отсутствие в нем чувствительности. ≈сли бы ƒидро правильно учел роль самообладани€ и пон€л его сущность, Ч его определение, что создает великого актера, было бы иным и куда более правильным, а именно: Ујбсолютное отсутствие чувства, так же как и крайн€€ чувствительность без самообладани€, делают человека вполне непригодным к сцене. —редн€€ чувствительность, при самообладании, дает хорошего актера. » только крайн€€ чувствительность, при полном самообладании, дает великого артистаФї.

ј. ѕ. Ћенский очень хорошо понимал, что актер не может исполн€ть свои роли в каждом спектакле с одинаковым подъемом и страстью, как и виртуоз не в состо€нии играть в каждом {282} концерте с одинаковым одушевлением.  ак того, так и другого, полагал Ћенский, выручает, при отсутствии вдохновени€, тщательно выработанна€ техника; как тот, так и другой, в эти моменты дает лишь результаты своей предыдущей творческой работы (подража€, так сказать, самому себе). ЂЌо когда исполнитель вдохновлен, Ч он, повтор€€ свою предыдущую работу, творит снова и притом творческим полусознанием. Ёто тот высокий момент, когда всем существом артиста начинает управл€ть не его человеческа€ вол€, но чь€-то высша€ вол€Е ’олод и жар пробегают тогда по всему его телу, голос его становитс€ неузнаваемо гибким, и речь его, полна€ глубокой потр€сающей правды, льетс€ свободно из груди, соверша€ чудеса: толпа плачет его слезами и радуетс€ его радостьюї.

Ётот замечательный артист и философ своего искусства был насто€щим рупором в конце XIX века наиболее культурной части русского актерства.

Ђ“еатр только тогда способен интересовать собой общество, Ч говорил он на съезде сценических де€телей в 1897 году, Ч когда мы, представители сценического искусства, будем сто€ть, по своему образованию и развитию если не выше, то, по крайней мере, никак не ниже егоЕ Ќе стыдно ли, не оскорбительно ли сознавать, что корпораци€ русских актеров Ч единственна€ в мире корпораци€, не признающа€ образовани€ благом дл€ себ€ и дл€ своего искусства? ¬озможно ли сильнее и грубее унижать свое дело, как унижает его сам актер, говор€ своим отношением к нему, что дл€ его искусства, в сущности, не требуетс€ никакого искусства?.. ћы видим, до какого абсурда довела несчастную сцену эта пресловута€ игра актеров Уодним нутромФ!ї

ѕосле таких из р€да вон выход€щих артистов, какими были ћочалов и  аратыгин, русска€ сцена Ч отчасти под вли€нием всеобщего увлечени€ Ђбытовым театромї Ч стала бедна к концу XIX в. насто€щими трагическими даровани€ми. ќ гени€х же в области трагического амплуа не пришлось бы и вовсе говорить, если бы русска€ сцена не знала такого исключительного €влени€, как трагическа€ актриса ћ. Ќ. ≈рмолова, которую —удьба наградила Ђгероическойї внешностью, оба€тельно-внушительным голосом, на редкость выразительной мимикой и тем бессмертным драматическим талантом, какой в оправе мастерской техники предстоит перед плененной ЂЅожьим даромї публикой как бесспорный гений.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2017-03-11; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 354 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќасто€ща€ ответственность бывает только личной. © ‘азиль »скандер
==> читать все изречени€...

1932 - | 1710 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.027 с.