Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава I ќбр€довый театр кресть€нской –уси




—реди разновидностей театра, рассматриваемого не в узко формальном значении этого слова, не в традиционном его аспекте, а в несколько расширенном его понимании, особн€ком стоит театр, которому приличествует название обр€дового.

“ак как эта дифференциаци€ не получила еще всеобщего признани€, Ч спрашиваетс€, имеем ли мы основание говорить о подобном €влении, как именно о театре? Ќе осторожнее ли употребл€ть, в соответственном случае, вместо выражени€ Ђобр€довый театрї Ч просто Ђобр€дї или Ђобр€ды драматического характераї?

“ака€ осторожность, пожалуй, совершенно излишн€, ибо что представл€ют собой праздничные ритуальные действи€, сопровождаемые песн€ми, пл€сками, р€жением и пантомимой (нередко с Ђдиалогомї действующих лиц), которые совершаютс€, по раз выработанному Ђчинуї, охотничьим племенем или земледельческой общиной, как не подлинный театр?

ѕравда, такой примитивный театр имеет свою отличную от прочих театров существенную особенность в том, что содержанием и формой ему служат не вольно-творческие сценические произведени€, а лишь издревле установленные и имеющие магическое значение обр€ды; но, в общем, такой театр, со строго ограниченным специфическим репертуаром, €вл€етс€, в своих основных зрелищных чертах, самым насто€щим театром.

ќбъ€сн€€ разницу между Ђобр€домї и Ђигроюї и обраща€ внимание читател€ на то, что, в противоположность Ђигреї, обр€д, приуроченный к известному времени, месту {18} и обсто€тельствам, €вл€етс€ делом серьезным, религиозно важным, строго консервативным и пр., Ч проф. ј. Ѕелецкий говорит, что Ђв обр€де театральны лишь элементыї, в то врем€ как ЂУиграФ почти всегда уже готовый, хоть и примитивный театрї (см. Ђ—таринный театр в –оссииї, ћосква, 1923 г.).

ѕринима€ целиком мою теорию театральности, Ђширокой струей, Ч по признанию ј. Ѕелецкого, Ч просочившейс€ в народный бытї, где она нашла себе выражение в таких фактах, как обр€дность «апорожской —ечи, прин€тие в Ђгуртї нового члена у бандуристов и лирников и во многом другом (Ђчем, конечно, воспользовалс€ бы, Ч пишет ј. Ѕелецкий, Ч талантливый Ќ. Ќ. ≈вреинов, как материалом дл€ иллюстрации своей теорииї), Ч почтенный профессор находит, тем не менее, рассто€ние от Ђтеатральностиї до Ђтеатраї весьма значительным, не реша€сь, став на мою точку зрени€, рассматривать обр€довые действи€ как разновидность подлинного театра.

Ќе вступа€ в полемику с проф. ј. Ѕелецким, укажу только, что такой авторитетный ученый, как ¬. ¬севолодский-√ернгросс, автор двухтомной Ђ»стории русского театраї (изд. в —оветском —оюзе в 1929 г., с предисловием наркома просвещени€ ј. ¬. Ћуначарского), решительно присоединилс€ к моему мнению и счел возможным и даже необходимым считать Ђобр€довые и игровые действовани€ї Ђранними видами театральных действованийї или, выража€сь кратко, считать театром.

 аков же, спрашиваетс€, был репертуар этого издавна оформл€емого обр€дового театра, дававшего до недавнего времени всегда, в одни и те же сроки, одни и те же, в общем, спектакли?   чему сводилс€ сокровенный, дл€ профанов, смысл этих своеобразных спектаклей, их содержание, их характер?

Ќа это отвечают Ч правда, часто сбивчиво и чересчур кратко Ч многочисленные запрещени€ и обличени€ данного Ђрепертуараї и представлений излюбленных в нем пьес со стороны православного духовенства, ведшего борьбу с обр€довыми Ђдействовани€миї €зыческого происхождени€.

—реди этих обличений и суровых осуждений живучего, Ђв пикуї духовенству, обр€дового театра, процветавшего на ”краине в конце XVI века, интересно и поучительно послание к кн€зю ќстрожскому знаменитого афонского монаха »оанна ¬ишенського, который из своего затворнического уединени€ прилежно следит за верностью ’ристовым заветам родного ему украинского народа.

¬ этом своем послании ». ¬ишенський дает перечисление тех Ђпьесї, какие составл€ли Ђрепертуарї обр€дового театра на ”краине, называ€ главные народные €зыческие праздники и св€занные с ними обр€ды в календарном пор€дке.

ќн начинает с новогодней Ђпьесыї  ол€ды, которую советует Ђиз городов и селї изгнать, согласно ’ристову учению, ибо Ђне хочет ’ристос, чтобы при ≈го –ождестве имели место дь€вольские  ол€дыї, Ч пишет ». ¬ишенський.

Ќечто подобное предлагает он и в отношении Ђ¬олочельногої обр€да, совершаемого на ѕасху, а именно: Ђ¬ыволокши его из городов и сел, утопить. Ќе хочет бо ’ристос, при —воем славном ¬оскресении, того смеху и ругани дь€вольского иметьї.

ƒалее следует осуждение дь€вольского праздника Ђна √еорги€-мученикаї, где имеют место Ђтанцыї и Ђскокиї, которые заставл€ют гневатьс€ √еорги€-мученика на Ђнашу землюї (т. е. на ”краину).

ѕотом Ч следу€ точно календарной последовательности, Ч ». ¬ишенський ополчаетс€ на €зыческий характер праздника, совершаемого в честь »вана  упалы: Ђибо гневаетс€ (на то) »оанн  рестительї; поэтому  упалу надо утопить и огненное скаканье (в его честь) прекратить.

Ќаконец, гоненье блюстителей христианской веры, типичным представителем коих был монах ¬ишенський, распростран€лось с ожесточением и на Ђпохороны ярилыї.

»з этих кратких выписок мы видим, что репертуар ”краинского обр€дового театра был, как, впрочем, и везде на –уси, почти сплошь €зыческим как по форме своих Ђпьесї, так и {19} по их содержанию, представл€€ собой пережитки седой древности, ненавистные православному духовенству, в качестве дь€вольской нечисти, и, следовательно, не могущие иметь место на церковных праздниках, к коим они были €кобы Ђприуроченыї.

Ёта точка зрени€ монаха ». ¬ишенського, раздел€ема€ современным ему духовенством, грешит в очень существенном пункте, а именно Ч как теперь уже хорошо известно не только этнологам, Ч не €зыческие праздничные обр€ды были приурочены к праздникам православной церкви, а как раз наоборот: праздники юной (по сравнению с €зыческой) христианской религии были приурочены к издревле усто€вшимс€ в религиозном сознании народа праздникам €зыческой древности.

» в самом деле, что представл€ют собой перечисленные ». ¬ишенським народные праздники?

ѕервый, упоминаемый им, Ч Ђ ол€даї Ч есть праздник зимнего солнцесто€ни€; второй обр€д Ч Ђкликань€ї (заклинани€) и Ђвеличани€ї ¬есны, чтобы она поскорее вернулась; третий Ч скотоводческий праздник, в честь ёри€, покровител€ стад, повелител€ волков, начальника ¬есны, четвертый есть праздник летнего солнцесто€ни€.

{20} —овершенно €сно дл€ каждого (а не только дл€ ученых-этнографов), что праздники зимнего и летнего солнцесто€ни€, обусловливающих смену земледельческих работ, не могли быть приурочены к –ождеству ’ристову и ≈го ¬оскресению, Ч исторические сроки коих остаютс€ и поныне невы€сненными, Ч тогда как врем€ солнцесто€ни€ бывает всегда в одни и те же сроки, и Ђприурочиватьї их к срокам других событий Ч значило бы просто-напросто переставл€ть всю небесную механику.

“о же самое приходитс€ сказать и о €зыческом празднике в честь ёри€ Ч покровител€ стад, к которому был потом приурочен Ђƒень св. √еорги€ ѕобедоносцаї, и о других €зыческих праздниках, составл€вших, в своем театральном оформлении, репертуар русского, украинского и белорусского обр€довых театров.

я не буду здесь распростран€тьс€ обо всех Ђпьесахї этого репертуара, выбрав только наиболее показательные дл€ нас, в смысле подлинного театра, и пользу€сь главным образом фольклором наиболее отсталых от цивилизации местностей, где, в частности, мне лично довелось побывать дл€ проверки книжных источников, часто крайне замутненных и недостаточно исчерпывающих дл€ взыскующих истины.

{21} —леду€ перечислению €зыческих народных праздников, данному ученым (дл€ своего времени) монахом ». ¬ишенським, € остановлю внимание читател€ прежде всего на Ђ ол€деї как на новогоднем Ђспектаклеї, а не на Ђ¬олочельном обр€деї или на другом каком-нибудь из весенних, как это прин€то некоторыми фольклористами, словно игнорирующими то обсто€тельство, что черед времени имеет свое начало в Ќовом году, когда умерша€ было ѕрирода начинает воскресать под лучами повернувшегос€ к лету —олнца.

я остановлюсь на этом Ђпразднике зимнего солнцесто€ни€ї дольше, чем на других Ђпьесахї из Ђрепертуараї обр€дового театра, по той важной причине, что здесь мы встречаемс€ с феноменом, подобным тому, из коего в ƒревней Ёлладе возник трагический театр Ёсхила, —офокла и ≈врипида, равно как и комедийный театр јристофана »бо надо иметь в виду, что, если художественна€ драма впервые возникла в Ёлладе, Ч культова€ обр€дова€ драма, из коей художественна€, так сказать, вылупилась, отнюдь не €вл€етс€ досто€нием одного лишь греческого народа » когда школьников учат, что только гений этого народа мог, благодар€ исключительно благопри€тно сложившимс€ услови€м своего развити€, создать из случайного €кобы факта козлогласи€ (т. е. трагедии, в этимологическом смысле) новый род искусства Ч драму, Ч школьникам внушают сущую неправду, и неправду дво€кого рода во-первых, козлогласие, как удалось вы€снить фольклористически, не есть €вление случайного характера, а обр€дно-культового, а во-вторых, из такого характера песен-пл€сок вокруг козла (живого или р€женого) рождаетс€ (по-видимому, совершенно закономерно) Ђпервобытна€ї {22} форма драмы (синкретического вида) не только у греков, а у вс€кого народа, и у русского (великорусского, украинского и белорусского).

–€жена€ коза, на —в€тках замещающа€ собою козла, продолжает еще долго, в глазах народа, внушать, несмотр€ на баснословный срок давности, почтение к себе как к тотему подлинно сакраментальной важности. Ёто видно уже из того, что все сопутствующие Ђкозеї маски воспринимаютс€ обычно, несмотр€ на веселое настроение, чрезвычайно серьезно и даже почтительно. Ќе говор€ уже об одарении этих св€точных масок съестным, вроде колбасы, сала, зерна и прочего, Ч к ним самим, а тем более к Ђкозеї относ€тс€ с благоговением и словам их, равно как и действи€м, придают большое значение.

Ќа вопрос, почему именно козел (коза), в средней полосе ≈вразии, оказалс€ в таком почете, в таком исключительном фаворе, мы находим ответ: 1) в оценке хоз€йственного значени€ этого животного: коза €вл€етс€ Ђкоровой бедн€ковї, не требующей никакого ухода за ней и дающей, по сравнению с коровой, не только лучшее молоко, но и более нежное м€со и шерсть дл€ одежды; 2) в том факте, что козел импонировал первобытному человеку своей сверхъестественной способностью руководить, лучше пастуха, стадом порученных ему овец, скрывать в желудке и кишках целительные безоаровые камни (padzahr), служившие мощным противо€дием, и пр.; 3) в воззрении на козла, как на воплощение сладострасти€, обусловливающего плодородие; 4) в человекоподобии бородатой морды козла и его голоса; и 5) в при€зни козлов к горным высотам, где на заре нашей культуры полагали местопребывание богов.

— переходом к земледельческому быту обычай совместной песни-пл€ски, вокруг козла или козы, приурочиваетс€ к определенному времени года, первейшим образом к декабрю-€нварю, когда поворот солнца к лету знаменует воскресенье умершей было навек природы. ѕри этом жрецы, ид€ навстречу народному почину, обусловливают тем самым соединение культа с народною игрою, в чествовании бога, каковое соединение дает одну из наиболее знаменательных пьес €зыческого обр€дового театра.

¬ чем же состо€ла эта Ђновогодн€€ї пьеса на –уси, {23} украша€ собою репертуар его обр€дового театра, и котора€ в отношении календарном, так и в отношении возможного генезиса драмы (по образцу ƒревней √реции) должна быть поставлена, в этом репертуаре, номером первым?

ќна состо€ла в том, Ч отвечают ранние записи русских фольклористов, работавших в полу€зыческой Ѕелоруссии, Ч что на —в€тках, накануне Ќового года, небольша€ группа р€женых кресть€н, среди коих один или двое со скрипкой, а то и с барабаном, входит, с позволени€ своего господина, к нему в хоромы и начинает петь Ђ озуї (т. е. Ђкозлогласоватьї, наподобие греческого хора, при зарождении Ђтрагедииї. Ч Ќ. ≈.).

—амое Ђ озуї изображал один из р€женых, в кожухе, вывороченном наизнанку, причем Ђво все врем€ представлени€  оза ходит на четвереньках.   ее голове, закутанной и прикрытой незатейливою маской, приставлены коровьи рогаЕ ѕо окончании песни  озе дар€т деньги, и она со всею своею свитой отправл€етс€ дальше к другим панам, если они есть в соседстве, или же к своим зажиточным односельчанам, чтобы снова петь, пл€сать и получать гостинцыї.

“екст Ђкозлогласи€ї различалс€ в зависимости от местности, где оно происходило.

ѕ. ¬. Ўтейн приводит среди прочих в своем сборнике ЂЅелорусские народные песниї, изд. 1874 г., следующую запись песни Ђ озыї:

Ч ќго‑го, коза,
ќго‑го, коза!
√дзе ты бувала?
Ч ¬ турецкой земле,
Ч Ўто ты робила?
Ч ягодки брала.
Ч  ому давала?
Ч ∆оунерам, жоунерамЕ (т. е. солдатам).

ј у том сельце
Ћихие стрельцы
—обиралис€,
–аховалис€:
 озыньку убиць,
Ўкуру злупить
» дуду пошиць.

{24} ¬ариантов подобных Ђкозлогласкиї, поющихс€ под Ќовый год, очень много. —реди них, как существенные дл€ культа козла или козы, надо упом€нуть следующие строки:

√дзе коза ходит,
“ам жито родит,
√дзе коза хвостом,
“ам жито кустом,
√дзе коза ногою,
“ам жито горою,
√дзе коза рогом,
“ам жито стогом.

Ёти строки лишний раз объ€сн€ют причину траголатрии.

 

¬о всех, без исключени€, Ђкозлогласи€хї (кол€дках) козу предостерегают об ожидающих ее опасност€х и дают благие советы:

Ќе ходи, коза,
ѕод тое сельцо,
ѕод ћихайловце!

(или Ђпод –огачевої, или под другое какое сельцо), где Ч

стрельцы
’от€т козу убить Ч
ћаше шубу сшитьЕ (и т. п.)

≈сли видеть в козе (козле) русских кол€док зооморфную эмблему божества плодороди€ (допустим Ч Ѕога јвсен€!), которое умирает насильственной смертью (от стрельцов-охотников или от волков), подобно ƒионису, в греческом сказании, Ч выше приведенные и подобные им строки древнерусских козлогласий служат подтверждением такой аналогии. ». ¬. —еменченков в своем исследовании ЂЌачало драмы у древних грековї недаром останавливает внимание на том, что в ƒревней Ёлладе Ђпевцы, управл€вшие хором, или как представители самого ƒиониса, или как вестники из свиты бога, рассказывали об опасност€х, угрожавших богуї.

Ќет недостатка в древнерусских Ђкозлогласи€хї и чисто эротических мотивов, например:

“ой улицы
–азлегаютс€,
’оз€ин дочкою
ѕохвал€етс€
Ч ¬озьми, казаче!
Ќехай не плаче!

»ли, например, просьба в конце одного из козлогласий, чтобы поющим было подано:

–ешето овса,
ѕоверх колбаса, Ч

в чем надо видеть намек на фаллический культ, подобный тому, коему служили, в древнегреческой процессии Ђ—ельских ƒионисийї, фаллофоры; это тем более правдоподобно, что Ђкозлогласи€ї исполн€лись на –уси в античном размере Ђтрохаической триподииї (‑u‑u‑u), известном в метрике как Ђversus ithiphallicusї, то есть как напр€женно-фаллический стих.

Ђƒл€ историка театра, Ч замечает проф. ј. Ѕелецкий, Ч в рождественских обр€дах всего интереснееЕ УмосколудствоФ, р€женье, как его называют старейшие пам€тники русской письменности, о котором, в конце XVII века, считает нужным распространитьс€ »ннокентий √изель, автор У—инопсисаФ. У»ные лица сво€ и всю красоту человеческую, по образу и подобию Ѕожию сотворенную, некими л€рвами или страшилами на дь€вольский образ пристроенными, закрывают, страшаще или утешающе людей, “ворца же и «иждител€ своего укор€ющеФ. ћы уже знаем, Ч замечает тут же ј. Ѕелецкий, Ч что среди этих масок преобладали звериные и что одним из главных действующих лиц на рождественских игрищах €вл€лась коза, восход€ща€, может быть, к козлиным, сатирским маскам €зыческих Ѕрумалий (праздников от 24 но€бр€ по 17 декабр€, посв€щенных ¬акху-ƒионису). У озуФ обыкновенно делают из дерева, туловище покрывают шубой, под которой скрываетс€ поддерживающий У озуФ человек; под музыку У озуФ пл€шет, а хор кол€дников приглашает ее приветствовать хоз€ина дома и членов его семьиї.

Ђ“ехника изготовлени€ маскарадного костюма, Ч уточн€ет ¬. ¬севолодский-√ернгросс, Ч {25} подчас бывает очень сложна. ¬от, например, как делают УкозуФ. √олову делают из дерева, на стороны торчат длинные рога, сверху голову обшивают кусками старого овчинного тулупа; в голову снизу вбивают палку, затем выворачивают большой тулуп и в одни из рукавов вдевают палку, ее несет парень, набрасывающий на себ€ тулуп, и, смотр€ по надобности, управл€ет движени€ми головыї.

—реди р€женых, принимающих участие в представлении Ђ озыї, проф. ј. Ѕелецкий упоминает Ђдедаї, Ђцыганаї и некоторых других действующих лиц, указыва€, что на долю Ђ озыї выпадает, кроме танца, р€д мимических движений; а в словесной части представлени€ главное место отведено Ђдедуї, который поет песню и величает Ђ озуї, пока, к общему огорчению, она не издыхает.

Ќадо заметить, что вс€ новогодн€€ Ђпьесаї из Ђрепертуараї русского обр€дового театра нигде толком не записана, не опубликована, не приведена в параллель древнегреческой культовой драме, с которой у нее немало сходных черт, и Ч главное Ч не разъ€снена в своих сокровенных символах.

„резвычайно заинтересованный, в силу указанных соображений о возможном некогда генезисе трагедии в ƒревней –уси, наподобие Ёсхиловской, € отправилс€ в 1915 г. в одну из белорусских деревень (Ѕабино, около Ѕобруйска), где представл€лась еще, на —в€тках, эта первобытна€ Ђтрагеди€ї (козлогласие), в ее сравнительно девственной чистоте (без позднейших наслоений), и убедилс€, что в ней имелись те же зачатки художественной драмы, какие имелись и в культовой драме у греков, коей {26} христианство не послужило преп€тствием, под опекою государства, к свободному росту.

ѕредставление Ђ озыї, с которым € познакомилс€ в одной из полу€зыческих деревень Ѕелоруссии, отличалось большой простотою, сравнительной краткостью и носило детски-трогательный характер.

Ќачиналось оно с процессии, отдаленно напоминавшей процессию в день Ђ—ельских ƒионисийї, о которой в ЂDe cupiditate divitiaramї сообщает ѕлутарх: и здесь, и там, в центре процессии (Ђпомпэї), справл€вшейс€ в конце декабр€, участвовал Ђчеловек, тащивший козлаї, с тою разницею, что в древнегреческой Ђпомпэї козел был живой жертвой, приносимой ƒионису, а в древнерусской Ч р€женым Ђкозоюї; и там, и здесь несли с собой вино (в Ѕелоруссии водку) и сласти; и там, и здесь праздник справл€лс€ Ђдовольно веселої, как выразилс€ тот же ѕлутарх.

¬ довершение сходства, Ч как в той, так и в другой процессии отсутствовал феномен такого огромного культового значени€, как Ђкорабль на колесахї и Ђкорабль (вернее, лодка) на сан€хї, о которых € говорил в самом начале своего предислови€ к насто€щей книге. ѕочему в белорусской Ђновогоднейї процессии, ко времени моего посещени€ деревни Ѕабино, этой Ђлодки на сан€хї (зарисованной, кстати сказать, худож. √ригорьевым и воспроизведенной во Ђ¬семирной иллюстрацииї 1892 г.) уже не было, € не знаю. ѕочему же в древнегреческой Ђновогоднейї процессии, ко времени ѕлутарха, Ђкорабль на колесахї уже отсутствовал, мы теперь определенно знаем: он был изъ€т из ƒионисий и отнесен к ѕанафине€м, когда, в день рождени€ јфины (28 √екатомбиона), перевозили из  ерамейка в Ёрехвей ее шафранного цвета платье, на корабле с колесами, в виде паруса.

{27} „еловек, тащивший Ђкозлаї, изображал в древнегреческой процессии жреца, которого, в древнерусской, изображал Ђдедї, с посохом ведший Ђкозуї на веревочке.

«а Ђкозойї и Ђдедомї шли два Ђцыганаї, изображавшиес€ девушками, в мужских темных одеждах, с зачерненными сажей лицами, затем Ђмехоношаї, собиравший в мешок пожертвовани€ зрителей, по окончании представлени€, и, наконец, музыканты.

Ђ÷ыганамиї девушки назывались, конечно, совершенно произвольно, так как на самом деле они изображали прислужников грозового божества плодороди€, в честь которого полагалось затемн€ть себе лица; таковыми, в Ђ—ельских ƒиониси€хї €вл€лись фаллофоры, из песен коих произошла трагеди€ и сатирическа€ драма (не забудем, что весь хор легендарного ‘есшиса, окружавший его повозку, в виде Ђкорабл€ на колесахї, был, согласно √орацию, Ђс затемненными лицамиї).

¬ св€зи с этим становитс€ пон€тным, что Ђбелорусска€ св€точна€ УкозаФ, Ч как правильно заметил академик ј. Ќ. ¬еселовский, Ч когда она не в маске, €вл€етс€ с лицом, зачерненным сажей, Ч ведь весь маскарад клонилс€ здесь к представлению божества плодороди€; а таковое одинаково эмблематизировано, как УкозломФ (УкозоюФ), так и зачернением лицаї.

Ёти Ђцыганеї держат в руках кнуты, которыми они громко щелкают, молниеносно верт€сь на одном месте. ”потребл€ю слово Ђмолниеносної сознательно, так как Ђцыганеї, в качестве служителей грозового божества, изображают, в данном представлении, удары молнии и вихрь.

‘игура Ђкозыї изображалась у нас в €зыческие времена по-иному, чем в приведенных мною свидетельствах Ђиз вторых рукї. Ћик Ђкозыї был не {28} горизонтальным, а вертикальным, напомина€ человеческое лицо. ќн был сделан из бересты, дл€ чего бралс€ не верхний, белый, а следующий Ч розовато-палевый слой березовой коры. √лазами служили две черных пуговицы от штанов. Ќос вырезалс€ из сосновой коры сизого цвета (как у пь€ницы) и привешивалс€ между щеками, через дырки в глазницах. –от изображалс€ зубастым, улыбающимс€, посредством подкладки красноватого цвета, вз€той из той же коры березы, но из ее глубинных слоев.   подбородку был пришит клок льна, изображавший козлиную бороду. –ога были сделаны из золотисто-желтой соломы, сплетенной в жгуты, наподобие женских кос, и, начина€сь со лба Ђкозыї, отгибались назад, причем концы их пришивались к затылку Ђкозыї.

“уловище же Ђкозыї изображалось мальчиком, лет дес€ти, который сидел верхом на лошадиной дуге, обращенной концами кверху, и пр€талс€ под длиннорунным козлиным кожухом, вывороченным наизнанку. ћальчику незачем было ходить на четвереньках (как на это указывают иные свидетели), потому что длинное руно козьего меха прикрывало ноги Ђкозыї; р€женному ею достаточно было слегка наклон€ть дугу, на коей он сидел, вперед-назад, топоча ногами, чтобы создавать отличную иллюзию пл€ски Ђкозыї.

Ћошадина€ дуга Ч и притом выкрашенна€ в €рко-красный цвет, Ч была необходима в данном обр€довом действе (хот€ никто ее не видел под кожухом), так как конь был зооморфной эмблемой солнечного бога ’орса (прин€того ƒревней –усью от вар€гов) и этот атрибут его, используемый в данном обр€де (—олнце, спр€танное под тучей, понимавшейс€ в древности, как шкура св€щенного животного), сулил на Ќовый год счастье.

я затем так подробно описал здесь маску св€точной Ђкозыї (в полу€зыческой деревне Ѕелоруссии), чтобы показать, сколь отлична была она от попул€рной до сих пор Ђ озы в сарафанеї, со звериной мордой, горизонтально л€скающей челюст€ми, на голове р€женного ею, Ч то есть от образа, под которым некогда духовенство пыталось осме€ть (на —в€тках и на ћасленице) зооморфную эмблему божества плодороди€.

—амое действие, в его драматической символике (смерть и воскресение {29} ѕрироды), сводилось к тому, что Ђкозаї, котора€ вс€чески воспевалась в этой св€точной Ђпьесеї, как божественное существо, дарующее люд€м счастье, вдругЕ издыхала.

“огда, после некоторого (наигранного) Ђпереполохаї, среди свиты околевшей Ђкозыї, хор вскрикивал, обраща€сь к Ђдедуї (этому образу древнерусского жреца):

ƒми козе в жилу,
 аб она жила! Ч

то есть Ђнамни у козы жилу (под которой подразумевалс€ половой орган), чтобы вернуть ей жизньї.

Ђƒедї исполн€л требуемое, Ђкозаї тогда вскакивала, начинала пл€сать Ђкозачокї, и вокруг нее воцар€лось всеобщее ликование.

ƒруга€ св€точна€ игра, Ђћеланкаї (от слова Ђмел€нтосї, что значит Ђчерныйї по-гречески), изображаетс€ 31 декабр€, в день св€той ћеланьи (ћаланьи, в просторечии), парнем в бабьем костюме, с лицом, вымазанным сажею, или в черной маске. ј —мерть, участвующа€ в этом представлении, изображаетс€ парнем, в длинной белой рубахе и в белой маске. ¬месте с ними шествует, от хаты к хате, пестрый кортеж разных св€точных масок, среди коих непременно Ђцыганеї, с лицами, вымазанными сажей.

ћеланка, пропл€сав в хате, где даетс€ Ђпредставлениеї, козачка, в пару со св€точным Ђдедомї, вдруг заболевает “огда приходит бела€ —мерть и поражает черную ћеланку косою. Ќеутешный Ђдедї ищет целител€, и на жалобы его по€вл€етс€ фельдшер, который и воскрешает ћеланку под веселую музыку.

{30} ѕроф. ј. Ѕелецкий видит в украинской Ђћеланкеї бесформенный обломок, смысл которого не €сен. я позволю себе заметить, что тот, кто вспомнит греческое сказание о ћеланфе и  санфе, где драматизируетс€ борьба Ћета с «имою, смысл Ђћеланкиї раскрываетс€ как некий парафраз этого греческого сказани€. —ущность его, напомню, в следующем: царь ћеланф, будучи изгнан из ћессены, удалилс€ в јттику (место зарождени€ трагедии), где он вступил в борьбу с беотийским царем  санфом (что значит ЂЅелокурыйї). ¬о врем€ бо€ позади  санфа по€вилс€ бог ƒионис в черной козьей шкуре, и, когда ћеланф стал упрекать  санфа, что тот не один,  санф обернулс€ и тут же был убит ћеланфом. (—казание об этом единоборстве заставило фольклориста Ћ. –. ‘арнвелл€ предположить, что аттическа€ трагеди€ выросла из европейского зимнего р€жень€, так как в данном сказании можно смело усмотреть Ђборьбу зимы с летомї).

—леду€ перечислению все того же монаха »оанна ¬ишенського, разберемс€ теперь в весенних обр€дах ƒревней –уси, поскольку эти обр€ды интересны дл€ нас в чисто театральном отношении.

“аких обр€дов было несколько, так как были обр€ды ранневесенние, близкие к поре весеннего равноденстви€, и поздневесенние, {31} когда природа уже полностью пробудилась, после зимней сп€чки.

  ранневесенним обр€дам относ€тс€ обр€ды, св€занные с ћасленицей, у которых, в общем, много сходственных черт со св€точными (Ђновогоднимиї).

ќдин только финальный масл€ничный обр€д Ч Ђѕохороны ћасленицыї Ч €вл€етс€ отличным от прочих Ђвокально-драматическим представлениемї. (Ёто Ђпредставлениеї, как известно, закреплено, в существенных чертах, в Ђѕрологеї попул€рной оперы Ќ. ј. –имского- орсакова Ђ—негурочкаї.)

¬от что рассказываетс€ об этой Ђпьесеї обр€дового театра в сборнике ѕ. ¬. Ўтейна Ђ¬еликорусы в своих песн€х, обр€дахЕї: Ђ¬ прощеное воскресенье, т. е. в последний день ћасленицы, после обеда соберутс€ девки и бабы и совершают обр€д ее похорон следующим образом: делают из соломы куклу с руками, надевают на нее бабью рубашку и сарафан, а голову пов€зывают платком. ¬ таком виде кукла эта изображает собою ћасленицу. «атем одну бабу нар€д€т попом, наденут на нее рогожу наместо ризы и в руки дадут ей нав€занный на веревке осметок Ч на место кадила. ƒвое из участвующих в обр€де берут ћасленицу под руки и, в сопровождении толпы, под предводительством попа, пускаютс€ в путь из одного конца деревни в другой при пении различных песен.  огда же процесси€ выступает в обратный путь, то ћасленицу сажают на палки вместо носилок, накрывши ее пеленкой. ƒошедши до конца деревни, процесси€ останавливаетс€. “ут куклу-ћасленицу раздевают, разорвут все и растреплют. ¬о все врем€ шестви€ с ћасленицей поп размахивает кадилом, кричит Уаллилуй€Ф, а за ним кричит, шумит вс€ толпаї.

«десь обращает на себ€ внимание роль Ђпопаї с кадилом, поминутно кричащего Ђаллилуй€ї. ¬ этом карикатурном образе кресть€не (все еще покорные €зыческому соблазну) как бы мстили православному духовенству за преследование привычных дл€ них и осв€щенных большой давностью обр€дов и обычаев. (Ёта профанированна€ фигура св€щенника, разумеетс€, отсутствует в Ђ—негурочкеї ј. Ќ. ќстровского и у Ќ. ј. –имского- орсакова, принужденных, в царское врем€, считатьс€ с драматической цензурой.)

ѕодобного же рода кощунственную, в глазах духовенства, пародию можно было наблюдать, до недавнего сравнительно прошлого, и в поздневесеннем обр€де Ђпохорон русалкиї, в –€занской губернии, когда куклу, величиною с шестинедельного ребенка, клали в гроб, убирали цветами и несли топить на берег реки. ƒевушки тогда нар€жались кто св€щенником, кто дь€коном, кто дь€чком, делали кадило из €ичной скорлупы, пели Ђ√осподи, помилуйї и шли со свечами из стеблей конопли. ” реки Ђрусалкеї расчесывали волосы и прощались с нею, притворно плача. Ќе упустим случа€ отметить здесь €ркий пример подлинно театрального действа. (я пропускаю Ђ¬олочельный обр€дї, совершавшийс€ на ѕасху, о котором упоминает ». ¬ишенський в своем послании к кн€зю ќстрожскому, так как он малоинтересен с театральной точки зрени€.)

 ак €вствует из самого факта пародии на службу православного духовенства, Ч только что пом€нутый обр€д Ђпохорон русалкиї, совпадающий обычно по времени с ѕетровскими заговень€ми или с —емиком и “роицей, был не древнее, чем по€вление христианства {32} на –уси. Ѕолее древний обр€д, под названием Ђѕроводы русалкиї, не менее интересный в театральном отношении, чем предыдущий, не имеет ни малейшего намека на христианство и церковную службу, которые в пору формировани€ этого обр€да были еще совсем неизвестны его €зыческим руководител€м.

ћне посчастливилось Ч при розысках старейших форм русского обр€дового театра Ч побывать в —пасском уезде “амбовской губернии и познакомитьс€ как нельз€ лучше с практиковавшимс€ там, поздней весною (после Ђ–адуницыї), полу мистическим-полуюмористическим представлением Ђѕроводы русалкиї.

¬от в чем это представление состо€ло.

Ќа закате солнца, €, вместе с помещиками, у которых гостил, и с их сосед€ми, отправилс€ к близлежащей опушке леса, не доход€ до которой сто€ла уже огромна€ толпа кресть€н.

 ак только сумерки стали спускатьс€, из леса показалась Ђлошадьї, очень примитивно изображаема€ двум€ парн€ми, которые, став, один позади другого, держали на плечах, оглобли, прикрытые холстом таким образом, что обрисовывалось как бы туловище лошади. ѕередний парень держал на палке Ђкобылью головуї, с которой дети были знакомы уже из сказок, какие им рассказывали, слегка пуга€ их, их родители и н€нюшки. (ѕодобные Ђкобыльи головыї, т. е. лошадиные черепа, будучи повешены на частоколы, окружавшие св€щенные дл€ €зычников места, служили как бы их охраной и вывеской.) Ўе€ Ђлошадиї была окутана холщовым мешком, к которому была пришита грива, сделанна€ из пеньки. »з пеньки же был сделан и хвост, прикрепленный сзади Ђлошадиї приблизительно на высоте шеи второго парн€. Ќа голове Ђлошадиї красовалась уздечка, за поводь€ которой Ђлошадьї выводилась из лесу черномазым старообразным Ђцыганомї, дл€ изображени€ какового исполнитель (один из кресть€н-краснобаев) не пожалел, гримиру€сь, ни сажи, ни угл€. Ёто была та сама€ Ђбесовска€ кобылкаї, против которой метали громы церковные соборы и духовные проповедники типа ». ¬ишенського. ѕочему они так против нее восставали, € не замедлю сказать, окончив описание этого исчезнувшего после ќкт€брьской революции зрелища.

—тарый Ђцыганї (в котором € не мог не узнать жреца тех времен, когда с почтением Ђводили кобылкуї) подвел Ђлошадьї близко к зрител€м, образовавшим около него полукруг, и пустилс€ краснобайничать, подража€ цыганам-лошадникам, покупавшим добрых коней и продававшим коней с пороком. –асхвалив свой товар, Ђцыганї предложил прокатитьс€ на нем, дл€ испытани€, кому-нибудь из присутствовавших. “отчас же к нему подошел бойкий мальчишка, которого Ђцыганї не замедлил усадить верхом на Ђлошадьї.  то-то из присутствовавших заиграл на гармонике, и Ђлошадьї, как в цирке, стала катать своего маленького всадника кругами по образовавшейс€ арене.  огда мальчик, под всеобщее одобрение и шутки, слез с Ђлошадиї, Ђцыганї стал хвастать, что она умеет не только служить верховой, но и выучена, чтобы пл€сать Ђвприс€дкуї. —нова заиграла гармоника, и Ђучена€ лошадьї пустилась Ч под музыку трепака Ч отпл€сывать Ђвприс€дкуї. Ќо не долго бедна€ веселила публику: споткнулась, захромала иЕ раст€нулась на траве. Ђ÷ыганї стал ее и так, и эдак подбадривать кнутом, понукал встать: Ђлошадьї ни с места!.. Ќаконец, провозившись со своей Ђученой лошадьюї минуты три и выведенный из себ€, Ђцыганї причмокнул губами, присвистнул, пот€нул за уздечку, лошадь подн€лась на ноги и сразу ускакала в лес, но на этот раз не направо, а налево.   этому времени почти совсем стемнело и скрывавша€с€ из глаз лошадь стала казатьс€ исчезающим призраком. я не помню точно, какую песню запели тогда девушки, присутствовавшие на этом Ђпредставленииї; помню только, что дело шло о весне, о благодатном солнышке и о надежде, что весна скоро вернетс€ с цветами и пением птичек.

 огда, на позднем ужине у помещиков, мен€ приютивших, зашла речь о Ђѕроводах русалкиї, на которых мы только что присутствовали, € полюбопытствовал, почему {34} же в этом обр€де не принимала участи€ его героин€, то есть русалка. Ќа это старожилы, разгор€ченные водкой, стали завер€ть мен€, что некогда Ђрусалкаї была налицо и лихо сидела верхом на Ђлошадиї, в одной лишь рубахе и с распущенными волосами. ќднако потом, ввиду неприличи€ такового зрелища, Ђрусалкуї вовсе изъ€ли из обр€да, оставив в нем одну лишь Ђлошадьї.

Ёто была, конечно, чиста€ фантази€ людей, которым и в голову не приходило, что перед ними Ђводили кобылкуї, то есть повтор€ли на их глазах очень древний €зыческий обр€д, строжайше преследовавшийс€ некогда православной церковью, о котором еще в 1646 г. просвещенный государь јлексей ћихайлович, запреща€ этот обр€д, писал с негодованием: Ђ» накладывают на себ€ личины и платье скоморошское и, меж себ€, нар€да, бесовскую кобылку вод€тї.

Ђј что же тут зазорного и антихристианского в этой УкобылкеФї? Ч задали мне вопрос, когда € напомнил о ее запрещении. Ќа что €, в свою очередь, спросил: не удивл€ет ли моих слушателей то обсто€тельство, что, хот€ обр€д называетс€ Ђѕроводы русалкиї, на самом деле в нем провожаютЕ лошадь. Ч ЂЌу а почему же УрусалкаФ подменена тут УкобылкойФї? Ч заинтересовались недавние зрители непон€тного им обр€да.

ћне тогда пришлось напомнить, что, согласно религиозным представлени€м, занесенным в €зыческую –усь вар€гами, божество —олнца изображалось в виде кон€, называвшегос€ {35} на их €зыке ’оре. ” этого божества была юна€ жена Ч богин€ ¬есны, Ч которую русские звали Ђ’орсалкойї; ее эмблемой служил не конь, а кобыла, и притом юна€ Ђкобылкаї. ¬от эту-то Ђкобылкуї, как эмблему кончавшейс€ ¬есны, и Ђпровожалиї, в соответственное врем€, неискоренимые €зычники на –уси. » надо полагать, что лишь созвучие Ђрусалкиї и Ђхорсалкиї дало место, со временем, происшедшему недоразумению.

—пешу оговоритьс€, что все другие фольклористы не дают себе труда разъ€снить данное недоразумение, довольству€сь лишь кратким указанием, вроде того, что дал в своей Ђ»стории русского театраї ¬. ¬севолодский-√ернгросс. Ђќчень распространено, Ч говорит почтенный историк, Ч р€женье УкобылкойФ-конем. —остоит обр€д в следующемїЕ » далее, в шести-семи строках, говоритс€ о том, как два парн€, став один сзади другого, с жерд€ми и покрывшись холщовыми пологами, изображают Ђкобылкуї.

≈ще удивительнее полное непонимание сущности описанного мною обр€да знаменитым автором Ђ“олкового словар€ї ¬ладимиром ƒалем, который (см. слово Ђ–усалкаї) пишет, что девки, в Ђрусалкино заговеньеї, провожают русалку, Ђчудовище, представл€емое несколькими парн€ми, покрытыми одним парусомї, причем Ђвпереди несут на шесте занузданный конский черепї, а позади идет Ђдико нар€женный погонщикї.

Ѕлизким к описанному мною, по времени и значению, обр€ду (знаменующему конец весны и весенних земледельческих работ) €вл€етс€ праздничный обр€д в честь бога ярилы, свод€щийс€ со второй половины XIX века главным образом к гул€нью и €рмарке. ѕодробности же этого крайне древнего обр€да почти повсеместно забыты в –оссии. Ђќдно только и знают твердо все, Ч пишет ». ћ. Ћебедев, любитель-археолог, о ¬ладимирской губернии, Ч это то, что в ѕетровское заговенье надо идти на гул€нку: Уярилову плешь погребатьФї.

{36} —частливое исключение в этом отношении представл€ет собой описание данного праздника в ѕоволжье, сделанное известным писателем ћихаилом ѕришвиным в его книге Ђ орень жизниї (изд. 1936 г.). »нтересно это описание особенно потому, что в нем идет речь о древне€зыческом обр€де, удержавшемс€ до нашего времени вЕ —оветской –оссии.

ЂЌаша этнографическа€ группа, Ч рассказывает ћ. ѕришвин, Ч отправилась исследовать в деревню Ћихорево праздник Украпивное заговеньеФ, по-видимому, остатки культа древнего бога ярилы.

я не очень верил, что мы увидим какое-нибудь действие и что все не кончитс€ записью старинного обр€да со слов какой-нибудь лихоревской старухи. Е ћы наконец заговорили о празднике наибольшего развити€ весенних производительных сил и об €зыческом боге. “огда из толпыЕ вышел один пожилой, уже за шестьдес€т лет, улыбнувшись, как улыбаетс€ фавн, обнажил крепкие зубы и сказал:

Ч ¬оистину, это, стало быть, € сам и есть. “огдаЕ началось веселье вокруг этого жреца бога ярилы. ¬се повтор€ли:

Ч ¬ласич вам все покажет.

» сам ¬ласич сказал:

Ч ѕойду попытаю.

—коро мы услышали пение и поспешили на улицу, где теперь бабы и девки чистили поле.

Ёто известно Ч бабы, наступа€ против девиц, поют:

Ч ј мы сечу чистили, чистили!

ѕотом девицы наступают, и так две эти партии, медленно двига€сь по улице разыгрывают земледельческую драму, как она выходит из слов известной стариннейшей песни: Уј мы просо се€ли, се€лиФ.

ќдни сеют, другие коней пускают и топчут, коней лов€т хоз€ева л€ды и назначают за них {37} выкуп: девицу. ћолодой вступаетс€ за девицу, и в ход пускаютс€ ножиЕ

¬се в общем представл€етс€, как подготовка к действию, расчистка пол€, на котором вот скоро уж теперь и начнетс€ самый посев.

¬ласич довольно перешепталс€ с бабами-заправилами, согласилс€ и стоит теперь в ожидании, когда расчист€т сечу дл€ посева.

 то-то в толпе говорит о ¬ласиче:

Ч Ёто у нас посевком.

Е ¬рем€ от времени он исчезает куда-то и возвращаетс€ все веселее и веселее. ¬ последний раз он приходит с огромной жердью, раз в дес€ть больше себ€, и к верхнему концу ее прикрепл€ет пучок крапивы.

∆ердь поднимаетс€Е

¬округ се€тел€ образуетс€ огромный круг зрителей, внутри же, в три группы, сад€тс€ дети, кажда€ группа на равном друг от друга рассто€нии, треугольником.

  дедушке-се€телю подходит бабушка, второе действующее лицо, всем известна€ здесь забавница ћарфа Ѕаранова ƒедушка и бабушка хоз€йствуют в кругу, перемещают реб€т, чтобы удобнее было между ними ходить, дают советы руководительницам сложного хождени€ всей массы баб и девушек в кругу. Ќаконец, все готово и в круг вступают первые звень€ бесконечной цепочки разодетых по-праздничному женщин. »дут с песн€ми змейкой между трем€ группами детей ќстальные свиваютс€ спиральными кольцами  ажда€, в конце концов, пройдет следом другой, но дл€ зрител€ скоро скрываютс€ дети, между которыми ход€т женщины, лини€ их хождени€ исчезает, и, кажетс€ даже, они вовсе не ход€т, а все волнуетс€ правильно, как спела€ нива ржи, и все т€нет к высокому {38} шесту с крапивным пучком и к сто€щим под ним дедушке и бабушке.

’ор поет:

Ќа горе-те мак, под горою мак,
ћа-аковицы, красные девицы,
—таньте в р€д!

» спрашивают:

ѕоспел ли горох,
ѕоспел ли бобун,
ѕоспел ли цветун?

’ор умолкает, ожида€ ответа дедушки и бабушки.

Ќет, оказываетс€, горох не только не поспел, а даже земл€ не вспахана и нет кон€: нужно еще вырастить жеребеночка, да и того еще нет: надо послать за кобылиными €йцами.

¬се посме€лись и оп€ть пошли кружить с пением:

Ќа горе-те макЕ

“ак проходит врем€, и на вопрос хора, Упоспел ли бобунФ, дедушка отвечает, что жеребенок-то вырос, да вот беда Ч сошник сломалс€, надо заказать кузнецу наварить шестивершковый конец.

ѕроходит еще сколько-то времени, а тут нова€ неуправка: захворал дедушка, некому пахать и се€ть.

»так, дедушке все неможетс€ и долго растет горох, а девушкам все не терпитс€, все они кружат и спрашивают:

Ч ѕоспел ли горох?

¬есело становитс€, когда дедушка начинает поправл€тьс€ и пошучивать с бабушкой, да и как еще пошучивать! —ильно растет и горох.

Ч Ќу и хорош же будет бобун! Ч кричит се€тель. ¬от он уже в ленточках Ч вот показалс€ спелый стручок в шесть вершков.

“огда вс€ масса женщин наступает и в последний раз спрашивает:

ѕоспел ли горох,
ѕоспел ли бобун,
ѕоспел ли цветун?

— громким криком: Уѕоспел!Ф Ч дедушка выпускает жердь с крапивным пучком, женщины расступаютс€, пучок с шумом падает на землю, дедушка валитс€ на бабушку, молодые гон€тс€ за женщинами с крапивой, стегают их по ногам.

«рители, развеселенные и довольные, повтор€ют:

Ч ѕоспел, поспел.

 огда представление кончилось, мы пошли в дом к ¬ласичу и позвали сюда ћарфу Ѕаранову. “ут мы записали обр€д со всеми подробност€ми и множеством таких прибауток и слов, какие не оставл€ли ни малейшего сомнени€, что мы имели дело именно с ярилой, богом весны человека. ѕравда, это были довольно жалкие остатки древнего культа, но и то их было довольно, чтобы воскресить утраченное огромным большинством людей чувство благоговени€ к силе, воспроизвод€щей на земле человека. ћы даже и пон€ли, каким образом достигалось это: потому что все грубо называлось почти своими именами, но грубость эта была необходима, как грубость земли, производ€щей тончайшие кружева трав и цветовїЕ

* * *

— ѕетрова дн€, Ч дн€ Ђ рапивного заговень€ї (означающего то же самое, что и Ђ–усалкино заговеньеї) Ч воцар€етс€ лето.

ќдним из самых больших праздников этого времени года был, в €зыческую и, после крещени€ –уси, полу€зыческую пору нашей истории, праздник »вана  упалы. ѕочему? ѕотому что с именем  упалы было св€зано летнее солнцесто€ние Ч знаменательное событие, к коему православное духовенство не без основани€ приурочило день рождени€ »оанна  рестител€ (14 июн€).

 огда-то этот праздник был центральным моментом религиозно-обр€довой жизни древнего слав€нина. ∆итие —в. ¬ладимира, послужившее источником дл€ летописцев, рассказывает подробно о том, как, накануне 24 июн€, Ђсобравшис€ младенцы и панны плетут собе венки из зель€ розного, которые кладут на голову и опо€суютс€ ими.  ладут зась огонь и берутс€ за руки, и около огн€ оного скачут, спеваючи песни, в которых {40} часто споминают  упалу. ј потом чрез оный огонь прескакуют, бесу оному  упале оферуют сами себе, и иных много вымыслов бесовских бридких на той час на оных соборищах чин€т, що неслушна€ и писмом податиї.

—ходные с этим описани€, у западноевропейских народов, дают представление о Ђкупальских празднествахї, как о своеобразной мистерии, в честь солнечного божества, где, с одной стороны, прославл€лось наивысшее развитие производительных сил природы, а, с другой Ч оплакивалось умирающее лето, с надеждой, однако, на его воскресение.

¬рем€ унесло безвозвратно как общий строй, так и многие подробности Ђкупальских празднествї. ќдно только можно сказать об уцелевшем от этой древней Ђмистерииї: ни одна из деталей присущей ей инсценировки не €вл€етс€ произвольным вымыслом и носит следы осмысленной символики, восход€щей к седой древности. “ак, если в день солнцесто€ни€ (день »вана  упалы) гор€т огни »вановой ночи, в виде €рких костров, и женихи с невестами прыгают через эти огни, то в этом надо видеть след халдейского мировоззрени€, по которому солнце, во врем€ летнего его сто€ни€, находитс€ в области ќгн€, в противоположность зимнему солнцесто€нию, когда оно находитс€ в области ¬оды. ¬о врем€ летнего солнцесто€ни€ наблюдаетс€ Ч по древнему счислению Ч огненный дождь, в виде звездного дожд€ Ђѕерсеидї. ¬ эту ночь —олнце, проход€ через область ќгн€, обручаетс€ с Ћуною. » так как круговорот человеческой жизни пытаетс€ отразить, в религиозном рвении, круговорот астральной жизни, то здесь, как и на небе, должно происходить нечто схожее: в честь бракосочетающихс€ —олнца и Ћуны, а также в подражание им, обрученные Ђпроход€тї, прыга€, через огни »вановой ночи, зажженные в этот знаменательный срок летнего солнцесто€ни€.

≈сли в канун »вановой ночи втыкают в землю, около костра, молодую ветку вербы, черноклена или топол€, обвешанную €ркими лентами и венками, то оп€ть-таки {41} это неспроста, ибо здесь имеет место (как отголосок древнего символа) чествование, в середине лета, солнечного божества, называвшегос€ у вавилон€н “амуз (что означает Ђмолода€ ветвьї), а у египт€н Ч ќсирис (что означает Ђбезлиственное деревої); то и другое божество, как известно, символизировали в веках Ђвесеннюю растительностьї, умирали в расцвете жизни от враждебных им сил и порывали в преисподней узы —мерти, чтобы вернутьс€ потом на землю в своих весенних уборах.

Ќе буду задерживатьс€ на толковании других обр€довых деталей Ђмистерииї »вана  упалы; скажу лишь, что за все три экскурсии в –оссии, какие € совершил (до ѕервой мировой войны) дл€ собирани€ остатков св€щенного некогда обр€дового театра, € никогда не встречалс€ у кресть€н с произвольной фантазией в их календарных Ђспектакл€хї.

 ак € уже давно отметил в одной из своих книг, посв€щенных проблеме театральности, первобытный человек, как и человек позднейшей культуры, устраивает из рождени€ Ђпервенцаї, из охоты, войны, из суда и наказани€, из религиозного обр€да, включа€ похороны, некое Ђпредставлениеї, чисто театрального характера.

» русский народ в данном отношении не только не €вл€етс€ исключением, но Ч как мы только что видели Ч служит одним из €рких примеров неукротимой в человеке воли к театру.

—ильна эта вол€ в охотничьем и земледельческом быту русского человека; но еще, пожалуй, сильнее она, если разобратьс€ да сравнить, в семейных обр€дах, в обр€дах семейно-племенной общины, к изучению которых за последние полвека направлено столько энергии со стороны новой школы русских фольклористов и этнографов!

{42} я остановлю здесь внимание читател€ на одном из самых театральных обр€дов, совершавшихс€, до последнего времени, в русском, украинском и белорусском быту, а именно на свадебном обр€де, за которым недаром установилось теперь название Ђрелигиозно-бытовой драмыї, а за совершением бракосочетани€ Ч старинное определение: Ђиграть свадьбуї.

¬ том, что зрелище, когда Ђиграют свадьбуї, €вл€лось, до последнего времени, одним из любимейших у нашего народа, мен€ убедил тот факт, что в деревне √лодневский ’утор, ƒмитровского уезда ќрловской губернии (куда € ездил специально за материалами дл€ русского обр€дового театра), все девушки, без исключени€, могли воспроизвести когда угодно весь сложный обр€д бракосочетани€, со всеми песн€ми, к нему относ€щимис€, и даже со всем церковным ритуалом (песнопением, возгласами св€щенника и дь€кона), занимавшим срединную часть данного обр€да. » это Ч в деревне, где процент грамотности перед войною 1914 года равн€лс€ 1 %.

Ќаиболее примечателен театральный элемент в том свадебном действе, какое имело место до недавнего времени на ”краине, где сохранились почти целиком черты древнеслав€нской родовой Ђдрамыї, называемой Ђвесилл€ї.

»зыскани€ р€да ученых (ѕ. ѕ. „убинского, Ќ. ‘. —умцова, ‘.  . ¬олкова, ’. ящуржинского и ј. Ѕелецкого) дают нам возможность, на примере ”краины, как нельз€ лучше пон€ть символику данной Ђдрамыї, в св€зи с ее наслоени€ми, происшедшими в веках, и комментировать ее безошибочно точно.

Ёту Ђдрамуї семейно-племенной общины можно разделить на три больших акта: сватани€, обручени€ и Ђвесилл€ї (свадьбы), в собственном смысле слова.

 аждый акт, в свою очередь, распадаетс€ на р€д сцен, троекратно повтор€ющихс€ из действи€ в действие, все с большим развитием и усложнени€ми сцены похищени€, отпора со стороны родных невесты, примирени€ борющихс€ сторон, выкупа невесты у ее родни, религиозных обр€дов и вступлени€ молодых в супружество.

{43} —ценою, где развертываетс€ действие, €вл€етс€ поочередно то дом невесты, то дом жениха, то двор и прилегающа€ к нему улица.

ƒействующими лицами €вл€ютс€ жених, именуемый Ђкн€земї (безразлично, к коему сословию тот относитс€), его Ђдружинаї (попросту говор€ Ч компани€ при€телей жениха, в которую вход€т сваты, музыканты, возница и др.), предводительствуема€ Ђтыс€цкимї (тыс€ченачальником!), Ђдружкойї жениха или Ђстаршим бо€риномї, за коим следуют так называемые Ђстаростыї, приход€щие, под видом охотников, в дом родителей невесты и опирающиес€ на Ђпосохиї (знак их посольской миссии). Ђѕремьершейї, среди действующих лиц €вл€етс€, само собою разумеетс€, невеста, именуема€, под пару жениху, Ђкн€жноюї, ее дружки, отец и брать€, к коим присоедин€етс€ потом, по ходу действа, отец жениха и двое матерей, которые в вывороченных мехом наружу кожухах исполн€ют р€д магических действий Ђот сглазуї и др.  роме перечисленных Ђперсонажейї, можно назвать еще Ђписар€ї, возвещающего о подарках, подносимых невесте и ее роду, Ђкоровайницї, пекущих св€щенный свадебный хлеб, их сподручного и др.

ќбстановка, в которой Ђиграютї свадьбу, замечает ј. Ѕелецкий, должна поражать своею роскошью и изобилием Ч нужды нет, что, во всей своей полноте, эта роскошь присутствует только в песн€х свадебного хора и в воображении участников действа. ќт этого театральность его только усугубл€етс€; и не все ли равно, из чего сделан меч у кн€з€ и похожа ли на красную кн€жескую хоругвь Ч Ђкорогваї, сделанна€ из красной Ђзапаскиї (кресть€нской Ђюбкиї у украинки)!

»гра всех действующих лиц Ч подобно тому, как это практиковалось в спектакл€х commedia dellТarte Ч не следует писаному, раз и навсегда установленному тексту: каждый Ђактерї, в свадебном действе, руководитс€ лишь традиционным характером и значением исполн€емой им роли. “ак, родители невесты не довольствуютс€ естественным выказыванием любви к своей дочери, покидающей родимый кров: они должны как бы превзойти себ€ в сверхъестественном попечении о своем любимом детище. Ќевеста, в ответ, должна про€вл€ть к ним чувство крайней подчиненности и признательности за то, что те кормили и поили ее, бедную, в продолжение стольких лет! “радици€ к тому же требует, чтобы невеста, с самого начала {44} свадебной игры и вплоть до отъезда Ђсвадебного поездаї в церковь, горько оплакивала свою девичью волю в родительском доме (хот€ бы ей там и не бог весть, как сладко жилось Ђв девкахї), должна буйно выражать отвращение к жениху Ч к этому чужаку-проходимцу (хот€ бы и была влюблена в него Ђбез умаї) Ќо как только бракосочетание подходило к концу, Ђмолода€ї не смела больше пролить ни слезинки, представл€€сь довольною и польщенною выпавшей на ее долю честью, из бо€зни несоответствующей мимикой обидеть родню мужа.

{45} Ќелегка роль и тех, кто вз€лс€, во вступлении к свадебному действу, быть Ђсватамиї. ќни должны отличатьс€ не только на редкость вежливым обхождением, краснобайством и дипломатической сноровкой: от них требуютс€ пр€мо-таки драматические способности. » в самом деле! Ч их роль довольно необычна€, сложна€ и ответственна€. явл€€сь в дом невесты, с невинным видом Ђохотниковї за ценным зверем, они морочат хоз€евам голову рассказом, например, о небывалой кунице, котора€ будто бы забежала сюда, в избу, и которую во что бы то ни стало им приспичило поймать дл€ их Ђкн€з€ї. ’оз€ева, как бы уразумев, наконец, на какого-такого Ђзвер€ї намекают сваты под видом Ђохотниковї, в свою очередь начинают морочить пришельцев, вывод€ перед ними, вместо дочери, то какую-нибудь старуху, то хромающую Ђобразинуї, то просто постороннюю хоз€евам девушку и т. п. Ќа все эти проделки сваты не должны отвечать бранчливо, а, как достойные Ђкн€з€ї послы, учтиво-насмешливо (мол, Ђнас не проведешьї) и находчиво (мол, Ђза словом в карман не полеземї).

¬с€ почти родн€, как невесты, так и жениха, принимала некогда участие в качестве Ђактеровї Ђна театреї этого драматического представлени€. “ак, брать€ невесты, €кобы испугавшись своей родни, продавшей их сестру Ђпохитител€мї, делают вид, что спасаютс€ бегством под стол. ЂЅо€реї-похитители, в момент выдачи приданого, как бы увлека€сь своей ролью, начинают хватать и тащить на телегу все что ни попало, разыгрыва€ сцену грабежа и т. п.

—уть этого свадебного представлени€, по объ€снению ‘.  . ¬олкова Ч исключительного знатока свадебных обр€дов и обычаев на ”краине, Ч надо видеть в том, что заключаемый между односельчанами, с обоюдного согласи€, брак изображаетс€ как насильственное похищение; другими словами Ч эндогамический брак (т. е. когда жена беретс€ из чужого племени), чтобы путем такой инсценировки брак считалс€ правильным и прочным.

“аким образом, в свадебной драме следует видеть род Ђисторической пьесыї, где инсценируетс€ картина древнего брака, перенос€ нас чисто театральным методом в {46} общественные отношени€ и быт кн€жеского периода, давно уже пережитого на –уси и ”краине.

ќдной из значительных особенностей этой многоактной Ђпьесыї, из репертуара обр€дового театра, €вл€етс€ участие в ней Ч р€дом с Ђлюбител€миї, так сказать, драматического искусства Ч насто€щих профессионалов. я имею в виду две категории таковых: плакальщиц и скоморохов.

ѕрофессиональные плакальщицы еще недавно приглашались к невесте в подмогу, чтобы возбудить у соседей жалость к Ђбедн€жкеї, не умеющей плакать как следует (т. е. по-нарочному), а между тем вынужденной покинуть отчий дом и идти работать к Ђчужакуї.

ѕлакальщицами (Ђплакушамиї) и причитальницами бывали на –уси большей частью вдовы или старые девы, обращавшие свой талант и навык в профессию, Ђкормившуюї их, как наймиток на свадьбах, на похоронах и проводах рекрутов. «а хорошее вознаграждение (деньгами, съестными припасами или Ђотрезамиї на платье) причитальницы варьировали свои импровизации в зависимости от того, имеют ли они дело со скорбью невесты, покидающей родительский дом, вдовы, провожающей Ђкормильцаї на кладбище, сироты или сирот, оставшихс€ без приюта, или родных новобранца, отправл€емого на военную службу.

я имел немало случаев убедитьс€ в замечательном мастерстве профессиональных плакальщиц. ќсобенно же пам€тным и поучительным дл€ мен€ осталс€ плач виртуозок в этом искусстве, славившихс€ в —пасском уезде, “амбовской губернии, и Ђставивших рекордыї в день Ђ–адуницыї, когда на кладбище (куда все кресть€нки направл€лись, к полудню, разодетые в €ркие праздничные плать€) полагалось оплакивать исключительно своих родителей и никого больше.  ак ни хотелось Ч объ€снили мне Ч поплакать некоторым бабам (вернее, Ђповытьї) над могилами любимых дочек, сыновей или мужей, они должны были, игнориру€ своих любимцев, печалитьс€ лишь по родител€м, часто отнюдь к ним немилостивым при жизни. »з такого психологически трудного положени€ {47} выходили, разумеетс€, лучше всего профессиональные плакальщицы и опытные причитальницы, доводившие окружающих, своим напускным драматизмом до насто€щей истерики.

ƒругой разновидностью профессионалов, принимавших участие в свадебной Ђдрамеї, были скоморохи, след которых, впрочем, начина€ с XVIII века, понемногу исчезает, в русских исторических хрониках. ƒо этого же времени скоморохи (от греческого вульгарного слова Ђскомм-архосї, что значит Ђглавный потешникї) прочно сидели в русском быту.

ѕо-видимому, это были заезжие брод€чие люди, по€вившиес€ в ƒревней –уси из ¬изантии, откуда они принесли и свое название Ђ¬последствии их перестали отличать от УшпильмановФ, Ч констатирует проф. Ѕ. ¬. ¬арнеке, Ч тому причина Ч в УлатинскихФ костюмах УшпильмановФ, зашедших к нам от немцев и выдел€вшихс€ короткими полами своих оде€ний, наблюдаемыми на фресках —офийского собора, в  иеве, и у византийских УпотешниковФї.

Ќаше духовенство видело в представител€х светского (сиречь €зыческого) весель€ сущий соблазн и неустанно предостерегало от него православных, подверга€, вместе с тем, скоморохов суровому осуждению.

ѕо свидетельству —тоглава, скоморохи ходили, Ђсовокуп€сь ватагами до 60, 70 и 100 человек и по деревн€м у христиан сильно (т. е. насильно) ед€т и пьют и из клетей животных граб€т, а по дорогам людей разбиваютї.

” кн€з€ »вана Ўуйского, у кн€з€ ƒимитри€ ѕожарского и у некоторых других больших бо€р, в первой половине XVII века, были свои скоморохи, ходившие, Ђдл€ своего промыслишкуї по деревн€м и селам, собира€ с кресть€н немалые, по тому времени, деньги.

≈сли без скомороха не обходилось в прежней –уси ни одно большое пиршество, то не менее желательно было его присутствие, когда Ђиграли свадьбуї, так как скоморох был искусником на все руки и песенником, и игрецом на музыкальных инструментах, и пл€суном, и балагуром (глумотворцем), и {48} всем чем угодно.  ак же было при совершеньи бракосочетани€ обойтись без скоморохов! Ч тем более что скоморохи сплошь да р€дом исполн€ли роли Ђдружекї, вступа€ в шутливые переговоры (вернее Ч в диатрибы!) с родней жениха.

»х участие в свадьбах было с негодованием изобличено таким важным законодательным пам€тником, как —тоглав: Ђ¬ мирских свадьбах, Ч говоритс€ в нем, Ч играют глумотворцы, и органники, и гусельники, и смехотворцы, и бесовские песни поют, и, как в церкве венчатис€ поедут, св€щенник со крестом будет, а перед ним со всеми теми играми бесовскими рыщутї. » запрещение —тоглава гласит: Ђ  венчанию ко св€тым церквам скоморохом и глумцом пред свадьбою не ходитиї.

¬. ¬севолодский-√ернгросс, говор€ о скоморохах в своей Ђ»стории русского театраї, склонен думать, что термин Ђскоморохї был скорее прозвищем этих народных забавников, чем определением их профессии, с чем € никак не могу согласитьс€, пам€ту€ об одной из челобитных трех бо€рских скоморохов, поданной царю ћихаилу ‘едоровичу, из которой €вствует их профессиональный заработок, а именно 37 рублей за Ђобъездї близлежащих к вотчине деревень.   тому же ¬л. ƒаль авторитетно отмечает в своем Ђ—ловареї, что есть еще Ђзаписные скоморохиї, промышл€ющие скоморошничаньем, причем лично ¬л. ƒалю был известен один из удельных кресть€н Ќижегородской губернии, который исправно содержал семью и оплачивал повинности, брод€ с волынкою, из цельной шкуры теленка, свища всеми птичьими посвистами и беседу€ один за троих.

Ќаконец, как говорит русска€ старинна€ пословица, Ђвс€кий спл€шет, да не как скоморохї (то есть не как профессионал).





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2017-03-11; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 501 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—лабые люди всю жизнь стараютс€ быть не хуже других. —ильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех. © Ѕорис јкунин
==> читать все изречени€...

2009 - | 1949 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.149 с.