Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава III –усский народ перед театральным соблазном «ападной ≈вропы




“от, кто знаком возможно исчерпывающе с €зыческим культом ƒревней –уси, кто изучал наш фольклор с ученой добросовестностью, останавлива€сь пристальным взором на внешне обр€довой стороне наших народных игр, начина€ с кол€дных и конча€ свадебными, кто обратил внимание на кудр€вость речей былинных героев, на мелизмы старинных напевов, на излюбленную фактуру наших исконно русских архитектуры и живописи, кто отметил должным образом наш излюбленный орнамент, одинаково вычурный и сложный как на внутреннем убранстве хором, так и на оружии, и на вс€ческой утвари, чье эстетическое чувство наконец оценило во всех подробност€х наши древние нар€ды, в которых варварска€ татарщина конкурирует в броскости с утонченным византизмом, Ч тот, разумеетс€, не станет оспаривать совершенно исключительную при€знь нашего русского народа ко всему театрально-декоративному, где бы и чем бы эта декоративность ни выражалась, какою бы ценой порою она ни достигалась, Ч при€знь древнюю, как сама –усь.

ѕримеры этой исключительной любви к декоративности каждый в изобилии и без труда найдет в истории культуры нашего народа; а найд€, быть может, придет к поистине парадоксальному выводу, что декоративному началу того или другого €влени€, во многих случа€х {63} нашей государственной, общественной и частной жизни, придавалось порою значение не только первостепенной важности, но даже, как это ни покажетс€ неверо€тным, Ч подлинно решающего критери€.

я укажу лишь на один пример, но пример настолько доказательный, что р€дом с ним как бы стушевываютс€ все остальные:  рещение –уси!

 ак нам известно из летописного предани€, ¬ладимир, поколебленный, в основных догматах своей €зыческой веры, болгарами-магометанами, хозарами-иуде€ми, немцами-католиками и греками-православными, отправил послами дес€ть Ђсмышленых мужейї дл€ испытани€ предложенных ему культов на месте. Ёто было сделано по совету бо€р и старцев, окружавших ¬ладимира, по совету, который ћакарий, архиепископ ’арьковский, находил тем более благоразумным, что дл€ предков наших, абсолютно не способных судить о достоинстве веры, на основании отвлеченных догматов, оставалось только одно: Ђпойти и посмотреть собственными очами все эти религии, в их внешнем про€влении и одеждеї. —амо собой разумеетс€, что, при таком подходе к оценке религиозного культа, Ђсмышленые мужиї ¬ладимира не могли пленитьс€ ни сдержанно-скромным, в смысле театрально-декоративном, богослужением евреев, ни равным образом богослужением магометан, чьи храмы, согласно запрещению ѕророка, вовсе лишены пластических украшений, ни, наконец, богослужением католиков, в простом, обыкновенном храме, совершаемым к тому же лишь одним св€щеннослужителем. Ќе то ожидало Ђсмышленыхї в ÷арьграде, где их привели в великолепный своим декоративным убранством —офийский храм, причем император еще Ђнаутри€ послал к патриарху, глагол€ сице: Уѕридоша –усь, пытающе веры наше€, да пристрой церковь и крилос, и сам причинис€ в св€тительски€ ризы, да вид€т славу Ѕога нашегоФї. Ђ—и слышав патриарх, повеле создати крилос, по обычаю створиша праздник, и кадила выжгоша, пени€ и лики составиша. » иде с ним в церковь, и поставиша € на пространьне место, показующе красоту церковную, пени€ и службы архиерейски, престо€нье дь€кон сказующе им служенье Ѕога своегої.

{64} ѕослы ¬ладимира, как и следовало ожидать, пришли в восторг от этого Ђпредставлени€ї (Ђво изумлень€ бывше, удивившес€ї) и, возврат€сь домой, за€вили кн€зю и дружине его, что Ђесть служба их (т. е. греков) паче всех странї, так как Ђвесть бо на земли такого вида, ли красоты тако€ї. Ђћы убо не можем забыти красоты то€ї, Ч говорили послы, само собою €сно подразумева€ под этою Ђкрасотоюї лишь внешнетеатральную, т. е. декоративную, в широком смысле этого слова, оба€тельность помпезного богослужени€ византийцев X века, так как тайна ’ристова учень€, духовна€, внутренн€€ красота евангельской истины, была дл€ оглашенных еще непон€тна, чужда, невоспринимаема. ќни могли судить только по внешнему, только по наружной лепоте, только декорум места и действующих лиц мог служить им насто€щим мерилом. “ак, Ђсмышленымї не понравилось богослужение болгар-магометан главным образом потому, что они Ђсто€ша без по€саї и Ђнесть весель€ в нихї, а в богослужении немцев-католиков просто Ђкрасоты не видехом никое€ жеї.

{65} –ассказ их о великолепном, Ђкрасивомї и a contrario Ђвеселомї богослужении греков настолько заразил ¬ладимира, настолько показалс€ ему аргументированным чрез Ђкрасотуї, что он, по словам летописца, немедленно ж спросил: Ђ√де крещенье приимем?ї ќни же рекоша: Ђ√де ти любої. » ¬ладимир крестилс€! крестилс€ в богатейшем ’ерсоне, где св€щеннодействи€ —в. веры Ч по сведени€м архиепископа ћакари€ Ч совершались со всею пышностью обр€дов.

–езюмиру€ данные летописного предани€, сюда относ€щиес€, приходишь к выводу, что решающим событием дл€ крещени€ –уси послужило на самом деле не что иное, как торжественное представление богослужени€ в прекрасно декорированном —офийском храме, которое иначе, как Ђпредставлениеї в чисто театральном смысле, и не могло быть восприн€то не ведавшими ни €зыка, ни подлинного смысла св€щеннодействи€ посланцами ¬ладимира.

»сторик ≈лагин, базиру€сь на неожиданно диалектической форме относ€щихс€ сюда строк летописи, идет еще дальше, в смысле театрального обосновани€ крещени€ –уси; согласно его изыскани€м, одна из жен ¬ладимира Ч гречанка из монахинь, доставша€с€ ему по смерти ярополка, Ч Ђсоставила из разных проповедников драму в п€ти действи€х и, представивши ее на театре перед ¬ладимиром, сильно поколебала сердце €зычника и склонила его к прин€тию веры греческойї.

«десь не место разбирать детально оригинальную гипотезу ≈лагина, котора€ интересна дл€ нас лишь в смысле предположени€ о проникновении к нам сценического искусства, а стало быть, и пон€ти€ о декораци€х еще во времена ¬ладимира. √ораздо уместнее здесь выразить удивление той гневной отповеди, какую вызвала эта гипотеза, в лице наших почтенных архипастырей ѕлатона и пом€нутого ћакари€, склонных думать, что вс€кое, в том числе и мистериальное театральное представление, Ђсамы€ истины важность уменьшаетї.  ак будто представление, которое, согласно {66} летописи, €вили перед Ђсмышленымиї ¬ладимира владыки царьградские ¬асилий и  онстантин, не было дл€ сих €зычников таким же, по существу, театральным, как и данное, согласно разысканию ≈лагина, перед самим ¬ладимиром вдовою ярополка!

 ак бы то ни было (прав ≈лагин или нет), дл€ нас важно в этом историческом событии подчеркнуть одно: театрально-декоративное уже в X веке послужило на –уси главнейшим, если не единственным критерием в вопросе первостепенной важности, каким, несомненно, €вл€етс€ приобщение народа к иноземному религиозному культу.

ѕосле сказанного нет ничего удивительного, что когда стал приближатьс€ срок приобщени€ –уси к западной культуре, это приобщение началось с придворных увеселений театрального характера, причем главнейшим соблазном, в деле заимствовани€ –усью западноевропейского театрального ususТа, послужило оп€ть-таки не что иное, как театрально-декоративное начало, виденное Ђсмышленымиї русскими путешественниками в земл€х Ђзарубежныхї, начина€ с XV века.

ћы уже видели, как суздальский епископ јвраамий передал свои впечатлени€ о виденном им в 1437 г., во ‘лоренции, представлении Ђѕещного действаї. Ћюбовь к внешне зрелищному Ч вот что бросаетс€ в глаза в этом описании епископа јвраами€ и что характеризует крайний интерес наших предков к драматическому искусству «апада. Ёта любовь к внешне театральному сквозит, не слабе€, и через 200 лет, в описании, например, спектакл€, виденного в 1658 г., в той же ‘лоренции, Ѕоровским наместником ¬асилием Ѕогдановичем Ћихачевым.

Ђ н€зь приказал играть, Ч начинает свое повествование Ћихачев (сразу же дава€ пон€ть этими словами, что речь идет о придворном спектакле), Ч объ€вилис€ палаты и быв палата и вниз уйдет, и того было шесть перемен, да в тех же палатах объ€вилось море, колеблемо волнами, и в море рыбы, а на рыбах люди езд€т, а на верху палати небо, а на облаках сид€т люди, и почали облака на низ опущатьс€, подхват€ с земли человека под руку, оп€ть вверх же пошли, а те люди, которые сидели на рыбах, туда же подн€лись вверх, за теми на небо. ƒа опущалс€ с неба же на облаке сед человек в карете, да против его в другой карете прекрасна€ девица, а аргамачки под каретами так быть живы, ногами подр€гивают, а кн€зь сказал, что одно солнце, а другое мес€цЕ ј в иной перемене в палате объ€вилось поле, полно костей человеческих, и вороны прилетели и начали клевать кости, да море же объ€вилось в палате, а на море корабли небольшие и люди в них плавают. ј в иной перемене объ€вилис€ человек с п€тьдес€т в латах и начали сабл€ми и шпагами рубитьс€ и из пищалей стрел€ть, а человека с три как будто и убили, и многие предивные молодцы и девицы выход€т из-за занавеса в золоте и танцуют и многие диковинки делалиї.

 ак видно из этого описани€, русский зритель, на первых порах своего приобщени€ к западной театральной культуре, настолько увлекаетс€ внешней стороной спектакл€, что даже не считает нужным вникнуть в содержание оного, или хот€ бы только разобратьс€ в таких загадках представлени€, как люди, оседлавшие рыб, поле, усе€нное Ђмертвыми кост€миї, и т. п. ÷енность драматического произведени€, по-видимому, совершенно безразлична нашему Ѕоровскому наместнику! «ато ценность постановки не могла его не заинтересовать, и он с об€зательностью сообщает в конце своего описани€, что Ђстало-де оно в 8 000 ефимковї.

Ќе выше, в понимании театрального искусства «апада, оказались и другие русские XVII века, если судить по их описани€м, сюда относ€щимс€. »сключение, да и то условное, составил разве что ѕ. ј. “олстой (см. его Ђѕутевой дневникї 1698 г.), у которого, нар€ду с описанием устройства ¬енецианской сцены и костюмов (ЂЌар€ды на них бывают изр€дные, золотые и серебр€ные, и каменью бывают в тех уборах много: хрусталей и ¬аренников, а на иных бывают и алмазы и зерна бурмицкиеї) имеетс€ уже указание на сознательно критическое отношение автора к декораци€м, {67} которые он называет Ђперспективамиї. ”дивл€тьс€, однако, ѕ. ј. “олстому, а тем более превозносить его за большее, сравнительно с его современниками, понимание театра, нам отнюдь не приходитс€, так как за четверть века до по€влени€ на свет его рукописи, в самом сердце –уси, были уже разыграны, перед царскими очами и всею московской знатью, Ђкомедииї, присутству€ на которых русские могли уже не с чужих слов, а сами, воочию, познакомитьс€ с Ђрамами перспективного письмаї, названными ѕ. ј. “олстым Ђперспективамиї.

√овор€ так, € имею в виду Ђкомедийную хороминуї, воздвигнутую в 1672 г. по указу цар€ јлексе€ ћихайловича.

ќднако существует предположение, и небезосновательное, что спектакли в этой Ђхороминеї не были первыми из когда-то разыгранных в ћоскве по западному образцу. “ак, один из современников первого —амозванца, рассказыва€ Ђо сотворении ада на ћоскве-реце –асстригоюї, сообщает, что последний Ђсотвори себе в маловременной жизни потеху, а будущий век знамение превечного своего домочища, его же в –оссийском государстве, ни в которых во иных, кроме подземного, никто же виде на земли, Ч ад превелик зело, имеющ у себе три главы, Ч и содела обоюду челюсти его от меди бр€цало велие; егда же разверзает челюсти сво€, и извну его €ко плам€ предсто€щим ту €вл€етс€, и велие бр€цание исходит из гортани его, зубы же ему емеющу оскабленне, и ногты ему €ко готовы на ухапление, и в ушию его €коже пламени распалавшус€; и постави его, прокл€тый он, пр€мо себе, на ћоскве-реце, себе во обличение, даже ему из превысочайших обиталищ своих зретинань всегда и готову быти в нескончаемые муки вонь на вселением с прочими единомышленники своимиї.

{69} Ётот Ђпревелик зелої ад был, по всей веро€тности, ни чем иным, как нижнею частью трехъ€русного мистериального театра (1 Ч ад, 2 Ч земл€, 3 Ч рай), обычного в этой форме на «ападе еще с XIII века, Ч театра, который, как всенепременный в эпоху —амозванца показатель роскоши и весель€ Ђнасто€щегої великокн€жеского двора, был, надо думать, очень кстати в смысле ludus caesareus, с точки зрени€ ловкой, хитрой, умевшей Ђпустить пыль в глазаї и вместе с тем европейски просвещенной свиты Ћжедимитри€ (насколько известно, эта Ђужасна€ї декораци€ была сожжена, после смерти —амозванца, вместе с его телом).

”страивались иногда спектакли (разумеетс€ Ч Ђдомашнегої характера) и у Ђнемцевї, проживавших в ћоскве, где русские, в качестве гостей, могли также, до по€влени€ Ђкомедийной хороминыї јлексе€ ћихайловича, познакомитьс€ с чужеземной Ђпотехойї. “ак, английский посол граф  арлейль сообщает в своем описании поездки в –оссию, что еще в 1664 г. у него в доме (на ѕетровке) была представлена комеди€.

Ќаконец, известную подготовку к воспри€тию театрального зрелища, декоративно обставленного на западный лад, несомненно дали нашим предкам школьные спектакли  иевской ƒуховной академии.

ќтсюда ведет свое начало эта знаменательна€ дл€ украинско-русского театра јкадеми€ и цели, какие преследовали как она, так и другие, по€вившиес€ вслед за нею, духовные школы.

»сторик русского театра ¬. ¬севолодский-√ернгросс объ€сн€ет, что, когда –осси€ стала налаживать свои отношени€ с ≈вропой, Ч на пути ее продвижени€, естественно, прежде всего возникли отношени€ с ѕольшей. –осси€ стала заимствовать у пол€ков нравы, обычаи и литературные приемы; русска€ же ÷ерковь стала боротьс€ против иезуитской религиозной пропаганды и отстаивать православие. — этой последней целью, как на ”краине, так и в –оссии, и были основаны духовные школы.

—праведливость все же требует признать, что просветительна€ роль  иевской ƒуховной академии стала настолько ценитьс€ в XVII веке, что сам  иев получил название Ђвторых јфинї, и в этом данна€ јкадеми€ об€зана, главным образом, усвоению Ђшкольной драмыї, по примеру иезуитских польских коллегий.

— точки зрени€ школьного начальства, подмостки стали своего рода кафедрой проповедника, и устраиваемые по случаю церковных торжеств спектакли должны были попул€ризировать религиозно-нравственные идеи. ѕоэтому в школьной драме классические сюжеты, унаследованные от гуманистической драмы, отступают на второй план и дают место легендарно-библейским сюжетам. ≈динственное наследство от гуманистической драмы, которым дорожит школьна€ драма, это кое-какие формальные требовани€: пролог и эпилог, иногда и антипролог, 3 или 5, или больше действий. Ќо, кроме того, школьна€ драма не убереглась и от воздействи€ средневекового театра, передавшего ей аллегорические фигуры, которые оказались {70} весьма удобными дл€ нагл€дного изображени€ моральных идей. Ќаконец, уже в иезуитской драме были предусмотрены панегирические спектакли, на случай посещени€ школы высокопоставленными покровител€ми, чьи посещени€ стали особенно часты после того, как русские цари начали оказывать внимание прославленной в истории театра јкадемии Ђвторых јфинї.

ќснована была эта јкадеми€ в 1615 году, но до того, как ректором ее стал ѕетр ћогила, она ничем особенным не выдел€лась как учебное заведение, будучи в общем чуждой театрального искушени€. ѕетр ћогила преобразовал эту ƒуховную академию, применительно к распор€дкам польских иезуитских коллегий, откуда он заимствовал и пересадил на ”краину школьный театр. Ётот театр ѕетр ћогила создал при кафедрах пиитики (поэзии) и риторики (ораторского искусства). ѕри этом, дл€ практики, в пиитике и риторике, т. е. дл€ Ђэкзерцицийї учеников, педагоги сами сочин€ли драматические произведени€, которые ученики должны были потом разыгрывать на сцене, а, с другой стороны, к творчеству драматических произведений были привлекаемы и сами ученики. ѕервоначально эти Ђэкзерцицийї велись по-латыни, но впоследствии место латыни зан€л русский €зык. “емами дл€ этой школьной драматургии служили библейские и евангельские тексты; главнейшими из них считались те, которые повествовали о рождении, жизни и смерти »исуса ’риста; затем те, которые €вл€лись Ђагиографическимиї (т. е. касавшиес€ жизни св€тых), наконец, тексты притч, исторические тексты и панегирики. Ѕыла даже облюбована, под вли€нием иезуитской практики, особа€ {71} Ђпанегирическа€ драмаї, ибо новому укладу жизни, с ее переоценкой прежних ценностей, во им€ коих костенела ƒревн€€ –усь, потребен был театр актуальный, на зрелищных примерах пропагандирующий новый строй, в коем нуждалась государственна€ власть, переходивша€ на путь реформы.

ќдна из многих заслуг замечательного дл€ своей эпохи —имеона ѕолоцкого заключаетс€ в перенесении школьной драмы из  иева в ћоскву, котора€ дотоле уступала в деле просвещени€ первенство  иеву; друга€ Ч в составлении Ђ–ифмотворной ѕсалтыриї, облегчавшей творчество поэта; и треть€ (до сих пор малоизвестна€ современному читателю) заслуга —имеона ѕолоцкого заключаетс€ в создании, примерно в 1658 г., русской пасторали, по примеру западных, где поэтический дар питомца  иевской ƒуховной академии про€вилс€ во всем своем блеске.

√овор€ о знаменитом ‘еофане ѕрокоповиче, как о драматурге позднейшей эпохи, следует отметить, что, с его почина, в русской драматургии замечаетс€ больша€ сценичность, об€занна€ некоторым превалированием действи€ над чисто разговорной частью пьес. –€дом с этим, однако, ограничиваетс€ роль хора, безжизненные олицетворени€ и аллегорические фигуры уступают место реальным лицам, и в пьесы внос€тс€ тенденции, которые (новость дл€ того времени!) затрагивают современные тогдашним зрител€м интересы.

{72} ќтступает от своих предшественников ‘еофан ѕрокопович и в том, что, по его мнению, Ђхристианский поэт не должен вводить €зыческих богов или богинь, ради какого-нибудь дела Ѕога нашего или дл€ обозначени€ добродетелей героев; он не должен вместо УмудростьФ говорить Ч ѕаллада, вместо целомудри€ Ч ƒиана, вместо воды Ч Ќептун, вместо огн€ Ч ¬улканї и т. п.

ѕрославленна€ современниками пьеса ‘еофана ѕрокоповича носит название Ђ¬ладимир, слав€нороссийских сторон кн€зь и повелитель от невери€ тми (тьмы), в свет ≈вангельский приведенный ƒухом —в€тым от –ождества ’ристова 988ї. ѕоставлена была эта многозначительна€ Ђтрагедокомеди€ї 3 июн€ 1705 г. ѕодчеркиваю, Ђмногозначительна€ї, т. к. героем этой Ђтрагедокомедииї €вл€етс€ св. ¬ладимир Ч великий реформатор ƒревней –уси, Ч и весь интерес данной пьесы заключаетс€ в борьбе нового просвещени€ со старым невежеством.

¬ св. ¬ладимире сквоз€т дл€ нас невольно черты ѕетра ѕервого, и идеологи€ данной Ђтрагедокомедииї нам €сно показывает, что в молодом тогда авторе ее обозначались как нельз€ лучше черты будущего ¬еликого ѕреобразовател€ –оссии.

≈сли бы мы задались вопросом о сценическом оформлении пьес Ђшкольной драмыї, о декоративном обставлении этих пьес, о костюмах актеров, в них участвовавших, бутафории и пр., Ч мы бы нашли удовлетворительный {73} ответ лишь в западноевропейском оригинале XVII в. (ближайшим образом Ч в польском), приблизительным сколком с коего была, по существу, вс€ украинско-русска€ школьна€ драма.

ѕравда, митрополит ≈вгений, каса€сь начального периода этих академических Ђневинныхї игр, живописует их как в высшей степени простецкую забаву, вне декораций, под открытым небом; однако, как справедливо полагает Ѕ. ¬. ¬арнеке, есть Ђоснование полагать, что, нар€ду со спектакл€ми при такой упрощенной обстановке, устраивались иногда спектакли и на сцене, скопированной с тех сцен, которые на «ападе служили дл€ представлени€ мистерий и средневековых драм и, состо€ из нескольких €русов, представл€ли возможность действию пьесы происходить одновременно в нескольких местах без особой перемены декорацииї.

—ледует тут же заметить, что вопрос о практике много€русной постановки у нас духовных драм толкуетс€ нашими видными историками театра различно.

“ак, Ќ. “ихонравов утверждает, что Ђнаш театр XVII в. сохран€л довольно верно устройство и вид средневековой европейской сцены относительно среднего и, частью, верхнего этажа (т. е. земной сцены и ра€); затоЕ в нем никогда не было места аду или нижнему этажу западноевропейской сценыї. ќтсутствие ада в нашем театре Ч по мнению “ихонравова Ч составл€ет характеристическую черту, в отличие от западных.

ѕ. ќ. ћорозов же, вопреки утверждению Ќ. “ихонравова, указывает, что декораци€ ада в нашей духовной драме была, что видно уже из ремарок в постановке действа об јлексии Ѕожием человеке (ад в виде €мы, где находилс€ змей и слышалс€ шум разных железных вещейЕ про€вл€ет свое действие, когда Yirtus стращает адскими муками, которые ожидают грешников: Ђ“у змий рот розз€вит и дым испущаетї). Ђѕодобным же образом, Ч замечает ѕ. ќ. ћорозов, Ч по всей веро€тности, была устроена сцена и дл€ представлени€ –ождественской комедии ƒимитри€ –остовскогої, где Ђзрители видели, с одной стороны, ангелов, спускающихс€ с неба (из ра€) к пастухам, а с другой Ч »рода, мучимого в адуї. ¬ аду же, по предположению ѕ. ќ. ћорозова, помещались и циклопы, которых ¬ражда заставл€ет ковать свое оружие; оттуда же выходили на землю аллегорические фигуры Ѕрани, Ќенависти, —муты и пр.

Ќе больше проливает света на театральные декорации Ђшкольной драмыї и  . Ўироцкий в своем любопытном труде, написанном по-украински: Ђƒещо про художню обстанову старого украинского театруї. √оворю так потому, что  . Ўироцкий чересчур доверчиво ссылаетс€ на иллюстрации к Ђ омедии притчи о блудном сынеї —имеона ѕолоцкого, каковые, будучи гравированы по рисункам голландца ѕикара, воспроизвод€т не столько нашу украинскую сцену, сколько чужеземную, и притом не целиком, а во фрагментах, не дающих нагл€дного представлени€ об общем декоративном убранстве сцены.

{74} ќдно только можно сказать с достоверностью: т. к. древн€€ мистери€, по справедливому замечанию Ќ. “ихонравова, имела одну и ту же задачу с иконописью, котора€ дл€ необразованного простолюдина должна была, как икона, служить заменою и объ€снением —в. ѕисани€, то это совпадение в задачах церковной живописи и духовной драмы не осталось, разумеетс€, без вли€ни€ на структуру и сценическое оформление ее на театральных подмостках.

ƒругое, что позволительно сказать с не меньшей достоверностью, это то, что в старейших школьных спектакл€х XVII в. декоративный вид сцены сводилс€ лишь к просцениуму, на заднем плане которого были повешены, на колонках, драпировки, откуда выходили и куда скрывались актеры школьной драмы.

 ак они были одеты, эти первые Ђученыеї лицедеи украино-русского театра, в период расцвета школьной драмы?

ѕрежде всего имеютс€ все основани€ полагать, что театральный костюм того времени (XVII в. и позже) не имел ни малейших претензий на историческую достоверность, каковой, кстати сказать, не было вплоть до по€влени€ знаменитого “альма Ч и в ѕарижской ЂComédie Françaiseї, задававшей тон всему театральному миру.

¬опрос об исторической достоверности представл€лс€ в ту эпоху даже напрасным (если не просто смешным!), когда дело шло о костюмировании таких персонажей, как Ђ¬ек златыйї или Ђ¬ек железныйї, Ђ«авистьї, Ђћилость Ѕожь€ї, Ђ—ердце Ѕогородицыї и т. п.

 ак же, все-таки, были одеты подобного рода необычные персонажи?

–азрешить этот недоуменный вопрос помогала, начина€ с 1650 г., книга немецкого иезуита ћасена Ђ«ерцало образов потаенной истины, показующее символы, эмблемыЕї, изданна€ в вышеуказанном году на латинском €зыке. ќттуда мы узнаем, например, что «олотой век должно изображать в виде прекрасной девы, с натурально распущенными волосами, в золотистой одежде. ∆елезный век Ч дева вооруженна€, в оде€нии цвета железа, с волчьей головой на шлеме, правой рукой потр€сающа€ меч, в левой держаща€ щит с изображением ужасного чудовища; ѕромысел Ѕожий Ч с копьем в левой, со скипетром в правой, земным шаром у ног и орлом, перед ним сид€щим; ¬ера Ч дева, в оде€нии белом, с крестом в одной руке и с чашей в другой, и т. п.

  чести русских авторов Ђшкольной драмыї будь сказано, что они отнюдь не рабски следовали указани€м ћасеновского Ђ«ерцалаї, измен€€ костюмы Ђотвлеченных пон€тийї сообразно своей поэтической прихоти. “ак, если, например, по указанию ћасена, Ќевинность должна выходить на сцену в белой одежде, с агнцем и парой голубиц, Ч то у ƒим. –остовского она по€вл€етс€ с другими атрибутами:

»сходило некое лицо, все бело,
ƒве чаши нос€ще, дерзновенно, смело Ч

две чаши, до краев переполненные кровью убитых вифлеемских младенцев и слезами их матерей. „то же касаетс€ реальных действующих лиц, их оде€ни€ указывала иконопись и упрощала практика: представл€€ »рода, в приходской школе или где-нибудь на козацком хуторе, артист-школ€р был совершенно удовлетворен, если ему удавалось раздобыть парчовый кунтуш, самодельный скипетр и такую же корону.

ћы видели, каковы были пьесы, каков был Ђрепертуарї школьной драмы, мы составили себе приблизительное представление о декоративном обставлении спектаклей, на которых разыгрывались данные пьесы, мы узнали, в главнейших чертах, каковы были Ђкостюмыї, в кои облачались исполнители школьных драм; нам остаетс€ теперь вы€снить то, что составл€ет самое главное в сценическом представлении.

ќ том, что представл€ла собой тогда драматическа€ игра, можно судить по оуклвлдству драматурга-иезуита ‘. Ћанга, по€вившемус€ на латинском €зыке в 1727 г. и озаглавленному Ђ–ассуждение о сценической игреї.

ћы приведем из Ђ–ассуждени€ї ‘. Ћанга лишь те идеальные данные, которым должны были следовать, игра€ в школьной драме, как украинские, так и великорусские актеры.

{75} Ђјктер должен говорить также, как говорил бы он в беседе с благородными людьми, Ч учит ‘. Ћанг, Ч только более громким и зычным голосомї.

ƒекламаци€ должна соответствовать смыслу слов и старательно передавать оттенки душевных движений јктерский жест также выводитс€ из ораторского. Ќо сделать дл€ жеста это труднее, чем дл€ декламации: ораторский жест не обнимает скрытой за кафедрой нижней части тела и вообще присущ человеку, сто€щему неподвижно и произнос€щему монолог. јктеру приходитс€, наоборот, быть все врем€ в движении. Ёти движени€ не должны €вл€тьс€ подражанием грубой природе: еще  винтилиан резко осуждает у оратора изобразительный, подражательный жест; пластика актера должна быть не столько естественна, сколько из€щна. ¬ообще говор€, и она, подобно декламации, должна отвечать смыслу слов. Ќо жест предшествует речи, игра€, актер начинает с жеста и переходит к слову, стара€сь, конечно, не делать этот предвар€ющий жест слишком длительным и прекраща€ жест вместе с прекращением речи.

” Ћанга довольно подробно разбираютс€ сценические движени€ всех частей тела от головы до ступней ног включительно. —амое трудное Ч это выучитьс€ держать на сцене как следует ноги, когда стоишь, и надлежаще ставить их во врем€ ходьбы. Ќикак нельз€ становитьс€, помеща€ ступни параллельно друг другу: и сто€, и во врем€ ходьбы они должны быть развернуты так, чтобы одна была обращена пальцами в одну, друга€ Ч в другую сторону, это называетс€ сценическим крестом. {76} Ќе менее важно научитьс€ ходить по сцене. —ценическа€ походка заключает в себе три или четыре шага, с паузой после третьего и четвертого: если после этого актер не уходит со сцены, то, вслед за четвертым, он делает п€тый шаг назад, затем идет по-прежнему и останавливаетс€ снова. Ћицом и фигурой актер должен быть обращен к зрителю; если он говорит с кем-нибудь Ч все равно, он не должен забывать, что на него смотр€т: его лицо и глаза направлены в публику, а к собеседнику Ч только жесты и отчасти рот.  онечно, становитьс€ к публике спиной совершенно непозволительно.

«а учением о сценическом шаге следует р€д правил о жесте рук. ∆естикулирует вообще права€ рука; лева€ иногда ей вторит, но чаще остаетс€ неподвижной и опираетс€ на бедро (актер стоит, подбоченившись).

»зобража€ горе и печаль, нужно скрестить пальцы и подн€ть соединенные таким образом руки к верхней части груди либо опустить их к по€су. ”местно также, наклон€€сь, совсем закрыть на некоторое врем€ лицо, прижав к нему обе руки или локоть, и так лепетать что-то невн€тно. √лубока€ грусть не требует слов и лучше выражаетс€ молчанием либо коротким возгласом, вздохом или стоном Ќе возбран€етс€ прибегать и к слезам: это может быть и красиво, и трогательно, если кажетс€ непритворным; если при этом нужно запрокинуть голову назад, должно следить, чтобы не выставл€лс€ вперед живот, так как это испортит позу. ¬ообще, так как на лице, как на бумаге, можно прочесть написанные душевные €влени€ Ч нужно старательно наблюдать, чтобы лицо всегда выражало то, что требуетс€ данным моментом действи€, это относитс€ особенно к глазам, ибо они Ч Ђорган душевных движений и указывают их, как указатель солнечных часов, без которого нельз€ узнать о времени, даже тогда, если во всем прочем часы прекрасно устроены и разукрашеныї.

ћы приковали внимание читател€ к техническим подробност€м театра школьной драмы из тех соображений, что театр этот, высококультурный дл€ своей эпохи, Ч ст€жал себе известность и имел вли€ние не только на ”краине, с ее столицей, названной Ђвторыми јфинамиї, но и далеко за ее пределами, откуда само собой складываетс€ убеждение, что питомцам  иевской и других ƒуховных академий принадлежит немала€ заслуга в деле создани€ официального российского театра.

«ате€ цар€ јлексе€ ћихайловича учредить в ћоскве Ђкомедийную хороминуї, по образцу западноевропейских театров, каковому образцу, как мы видели, следовал по мере возможности театр школьной драмы, Ч не €вл€лась чем-то совершенно неожиданным, по существу, дл€ русского общества, издавна, как мы видели, {77} неравнодушного к декоративному соблазну, в каких бы формах Ч чужеземных или своих Ч этот соблазн ни €вл€лс€, и что при всей своей достохвальной почтенности Ђзате€ї эта вр€д ли может быть признана театральным Ђпочиномї в широком значении этого пон€ти€.

≈сли Ђзате€ї цар€ јлексе€ оказалась на поверку тем не менее Ђновшествомї, то ее надо понимать скорее в смысле придворном, отнюдь не придава€ значени€ Ђневидалиї самой по себе.

»стори€ не делает скачков. ќсталась она верной эволюционному принципу и при осуществлении затеи Ђкомедийной хороминыї.

17 окт€бр€ 1672 годаЕ

«наменательна€ дата дл€ русского театрала, дл€ русского актера, драматурга, режиссера; дл€ русского художника!

¬ообразите Ђмашину времениї ”эллса, существующей в действительности и готовой к вашим услугам. ¬ам остаетс€ только оседлать ее, повернуть рычаг Ђзаднего ходаї и помчатьс€ по направлению к ћоскве, пр€мо на √осударев ƒвор в село ѕреображенское, где и остановитьс€ Ђв п€том часу ночиї 180‑го (1672) года как раз в сен€х Ђкомедийной хороминыї.

ќбширные сени (12 Ц 16 квадратных аршин) полны по-праздничному разодетой знати, приглашенной Ђбыть с ћосквы нарошно к великому √осударю в ѕоход, в село ѕреображенскоеї. ∆дут Ђсамогої, а в ожидании толкуют о наконец-то исполненном, через четыре с лишком мес€ца, царском указе Ђиноземцу-магистру ягану √отфриду учинить комедию, а на комедии действовать из Ѕиблии книгу ≈сфирьїЕ ”дивл€ютс€ втихомолку неожиданному возвышению немецкого пастыр€, из дезертиров Ч рейтар ѕольской службы; другие защищают автора Ђјртаксерксова действаї, хвал€т его за Ђпотешныйї почин, особенно же за доброжелательство к русским и к –оссии, вылившеес€ еще в 1667 г., в известных Ўтутгартских виршах √регори: Ђ’от€ храброго русского и называют варваром, он все же не варварЕ и € свидетельствую открыто, что в этой варварской стране нет почти ничего варварскогоїЕ ƒа и действительно, что варварского, например, Ч вз€ть хот€ бы зачинщика ожидаемой Ђпотехиї Ч в том же јртамоне —ергеевиче ћатвееве, что возитс€ сейчас за Ђшпалеромї в Ђхороминеї, повтор€€ комедийный урок с мещанскими детьми! –азве за варвара пошла бы замуж шотландка √амильтон, да и во ‘р€жской земле ћатвеева жаловали.

ѕриезд цар€ прерывает начавшиес€ было пересуды о главном виновнике и главном начальнике сегодн€шнего торжества, Ч бо€рине, на чьей воспитаннице женат венценосец, бо€рине, из-за чьих насто€ний сам самодержец –уси, еще недавно (в 1657 г.) повелевавший сжигать скоморошьи Ђхариї, чтобы и духа от них не осталось, Ч жаловал теперь самолично на Ђпрохладную комедиюї.

{78} ѕоследуйте за ним вместе со всеми бо€рами, и вы, Ч сын XX века, Ч не меньше подивитесь внешнему виду этой Ђпотехиї, чем сын XVII века, впервые в Ђкомедийной хороминеї очутившийс€.

¬ призрачном освещении сальных свечей, перед вами стены, убранные червчатым (€рко-малиновым) и зеленым сукном чужеземной выделки. ¬аши ноги топко ступают по богатым коврам, под которыми чувствуетс€ еще войлочна€ обивка. ¬от выситс€ р€д рундуков (дерев€нных скамей), а за ними Ђполкиї полукружием (род амфитеатра). ¬переди этих, не слишком комфортабельных, мест, дл€ €вившихс€ сюда Ђнарошної Ђв походї, Ч царское место, обитое €рко-красным сукном. ¬ы поворачиваетесь в сторону искомой сцены и замечаете ее отделенной от этого балаганоподобного Ђзалаї брусом с перилами и скрытою за Ђшпалеромї (занавесом), раздвижным на обе стороны; вы поднимаете голову и видите 60 медных колец Ђшпалераї, готовых со звоном скользнуть по толстому железному пруту; внизу же, словно драгоценна€ завеса иконы, Ђшпалерї так €рко, как только могут сальные свечи, освещен р€дом их, воткнутых в утвержденные на досках подсвечники.

¬ы еще не успели опомнитьс€ от диковинного вида этой дерев€нной Ђхороминыї, еще не успели оценить эстетически простецкий эффект красно-зеленого убранства ее, как зазвучали Ђорганыї, зазыблилс€, с металлическим звоном, Ђшпалерї и началось Ђдействої, Ч Ђ омеди€, как јртаксеркс велел повесить јмана по царицыну челобитью и ћардохеину наученьюї, сиречь библейска€ Ђ≈сфирьї.

{79} —цена убрана по бокам елками. ѕол ее зат€нут красным сукномЕ «адник €рко-голубого цвета Ч это Ђнебої, на которое Ч Ђвс€ ћоскваї об этом знает Ч пошло 500 аршин крашенины! Ч количество, достаточное дл€ воображени€ подлинных размеров сцены!.. ѕролог произнесенЕ ¬ынос€тс€ громадные рамы Ђперспективного письмаїЕ ¬ыход€т действующие лица, еще менее похожие, в своих нар€дах и гримах, на обыкновенных смертных, чем эти Ђперспективыї Ч на живую природуЕ ћасса сусального золота, серебра, мишуры, колокольчиков, Ч Ђдрагоценных камнейї, шемаханского шелка, кружев, лент!.. ¬от сама героин€ ≈сфирь, нар€женна€ в белое платье с золотыми полоскамиЕ ¬от Ђцарское войскої, в латах из Ђбелого железаї, и из того же металла щитами!.. ¬от сам јртаксеркс в венце иЕ в горностаевой мантии! ¬от ћардохей, которого за заслуги облачают также анахронистическиЕ –€дом с ним вас уже не поражают клеенчатые шл€пы древних Ђевреевї и не кажутс€ странными пуховые Ђнемецкие шл€пыї на семи придворных (?). ¬ы еле успеваете вникнуть в суть этого чудно трактуемого библейского сюжета, как вам уже приходитс€ переносить внимание на прослаивающую действо Ђкомедииї историю {80} Ђдуракаї (костюм из пестрой крашенины) и его сварливой Ђженыї, Ч этих завтрашних ‘арноса и ѕегасью наших лубков, оживших здесь, во всей уродливой крикливости своих харь и нар€дов. ¬ам нестерпимо, несмотр€ на любопытство, от этой зат€жной кутерьмы, от этой пестроты, ал€поватости, от этого докучного, в своей неимоверной дозе, сусального золота, и вам с трудом удаетс€ досидеть до финального €влени€, когда, наконец, после долгих перипетий Ђкомедииї, ее трагический элемент неожиданно сливаетс€ с комическим, в кошмарной сцене казни, где, на потеху Ђчестному народуї, Ђдуракї, вз€вшись за роль Ђпалачаї, вешает јмана на специально устроенной виселице по всем правилам Ћобного места.

¬аши нервы еле выдержали этот спектакль, закончившийс€ Ђза три часа до рассветаї. ј вот царь, если верить дневнику –ингубера (ближайшего сотрудника √отфрида √регори), просидел целых дес€ть часов, не встава€ с места. ЂЌаверно, это будет началом нашего счасть€ї, Ч добавл€ет –ингубер, довольный, что его старань€ не пропали даром.

¬ы получили общее впечатлениеЕ “еперь € приглашаю вас познакомитьс€ с документами, сюда относ€щимис€.

Ќачнем с драматургии.

Ђ≈сфирьї, в переводе на русский €зык, до нас не дошла. ѕоэтому, говор€ о драматургии, прин€той в первом ћосковском придворном театре, мы возьмем за образцы другие пьесы, представленные на его подмостках, например Ђёдифьї, имевшую на них не меньший успех, чем Ђ≈сфирьї.

Ќадо сознатьс€, Ч при первом ознакомлении с витиевато-напыщенным текстом перевода на русский €зык библейских пьес (английского, как оказалось, происхождени€), мы невольно начинаем потешатьс€ над театральною речью героев этих пьес, словно нарочно, чтобы нас рассмешить, прибегающих к давно уже Ђсданным в архивї велеречивым выражени€м. Ќо, как правильно отметил, академик ¬. Ќ. ѕеретц в своем исследовании Ђ“еатр в –оссии 250 лет тому назадї, Ч если мы вгл€димс€ ближе в интересующие нас пьесы, то заметим, что переводчики, переводившие довольно плохо, допускавшие довольно дикие неологизмы, все-таки уловили торжественный ритм периодов в речах серьезных персонажей, Ѕолее того, они сумели противопоставить обильной слав€низмами их речи Ч речь грубо-вульгарную, в которой, как бы случайно застр€вшее слав€нское Ђвысокоеї речение еще более подчеркивает общую вульгарность тона, оттен€€ и дела€ выразительнее речь Ђшутовских персонї.

¬от как, например, передан пафос негодовани€, испытываемого —алманасаром к ќлоферну, в драме Ђёдифьї: Ђќ мучителю, о свирепый и человечески€ крови ненасыщенный пес, ќлоферне! “о ли то храбрые дела, то ли то похвальные воинские обычаи Ч прежде самому к миру призывати, милости обещати и о вольности верою укрепл€ти, по сем же, по такому договору, у нас, надеющихс€ на сицевую милость у поддавшихс€ земли и людей отнимати и венчанные главы в узы оковати! ќ змий, его же весь свет еще не носил естьї.

ј вот какие слова вырываютс€ из уст ќлоферна, пылающего любовью к ёдифи: ЂЌе зриши ли, прекрасна€ богин€, €ко сила красоты {81} твое€ м€ уже отчасти преодолевает? —мотрю на т€ Ч но уже и видети не могу! ’ощу же говорити, но €зыком (зде он говорит €ко пь€ный) больше прорещи не могу! ’ощу, хощуЕ но не могу же. Ќе тако от вина, €ко от силы красоты твое€ аз низпадаю!ї

Ќашел переводчик и нужные слова дл€ передачи, по контрасту с трагическим, и юмористическое сцен в той же Ђёдифиї ¬авилонский во€ка —усаким (персонаж €вно комический) попадает в плен к евре€м и должен быть тут же повешен Ќо он не унывает и, пам€ту€ о своем назначении Ч смешить зрителей, Ч гаерствует: ЂЌи, господа мои! прошу вас, обходите мимо м€ таковыми шутками, ше€ бо мо€ висети не привыкла! лучше бы ми таким обычаем шею не иметиї.

 огда эта шутка не помогает, —усаким пространно (чтоб отт€нуть врем€) и не жале€ юмора прощаетс€ со светом Ђ«де —усакимач о землю удар€г, Ч говоритс€ в ремарке, Ч и бьют по ногам, и лисьим хвостом по шее ево вместо меча удар€тї ќн, полежав, встает со словами Ђяко же надо мною ныне творитца Ч не ведаю. ∆ив ли €, или мертв? ѕраво, впр€мь того знать не могу, подлинно ли умер есмь. јз подлинно слышу, что от мене живот отступил из внутренних потрохов в правую ногу, а из ноги Ч в гортань, и правым ухом вышла душа. “окмо еще мнитс€ ми, €ко несколько света помню: зде мои чулки и башмаки; тамо лежит мо€ шл€па; зде мой кафтан и штаны Ч токмо того не знаю, где глава мо€?ї ѕоискавши, —усаким обращаетс€ к публике с просьбою Ђќ вы, господа! јще ли кто от вас из любви и при€тства мою главу скрыл, и того покорно, без шл€пы прошу и молю, чтоб мне он возвратилї.

{82}  ак мы видим из данных примеров, эта переводна€ драматурги€ давала довольно-таки благодарный материал дл€ актера, как трагического амплуа, так и комического.

ќстаетс€ только вы€снить, насколько актер в Ђкомедийной хороминеї цар€ јлексе€ ћихайловича умел использовать этот благодарный материал драматических произведений в своем лицедействе.

Ќадо иметь в виду, напоминает нам академик ¬. Ќ. ѕеретц в своем труде, что в том репертуаре, который не без доли случайности сложилс€ в театре эпохи цар€ јлексе€, и жизнь и характеры, которые должен был изобразить актер, Ч давались авторами пьес еще проще и пр€молинейнее, чем во французском классическом театре. „тобы воспроизводить здесь их Ч не нужно было ни головоломной выдумки, ни т€жких творческих мук. ќтсюда, при малой культурности актера, Ч легче всего создавалс€ готовый шаблон, готовый трафарет, которому, не обремен€€ своей совести тревогой неудовлетворенности, мог спокойно следовать исполнитель той или иной роли, замен€€ ремесленной выучкой формул, в пределах данного амплуа, живое творчество, проникнутое порывом осуществить продуманно и с душою замыслы автора. “ехника актерского искусства, как и сама жизнь, требовала небольшого разнообрази€ приемов, требовала резких, определенно очерченных контуров, а не полутеней. ќтсюда €сно, как легко было старому театру приобрести ту статичность и ту условность, котора€, на наш взгл€д людей XX в., граничит с мертвым схематизмом.

—тоит только изучить режиссерские ремарки к старинным пьесам, сохраненным в рукопис€х, чтоб убедитьс€, что хот€ эти пьесы сберегли только мелкие и, на первый взгл€д, не всегда существенные указани€ автора и режиссера, однако все же здесь мы находим достаточно рельефные указани€ на характер игры. Ёта игра старинного актера была не реалистической, несмотр€ на свою грубость, а чисто условной. ¬се было готово, просто, предопределено и вместе с тем условно. » актер и зритель знали, например, что женска€ фигура с распущенными волосами, одета€ в платье определенного цвета, означает Ђмилосердиеї, с мечом Ч Ђотмщениеї, с сердцем пылающим Ч Ђлюбовьї. ÷арь должен был быть криклив, высокомерен, заносчив, самовластен; влюбленный Ч почему-то Ч уныл, плаксив, воин Ч хвастлив, разв€зен и т. п. » актер и зритель знали целую серию незамысловатых Ђприличных театру игрушекї, предусмотренных немудрой традицией, и актер, развивший свой дар лицедейства под ферулой случайного немецкого руководител€, игра€ к тому же в пьесах, совершенно чуждых русской жизни, с неизбежностью подчин€лс€ шаблону исполнени€, требовавшегос€ от него такими менторами, как саксонец »оганн √отфрид √регори, лишь случайно вписавший свое им€ в начальную историю русского театра.

ƒл€ полноты картины надлежит еще ознакомитьс€ с данными, сохранившимис€ о декоративном искусстве Ђкомедийной хороминыї.

  счастью, Ч после опубликовани€ —.  . Ѕого€вленским материалов, собранных о ћосковском театре при цар€х јлексее и ѕетре, Ч таких данных, что называетс€, Ђне занимать статьї. ƒл€ большего удобства, а также и дл€ краткости, мы не станем рассматривать все эти данные по годам и по отдельным постановкам, а возьмем их купно, за весь п€тилетний срок существовани€ театра јлексе€ ћихайловича, подразделив их только в отношении: 1) декорационном; 2) костюмерном и 3) бутафорском.

¬ отношении первого из этих пунктов мы можем установить следующее.

ƒекорации Ђкомедийной хороминыї были трех видов: завесы, перспективные рамы и подделки.

«авесы, служившие дл€ изображени€ Ђнебаї (воздуха), были, по-видимому, хоть и переменными в спектакле, но, сравнительно с перспективными рамами, имели в нем консервативный характер. ≈сть основание думать, что их употребл€лось не больше 3‑х дл€ каждой пьесы; так, в одном из документов 1673 г. читаем: Ђ уплено проволоки толстой, железной, на чем три занавеса поставлено, на 2 деньгиї.

{83} ќб этом виде декораций до нас дошло исключительно мало сведений. —кудность последних позвол€ет судить вдобавок лишь о количестве холста, требовавшегос€ дл€ отдельной завесы (500 аршин Ч см. выше), да о том, что эти завесы, как не грунтованные, чистились прачечным способом. (Ќавод€ща€ подробность: дворник польского двора —енька »ванов извел мыла на 25 копеек, чтобы вымыть завесы и белое комедийное платье, Ђкоторое затруднилосьї.)

Ќесколько большими данными мы располагаем о рамах перспективного письма, составл€вших центральный момент в декоративных постановках Ђкомедийной хороминыї.

¬ виде краткой справки, напомню, что этот вид декораций осуществлен практически впервые в –име, в 1510 году, знаменитым ѕеруцци. ѕонадобилось, таким образом, полтораста с лишком лет, прежде чем этот зародыш нашей Ђпавильонной системыї дошел транзитом через √ерманию, √олландию и ѕольшу до сердца –оссии.

Ѕлижайшее и непосредственное представление об этих Ђрамахї, сыгравших столь громадную роль в истории как западного, так и нашего отечественного театра, дает знакомство с иллюстраци€ми комедий —имеона ѕолоцкого Ђќ блудном сынеї, Ч дошедшими до нас, к счастью, в такой сохранности, что вс€кий без труда способен на основании их {84} оценить общий живописный эффект подобного вида декораций.

  этим данным мы можем прибавить, относительно перспективных рам, практиковавшихс€ именно в Ђкомедийной хороминеї, следующее.

∆ивописец Ђписал и строил на полотнахї, которых, как и дл€ завес, расходовалось дл€ перспективных рам изр€дное количество ¬от, например, документальный отрывок, сюда относ€щийс€ Ђ»юн€ в 21 день (1672) по указу великого государ€ и с приказу ¬олодимерские чети, за приписью дь€ка »вана ≈встафьева, велено купить к перспективному делу 700 аршин холста, ценою по 5 денег аршин, и, куп€, отвезти в село —офроново и отдать живописцу-иноземцу ѕетру Ёнглеру » на покупку тех холстов денги дать из приказу √алицкие чети “ого же числа куплено к перспективному письму на √остине дворе у суздальца посадского человека, у јлександрька ћихайлова (еще) 700 аршин холстуї Ч что и было, как видно из дальнейшего текста, в точности исполнено.

Ќашими сведени€ми о приблизительных размерах Ђрам перспективною письмаї и числе их мы об€заны тому обсто€тельству, что, кроме театра в с ѕреображенском, устраивалс€, как известно, в зимнее врем€, и театр в самой ћоскве, в помещении над јптекою, куда неоднократно и перевозились из ѕреображенского необходимые декорации Ѕлагодар€ такой перевозке, мы располагаем (счастливый случай!) очень интересным и даже важным дл€ нас документом, глас€щим Ђ181 г. (1673) генвар€ в 23 д., по указу вел. гос. (титул) и по приказу окольничего јртамона —ергеевича ћатвеева, перевезены из села ѕреображенского, ис комедийной хоромины, рамы перспективного письма к ћоскве и взнесены в палаты, что под ќптекою, а дл€ взносу, что большие и средние рамы по двери не прошли, перетерты и построены здвижными; и к тем рамам приделано 100 задвижек да двести скоб железных «а железо и за дело по уговору кузнецу —еньке “рофимову 3 рубл€ 10 алтын, да провозу из тех рам от 36 штук от села ѕреображенского к ћоскве до дворца на 10 подвод извощиком јндрюшке яковлеву с товарыщи по 3 алтынаї.

ќстов рам делалс€ из липового дерева, на Ђклею карлуку самого доброгої, ведал же этой работой с 1675 г. стол€р √аврилка ‘илонов, служивший раньше в Ќовонемецкой слободе Ђу иноземца у ѕетра —иверсаї.

{85} ѕрежде чем перейти к декоративной живописи, следует упом€нуть сначала о том немногом, что нам известно о 3‑м виде декораций, имевших место на сцене Ђкомедийной хороминыї, Ч поддел очных. ќ них мы знаем действительно немного: знаем только, что в комедии о ƒавиде и √олиафе Ђƒавыду шатрик (шатер) сделан из пестрых крашенинї, и что когда в 1675 г. Ђбыли у комедийного строень€ живописцы јндрей јввакумов с товарищиї, то Ђписали они к комедийному строению городок да башню, да 2 местаїЕ ¬от и все.

ƒл€ расписывани€ как Ђрам перспективного письмаї, так и этих поддел очных декораций употребл€ли между прочим Ђбелила добрыеї, Ђголанцу лазоревагої, Ђфлорентийской лакиї, Ђприпущенной €риї, Ђвохреиї, Ђциноборуї, Ђбакану вишневого немецкогої, сурик, киноварь, Ђжелтую краскуї, Ђвиницейские краски краснойї и Ђвиницеского €руї, которые разводились в Ђгоршечках глин€ныхї (числом около 50‑ти). Ќа грунтовку холста, приготовление краски и прочие живописные надобности, шли Ђолихваї, Ђмелї, Ђневтьї, скипидар, льн€ное масло, уксус, рыбный и вишневый клей. Ќа оруди€ письма: хвосты хорьковые и беличьи да крыль€ леб€жьи, гусиные и утиные (впрочем, есть указание, что покупались и готовые кисти).

ѕриготовл€лись декорации (очевидно, при спешности работы) и ночью, на что расходовалось иногда до 200 свеч, как это было, например, в 1676 г. при постановке комедий Ђо ƒавиде и √олиафеї и Ђќ Ѕахусе и ¬енусеї.

ќбщим наблюдением и руководством по декоративной части ведал иноземец ѕетр Ёнглер (»нглес); первыми же живописцами-декораторами, вписавшими свои имена в историю русского театра, были: иноземец яган ¬андерс и наши соотечественники Ч јндрей јввакумов, Ћеонтий »ванов, ≈лисей јлексеев и ќсип »ванов, которые переговаривались со своими иноземными руководител€ми при помощи толмача ѕосольского приказа »вана ≈нака.

Ќельз€ сказать, чтоб о Ђсвоихї, об этих первых русских придворных декораторах, особенно заботливо пеклось наше правительство, против которого истори€ нашею декоративного искусства, на первых же своих страницах, сохранила такой конфузный документ. Ђ÷арю {86} (титул) бьют челом холопи твои, живописцы јндрюшка јввакумов с товарыщи, 5 человек. ѕо твоему в. г. указу, работали мы, холопи твои, на старом ѕосольском дворе твои, в. г., вс€кие комидейные дела окт€бр€ с 28 числа но€бр€ по 14 число нынешнего 184 году (1675), а твоего государева жаловань€ корму нам, холопам твоим, не даноЕ ћилосердный государь (титул), пожалуй нас, холопей своих, вели, государь, нам свое государева жаловань€ корм выдать, чтоб нам, холопам твоим, будучи у твоего государева дела, голодною смертью не умеретьїЕ

ќбраща€сь к костюмам лицедеев (экомедиантов) нашего первого придворного театра, можно, как общее, сразу же заметить, что эта часть постановки отличалась, в некоторых из спектаклей Ђкомедийной хороминыї, большою, даже чрезмерною роскошью. –асходные книги √алицкой и ¬ологодской чети так и пестр€т суммами, истраченными на покупку листового золота, шелковых лент, кружев и мехов дл€ украшени€ одежд, шившихс€ из сукон (Ђанбурскогої и Ђбелого арм€чногої), из Ђатласу волнистогої, Ђтурецкогої, Ђшелковых персидских пестредейї, сатыни и пр. Ќаиболее дешевым материалом дл€ костюмов служили крашенина, холст, рогожа (sic!) и кинд€ки желтого, черного, осинового, красного, зеленого и нагого (телесного) цвета.

Ѕольшинство костюмов расписывалось; об этом наши источники говор€т с такою же определенностью, как и об именах художников, занимавшихс€ этим искусством: јндрее ¬иниусе и јндрее ‘роловском, выполн€вшим свои задани€ под руководством “имофе€ “имофеевича √азенруха (последнему принадлежал и верховный надзор за закройщиком ’ристианом ћейсоном и за главным портным “рофимом ƒаниловым).

 остюмерное искусство очень тесно порой сплеталось с бутафорским: нельз€ говорить об одном из них отдельно от другого, если иметь в виду такие, например, документальные данные:

Ђ√олиаду (сделан) кафтан большой из пестрых выбоек, латы большие ж от головы до коленей; да ему ж сделана голова больша€ клеена€ полотн€на€ с накладными волосы и с бородою; да на голову большой шелом белого железа; да дл€ вышины подделаны ноги большие дерев€нные и обиты кожею красною, да руки большие же, да копье дерев€нноеї.

»ли: ЂЅахусу (сделана) бочка на колесах, а в ней на питье мехи кожаные, да на него ж голова больша€ клеена€ полотн€на€, да от головы в бочки две трубки жест€ные большие, да на голову волосы накладные, большие и с бородою; да на него кафтан выбойчатой, да штаны большие волчьи, а наверх штаны крашенинные, да шапка больша€ рогожна€, опушена медведемї.

— другой стороны, бутафорское искусство так же тесно примыкало к декорационному, в пр€мом смысле этого пон€ти€. Ќапример, –ай в Ђјдамовой комедииї должен был быть представлен шестью райскими деревь€ми с бумажными, окрашенными €рью, листочками на медной проволоке и с восковыми €блоками; ангелы предстали с крыль€ми на китовом усе; в конце комедии должен был по€витьс€ посеребренный крест на оленьей голове, сделанный (по указани€м ѕ. —иверса) из пшеничной муки.

{87} Ќаконец, и это исключительно показательно дл€ доминирующего значени€ бутафории во всех этих постановках, Ч она €вл€лась существенною составною частью дажеЕ хореографического искусства! “ак, по словам –ейтенфельса, в балете, данном на ћасленице 1675 г., по обе стороны ќрфе€ двигались две большие пирамиды с транспарантами и иероглифическими надпис€ми, освещенные разноцветными огн€ми. ќрфей обратилс€ к каждой из пирамид со стихами, заканчивающимис€:

Und du Pyramidenberg Ч
Hüpfe nach dem Singen, Ч

после чего пирамиды исполнили с ќрфеем затейливое Ђпа‑де‑труаї.

Ќедаром балеты в Ђкомедийной хороминеї ставил не какой-нибудь придворный пл€сун, каких много было при царе и до 1672 года, аЕ инженер Ќиколай Ћим (ћикола Ћима), специалист по постройке крепостей. ћногоговор€ща€ подробность!..

„то касаетс€ проблематично-художественной бутафории, в ее чистом виде и самосто€тельном значении, то поле ее де€тельности, как легко догадатьс€, было еще обширнее.   чему только ни приходилось примен€ть Ђволшебныйї труд бутафора, в эту эпоху реб€ческого культа игрушки на сцене! ќ, на это не жалели денег! ƒостаточно сказать, что на мешки, в которые ссыпали у »осифа хлеб дет€м »зраилевым, пошло 25 аршин холста! ѕонадобилось, например, дл€ ≈горьевской комедии сделать змею: Ђсвоиї средства признали недостаточными. Ќужно было непременно обратитьс€ к па€льщикам, которые и справились с этой задачей, создав змеиное туловище из жести с прилаженными к нему на ремн€х хоботом и хвостом. ѕрестолы, венцы, оружие, знамена, перстни, шумихи, палки (кии, полотн€ные набивные) и пр. Ч всему этому, по-видимому, удел€лось первейшее внимание, в режиссерском отношении как самим √регори, с Ћаврентием –ингубером, так и —тефаном Ќижинским с яковом √ипнером, этим пр€мым наследником власти √регори, на сцене Ђкомедийной храминыї, с 1675 г.

¬виду такой исключительной роли бутафории в первом –усском придворном театре, мы считаем долгом, в заключение о нем, запечатлеть на страницах нашего очерка театрально-декоративного искусства ƒревней –уси, р€дом с громкими именами его главных руководителей, и скромные имена бутафоров-тружеников Ч —теньки ёрьева, ёрки  остентинова и —авки яковлева.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2017-03-11; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 350 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—тремитесь не к успеху, а к ценност€м, которые он дает © јльберт Ёйнштейн
==> читать все изречени€...

1280 - | 1247 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.108 с.