Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава VI »мператрица ≈катерина ¬елика€ и ее роль в истории театра конца XVIII века




¬ анализе того замечательного €влени€, коему € дал название Ђтеатрализации жизниї, Ч мне довелось, проследив законы ее и особенности (как на сцене, так и вне сцены, как в прошлом, так и в насто€щем), обратить внимание читател€ на то обсто€тельство, что некоторые западные страны Ч и ‘ранци€ в числе первых Ч €вили в XVIII веке такое соперничество Ђжизни в действительностиї и Ђжизни на сценеї, что становилось трудно порой определить, где было больше театральности.

Ђ«десь и там были напыщенные, заученные фразы, манерна€ изощренность поклонов, улыбок, жестов, здесь и там казовые костюмы УдекоративныеФ, как и комнаты, дворцы и сады, очень много белил, рум€н, мушек, лорнетов и очень мало УвсамделишногоФ лица, хот€ бы и омоложенного искусственно бритвой, неверо€тные парики, затемн€ющие в пам€ти взаимные пропорции головы и туловища, Ч наконец, здесь и там учтивость, как метод изображени€ существа совсем другой породы, чем созданна€ Ѕогомї.

–осси€, как мы знаем, подражала ‘ранции так, как никака€ друга€ континентальна€ держава на «ападе. Ёто началось с царствовани€ ≈лизаветы ѕетровны, и это продолжалось при ≈катерине II, когда могло показатьс€, что форма правлени€ в –оссии была близка к театрократии. ѕро царствование ≈катерины ¬еликой современники {153} говорили, что Ђвезде играютї, начина€, разумеетс€, со двора, который развлекалс€ в ѕетербургском Ёрмитаже не только спектакл€ми, но и чуть не ежедневными маскарадами. √роф –ибопьер дает этим увеселени€м такое описание: ЂЅыть приглашенным в Ёрмитаж считалось в те времена великою честью. Ёто было преимущество, которым пользовались самые приближенные из придворных, но √осударын€ допускала иногда на эрмитажные собрани€, в виде редкого исключени€, и посторонних. »ногда приказывалось экспромтом {155} быть маскараду. ќднородные костюмы дл€ всего общества были всегда наготове, и разом нар€жались дамы и кавалеры. я живо помню одно из подобных переодеваний: все вдруг €вились в костюмах римских жрецовї.

«атем шли спектакли учеников  адетского корпуса, о которых нам уже приходилось говорить, и учениц —мольного института. ≈катерина даже решалась соединить кадет с институтками дл€ устройства совместных спектаклей.

“о же увлечение театром имело место и в ћоскве, Ђт€нувшейс€ї за ѕетербургом, и в провинции, Ђт€нувшейс€ї за обеими столицами. ѕри этом театральна€ мани€ доходила до Ђ√еркулесовых столповї, обраща€ порою и самое жизнь в преднамеренный театр. „тоб не быть голословным, € позволю себе привести здесь несколько примеров, заставл€ющих задуматьс€ вс€кого Ђнормального человекаї. “ак, известный тогда не только в –оссии кн€зь ј. Ѕ.  уракин устроил у себ€ в имении, наподобие дворов, виденных им во владетельных кн€жествах, собственный двор (Ђполную пародию на дворї, по замечанию ћ. ». ѕыл€ева) с таким строгим этикетом, что нередко даже его собственна€ дочь дожидалась выхода кн€з€ по п€ти и более дней. ќ его огромном Ђпридворном штатеї дает достаточное представление кладбище сельской церкви села  уракина, где и посейчас еще целы могилы куракинских крепостных Ђполицеймейстеровї, Ђкамергеровї, Ђшталмейстеровї, Ђцеремониймейстеровї и прочих Ђчиновї. –азыгрыва€, по словам ћ. ». ѕыл€ева, Ђроль немецкого принцаї, он принимал {156} приезжих гостей не иначе, как в спальне, когда ему мылили бороду, причем по сторонам его неизменно сто€ли Ђпридворные шутыї в золоченых камзолах.

ѕрославилс€ своей театроманией в ту эпоху и знаменитый кн€зь √ригорий √олицын, у которого были гофмаршалы, камергеры, камер-юнкера и фрейлины, даже была и Ђстатс-дамаї, необыкновенно полна€ и представительна€ вдова-попадь€, к которой Ђдворї относилс€ с большим уважением; она носила на груди род ордена Ч миниатюрный портрет владельца, усыпанный аквамаринами и стразами.  н€зь √олицын своим придворным дамам на рынках ћосквы скупал поношенные атласные и бархатные плать€ и обшивал их галунами. ¬ празднику него совершались выходы; у него был составлен собственный придворный устав, которого он строго придерживалс€. Ѕалы у него отличались особенным этикетом; на его балах присутствовали только его придворные. Ђ н€зь √ригорийї полагал, что дл€ вида необходимо иметь фавориток, и вот завел он себе двух таких старых женщин. ѕервую он назвал Ђмаркизой де ћонтеспанї. ќна составл€ла его партию в бостон и сверх того давала ему (€кобы) деньги взаймы только за высокие проценты; за это качество к ее титулу он прибавил еще второй Ч Ђмадам л€ –ессурсї. ¬тора€ платоническа€ метресса кн€з€ была тиха€, богомольна€ пожила€ женщина; ее он посв€тил в девицы Ђде-Ћавальерї.  н€зь √ригорий был женат, жена его была кротка€ и нежно любила мужа; в свою очередь, и супруг был ей верен. » тем не менее он заставл€л жену показывать чрезвычайную холодность к обеим этим мнимым метрессам.

–усский посол в Ќеаполе (в 1785 г.) ѕ. ћ. —кавронский Ч такой же страстный театрал, как и меломан Ч дошел до того, что прислуга не смела разговаривать с ним иначе, как речитативом. ¬ыездной лакей-италь€нец, приготовившись по нотам, написанным его господином, при€тным баритоном докладывал {157} графу, что карета подана, причем на последних нотах держал большое фермато. ћетрдотель из французов фальцетным тенорком извещал графа, что стол накрыт.  учер, вывезенный из –оссии, был также обучен музыке. ќн басом осведомл€лс€ у барина, куда он прикажет ехать. —воей густою октавою он нередко пугал прохожих, когда на певучие вопросы графа начинал с козел давать певучие ответы. ѕри парадных обедах, вечерах и музыкальных собрани€х вс€ прислуга —кавронского образовывала хоры, квинтеты, квартеты и пр. ћеню пел метрдотель; официанты, разлива€ после каждого блюда вино, хором извещали о названии предлагаемого ими напитка. ¬ общем его обеды, казалось, происходили не в роскошном его палаццо, а на оперной сцене. ¬ особенности, если ко всему этому прибавить, что и сам граф отдавал свои приказани€ прислуге тоже об€зательно в музыкальной форме. ¬ этом случае не отставали и гости. „тобы угодить хлебосольному хоз€ину, они вели с ним разговор в виде вокальных импровизаций.

“аких примеров, свидетельствующих о какой-то театральной гиперболии, можно было бы привести еще многое множество. ¬се они говор€т нам убедительнее вс€кой летописи, сколь огромно должно было быть увлечение русского общества театром и сколь внушительно должно было быть воздействие на умы всего того, что, в театральной форме, преподносила зрител€м велика€ императрица.

ј она знала, что Ђпреподноситьї. »бо недаром ею сказаны были слова, оставшиес€ пам€тными в анналах русского театра: {158} Ђ“еатр Ч школа народна€, она должна быть непременно под моим надзором, € старший учитель в этой школе, и за нравы народа мой первый ответ Ѕогуї.

¬от подлинные слова ≈катерины ¬торой, которые €сно указывают на ту роль, какую эта императрица хотела сыграть в истории театра, а с тем вместе Ч и в истории –оссии вообще.

Ёто один из редких исторических случаев, когда во главе театрально-дидактического движени€ становитс€ коронованна€ властительница огромного государства, котора€, по словам поэта, Ч

Е среди величи€, забот,
”чила шрами и двор свой и народ,
» в шутках исправл€ла нравы.

ƒл€ того чтобы полностью преуспеть на этом назидательном пути, надо было обладать не только образованием, умом и волей (коих у ≈катерины II никто не отрицает), но и подлинным талантом, и притом талантом в наиболее капризной области словесных наук Ч драматургии.

{159} Ётот талант, к счастью дл€ ≈катерины II, у нее оказалс€, и она отлично, дл€ своей Ђпереходной эпохиї, сумела воспользоватьс€ им в своих просветительных цел€х.

¬ысокое положение автора заставл€ло ≈катерину не раскрывать своего анонима. ¬ обществе ходили слухи о литературных зан€ти€х императрицы, многие разыскивали автора, но открыто принадлежность пьес императрице нигде объ€влена не была. ƒаже в переписке с иностранными своими друзь€ми ≈катерина не всегда открывала тайну своего авторства, что давало возможность ее корреспондентам, в свою очередь, показывать вид, будто они не догадываютс€, кто €вл€етс€ действительным автором этих пьес, и с тем большей свободой расточать по адресу этого автора сильно преувеличенные похвалы. “ак, по поводу первых комедий императрицы, ¬ольтер писал ей: Ђћен€ чрезвычайно поражает ваш неизвестный автор, который пишет комедии, достойные ћольера и, что еще важнее, достойные того, чтобы над ними сме€лись ¬ы, ¬аше ¬еличество, потому что јвгустейшие ќсобы смеютс€ редко, хот€ смех и очень дл€ них необходимї.

“ак как это один из редчайших случаев в истории народов, Ч коронованный драматург, употребл€ющий свои досуги на пользу своим верноподданным, Ч было бы упущением не познакомить читател€, хот€ бы вкратце, с некоторыми драматическими произведени€ми ≈катерины II.

я приведу здесь, в конспекте, наиболее характерные и известные из ее произведений. ƒействие комедии Ђќ, врем€ї происходит в ћоскве в доме г‑жи ’анжахиной. ѕосв€щена комеди€ характеристике трех женских типов, воплощенных в лице г‑жи ’анжахиной, ¬естниковой и „удихиной. —войства их достаточно определ€ютс€ самыми их фамили€ми. √‑жа ’анжахина Ч усердна€ богомолка, тем более что это бывает дл€ нее весьма выгодно: Ђќ воздержании твердит она всем своим люд€м весьма часто, а особливо при раздаче милостыни и указного. —ама же никогда столько прилежности к молитве не показывает, как в то врем€, когда приход€т к ней должники и требуют от нее, за забранные по счетам товары, платыї.

ѕо словам того же персонажа пьесы, Ђсестрица ее, г‑жа ¬естникова, жеманна, всезнающа, высокомерна, злоречива и любит при старости нар€ды, а „удихина Ч очень забавна: вс€кий день у нее новые приметы. ¬сего она боитс€, от всего обмирает, суеверна до бесконечности, богомольна из пышности, мотовка безрассудна€, а молебны, однако ж, поет всегда в долг, ссорщица, сплетница, бесстыдница и лжива так, как более никто быть не можетї.

ѕоведение этих трех дам, по мере развити€ пьесы, только подтверждает эту общую характеристику, развертыва€сь в р€д эффектных и {160} комичных сцен. ¬от, например, как про€вл€етс€ суеверие г‑жи „удихиной. —лужанка ћавра докладывает своей г‑же ’анжахиной: Ђ√‑жа „удихина приехала, сударын€, да не изволит идти сюда и не хочет переступить через порог, дл€ того что услышала сверчка. ≈сли желаете, чтоб она не уехала, то просит, чтобы вы к ней вышли в другую горницу, а сюда войти боитс€, пока сверчка не поймают; € уже и за печником послала, который ловит сверчковї. —ама г‑жа „удихина жалуетс€ на свою участь: Ђ”мереть мне нынешний год, всемерно умереть. Ќедаром третьего дн€ курица у мен€ петухом кричала. я, правду сказать, приказала ее от того места, где она сидела, через голову до порога кувыркать, чтобы узнать, голову или хвост у нее отрубить. ∆еребей пал на голову, и как мне сказали, так велела ей отрубить голову. ’оть наседка и добра была, да провались она, свой живот всего дорожеї. —реди такого общества воспитываетс€ ’ристина, девушка, согласно традиции комедии того времени, наделенна€ высокими нравственными качествами и свободна€ от тех недостатков, которые приносит мода. ¬ нее влюблен герой пьесы ћолокососов, которому ради ее руки приходитс€ боротьс€ с родственницами ’ристины. Ќо ее верна€ служанка ћавра, особа, оп€ть-таки согласно традиции комедий, хитра€ и изворотлива€, умело играет на их слабых струнах и в конце концов устраивает свадьбу.

ƒействие одноактной комедии Ђ√‑жа ¬естникова с семьейї происходит в той же самой среде, что и в первой комедии, состо€щей с ней в несомненной внутренней св€зи. √‑жа ¬естникова вс€чески притесн€ет свою невестку, в которую влюбилс€ молодой человек “ратов, принима€ ее за дочь г‑жи ¬естниковой, почему и €вл€етс€ к ней с предложением. Ќа этой почве происходит целый р€д забавных недоразумений, сообщающих особенную живость этой пьесе. ћежду тем дочь г‑жи ¬естниковой Ч набита€ дура, совершенно не получивша€ никакого образовани€ и воспитани€. ”знав, кто на самом деле €вл€етс€ его невестой, “ратов приходит в ужас и удал€етс€ из дома, между тем как его невеста нисколько не огорчаетс€ отказом и преспокойно продолжает играть в куклы.

—реди этих пьес резко выдел€етс€ комеди€ Ђѕередн€€ знатного бо€ринаї. ¬ этой одноактной пьесе перед зрител€ми проходит р€д лиц, пришедших, в ожидании великих и богатых милостей, на прием к важному бо€рину. »ностранцы: турки, французы и немцы, в пестрой толпе чередуютс€ здесь с чистокровными русскими, но всех их объедин€ет одно желание Ч поживитьс€ на счет казны, котора€, по их мнению, должна служить только удовлетворению их потребностей. ќни придумывают самые разнообразные предлоги дл€ того, чтобы перевести часть казенных денег в свои бездонные карманы. ¬дова ѕретантена потер€ла мужа, проиграла назначенную ей пенсию и теперь вновь просит денег. ¬дова ћеремида раньше просила денег на приданое, ввиду ее выхода замуж за жениха, которого, по сообщению одного из присутствующих, Ђи тогда уже два года назад не было на светеї. “еперь она хочет постричьс€ и просит, чтобы ей дали деньги, чтобы сделать вклад в монастырь. ѕросительницами эти особы €вл€ютс€, несмотр€ на то, что многие из них располагают крупными личными средствами, подобно г‑же ¬ыпивайковой. ќна просит, чтоб Ђим€-то ее вписали в богадельнюї, хот€ сама будет жить в собственной деревне. Ёто делает она дл€ того, чтоб Ђсамой жить в деревне, а из богадельни, коли ее им€ внесено туда будет, она могла рубликов дес€тка два‑три в год получатьї. ¬стреча€ отказы в своих требовани€х, эти особы чрезвычайно обижаютс€, наход€, что Ђкакое это неугожество Ч отказывать дамеї. ќт дам не отстают и кавалеры. ”ртелов Ђвезде ездит разведывать, где что про него говор€т, чтобы сказать ему дл€ знани€, кто бранит его. ѕоэтому может он преданных себе отличить от непри€телейї. ¬ награду за это Ђон большим не утруждает, зна€, что много докучных и без него, он только трех маленьких безделиц просит Ч пожаловали бы только ему деревнишку да чинишку с жалованьем, да сколько-нибудь деньжонок на обзаваживаниеї. Ќе менее {161} русских надеютс€ на великие милости и иностранцы, при обрисовке которых ≈катерина довольно удачно передавала, как каждый из них по-своему ломает русский €зык.

—ледует тут же заметить и подчеркнуть, что как эти, так и другие комедии ≈катерины II €вл€ютс€, в большей их части, не совершенно оригинальными произведени€ми, а переложени€ми на русские нравы пьес иностранного репертуара. ќднако тот выбор тем, какой принадлежал этому Ђстаршему учителюї в Ђшколе народнойї, за каковою считала императрица театр, та умела€ обработка этих тем, тот исключительный дл€ XVIII века реализм ее пьес, их бытовые особенности, живой диалог и цела€ вереница типов, словно выхваченных не у какого-нибудь немецкого драматурга √еллерта (автора ЂЅогомолкиї), а из самой русской жизни, заставл€ет признать в этом коронованном авторе Ђбытовых комедийї недюжинный талант.

’уже обстоит дело с ее Ђисторическими пьесамиї, из жизни –юрика, ќлега и »гор€, написанными в Ђподражание Ўекспируї. ƒействующие лица, вопреки тому, что радует в комеди€х ≈катерины, говор€т в этих драматических хрониках т€желым, книжным €зыком, т€гуче и в€ло. ’от€ попытка великой правительницы воздать дань почтени€ великим правител€м –усской земли, в Ђдраматической формеї, не удалась, несмотр€ на Ђшекспиризациюї стил€, все же {162} эту попытку следует признать весьма достойной, по св€занной с ней инициативе: 1) освободитьс€ от стеснительных правил классической трагедии (единства места, времени и действи€), 2) опростить до всеобщего понимани€ драматический текст, предпочита€ прозу стихам, 3) заронить в души русских театралов тот живой интерес к гению Ўекспира, которого так легкомысленно заслонил своей фигурой самовлюбленный —умароков, Ч бездарный автор Ђ√амлетаї, и 4) внести в представление русской пьесы целый р€д древнерусских обр€дов, песен, пл€сок (как то сделано, например, ≈катериной в пьесе ЂЌачальное правление ќлегаї, где изображаетс€ свадьба »гор€ и ѕрекрасны).

«десь важна государственна€ санкци€. «десь имел непререкаемое значение поощрительный пример самой венценосной писательницы ƒраматурги€ ≈катерины II, служивша€ русификации театра в –оссии, послужила опорой и дл€ творчества, в национально-бытовом стиле, целому р€ду сочинителей, как тому же ѕлавильщикову, о котором мы говорили в конце прошлой главы. ёкин, автор пьесы с песн€ми, обр€дами и прочим Ч Ђ олдун Ч враже€ Ч свахаї, ћатинский, автор Ђѕетербургского гостиного двораї, јблесимов, автор музыкальной комедии Ђћельник, колдун, обманщик и ворї и другие, чьи пьесы, как суща€ новинка, имели исключительный успех, представл€€сь на сцене иногда до 15 раз кр€ду, что было дл€ того времени Ђв диковинкуї.

{163} ¬се эти и им подобные бытовые, по существу, комедии, выводившие на сцену чисто русских людей, со всем их укладом жизни и их красочным €зыком, выпали мало-помалу из современного репертуара русских театров, один только автор такого рода комедий удержалс€ на русской сцене вплоть до наших дней Ёто ‘онвизин, имеющий бесспорное право претендовать на бессмертие.

Ќо прежде чем говорить о ƒенисе ‘онвизине (1744 Ц 1792), мы должны, хот€ бы дл€ контраста с его русской ћузой, сказать несколько слов о Ђслезных комеди€хї, проникших, в описываемую эпоху, из ‘ранции в √ерманию, »талию и »спанию, а равно и в –оссию.

Ѕ. ¬арнеке дает следующие сведени€ о распространении в –оссии этого жанра драматических произведений.

Ђ— половины 60‑х годов XVIII столети€ по€вл€ютс€ у нас переводы таких пьес, как УЋондонский купец или приключени€ √еорга Ѕарневал€Ф Ч Ћилло (1766), У„адолюбивый отецФ и Уѕобочный сынФ Ч ƒидро (1766) »звестный ≈лагин перевел почти всего ƒетуша ¬ последние дес€тилети€ XVIII века переведены были драмы —орена УЅеверлейФ (1773), ћерсье У∆еневальФ или У‘ранцузский ЅарневальФ (1778), УЋожный другФ (1779), УЅеглецФ (1784), УЌеимущийФ (1784), У”ксусникФ (1785) и др., а также с немецкого пьесы Ћессинга Ућисс —ара —ампсонФ и УЁмили€ √алоттиФ, в двух переводах (1788 и 1789), из которых второй принадлежит  арамзинуї.

Ђƒругим близким к Услезной комедииФ литературным жанром, Ч объ€сн€ет ¬. ¬севолодский-√ернгросс, Ч была так называема€ Умещанска€ драмаФ ѕо существу, и то, и другое Ч произведени€, геро€ми которых €вл€ютс€ уже не короли, придворные, двор€не, а простые смертные Ч буржуази€ и кресть€нствої.

ѕри этом, вместе с уступкой жизненному реализму, осью этих произведений было какое-нибудь сильное чувство, а фабула развертывалась так, что добродетельные персонажи играли страдательную роль ¬се это вместе было направлено к тому, чтобы вызвать в зрителе слезы сочувстви€ и умилени€.

—реди русских авторов, культивировавших данный жанр, надо назвать в первую голову поэта ћ. ћ. ’ераскова (1733 Ц 1807), написавшего Ђ√онимыеї и Ђƒруг несчастныхї. ќб иноземном характере этих произведений говорит не только их архитектонический каркас и сентиментальна€ тенденци€, но и чужеземное место действи€ (например, Ђ√онимыеї разыгрываютс€ на Ђпустынном островеї, при участии дон √астона, его дочери «еилы, гишпанца дон –енода и т. п.).

ѕодвизалс€ на поприще приверженца жанра Ђслезных комедийї и ¬. ». Ћукин (1737 Ц 1794), добившийс€ у публики екатерининской эпохи исключительного успеха своей комедией Ђћот, любовью исправленныйї, в герое которой автор, по его словам, Ђпоказал большую часть молодых людейї, жела€, чтобы Ђбольша€ часть ежели не лучшими, так, {165} по крайней мере, хот€ бы такими же средствами исправл€лась, то есть наставлением добродетельных любовницї.

Ќаиболее русской из пьес такого жанра следует признать Ђ“ак и должної ћ. ». ¬еревкина (1733 Ц 1795), где дана зарисовка нескольких отвратительных представителей провинциальной власти в –оссии, которой публика до тех пор не имела случа€ лицезреть, при столь резко уличающем свете сценической рампы.   этому, по-видимому, сводитс€ главнейша€ заслуга ¬еревкина, лишь Ђодним бокомї, так сказать, принадлежащего к авторам Ђслезных комедийї.

ћы переходим (благо ¬еревкин подготовил соответственный мост) к гениальному драматургу русского театра Ч ƒенису »вановичу ‘онвизину.

Ќесмотр€ на скромный двор€нский достаток, отец ‘онвизина сумел дать сыновь€м очень хорошее, по тому времени, образование, отдав как ƒениса, так и его брата ѕавла, в гимназию при открывшемс€ в ћоскве университете.

¬оспитание же оба брата получили на примере их собственного отца, Ч человека исключительной честности, доброты и пр€моты характера. —оздава€ наиболее близкий сердцу своему персонаж, среди действующих лиц ЂЌедоросл€ї, Ч своего —тародума, ƒенис »ванович, в светлых воспоминани€х об отце, нашел нужные краски дл€ создани€ этого образа, в своих поисках положительного начала посто€нно возвращалс€ к нему.

Ќесмотр€ на все недостатки тогдашнего преподавани€ в университетской гимназии, ‘онвизин сумел почерпнуть, в стенах университета, много полезных знаний и, под вли€нием своих учителей, развил в себе Ђвкус ко словесным наукамї, который он впоследствии и про€вил на деле.

¬ 1758 г. директор университета повез в ѕетербург несколько учеников Ђдл€ показани€ основателю университета плодов сего училищаї. ‘онвизины находились в числе избранных учеников. ЂЅлеск двораї поразил четырнадцатилетнего ƒениса, который до тех пор не видел ничего подобного. Ќо больше всего поразил его театр. ¬от что писал он о последнем в своем Ђ„истосердечном признании о делах моих и помышлени€хї:

Ђƒействи€, произведенного во мне театром, почти описать невозможно: комедию, виденную мною, довольно глупую, считал € произведением величайшего разума, а актеров Ч величайшими людьми, коих знакомство, думал €, составило бы мое благополучие. я с ума сходил от радости, узнав, что сии комедианты вхожи в дом д€дюшки моего, у которого € жил. » действительно, через некоторое врем€ познакомилс€ € тут с покойным ‘едором √ригорьевичем ¬олковым, мужем глубокого разума, исполненным достоинствами, который имел большие знани€ и мог бы быть человеком государственнымї.

¬ другом месте он писал по тому же поводу следующее:

ЂЌичто в ѕетербурге так мен€ не восхищало, как театр, который € увидел в первый раз от роду; играли русскую комедию, как теперь помню: {166} У√енрих и ѕернилаФ (√ольдберга). “ут видел € Ўумского, который шутками своими так мен€ смешил, что €, потер€в благопристойность, хохотал изо всей силыї.

”достоившись целого р€да наград за успехи в науках, ‘онвизин в 1761 году впервые выступил на литературное поприще переводом нравоучительных басней √ольдберга, составленных по поручению университетского книгопродавца.

«накомство через посредство немецкого перевода с этим выдающимс€ датским писателем, ополчившимс€ и в своих сатирах, и в своих комеди€х по преимуществу против педантизма, ложной набожности, а также неразумного прельщени€ иноземными модами и пор€дками, несомненно, отразилось на всей дальнейшей литературной де€тельности ‘онвизина и развило в нем врожденную наклонность к сатире, тем более что он в университете был прозван Ђвеликим критикомї.

ѕо окончании университета в 1726 г. ‘онвизин был определен в »ностранную коллегию переводчиком с латинского, французского и немецкого €зыков; в следующем году мы застаем его уже в ѕетербурге, состо€щим при кабинет-министре ». ѕ. ≈лагине; но здесь ссоры с драматургом Ћукиным в значительной степени ослабили его служебный успех.

  тому времени ‘онвизин достиг уже некоторой известности переводом трагедии ¬ольтера Ђјльзираї. ѕеревод этот, хот€ и был несвободен от ошибок, однако имел некоторый успех.

{167}   1764 году относитс€ по€вление первой пьесы ‘онвизина Ђ орионї, комедии в 3‑х актах, переделанной на русский лад с французского €зыка. ќна была представлена в ћоскве в 1769 г., но, по-видимому, особенного успеха не ст€жала. ќно и не мудрено, если прин€ть во внимание, что главные персонажи Ђ орионаї не столько живые люди, сколько шаблонные театральные фигуры.

  1766 году ‘онвизин закончил чрезвычайно талантливую сатиру, на галломанию русских провинциалов того времени, в форме отлично построенной комедии под названием ЂЅригадирї.

¬от что рассказывает сам ‘онвизин относительно того, как эта пьеса стала известной в петербургских кружках. ¬скоре после того, как она была написана, ‘онвизину пришлось читать ее в присутствии √ригори€ ќрлова, и о ней скоро заговорила вс€ столица. ќрлов сказал про пьесу императрице, и она пожелала сама ее прослушать, приказав ќрлову пригласить автора. ѕосле одного бала ‘онвизин читал пьесу государыне в Ёрмитаже. „итал он превосходно. «атем его пригласил и цесаревич ѕавел ѕетрович, а затем уже все вельможи стали наперерыв приглашать автора к себе дл€ чтени€ пьесы.

—лушатели оценили по достоинству жизненность пьесы и особенно естественность характера бригадирши, при создании которой ‘онвизин, по его собственному признанию, воспользовалс€ по преимуществу наблюдением над одним действительно существующим лицом. Ќ. ». ѕанин, услыхав пьесу на чтении у цесаревича, сказал автору: Ђя вижу, что вы очень хорошо нравы наши знаете, ибо бригадирша ваша всем родн€: никто сказать не может, что такую же јкулину “имофеевну не имеет или бабушку, или тетушку, или какую-нибудь свойственницу. Ёто о наших нравах, Ч прибавил он, Ч перва€ комеди€ї.

» в самом деле, в ЂЅригадиреї мы встречаем целый р€д персонажей, чрезвычайно характерных дл€ екатерининского общества, почему эта пьеса, и помимо своих чисто литературных достоинств, представл€ет весьма ценный материал дл€ истории нашего общества. ѕервое место среди этих характерных персонажей, безусловно, принадлежит сыну Ѕригадира, »ванушке, типичному петиметру, Ч представителю крайнего увлечени€ ‘ранцией и ее пор€дками. ќн всецело раздел€ет господствовавшее тогда в некоторых част€х общества убеждение, Ђчто только обхождение с французами и путешествие в ѕариж могло хоть некоторую часть росси€н просветить, что –осси€ только тогда может называтьс€ просвещенной, когда ѕетербург сделаетс€ ѕарижем, когда русский €зык в иностранных державах в таком же употреблении, как французский, будет или когда все наши кресть€не будут разуметь по-французскиї. Ёто убеждение усилило отъезд за границу молодых людей, хотевших посмотреть Ђиноземные прелестиї. ћолодые люди, совершенно не подготовленные к путешествию ни домашним воспитанием, ни предшествовавшим образованием, ни советами разумных руководителей, но предоставленные за границей своему неопытному усмотрению, устремл€ли все свое внимание на Ђпозорища и увеселени€ї; даже учившиес€ в университетах возвращались домой нередко такими же невеждами, какими были до отъезда. «ато они приобретали положительные и разносторонние познани€ в вольности обращени€ с женщинами, в признании и оценке женской красоты; вс€ их любознательность была направлена в область мод и светских {168} привычек, усво€емых ими в совершенстве. ЂЅез французов разве могли мы называтьс€ людьми? ”мели ли мы пор€дочно одетьс€ и знали ли все правила учтивого и при€тного обхождени€, тонкими вкусами усовершенствованные? Ѕез них мы не знали бы, что такое танцевание, как войти, как поклонитьс€, напрыскатьс€ духами, вз€ть шл€пу и одною ею изъ€вл€ть страсти и показывать состо€ние души и сердца нашегої.

» вот одного из таких людей, Ђмолодого –оссийского поросенка, который ездил по чужим земл€м, дл€ просвещени€ своего разума, и который объездил с пользою, возвратилс€ уже совершенною свиньей, желающие смотреть, могут его видеть безденежно по многим улицам сего городаї, Ч гласило ироническое объ€вление, напечатанное в Ђ“рутнеї 1769 года. ¬озврат€сь из ‘ранции с познанием que de vivre dans le grand monde в –оссию, эту Ђдикую странуї, щеголь презирает свое отечество и думает, что в нем ничего хорошего быть не может. —чита€ себ€ истым французом, он приходит в €рость и готов нанести удар за обидное название его русским. —амое рождение в –оссии он считает несчастием, вообража€ себ€ совершенством, до понимани€ которого не могут возвыситьс€ соотечественники; он восклицал: Ђќ, –осси€, –осси€!  огда ты научишьс€ познавать достоинства людскиеї. ѕрезрение к национальному в нем настолько сильно, что ему не хочетс€ в –оссии и умереть. —ловом, все русское ему кажетс€ позорным.

{169} ¬ характеристике русского Ђпетиметраї критика отметила довольно сильное вли€ние датского писател€ √ольдберга Ч автора известной русским читател€м, в немецком переводе, комедии ЂJean de Franceї.

ЂЅригадирї ‘онвизина был чрезвычайно тепло встречен образованной частью столичного общества, которое не могло не отметить, в этой сатирической комедии, верности действительности у изображенных автором типов и их исключительной выразительности как Ђгероевї галломании в –оссии. ѕленил всех и €зык, коим написана эта комеди€. ќн стоит неизмеримо выше всех предшествовавших драматических опытов ‘онвизина, свободен от чисто книжных выражений и носит характер живого, гибкого и выразительного стил€, достаточно €сно определ€ющего особенности отдельных персонажей.

≈ще более значительным произведением, можно сказать, неизмеримо более значительным, чем ЂЅригадирї, была комеди€ ‘онвизина ЂЌедоросльї, где автор, с неизвестным дотоле художественным совершенством и мастерской сатирической смелостью, высме€л как нельз€ лучше мрачные стороны крепостного права, неправосудие и подкупность тогдашнего суда, скотский образ жизни русских помещиков и помещиц и до неверо€тности уродливое воспитание Ђмаменькиных сынковї.

ЂЁта пьеса, Ч сказал знаменитый  лючевский, Ч бесподобное зеркало. ‘онвизину удалось стать пр€мо перед русской действительностью, взгл€нуть на нее просто, непосредственно, в упор, глазами, не вооруженными никаким стеклом, и воспроизвести ее с безотчетностью художественного понимани€ї. —амое название комедии ЂЌедоросльї в старинной –уси обозначало подростка. ƒвор€нский недоросль Ч это подросток, Ђпоспевавший в государеву ратную службуї и становившийс€ Ђновикомї, взрослым человеком, как только поспевал в службу, т. е. достигал 15 лет. Ќичего зазорного, насмешливою это обозначение само в себе не заключало. “акое значение оно получило только после того, как ‘онвизин высме€л в своей комедии некоторых представителей этого возраста. «акон 20 €нвар€ 1714 года требовал от двор€нских детей об€зательного обучени€ дл€ приготовлени€ к службе. Ётот закон был издан в то врем€, когда большинство общества еще не сознавало ни пользы, ни необходимости просвещени€; ученье представл€лось только т€готой, от которой старались по возможности избавитьс€.

»скусственно, и притом в значительной степени насильственно, введенное при ѕетре дело просвещени€ не могло идти правильным {170} путем уже потому, что не было достаточного числа учителей, годных дл€ этого дела, и за него брались подчас люди, которые менее всего могли внушать любовь и уважение к знанию. —делать это им было труднее, чем повредить делу. Ќа этой-то почве и сложилась та картина нравов, зеркалом которой €вилс€ ЂЌедоросльї.

Ђ¬ этой комедии, Ч говор€ словами проф.  лючевского, Ч дурные люди старого закала поставлены пр€мо против новых людей, воплощенных в бледные, добродетельные тени —тародума, ѕравдина и других, которые пришли сказать тем люд€м, что времена изменились, что надобно воспитыватьс€ мыслить и поступать не так, как они привыкли это делать, что двор€нину бесчестно ничего не делать, когда ему есть столько дела, когда есть люди, которым надо помогать, есть отечество, которому надо служить. Ќо старые люди или не хотели, или не могли пон€ть новых требований времени и своего положени€, и закон (по ходу пьесы) готов наложить на всех свою т€желую руку.  омеди€ хотела дать строгий урок непон€тливым люд€м, чтоб не стать дл€ них зловещим пророчествомї.

»звестно, что, создава€ свой шедевр, ‘онвизин широко воспользовалс€ указани€ми такого высококвалифицированного, в екатерининскую эпоху, театроведа, актера и писател€, как знаменитый артист »ван ƒмитревский.

»звестно также, что, несмотр€ на высокие достоинства пьесы как в нравственном отношении, так и в просветительном, Ч драматическа€ цензура долгое врем€ не допускала постановки ЂЌедоросл€ї на сцене, и нужно было ходатайство не только графа ѕанина, пр€мого начальника ‘онвизина, но и самого цесаревича ѕавла, чтобы комеди€ эта, не сход€ща€ до сих пор с репертуара русских театров, увидела свет рампы в том виде, в каком замыслил ее бесстрашный автор.

ѕьеса имела небывалый до того времени успех не только на сцене, в представлении актеров, но и в литературных салонах, в публичном чтении. я приведу из р€да доказательств этого успеха рассказ »вана Ѕор. ѕестел€, сына московского почт-директора, в доме которого, как и во многих других домах, читалс€ ЂЌедоросльї:

Ђ  обеду съехалось большое общество литераторов и знакомых, любопытство гостей было так велико, что хоз€ин упросил автора, который сам был прекрасный чтец, прочитать хоть одну сцену еще до обеда. јвтор, исполн€€ это желание, прочитал так умело сцену объ€снени€ ѕростаковой с “ришкой, что даже этим так заинтересовал гостей, что они усердно просили продолжать чтение; несколько раз приносили и уносили кушанье со стола, а за стол сели не раньше, как вс€ пьеса была дочитана до конца целиком. ќна так понравилась слушател€м, что, по общему требованию, ƒмитревский должен был ее прочесть вторично с самого началаї.

Ќет никакого сомнени€, что эта подлинно просветительна€ по содержанию и высокохудожественна€ по форме драматурги€ ‘онвизина обусловлена не только его отличным образованием и прекрасным воспитанием, но и его путешестви€ми за границу. ¬от что пишет сам ‘онвизин о своих посещени€х чужих стран:

{171} Ђя очень рад, что видел чужие кра€. ѕо крайней мере, не могут мне импонировать наши УJean de FranceФ. ћного приобрел € пользы из путешествий.  роме поправлени€ здоровь€, научилс€ быть снисходительным к тем недостаткам, которые оскорбл€ли мен€ в моем отечестве. я увидел, что во вс€кой земле худого гораздо больше, нежели доброго, что люди везде люди, что умные люди всегда редки, что дураков везде изобильно и, словом, что наша наци€ не хуже ни которой, и что мы дома можем наслаждатьс€ истинным счастьем, за которым нет нужды шататьс€ в чужих кра€хї.

Ќесмотр€ на одержанные им в Ђсветеї и в искусстве успехи, биографи€ ‘онвизина становитс€ все печальней и печальней к концу его жизни. “€желый недуг (о котором позволительно догадыватьс€) рано ослабил творческие силы ‘онвизина, производившего в последние годы жизни очень т€желое впечатление своим беспомощным состо€нием. ¬от что пишет про него известный литератор того времени »в. »в. ƒмитриев, встретившийс€ с ним у ƒержавина.

Ђ‘онвизин вступил в кабинет ƒержавина, поддерживаемый двум€ офицерами молодыми. ”ж он не мог владеть рукой; равно и ноги одеревенели, обе поражены были параличом, говорил с крайним усилием, говорил голосом Уохриплым и дикимФ, но большие его глаза быстро сверкали. ѕервый брошенный на мен€ взгл€д привел мен€ в см€тениеї.

“ак преждевременно, на 48‑м году жизни, разрушилс€ организм великого драматурга, который своей кратковременной де€тельностью успел придать законченность всему предшествовавшему развитию русской драмы.

Ѕыла ли друга€ русска€ пьеса, в конце XVIII века, которую можно было бы поставить р€дом с ЂЌедорослемї незабвенного ‘онвизина?

»сторики русской литературы, словно сговорившись с историками русского театра, признают единодушно, что единственной пьесой, достойной быть поставленной вровень с шедевром ‘онвизина, €вл€етс€ Ђябедаї ¬. ¬.  апниста, сочинение которой относитс€, по предани€м, к 1796 году, Ч году смерти ≈катерины ¬еликой.

я полагаю, что с таковым мнением наших историков литературы и театра позволительно не соглашатьс€, хот€ бы потому, что Ђябедаї  апниста не выдержала испытани€ временем, как его прекрасно выдержал ЂЌедоросльї ‘онвизина: в то врем€ как произведение последнего до сего дн€ значитс€ в репертуаре серьезных русских театров, Ч Ђябедуї уже давным-давно не играют на сцене, и трудно даже представить себе, какое впечатление могла бы произвести эта пьеса на зрител€ XX века, далекого от Ђдореформенного судаї, со всеми его отталкивающими сторонами. “от быт, который вывел ‘онвизин в своем ЂЌедорослеї, не существует, как мы знаем, с отменой крепостного права в –оссии, но типы, мастерски обрисованные в этой комедии, все эти —котинины, ѕростаковы, ÷ыфиркины, ¬ральманы, ≈ремеевны, Ч живы до сих пор, чего никак нельз€ сказать про таких лиц, как  ривосуд, ’ватайко,  охтин или ѕр€миков, {172} ƒобров и другие, выведенные  апнистом в его Ђябедеї.

  тому же сюжет, избранный  апнистом дл€ своей комедии, не отличалс€ новизной уже при жизни автора: подкупность судей, нарушающих, под вли€нием вз€ток, интересы справедливости и превращающих, таким образом, судебные процессы в сост€зание щедрости и богатства, давным-давно составл€ли предмет осме€ни€ в XVIII веке как на страницах сатирических сочинений, так и на подмостках комической сцены, окружа€ самой дурной славой представителей суда. (ћы видели, что такие драматурги, как ћ. ». ¬еревкин, сумели даже в форме Ђслезной комедииї дать обличительную картину тогдашней русской судебной бюрократии, практиковавшей вз€точничество, в ущерб человеческой справедливости).

“очно так же нельз€ без оговорок восхищатьс€  апнистом и как одним из предшественников великого √огол€ на пут€х обличени€ общественных пороков: Ђябедуї и Ђ–евизораї раздел€ет та же пропасть, что талант иЕ гений. (ћы будем иметь потом случай убедитьс€, что значение Ђ–евизораї отнюдь не в его теме, а в неподражаемо мастерской разработке этой темы, в совершенно оригинальном стиле.)

Ќо если сама по себе Ђябедаї не может больше волновать нас, как крайне смела€ обличительна€ пьеса, написанна€ отличным александрийским стихом (выдающим ее родство с ложноклассической школой) и изобилующа€ острыми словечками, Ч судьба этого произведени€  апниста не может и поныне оставить нас равнодушными к тому общественному мнению, какое создавалось Ђслужилым сословиемї и с которым не мог справитьс€ сам всемогущий император ѕавел I, коему Ђябедаї была посв€щена  апнистом. ”спех пьесы на {173} сцене был огромный, и она ставилась подр€д четыре раза, но возбудила в обществе столь сильные толки затронутыми в ней вопросами, что оскорбила и возбудила тех, кто имел основание прин€ть на свой счет нападки автора. »м вторили и те, кто видел в пьесе соблазн, говор€, что пьеса преувеличивает действительность и представл€ет слуг правосуди€ чернее, чем они €вл€ютс€ на самом деле, и этим возбуждает ненависть к судам. ќдин из представителей этого взгл€да писал:

ЂЌе обраща€ внимани€ на наши слабости, пороки, на наши смешные стороны, он ( апнист) в преувеличенном виде, на позор свету, представил преступные мерзости наших главных судей и их подчиненных. “ут ни в действии, ни в лицах нет ничего веселого, забавного, а одно ужасающее, и, не знаю почему, назвал он это комедиейї.

Ёта парти€ недовольных осилила, и, раньше чем через мес€ц, пьесу сн€ли с репертуара. ќтносительно времени возобновлени€ права ставить пьесу, мы не имеем точных сведений. »звестно только, что в 1799 году император ѕавел выразил благоволение  апнисту повышеньем его в следующий чин, и он был назначен помощником директора театров, что создало, по замечанию Ѕ. ¬арнеке, весьма странное положение, при котором к руководительству театрами оказалс€ допущенным автор пьесы, находившейс€ под запретом.

Ќам остаетс€ теперь сказать несколько слов об искусстве сценического представлени€ в театрах екатерининской эпохи, Ч той эпохи, когда, как € заметил, Ђвезде игралиї и порою в жизни еще лучше, чем на сцене. Ёто замечание полезно запомнить, ибо, при той театромании, кака€ отличает век ≈катерины ¬еликой, должны были естественно по€витьс€ в –оссии знатоки театрального дела, а коли были знатоки Ч и были в изр€дном количестве, поскольку мы имеем данные это утверждать, Ч значит, драматическое искусство, в целом, должно было быть к концу XVIII века в –оссии на высоте пожеланий как самой венценосной покровительницы театра, так и ее верноподданных, следовавших за монархиней не только в области проводимой ею политики, но в области насаждавшейс€ ею культуры. —прашиваетс€, каково было сценическое оформление драматических сочинений, представл€вшихс€ в тогдашних театрах –оссии?  акие употребл€лись тогда декорации? „то представл€л собою театральный костюм того времени? √рим? јксессуары? „ем характеризовалась игра артистов, подвизавшихс€ на сцене в Ђславный век ≈катерины ¬еликойї?  акого сценического обличь€ они придерживались?  аков был примерно стиль Ђпостановокї к концу XVIII века? ¬ чем вообще состо€ло сценическое искусство, на которое были вправе рассчитывать тогдашние драматурги, отдава€ свои пьесы в театр?

“ак как превыше всех оказалась, на поверку, драматурги€ ‘онвизина, а ее шедевром Ч ЂЌедоросльї, € позволю себе описать ходовое, в XVIII веке, сценическое оформление, применительно как раз к этой замечательной в истории русского театра комедии.

{174} Ќачну прежде всего с оборудовани€ тогдашней сцены, чтобы дать пон€тие, что представл€ли собой в общих чертах декорации к концу интересующей нас эпохи.

»ме€ в виду определенную постановку, а именно одну из первых постановок комедии ЂЌедоросльї, Ч нам незачем пускатьс€ в описание всех ходовых тогда декоративных оформлений, а достаточно, в ближайших цел€х, познакомитьс€ лишь с типичной дл€ конца XVIII века декорацией комнаты в зажиточном доме, где разыгрываютс€ все п€ть актов ЂЌедоросл€ї.

Ётой цели как нельз€ лучше отвечает старинный рисунок, помещенный в Ђ«релищах природы и художествї (части X, є 47), воспроизведенный у ё. Ё. ќзаровского в Ђ—тарых годахї, 1908 г. и в томе II Ђ»стории русского театраї ¬. ¬севолодского-√ернгросса.

Ќа этом рисунке с достаточной €сностью выступает вс€ система кулис, примен€вша€с€ к Ђинтерьерамї, вместо ходовых впоследствии Ђпавильоновї. Ёту Ђкулисную системуї составл€ли Ђзадникї, спускавшийс€ с колосников, и р€д подвесных кулис из холстов, сшитых в форме Ђпокоевї (русской буквы Ђѕї); они вмещали в себе таким образом и паддуги с боковиками; но сплошь и р€дом бывало, что паддуги спускались совершенно самосто€тельно от боковиков, причем перва€ паддуга представл€ла собою всегда не Ђпотолокї, как другие паддуги, а так называемый Ђарлекинї, т. е. бархатную гардину (обычно малинового или красного цвета), с живописными Ђподборамиї, золотой бахромой и такими же кист€ми.

 ак хорошо видно на указанном рисунке, Ч двери были также холст€ными и писанными на Ђбоковикахї или также и на Ђзадникеї; в последнем случае, когда ими пользовались дл€ входов и выходов, двери, по всей веро€тности, оставались все врем€ отверстыми, во избежание колебани€ Ђзадникаї, ибо устойчивые двери по€вились на сцене лишь к концу XIX столети€ Ч у Ђмейнингенцевї.

 огда в 4‑м акте ЂЌедоросл€ї ѕравдин экзаменует ћитрофанушку, спрашива€: Ђƒверь, например, какое им€ существительное или прилагательное?ї Ч тот сперва осведомл€етс€: Ђƒверь! котора дверь?ї » только получив уточнение от ѕравдина Ч Ђ¬от эта!ї объ€сн€ет, что Ђэта прилагательна€Е потому что она приложена к своему местуї, а Ђвон у чулана шеста недел€ дверь стоит еще не навешена: так эта покамест существительнаї.

ƒа не смутитс€ режиссер-реконструктор театра ‘онвизина этими словами ћитрофанушки о Ђприложеннойї к своему месту и Ђнавешеннойї двери: в театре рубежа XVIII Ц XIX веков двери были на самом деле не Ђприложеныї в театре и не Ђнавешеныї, а только написаны на холсте.

ћеблировка театральных комнат того времени отличалась исключительной скудностью и в общем ограничивалась лишь самым необходимым: стуль€ми, креслами, столом, причем {175} некоторые предметы (например, шкапы, вазы на подставках и т. п.) писались иногда на самих кулисах.

  этому надо добавить, что мебель расставл€лась на тогдашней сцене отнюдь не так, как это было удобно в житейском быту, а как это было удобно в театральном быту, где 4‑й стены не существует и где зрители хот€т видеть артистов en face, чтобы следить за их мимикой.

ќсвещалась декорированна€ таким образом сцена недостаточным светом масл€ных Ђ арсельских лампї и восковыми или сальными свечами, воткнутыми в люстры. —ценическое освещение того времени имело целью выхватить из сравнительного полумрака не декорации, конечно, и не меблировку, а действующих лиц. ѕоэтому наибольшей светосилой была снабжена рампа и, отчасти, ближайшие к ней боковые щитки. ѕравда, такого рода освещение снизу, да притом еще желтоватого тона, было крайне противоестественным, по сравнению с привычным дл€ всех дневным освещением, но зато полностью Ч к услугам артистов, старавшихс€ Ч вполне пон€тно Ч быть поближе к публике и, елико возможно, €рко освещенными. Ќужно ли добавл€ть к сказанному, что, при такого рода Ђаппаратуреї освещени€, нечего было и думать о художественных светотен€х и быстросменных иллюминационных эффектах?

ќ костюмах этой эпохи можно привести текстуально Ђдва словаї из пом€нутой Ђ»стории русского театраї ¬. ¬севолодского: Ђ‘онвизина, Ч устанавливает этот историк, Ч играли в кафтанах времен ≈катериныї. Ёто совершенно верно, в отношении парадных костюмов, не только дл€ значительно позднейшей эпохи, какую здесь имеет в виду ¬. ¬севолодский, но и дл€ екатерининской эпохи; в отношении же затрапезных, домашних оде€ний фонвизинских персонажей, особенно тех, что принадлежат к чел€ди или же представл€ютс€ умышленно в услови€х провинциального Ђзахолусть€ї, костюмировка, надо думать, была несколько иною. ƒо встречи с именитыми гост€ми (—тародумом, ћилоном) обитатели деревни ѕростаковых были, может быть, одеты в костюмы смешанного стил€: отчасти в старорусские (душегрейка, например, на плечах самой ѕростаковой, пестр€динные штаны в сапогах Ч на ногах —котинина и т. п.), отчасти же Ч в старинно-немецкие, за исключением Ђдь€чкаї  утейкина и отставного сержанта ÷ыфиркина (быть может, времен ≈лизаветы ѕетровны?).

ќ гриме таких комических персонажей, как  утейкин, —котинин, ¬ральман, ≈ремеевна и др., позвол€ют догадыватьс€ лубочные картинки той эпохи, изображающие в крайне грубом обличье вс€кого рода смехотворцев и глумотворцев (красный нос пь€ниц, взлохмаченные брови должностных лиц, р€бые физиономии у Ђподлого сослови€ї и т. п.). {176} √рим же у лиц Ђблагородного звани€ї был в полном соответствии с фальшивыми, в общем, декораци€ми, освещением и Ч в известной мере Ч игрою действующих лиц того времени, которой € коснусь потом несколько подробнее.

√римировальна€ Ђпалитраї состо€ла всего из 3‑х красок: белой, красной и черной, дл€ коих служили мел, рум€на и пережженна€ пробка. ќ том, как Ђварварскиї белились в екатерининскую эпоху, говорит определенно целый р€д мемуаристов. »меть голову разрисованной куклы, залепленной мушками и Ђукрашеннойї нелепой, в своем искусственном великолепии, необычайной прической, было, по-видимому, идеалом всех модниц XVIII века.

Ќе менее условна в своем эстетическом устремлении была и драматическа€ игра артистов в театре екатерининской эпохи.

ѕрежде всего эта условность относитс€ к делению сцены на подвижную и устойчивую части. ѕодвижной считалась лева€ сторона сцены (с точки зрени€ артистов, на ней наход€щихс€), а устойчивой Ч права€ ее сторона, что об€зывало исполнителей, входивших извне, по€вл€тьс€ на подвижной части сцены, а входивших из Ђвнутренних покоевї Ч на устойчивой ее части. Ёто правило было обусловлено тем обсто€тельством, что лица, по€вл€ющиес€ извне, приход€т обычно с определенной целью сообщить нечто Ђздесь наход€щимс€ї; следовательно, их игра должна носить активный характер по сравнению с последними; все же жесты активного характера мы делаем обыкновенно правой стороной тела. (»звестно, например, что мы жестикулируем почти исключительно правой рукой!) ≈сли бы пришлец извне по€вилс€ со своим, допустим, страстным сообщением, не справа от зрител€, то жесты, например, его правой руки должны были бы его поставить в крайне невыгодное профильное положение к зрителю. ќтсюда легко пон€ть, почему знатные лица, по отношению к вновь пришедшим, всегда занимали место на левой части сцены (счита€ от зрител€): их снисходительность, величественность, Ђблагородное спокойствиеї и тому подобные черты, какими награждали Ђзнатных людейї прежние (придворные, например) авторы, не требовали никаких резких, чрезмерно выразительных, страстных движений.

я слыхал еще в ранней юности, в конце XIX века, от одного очень старого режиссера, что сцена Ч в отношении местонахождени€ артистов Ч раздел€лась раньше на 3 части: первую Ч ближайшую к рампе, вторую Ч наход€щуюс€ чуть-чуть поодаль, и третью Ч в глубине сцены (как говаривалось в старину, Ч Ђуводыї, т. е. у задника, изображавшего ландшафт с рекою, озером или морем внизу). Ќа первой части сцены играли, по словам этого режиссера, первые Ђсюжетыї, т. е. премьеры и премьерши; на второй Ч разные Ђнаперсникиї, Ђконфидентыї и Ђполезностиї (Ђutilitesї); а на третьей части сцены Ч вообще Ђвс€ка€ шушераї (как он выражалс€), начина€ с фигурантов, изображавших народ или войско, и конча€ слугами с кандел€брами в руках.

Ётот старенький, анекдотический, с позволени€ сказать, Ђрежиссерї осталс€ верен Ч на поверку Ч традиции, восходившей, несомненно, к ложноклассическому театру, когда играть у рампы было наиболее выгодным как в акустическом смысле (благодар€ близости к публике), так и в оптическом (благодар€ тому, что рампа была в то врем€ сильнейшим источником освещени€).

Ёти традиции были полностью живы и во времена ‘онвизина, откуда можно безошибочно заключить, что все главные персонажи сто€ли в линию на первом плане и играли преимущественно сто€. “ак оно и было, в эти младенческие годы нашего театра, как то €вствует из детального изучени€ его истории!

Ёта истори€ учит, между прочим, следующим правилам, коим вынуждены были подчин€тьс€ в своей игре все артисты от малого до великого.

јктер об€зан был быть непрестанно обращенным к публике, как лицом, так и грудью. ƒаже при уходе в среднюю дверь, и то запрещалось поворачиватьс€ спиной к публике. {177} (Ёто правило продержалось до самого начала XX века; € сам был свидетелем в 1905 году Ч на репетици€х моей пьески Ђ—тепик и ћанюрочкаї в јлександринском театре, Ч как ѕ. ћ. ћедведев, учитель ћ. √. —авиной, и ¬. ј. —трельска€ тратили врем€ специально на то, чтоб избегнуть невежливых поворотов по отношению к публике.)

”ход€щий актер должен был непременно подн€ть правую руку, что €вл€лось ложноклассическим пережитком (о нем вспоминал как очевидец и наш знаменитый ћ. —. ўепкин). Ёто правило, однако, относилось преимущественно к трагедии и к драме, а не к комедии.

∆есты делались предпочтительно правой рукой, причем запрещалось сжимать руку в кулак (кроме случаев гневной угрозы), а также действовать зап€стьем (т. е. кистью).

¬ своем Ђ ратком руководстве к риторикеї Ћомоносов останавливаетс€ на следующих жестовых предписани€х (согласных с традици€ми  винтилиана и  оссена):

Ђ¬о врем€ обыкновенного слова, где не изображаютс€ никакие страсти, сто€тЕ пр€мо и почти никаких движений не употребл€ют. ј когда что сильными доводами доказывают и стремительными или нежными фигурами речь свою предлагают, тоща изображают купно руками, очами, головою и плечьми. ѕрот€женными кверху обеими руками или одною {178} принос€ к Ѕогу молитву, или кл€нутс€ и прис€гают; отвращенную от себ€ ладонь прот€га€, увещевают и отсылают; приложив ладонь к устам, назначают молчание. ѕрот€женною же рукою указуют, усугубленным оные тихим движением кверху и книзу показывают важность вещи; раскинув оные на обе стороны, сомневаютс€ или отрицают; в грудь удар€ют в печальной речи; кива€ перстом, гроз€т и укор€ют. ќчи кверху возвод€т в молитве и восклицании, отвращают при отрицании и презрении, сжимают в иронии и посме€нии, затвор€ют, представл€€ печаль и слабость. ѕодн€тием головы и лица кверху знаменуют вещь великолепную или гордость, голову опустивши, показывают печаль и унижение, ею тр€хнувши Ч отрицают. —тиснувши плечи, бо€знь, сомнение и отрицание изображаютї. (—м. в книге ёри€ “ын€нова Ђјрхаисты и новаторыї, Ћенинград, 1929 г.)

¬ообще рекомендовалось как можно реже опускать руки, Ч в особенности правую. –азрешалось пр€тать правую руку за борт жилетного кармана, равно как и скрещивать руки на груди, Ч особенно при заворачивании в плащ. ∆енский же трогательный образ нуждалс€ в из€щной игре с платком.

—тупни ног следовали правилу Ђсценического крестаї, т. е. должны были быть об€зательно с развернутыми носками; при этом предпочтительна€ позици€ ног: одна выдвинута вперед, а друга€ упираетс€, слегка отступив.

„то до исполнени€ комических ролей, то надо думать, оно не отличалось излишней щепетильностью в отношении Ђхороших манерї и не слишком щадило из€щный вкус Ђпросвещенных зрителейї; ведь эти самые зрители, несмотр€ на всю свою Ђпросвещенностьї, не отказывали себе в удовольствии держать при своей особе шутов, отдава€ любовно дань их грубым порой шуткам и неприличной потехе. ќтсюда вр€д ли будет смелостью с нашей стороны постулировать даже форменную Ђбалаганностьї в игре комиков, снискивавших себе успех перед Ђгалеркойї, наполн€вшей и Ђпартерї театра ≈катерины ¬еликой.

{179} ≈динственно, пожалуй, что могло шокировать публику той эпохи, Ч это чересчур вольные и неприличные дл€ женского пола Ђколенцаї, т. е. комические выходки, включавшие в себ€ потасовку, обмен шлепками, паданье наземь в предосудительной позе и т. п. ¬о избежание зрелища такого урона Ђженской чести и достоинстваї и было прин€то тогда обыкновение поручать комические женские роли, как например, н€ньки (Ђмамыї) ≈ремеевны, лезшей в драку ради опекаемого ею ћитрофанушки, Ч мужчинам. » до нас сохранилось официальное сведение о том, что на петербургской премьере ЂЌедоросл€ї (24 сент€бр€ 1782 г.) роль ≈ремеевны играл придворный актер Ўумский, считавший ее впоследствии одной из лучших ролей своего репертуара; эту роль ≈ремеевны исполн€л, после Ўумского, известный актер ћакаров; в ћосковском же театре роль ≈ремеевны исполн€лась актером ќжогиным, и так же, как и в ѕетербурге, Ч Ђк совершенной забаве публикиї. (»нтересно напомнить, в св€зи со сказанным мною о потасовке, неприличной дл€ женского пола, Ч что, приступа€ к сочинению сцены между —котининым, ћитрофаном и ≈ремеевной и отправившись гул€ть, чтобы обдумать ее хорошенько, ‘онвизин набрел на драку двух баб и остановилс€ Ђсторожить природуї, после чего, Ђвозврат€сь домой с добычейї, он и написал эту пам€тную всем нам сцену.)

Ѕыло бы, однако, крайне ошибочно полагать, что именно комические сцены содействовали главным образом успеху ЂЌедоросл€ї на сцене екатерининской эпохиЕ Ќичуть не бывало! » мы основываемс€, говор€ так, на пр€мом свидетельстве самого ‘онвизина, задумавшего издание журнала под названием Ђƒруг честных людей, или —тародумї; среди материалов этого неосуществившегос€ издани€ имеетс€ переписка действующих лиц ЂЌедоросл€ї между собою и с самим его автором; последний между прочим пишет —тародуму: Ђя должен признатьс€, что за успех комедии моей УЌедоросльФ одолжен € вашей ќсобе. »з разговоров ваших с ѕравдиным, ћил оном и —офьей составил € целые €влень€, что публика с удовольствием слушаетї. ѕо поводу этого письма проф. Ѕ. ¬. ¬арнеке указывает, с полным основанием, на выдающийс€ успех, во времена ‘онвизина, Ђкак {180} раз тех частей пьесы, которые нам кажутс€ наиболее слабыми и при сценическом исполнении теперь или сокращаютс€, или же опускаютс€ целикомї.

»з этого исторического факта видно, сколь далеки современные нам постановки ЂЌедоросл€ї от современных его автору и сколь важно быть осторожным с Ђкупюрамиї резонерской части пьесы, если мы, реконструиру€ ее постановку в том виде, в каком она грезилась самому ‘онвизину, хотим вернуть публике свежесть ее начального воспри€ти€.

ћне остаетс€ теперь сказать лишь немногое о режиссуре и об антрактах в театре интересующей нас эпохи!

¬ сущности говор€, ни о каком режиссере, в общеприн€том теперь смысле, тогда не было и помину. » это по причине его совершенной ненадобности в то далекое врем€, когда и стиль, и манера исполнени€, и всевозможные театральные навыки, условности и традиции драматического искусства были настолько хорошо известны каждому из участников спектакл€, что особого напоминани€ Ђсо стороныї вовсе не требовалось. ѕрисмотр же за внешним и внутренним пор€дком спектакл€, выполн€емый ныне помощниками режиссера, лежал тогда на об€занности директора труппы и на его ближайшем помощнике, в отправлении этих функций, Ч на главном актере.

“аким образом, насколько дл€ творческого воссоздани€ фонвизинского театра не только желателен, но и нужен вдумчивый режиссер, тщательно изучивший данные драматического искусства в екатерининскую эпоху, Ч настолько в эту самую эпоху никакого творческого режиссерства, как мы видим, не требовалось.

¬ заключение, име€ в виду антракты в театре той эпохи, напомню, что они неукоснительно были музыкальными антрактами, так как само театральное представление в ту эпоху не мыслилось иначе, как праздничное событие; а праздничные событи€ никогда не обходились без музыки. (Ќа моей еще пам€ти, в наших императорских театрах не только в конце XIX века, но и в начале нынешнего века драматические спектакли были неизменно св€заны с антрактной музыкой, которой вмен€лось в задачу создавать подход€щее настроение дл€ следующего за ней акта.)

ѕри постановке ЂЌедоросл€ї, в котором ни один из актов не удел€ет места ни музыке, ни песни, ни пл€ске, Ч антрактна€ музыка (√айдн, ћоцарт и др.) была бы, конечно, исключительно уместна; и € даже не мыслю такого представлени€ этой чересчур, местами, Ђсловеснойї комедии, которое могло бы обойтись с успехом без соответствующей старинной музыки!

«акончу указанием напоследок, что, помимо музыки, один из антрактов в драматическом театре XVIII века заполн€лс€ еще по€влением перед занавесом одного из наиболее любимых публикой актеров, который обращалс€ к ней с искусно построенным Ђзазывомї на имевшее быть вскоре представление. “акого рода Ђживые анонсыї, как учит истори€, были крайне по душе тогдашней публике, вызыва€ у нее нередко Ђбурюї рукоплесканий.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2017-03-11; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 473 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬ моем словаре нет слова Ђневозможної. © Ќаполеон Ѕонапарт
==> читать все изречени€...

1907 - | 1881 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.094 с.