Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава VIII Ќачало национально-бытового театра в –оссии 3 страница




Ђ„ем мог бы жить русский театр? Ч спрашивает ». Ќ. »гнатов, сделавший это остроумное предположение. Ч ¬ чем находил бы смысл своего существовани€? √де черпал бы вдохновение?ї Ђ¬ нашей истории, Ч писали УЋитературные прибавлени€ к русскому инвалидуФ в 1837 году, Ч столь драгоценной, занимательной дл€ вс€кого русского, нет ничего драматического. ∆енщины, семейна€ {259} жизнь не видны в ней, а с ними пропадает сама€ сильна€, сама€ драматическа€, сама€ разнообразна€ из страстей Ч любовьЕ „естолюбие, ненависть к иноземцам и любовь к родине Ч вот главные причины всех действий, всех преступлений, всех добродетелейЕ —овременна€ русска€ жизнь содержит в себе более элементов драматических; но эти элементы еще не спелы, они в брожении: от этого у нас до сих пор не было и не могло быть комедииї. ѕозднее, в 1847 году, ‘.  они писал в Ђ–епертуаре и ѕантеонеї:

ЂЌаша политическа€ жизнь слишком молода, чтобы могла служить источником дл€ драмыЕ Ќаша жизнь гражданска€ тесно св€зана с административною, и не всех пружин ее можно касатьс€ в драмеЕ ƒрама из общественного современного быта решительно невозможна: формы нашей жизни слишком определенны и положительны, чтобы можно было допустить мысль, что страсти у нас могут иногда шагать за показанные пределыїЕ

Ђ— новыми дл€ себ€ чувствами, положени€ми, событи€ми, с новым отношением к люд€м зрители знакомились в театре, и дл€ этой публики весь громадный репертуар бенефисных пьес, Ч мелодрамы, романтические пьесы, чужестранные бытовые комедии, незнакомые, странные, далекие, хот€ и с русскими именами действующих лиц, Ч были школой, раскрывшей невиданные до сих пор горизонтыї.

Ќи ѕушкин, ни Ђћертвые душиї не дали ей, этой сборной, часто малограмотной или совсем безграмотной публике того, что получила она от ƒюканжа, јнисе Ѕуржуа, ƒюма, √юго, —криба, ƒел€вин€ и от их русских подражателей и переделывателей. »ностранцы научили русских театралов интересоватьс€ тем, что без них не обратило бы на себ€ внимание. “еатр был отвлечением от обыденной жизни, обольстительным рассказчиком о заманчивых предметах, таких привлекательных и неизвестных в обыденном существовании; он прит€гивал и к себе, и к тому, что сможет наградить аналогичными впечатлени€ми, Ч к литературе.

{260} Ђ≈сли вы просмотрите репертуар того времени, если вы познакомитесь с названи€ми всех этих драм, Удраматических представленийФ, в трех, четырех, п€ти действи€х, или Уотделени€хФ, или УсуткахФ, вы будете поражены количеством русских пьес, Ч по-видимому полным опровержением того, что сейчас сказано. »ностранный репертуар слабее, бледнее; все русские авторы, все наша родна€ драматурги€. Ќо как бы не назывались пьесы, Ч переделанными, переводными или оригинальными, Ч это главным образом дурные слепки с хороших или, по большей части, дурных иностранных образцов. »х духовным отцом был иностранец, их первым восприемником Ч иностранный зрительї.

Ќе было ничего легче, как показать нелепость большинства мелодрам, их неестественность, чрезмерную сгущенность страстей и происшествий, крайности характеристик, черноту злодейств и снежную белизну невинности. Ќе надо было обладать чрезмерно развитым художественным вкусом, чтобы, например, в знаменитой Ђ∆изни игрокаї, найти все смертные грехи против истинной художественности. Ќо Ђ“ридцать лет, или ∆изнь игрокаї шла бесконечное число раз, несмотр€ на эти грехи, или, вернее, благодар€ им. ЂЅлагодар€ этим грехам против художественности и естественности, Ч полагает ». Ќ. »гнатов, Ч пьеса прит€гивала к себе зрителей; благодар€ им она вместе с целым сонмом одинаковых пьес воспитала зрителей, познакомила их с новыми чувствами, новыми вопросами, новыми мысл€миї.

—прашиваетс€, что представл€ли собой эти Ђновые чувстваї, Ђновые вопросыї, Ђновые мыслиї, возникавшие среди серой, политически отсталой русской публики, под воздействием иностранных мелодрам, где вс€ жизнь была так непохожа на русскую, протекавшую за оградой театра, в одну из самых мрачных эпох монархического стро€, царившего на –уси?

{261} ќтвет подсказываетс€ самим этим строем, при котором и стремление к свободе и к распространению гражданских прав, и новые мысли о прогрессе, об административном произволе, о неограниченном деспотизме царской власти и т. п. были, казалось, раз навсегда осуждены, как политически не в€жущиес€ с взгл€дами правительства. ј между тем подобного рода вопросы и чувства и мысли невольно внушались той иностранной жизнью, кака€ озадачивала русских зрителей и в мелодраме, и в слезных комеди€х, и в драмах, и даже в беззаботно-вольных по духу водевил€х. Ётим зрител€м, жившим пресной, однообразной, в€лой жизнью, замечает ». ¬. »гнатов, зрител€м, Ђвидевшим у соседа то, что ежедневно видели у себ€, никогда не загл€дывавшим в чужую душу, не знавшим даже чужой внешней обстановки, Ч мелодраматические герцоги и рыцари были невиданною отрадою. ќни одевались, ходили, говорили по-особенному, иначе обращались друг с другом, совсем по-иному поступали. ќни чего-то волновались, выкрикивали грозные речи, скрещивали на груди руки, скрещивали с противником шпаги. »х внешности отвечало внутреннее, непон€тное, содержаниеї.

Ёто содержание намекало на то, какого до обидности не хватало русскому обывателю, начинавшему, под вли€нием подобных пьес из иностранной жизни, чувствовать себ€ гражданином, у которого тоже, оказываетс€, где-то притаилось в душе сознание своего собственного достоинства, тоже имелось где-то в груди чувство чести, рвалось наружу право свободной критики и стремление к равенству перед законом.

¬ то врем€ как в –оссии царствовал Ќиколай I, а вместе с ним царила эпоха беспросветного консерватизма, Ч во ‘ранции зрела нова€ революци€, приведша€ к свержению Ћуи-‘илиппа и провозглашению ¬торой республики.

 огда из-за границы пришли в –оссию вести о событи€х 1848 года, Ч полиции было приказано немедленно сообщать в ќхранное отделение о всех, кто будет обсуждать эти волнующие вести; а тех, кто будет вдаватьс€ в излишние подробности, беседу€ о них, Ч хватать, Ђбез разговоровї и сажать под арест.

Ёта политика, котора€ в народе называлась Ђтащить и не пущатьї, Ч не могла, однако, совладать с тем ростом недовольства, какое развивалось в –оссии, крепло под воздействием полицейского произвола и находило оправдание в вест€х о новой революции во ‘ранции.

Ёто был у нас тоже своего рода революционный порыв, но порыв осторожный, порыв с огл€дкой на всесильное III ќтделение и, в силу политических обсто€тельств, направленный по линии наименьшего сопротивлени€.

—прашиваетс€, что ж это была за Ђлини€ї, каковой начальство у нас оказывало тогда наименьшее сопротивление?

“аковой €вл€лась, как мы знаем, лини€ разоблачени€ не Ђпредержащих властейї, не венценосных повелителей, а того Ђтемного царстваї (по выражению {262} ƒобролюбова), какое представл€ла собой закоснела€, некультурна€, погр€зша€ в интересах личного обогащени€, купеческа€ среда, а р€дом с нею жизнь мелкого, блудливого, по части вз€ток и в большинстве, бессовестного чиновного люда, служившего сплошь и р€дом, беззаконным образом, тому же купечеству.

Ёто Ђтемное царствої, на фоне внешне блест€щего царства Ќикола€ I, который мирволил алчным домогани€м Ђ“ит “итычейї и не в меру услужливых Ђ–изположенскихї, составл€вших надежную опору дл€ трона, Ч это Ђтемное царствої должно было, мнилось многим, Ч предстать наконец пред судом русского общества и быть показано ему во всей своей отталкивающей наготе, во всей своей поучительной нагл€дности.

“акой цели публичного шельмовани€ порока мог сослужить наилучшую службу только театр, Ч правдивый, убедительный в своем бытовом реализме, беспощадный в своей страшной магии всенародного изобличени€.

Ќе хватало только драматурга, который отважилс€ бы на такой подвиг и сумел бы его совершить! Ч не хватало писател€, который не отделалс€ бы одной-двум€ пьесами в этом обличительно-революционном деле (как, скажем, ‘онвизин, √рибоедов и √оголь), а посв€тил бы этому делу всю свою творческую жизнь.

» такой драматург нашелс€: он по€вилс€ как раз в тот исторически назревший момент, когда всем стало €сно, что приспело врем€ его по€влени€.

Ётого драматурга звали јлександр Ќиколаевич ќстровский, и его драматурги€, обогащающа€ до сих пор репертуар русского театра, составила во второй половине XIX века революционную как по духу, так и по технике эпоху в русском драматическом искусстве.

Ёта драматурги€, как писал потом сам ќстровский, началась 14 феврал€ 1847 г., когда двадцатичетырехлетний ќстровский прочел в ћоскве, в доме проф. —. ѕ. Ўевырева, в присутствии знаменитого критика јполлона √ригорьева, первые сцены из своей комедии ЂЅанкротї, переименованной потом в Ђ—вои люди Ч сочтемс€ї.

— этого знаменательного года и вплоть до последнего года своей на редкость плодотворной де€тельности ќстровский написал около 50‑ти пьес, создавших, можно сказать, весь репертуар русского бытового театра.

» в этом богатейшем репертуаре прозвучало и запечатлелось, как нельз€ убедительнее, очень важное новое слово, Ч € имею в виду слово Ђнародностьї, означающее совокупность характерных черт той или другой нации. —лово это, по существу, старое, затрепанное, но в драматургии ќстровского совершенно обновившеес€, так как было выражено впервые с нагл€дной убедительностью и в той {263} мастерской форме, кака€ составл€ет секрет искусства у ќстровского.

¬ этом смысле, Ч смысле пон€ти€ Ђнародностиї, углубленного в обрисовке типов и в построении диалогов, наполн€ющих произведени€ ќстровского, Ч его по справедливости не только можно, но и должно признать основоположником чисто русской драматургии.

ќчень много было толков в огромной критической литературе, посв€щенной ќстровскому, о его мировоззрении, его миросозерцании.

»з всего, что было об этом сказано, наиболее близко подошел к истине ј. ћ. —кабичевский. ќсновна€ нравственна€ философи€, проникающа€ все пьесы ќстровского, заключаетс€ Ч по мнению —кабичевского Ч в словах ѕлатоши «ыбкина из комедии Ђѕравда хорошо, а счастье лучшеї:

Ђ¬с€кий человек, что большой, что маленький, Ч это все одно, если он живет по правде, как следует, хорошо, честно, благородно, делает свое дело себе и другим на пользу. ¬от он и патриот своего отечества. ј кто проживает только готовое, ума и образовани€ не понимает, действует только по невежеству, с обидой и насмешкой над человечеством, и только себе на потеху Ч тот мерзавец своей жизниї.

Ђ» действительно, Ч говорит ј. ћ. —кабичевский, Ч все действующие лица пьес ќстровского можно подразделить на эти две рубрики. ¬се они или патриоты своего отечества в том смысле, что стрем€тс€ жить по правде, честно, благородно, упорно труд€тс€, дела€ свое дело, может быть, и очень маленькое, незаметное, но непременно на пользу и себе, и люд€м, Ч или же, напротив того, основой их жизни €вл€ютс€ Убешеные деньгиФ, скопленные более или менее темными и незаконными пут€ми, что не мешает им полагать в этих деньгах все свое человеческое достоинство и гордость. — презрением смотр€т они на труд€щихс€ людей, в каждой работе предполагают дл€ себ€ крайнее унижение, живут именно лишь себе на потеху, с обидой {264} и насмешкой над человечеством и самодурству€ над нимї.

Ёто воззрение, вернее, миросозерцание ќстровского, јполлон √ригорьев считал Ђкоренным русским миросозерцаниемї, наход€ его Ђздоровым и спокойным, юмористическим без болезненности, пр€мым без увлечений в ту или другую крайность, идеальным, наконец, в справедливом смысле идеализма без фальшивой грандиозности или столько же Уфальшивой сентиментальностиФї.

„то касаетс€ критических отзывов о технике ќстровского, то они были сгруппированы ƒобролюбовым в его пам€тной статье Ђ“емное царствої. √лавна€ заслуга ќстровского, по мнению ƒобролюбова, состоит в том, что он дал Ђверную картину быта тех сословийї, какие вывод€тс€ в его произведени€х, и в Ђверности народного €зыкаї, каким говор€т герои ќстровского.

я позвол€ю себе не вполне согласитьс€ с подобного рода оценкой ƒобролюбова и считаю, что она легко ведет к недоразумению, какое иначе, как недооценкою искусства ќстровского, назвать нельз€.

¬ самом деле! Ч слова ƒобролюбова об умении ќстровского представить верную картину быта тех сословий, из которых Ђбрал он сюжеты дл€ своих произведенийї, и о Ђверности народного €зыкаї, в комеди€х ќстровского понимаютс€ сплошь и р€дом в том смысле, что реализм ќстровского был близок к фотографичности быта и к фотографичности речи, что совершенно не соответствует действительности и умал€ет значение ќстровского как замечательного художника народного быта и мастера в творчестве театрального диалога. ≈сли бы €зык в комеди€х ќстровского был им просто Ђвз€т напрокатї, из речей современных ему купцов, чиновников и прочих обывателей, безо вс€кой обработки диалога в высокохудожественном плане, Ч текст комедий ќстровского, их выразительный диалог должен был бы сам собой Ђложитьс€ на €зыкї актеров.

Ђј вот подите же, какое непри€тное €вление, Ч вспоминает  . —. —таниславский, игранную им роль ѕаратова в УЅесприданницеФ, Ч несмотр€ на великолепный €зык пьесы ќстровского, в которой нельз€ переместить ни одного слова, текст Уне ложилс€ на €зыкФ.

я чувствовал, что в каждый момент моего пребывани€ на сцене € могу оговоритьс€. Ёто нервировало, пугало мен€ и вызывало задержки, ненужные паузы, создавало какие-то сценические недоразумени€, лишавшие роль и пьесу необходимой комедийной легкости и инерцииї (—м. Ђћо€ жизнь в искусствеї).

 . —. —таниславский объ€сн€ет это Ђнепри€тное €влениеї излишней нервностью лицеде€, не познавшего еще, что он Ђхарактерный актерї, который только через характерность может Ђпобедить все подводные рифыї своей роли.

ѕозволительно, однако, думать, что р€дом с этим объ€снением возможно совершенно другое, а именно отсутствие у молодого еще  . —. —таниславского того артистического навыка, какой превозмогает условно-естественный текст пьес ќстровского. ≈сли бы этот текст был совершенно естественным, Ч несомненно, что он естественно же и ложилс€ бы на €зык. Ќо драматический текст не только у ќстровского, но и у всех хороших драматургов, при всей своей видимой как будто естественности, €вл€етс€ прежде всего произведением искусства и, следовательно, требует к себе подхода не столько с точки зрени€ жизненной естественности, сколько с точки зрени€ искусства сценической речи.

¬ подтверждение сказанного, € сошлюсь на р€д монологов, разбросанных в пьесе ќстровского. Ќе нужно доказывать, что монолог артиста, наход€щегос€ в одиночестве на сцене, есть нечто абсолютно неестественное дл€ нормального человека! „то говор€т сами с собою наедине лишь сумасшедшие! » что, начина€ с √енриха »бсена, монологи такого рода уже начисто изгон€ютс€ из стопроцентных реалистических произведений.

ј вот ќстровский сплошь и р€дом (а часто и без особой нужды!) прибегает к монологам {266} своих персонажей, в одиночестве обретающихс€ на сцене.

ќ какой естественности, в таких случа€х, можно говорить, игра€ ќстровского, как не о естественности чисто условного характера?

» то же самое приходитс€ сказать по поводу того условного места действи€, какое имел в виду дл€ своих чисто русских бытовых комедий их знаменитый автор, крепко прив€занный к театральным традици€м.

Ќасколько он действительно был к ним прив€зан, отмечает Ч среди прочих критиков Ч и ѕ. ѕ. √недич, бывший директор јлександринского театра.

Ђ¬ былое врем€ ќстровский, став€ свою пьесу, требовал, Ч пишет ѕ. ѕ. √недич в своих воспоминани€х о ћосковском ћалом театре, Ч чтобы налево, вдоль рампы, выт€гивалс€ диван, а направо сто€л стол с двум€ стуль€ми. Ќикому в голову не приходило, {267} что диван стоит спиной к входным двер€м и лицом к четвертой стене, котора€ отн€та. Ќадо было хорошо играть, Ч поучает √недич, Ч и прорехи игры не прикрывать бутафорией и построением сложных декораций. ¬се так привыкли к этой условности, что не обращали внимани€ на ее нелепостьї.

ЂЌадо было хорошо игратьїЕ

Ќо играть можно не только хорошо, но и отлично, в совершенно различных стил€х. ¬опрос только в том, какой из них наиболее подходит к типичным комеди€м ќстровского!  огда говор€т, что ќстровского надо играть в реалистическом стиле, иначе говор€ Ч натурально, то, спрашиваетс€, как же играть совершенно естественно в тех совершенно неестественных услови€х, которым оставалс€ верен ќстровский в продолжение всей своей драматургической де€тельности?

Ќе надо забывать, что искусство потому и искусство, что не натура! Ч как сказал некогда √ете, а √рильпарцер уточнил разницу, заметив, что Ђискусство относитс€ к действительности, как вино к виноградуї.

ќстровский знал эту разницу и был в своем творчестве отличным Ђвиноделомї. ќттого-то его комедии и пережили чуть ли не на сотню лет современную ему эпоху, сохранив свой аромат и бодр€щую крепость.

Ќикакой замоскворецкой ћосквы больше нет и в помине, нет больше и этих характерных купцов, чиновников и актеров, каких нарисовал нам ќстровский, прошла пора страшных помещиц, живущих среди Ђдремучего лесаї, и этих взбалмошных барынек, богомолок, искательниц приключений и бесприданниц, какими полна была матушка –усь. ј вот в пьесах ќстровского все они живы-живехоньки и даже самый ужасный злодей среди них плен€ет своим типичным портретом. ѕотому что это подлинно все портреты, художественно-типичные портреты, а не рабски точные фотографии. »бо из-под пера ќстровского выливались образы насто€щего большого искусства, а не жалкие снимки действительности, какую мы встречаем в ее естественном виде.

ќн до сих пор Ђсамый попул€рный драматург советской сценыї, Ч утверждает критик ». Ѕерезарк в своей статье Ђ∆ивой ќстровскийї (ЂЋитературный Ћенинградї, є 28 за 1936 г.). ќткуда эта попул€рность?

Ёто можно объ€снить только тем, что ќстровский был прежде всего подлинным художником русского быта, был непревзойденным мастером в передаче той народности, какую не всем дано ощущать в полной мере и котора€, будучи осознана и оформлена ќстровским во всей ее русскости, обусловила бессмертную славу этому великому основоположнику нашей отечественной драматургии.

{268} ѕосле ќстровского, этого Ђстолпа и утверждени€ї русской национально-бытовой драматургии, Ч все другие драматические писатели, современники ќстровского, кажутс€ сравнительно незначительными.

–азмеры насто€щей книги не дают мне возможности остановитьс€ более обсто€тельно на всех поэтах и литераторах, писавших дл€ театра.

ƒва имени, однако, надо выделить, как прит€гательно-светлые, среди имен современников ќстровского, писавших дл€ театра: им€ јлексе€  онстантиновича “олстого (его не надо смешивать с именем советского писател€ јлексе€ Ќиколаевича “олстого) и Ћьва “олстого.

јлексей  онстантинович “олстой прославилс€ не только как поэт исключительного таланта, культуры и неотразимого оба€ни€, но еще и как автор великолепной драматической трилогии Ђ—мерть »оанна √розногої, Ђ÷арь ‘едор »оанновичї и Ђ÷арь Ѕорисї.

—равнение трилогии ј. “олстого с трилогией ѕушкина, замечает проф.  . ‘. “иандер, в своем Ђќчерке истории театраї, напрашиваетс€ как бы само собой. –азумеетс€, мы напрасно стали бы искать у ј. “олстого отзвук ѕушкинского €зыка, сочетающего в ЂЅорисеї старый слог с новым, меткость выражений и полнозвучность стиха. “акже, если сопоставить два изображени€ Ѕориса, то вр€д ли может быть сомнение, на чьей стороне {269} глубока€ психологическа€ правдивость. (Ёта душевна€ драма сильной личности, стрем€щейс€ к своей цели через преступлени€, заслонила даже у ѕушкина вопрос об отношении цар€ к народу.) ¬‑третьих, следует поставить ј. “олстому в вину бледную характеристику некоторых второстепенных персонажей, что вр€д ли можно найти у ѕушкина. Ќо самое главное, чем отличаетс€ трилоги€ от ЂЅориса √одуноваї, Ч отсутствие народного элемента в том виде, как он представлен у ѕушкина. Ёто обсто€тельство объ€сн€етс€ не только неумением или нежеланием ј. “олстого вводить народный элемент в свою трилогию, но и основным его замыслом, который определ€ет ее значение в истории русского театра.

ј. “олстой был убежденным монархистом и притом человеком шестидес€тых годов, эпохи великих реформ, когда общественно-либеральные идеи носились в воздухе. —оставл€€ план своей трилогии и выбрав ее сюжетом период русской истории, отличающийс€ быстрой сменой разнообразных по существу правителей, ј. “олстой в центре трилогии поставил монархическую идею, осуществленную в трех видах: как темный деспотизм, при религиозной санкции, Ч в Ђ—мерти »оанна √розногої; как власть, опирающуюс€ на религиозное и нравственное чувство без поддержки сильной воли, Ч в Ђ÷аре ‘едоре »оанновичеї; как просвещенный деспотизм ума, без нравственной поддержки, Ч в Ђ÷аре Ѕорисеї.

»оанн √розный Ч деспот, не признающий за собой никакой об€занности, ни перед народом, ни перед историей, а над собой никакого судьи, кроме Ѕога. ќн не терпит ни советников, ни сдерживающих его порывы препон. Ћичный произвол Ч вот вс€ государственна€ программа √розного у ј. “олстого. ‘едор Ч полнейша€ противоположность своему отцу. ≈го правление целиком основано на христианской любви, про€вл€ющейс€ в м€гкости и прощении. ¬с€кое напр€жение воли дл€ него т€гостно, и поэтому сама€ роль правител€ ему не особенно по душе.

¬ обсто€тельном разборе трагедии Ђ÷арь ‘едор »оанновичї известный критик ѕ. ¬. јнненков указывает на исключительное мастерство ј. “олстого, несмотр€ на скудность материала, в обрисовке характеров, как цар€ ‘едора, так и жены его »рины.

ј. “олстой, пишет јнненков, сделал из цар€ ‘едора Ђбольного, неспособного к труду и ограниченного человека, но сЕ сокровищами сердцаї, с Ђобилием любви к люд€мї и с Ђангельской простотой воззрени€ на себ€ и другихї. Ђ“рагизм его положени€ заключаетс€, Ч на взгл€д јнненкова, Ч в бессилии его физической и нравственной природы, при самых благородных инстинктах и пожелани€хї.

¬ этом образе, Ч когда Ђ÷арь ‘едорї был наконец разрешен к представлению на сцене (в самом конце XIX в.), Ч Ђверноподданныеї Ќикола€ II увидели прообраз последнего императора –оссии, опоэтизированный царедворцем ј. “олстым, и эта пьеса, благодар€ указанному сближению, имела на сцене русских театров совершенно исключительный успех, коему немало способствовала примерна€ игра актера ћосквина, в ћосковском {270} ’удожественном театре, и актера ќрленева, в ѕетербургском ћалом театре.

Ќаиболее слабой частью трилогии ј. “олстого признаетс€ единодушно Ђ÷арь Ѕорисї, несмотр€ на то что его автор симпатизировал ему, как передовому, сознающему ценность европейской цивилизации де€телю, среди отсталого общества.

ѕереход€ от одного “олстого к другому Ч знаменитому Ћьву, Ч можно повторить слова  . ‘. “иандера, что, если двор€нское сословие нашло своего бытописател€ в лице √рибоедова, чиновничий мир увековечилс€ в сочных красках комедий √огол€, купечество живет на сцене, благодар€ кисти ќстровского, Ч кресть€нство вступило на подмостки русского театра в пьесах Ћьва “олстого. “аким образом, наш бытовой театр €вл€ет пример постепенной демократизации сцены.

¬клад Ћьва “олстого в репертуар русского бытового театра критики ограничивают двум€, весьма несходными по духу, пьесами: Ђѕлоды просвещени€ї направл€ют острие своей сатиры против тех кругов, которые прин€то называть интеллигентными; Ђ¬ласть тьмыї Ч обличает тьму, цар€щую в непросвещенных низах общества. ¬ зависимости от этой различной задачи, и кресть€не, выведенные в русской драме впервые, во всей €ркости гениального художника, схвачены под различным углом зрени€. ¬ комедии автор заставл€ет своих мужиков произносить приговор Ђнад гнилыми представител€ми гнилого просвещени€ї; а в драме Ђ¬ласть тьмыї сама русска€ деревн€ представлена великим писателем во всем своем беспощадном ужасе. “а грубость нравов, то царство тьмы, которое как будто от купечества ќстровского перешло в наследство к деревне Ћьва “олстого, тот крайний натурализм и та сгущенность красок, какие характерны дл€ стил€ Ђ¬ласти тьмыї, €вились даже причиной многолетнего запрета этой пьесы драматической цензурой.

{271} ЂЌо тьма, показанна€ Ћ. “олстым, Ч замечает  . ‘. “иандер, Ч не беспросветна€: стоило родителю напомнить Ќиките об истинном его положении Ч Уты в богатстве, тае, как в сет€х: грех, значит, за грех цепл€ет за собой, т€нет, и зав€з ты, ћикишка, в грехеФ, Ч как настроение геро€ пьесы смен€етс€ покорным, раздавленным, кающимс€:

 

Ќикита (ложитс€ на лавку). ќх, скучно, скучно, јкулька! √де ж гармошка-то?

јкулина. √армошка-то? »шь, хватилс€! ƒа ты ее чинить отдал. я налила, пей.

Ќикита. Ќе хочу €. “ушите свет. ќх, скучно мне, как скучно! (ѕлачет.)

 

“ак готовитс€ в душе Ќикиты тот переворот к самообвинению, который стал характерной темой русской литературы.

»так, безусловно неправильно думать, Ч заключает  . ‘. “иандер, Ч что Ћев “олстой во У¬ласти тьмыФ дал подчеркнуто мрачную картину русской деревни; нет, это противоречило бы всей его искренней симпатии к кресть€нству.  ак художник, досконально изучивший предмет своего искусства, Ћев “олстой писал свою драму, не щад€ ни светлых, ни темных красок, поскольку это ему позвол€ла его поэтическа€ совестьї.

»нтерес к Ћьву “олстому не исчерпываетс€ дл€ историка театра его драматургией: не менее оригинальна и его критика театра, в его целом, высказанна€ писателем в книгах Ђ„то такое искусствої и Ђќ Ўекспире и о драмеї.

— тех нравственных высот, с каких взирал на дело театра гений, одержимый манией противоречи€, вернее Ч манией противопоставлени€ своей правды всем общепризнанным истинам, Ч мало оказывалось произведений, которые были бы хоть отчасти ему по вкусу. „его же больше? Ч ни √ете, своим Ђ‘аустомї, ни Ўекспир Ђ оролем Ћиромї, ни ¬агнер Ђ ольцом Ќибелунговї не могли удовлетворить этого не в меру требовательного критика. ѕроизведение, основанное на заимствовании, писал он в Ђ„то такое искусствої, как например, Ђ‘аустї √ете, может быть очень хорошо обделано, исполнено ума и вс€ких {272} красот, но оно не может произвести насто€щего художественного впечатлени€, потому что лишено главного свойства произведени€ искусства Ч цельности, органичности, того, чтобы форма и содержание составл€ли одно нераздельное целое, выражающее чувство, которое испытал художник.

“о, что Ћев “олстой написал о Ђ ороле Ћиреї Ўекспира, невозможно повторить без чувства боли за одно из величайших шедевров мировой драматургии “ракту€ Ћьва “олстого как типичного эпилептика, проф. ј. ћ. ≈влаков в своей книге Ђ онституциональные особенности психики Ћ. Ќ. “олстогої (книга снабжена предисловием комиссара просвещени€ ј. ¬. Ћуначарского) замечает, что Ћ. “олстой Ђвсегда терпеть не мог Ўекспира, которого в конце жизни оболгал и оплевалї. ≈катерина »вановна √е вспоминала, что еще в 1884 г. он призналс€, что Ђсовсем не любит Ўекспира, что в молодости он это скрывал, а теперь говорит, что ему не нравитс€ полна€ объективность Ўекспира, что его трагедии нравственных основ не имеют и, кроме сказки, ему ничего не даютї.

Ђѕомню, Ч говорил Ћ. “олстой, Ч видел € представление У√амлетаФ –осси (гениального италь€нского трагика); и сама€ трагеди€, и актер, игравший главную роль, считаютс€ нашими критиками последним словом драматического искусства. ј между тем € все врем€ испытывал и от самого содержани€ драмы, и от представлени€ то особенное страдание, которое производ€т фальшивые подоби€ произведений искусстваї.

ќ Ђ ольце Ќибелунговї ¬агнера Ћев “олстой, прочт€ Ђчетыре книжечки, в которых напечатано это произведениеї, написал (в Ђ„то такое искусствої): Ђѕроизведение это есть образец самой грубой, доход€щей даже до смешного, подделки под поэзиюї.

Ќеудивительно после этих отзывов о величайших произведени€х мировой драматургии прошедших веков мнение Ћ. “олстого о современной ему драматургии, высказанное в книжке Ђќ Ўекспире и о драмеї.

{273} Ђƒрама наших дней, Ч писал уже Ћев “олстой на склоне своих дней, Ч это когда-то великий человек, дошедший до последней степени низости и вместе с тем продолжающий гордитьс€ своим прошедшим, от которого уже ничего не осталось. ѕублика же нашего времени подобна тем люд€м, которые безжалостно потешаютс€ над этим, дошедшим до последней степени низости когда-то великим человекомї.

»ме€ в виду тот огромный престиж, каким пользовалс€ Ћев “олстой в –оссии, где секта Ђтолстовцевї импонировала совестливым люд€м не только множественностью своих членов, но и фанатичной верностью доктрине своего учител€, Ч мы можем живо себе представить, какое вли€ние, в истории театра на рубеже XIX Ц XX вв., имели слова Ћ. “олстого на драматургов, артистов и театральных критиков. (ќдин —улержицкий-толстовец как Ђправа€ рукаї  . —. —таниславского в ћосковском ’удожественном театре, может служить тому достаточным примером.)

¬месте с этим данный пример учит историка театральной критики, до каких парадоксов, граничащих с абсурдом, может договоритьс€ даже признанный гений, когда, в отношении художественных ценностей, он подмен€ет эстетический критерий религиозно-нравственным.

ќба “олстых, о которых мы только что говорили, отличились в истории русского театра не только своими капитальными драматическими произведени€ми и оригинальной театральной критикой, но равно и своими театральными пароди€ми, остающимис€ незабвенными дл€ тонких ценителей юмора. ѕеречтите первую главу Ђ„то такое искусствої Ћьва “олстого, где он делитс€ своими впечатлени€ми от оперы Ђ‘ераморсї јнтона –убинштейна, изоблича€ и осмеива€ оперные штампы, или его пересказ Ђ орол€ Ћираї Ўекспира, или Ђ ольца Ќибелунговї ¬агнера, и вы, даже возмуща€сь “олстовским Ђмальтретированиемї гениальных произведений, будете пленены “олстовским юмором и его едким остроумием.

≈ще существеннее вклад в сокровищницу театральных пародий сделал јлексей  онстантинович “олстой. ƒостаточно сказать, что он, с брать€ми ∆емчужниковыми, родил поэта и драматурга, широко известного в литературных кругах –оссии под именем  озьмы ѕруткова.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2017-03-11; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 292 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—амообман может довести до саморазрушени€. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

2235 - | 2087 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.048 с.