Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 8 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 8 страница




§ 5. Обжалование приговора и его проверка

в вышестоящих судебных инстанциях

 

Приговор, постановленный при производстве с участием присяжных заседателей, может быть обжалован в апелляционном, кассационном и надзорном порядке. Отличие судопроизводства с участием присяжных от ординарного порядка рассмотрения уголовных дел обусловливает особенности обжалования и проверки судебных решений, постановленных по итогам судебного разбирательства с участием присяжных. Основная особенность - ограничение мотивов обжалования. Существует запрет на оспаривание обоснованности приговора в части установления фактических обстоятельств преступного деяния, поскольку они устанавливаются вердиктом коллегии присяжных, который не мотивируется и потому не может быть проверен вышестоящей инстанцией. Данная особенность разъясняется обвиняемым при заявлении ими ходатайства о выборе судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, что является гарантией права на обжалование.

Мотивами обжалования могут быть фактические обстоятельства дела, которые устанавливаются во второй части судебного разбирательства и которые связаны с решением вопросов квалификации, назначения наказания, разрешения гражданского иска. Возможно обжалование приговора по правовым вопросам: неправильного применения уголовного закона, нарушения норм процессуального законодательства. Что касается порядка рассмотрения жалоб в вышестоящих апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях, то он является общим <1>, а определенные особенности обусловлены предметом проверки.

--------------------------------

<1> См. гл. 28 - 30 настоящего курса.

 

Поскольку в соответствии со ст. 324 УПК РФ производство с участием присяжных осуществляется в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных гл. 42 УПК РФ, то вышестоящие инстанции не ограничиваются проверкой соблюдения только норм, регламентирующих производство с участием присяжных. Предметом проверки является также соблюдение общих норм процессуального законодательства. Не может быть проверено вышестоящей (апелляционной) инстанцией и, соответственно, являться основанием отмены или изменения приговора несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции. Иными словами, не является предметом проверки обоснованность выводов суда о фактических обстоятельствах дела, которым суд первой инстанции дал правовую оценку. Однако вопрос о том, соответствуют ли выводы суда тем фактическим обстоятельствам, которые признаны доказанными вердиктом коллегии присяжных, может быть предметом проверки в апелляционной инстанции. Иными словами, может быть проверено, не противоречат ли окончательные выводы суда вердикту. По сути, это вопрос об обоснованности и мотивированности квалификации деяния, признанного присяжными доказанным.

Закон охраняет стабильность оправдательного приговора, постановленного на основании вердикта присяжных. Он может быть отменен только по жалобе потерпевшего, его законного представителя (представителя) или по представлению прокурора лишь при наличии следующих оснований (ст. 389.25 УПК РФ): 1) нарушение принципа состязательности в ходе судебного следствия; когда допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны обвинения на представление доказательств в ходе судебного следствия; 2) когда существенные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на содержание поставленных перед присяжными вопросов; 3) когда существенные уголовно-процессуальные нарушения повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов; 4) когда неясности и противоречия вердикта не были устранены в судебном разбирательстве предложением председательствующего вернуться присяжным заседателям в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Нарушением принципа состязательности признается отказ стороне в удовлетворении ходатайств об исследовании доказательств, которые не были исключены из материалов дела как недопустимые, нарушение права на заявление отвода. Исследование в присутствии присяжных заседателей доказательств, не отвечающих критерию допустимости, судебной практикой рассматривается как основание для отмены не только оправдательного, но и обвинительного приговора ввиду возможного их влияния на ответы присяжных при постановлении вердикта. Доведение до присяжных стороной защиты сведений о личности подсудимого, которые не подлежат исследованию с участием присяжных, доказательств, исключенных из разбирательства дела, несмотря на разъяснения председательствующего не принимать во внимание такие сведения, может рассматриваться как ситуация, повлиявшая на присяжных при ответах на вопросы в силу многократного повторения таких нарушений <1>.

--------------------------------

<1> Обзор практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за первое полугодие 2014 г. // СПС "КонсультантПлюс".

 

Противоречивым будет вердикт при одинаковых ответах на два противоположных по своему содержанию вопроса, отражающих наряду с позицией обвинения версию защиты, или в случае, когда присяжные дают ответ на вопрос, который должен остаться без ответа по логической связи с предыдущими ответами. Как неясный, к примеру, рассматривается вердикт при наличии ответов, принятых голосованием, но при отсутствии сведений о подсчете голосов.

Все основания для отмены оправдательного приговора, указанные в ст. 389 УПК РФ, также влекут отмену обвинительного приговора. Однако для отмены оправдательного приговора перечень указанных оснований не может быть расширен.

Что касается существенных нарушений уголовно-процессуального закона - основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке независимо от формы судопроизводства, то перечень таких нарушений, носящих безусловный характер (ч. 2 ст. 389 УПК РФ), законодательством и судебной практикой расширен. Но и названные в ст. 389 УПК РФ нарушения по смыслу ст. 389 всегда влекут отмену не только обвинительного, но и оправдательного приговора, поскольку практически любое нарушение, названное в п. п. 2 - 9 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ, можно расценить как оказавшее влияние или на постановку вопросов присяжным, или на формулирование ими ответов.

При пересмотре апелляционной инстанцией по жалобам участников процесса обвинительного приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных, основаниями его отмены или изменения могут служить неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора (п. п. 3 и 4 ст. 389.15 УПК РФ). Если фактическое обстоятельство, входящее в предмет обвинения, не нашло отражения в вопросном листе, что повлекло среди прочих нарушений и неправильное применение уголовного закона, то в такой ситуации апелляционная инстанция не вправе самостоятельно установить это обстоятельство. Приговор должен быть отменен с возвращением дела на новое судебное разбирательство в ином составе суда. Однако если неправильное применение уголовного закона связано с обстоятельствами, которые устанавливаются во второй части судебного следствия без участия присяжных (вопросы судимости, активное способствование раскрытию преступления), то суд апелляционной инстанции вправе применить уголовный закон в соответствии с указанными обстоятельствами, изменив приговор суда первой инстанции.

Таким образом, вышестоящей инстанцией могут быть внесены изменения в приговор, постановленный на основе вердикта присяжных, если это касается вопросов квалификации, меры наказания, исчисленных сумм гражданского иска и не выходит за рамки установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельств дела.

Так, Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 апреля 2004 г. N 176п04пр был изменен приговор Ростовского областного суда, которым Г. обвинялся в совершении убийства, сопряженного с разбоем. Из приговора исключены квалифицирующие признаки: п. п. "д" и "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку, как указано в Постановлении, обстоятельств, свидетельствующих об особой жестокости, вердиктом присяжных установлено не было. Также ошибочно вменен квалифицирующий признак - убийство "из корыстных побуждений", поскольку совершение убийства, сопряженное с разбоем, не требует дополнительной квалификации по указанному признаку <1>.

--------------------------------

<1> См.: Суд присяжных. Судебная практика. 1994 - 2005 гг. С. 257 - 258.

 

Проверка приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, в кассационной и надзорной инстанциях осуществляется по общим правилам с теми особенностями оценки существенного характера нарушений уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, которые вытекают из правил процедуры рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

 

Глава 26. ОСОБЫЕ И СОКРАЩЕННЫЕ ФОРМЫ

СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

 

Литература

 

Катькало С.И., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обвинения. Л., 1972; Николайчик В.М. Уголовный процесс США. М., 1981; Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. Томск, 1999; Якимович Ю.К., Ленский А.В., Трубникова Т.В. Дифференциация уголовного процесса. Томск, 2001; Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. М., 2001; Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. 2-е изд. М., 2002; Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002; Головко Л.В. Сделки с правосудием: объективная тенденция или модное поветрие? // Закон. 2009. N 9.

 

§ 1. Судебное разбирательство по делам частного обвинения

(производство у мирового судьи)

 

1. Мировая юстиция и дела частного обвинения. Институт мировой юстиции, известный отечественному правопорядку еще с Судебной реформы 1864 г., предназначен для отправления правосудия по различным категориям дел: уголовным, гражданским, делам об административных правонарушениях. Несмотря на такую широкую компетенцию мирового судьи, общим для этих дел является то, что они не должны представлять большой сложности как с фактической стороны, так и с точки зрения правовой квалификации. И если в гражданском судопроизводстве компетенция мирового судьи определяется в первую очередь ценой иска, то в уголовном судопроизводстве критерием для определения подсудности является тяжесть содеянного.

Производство по уголовным делам у мирового судьи условно можно разделить на два вида.

В большинстве случаев (первый вид) мировые судьи рассматривают уголовные дела в общем порядке, предусмотренном для рассмотрения дел в первой инстанции. Общий порядок производства у мирового судьи применяется по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает трех лет лишения свободы, за исключением тех дел, которые прямо указаны в УПК РФ и фактически выведены из подсудности мировых судей.

Второй вид производства предусмотрен для дел частного обвинения, к которым на данный момент законодатель относит три состава преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 128.1 УК РФ. Речь идет о причинении легкого вреда здоровью, побоях и клевете соответственно, без квалифицирующих признаков. Строго говоря, почти все особенности производства у мирового судьи (гл. 41 УПК РФ) касаются только дел частного обвинения. В каком-то смысле можно говорить, что речь идет не столько об особенностях производства у мирового судьи, сколько об особенностях производства по делам частного обвинения (хотя они, конечно, сегодня рассматриваются именно мировым судьей).

Необходимо отметить, что круг дел частного обвинения подвергался изменениям в историческом контексте, в те или иные периоды к делам частного обвинения относились разные преступления. Так, в соответствии с Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. к делам частного обвинения относились уголовные дела о различных преступлениях: дела об оскорблении чести (причинение обиды словом или действием и иные), дела об угрозах насилия, дела о незаконном пользовании чужим имуществом и его повреждении, а также некоторые иные. Помимо этого, Устав относил к делам частного обвинения, возбуждаемым только по заявлениям потерпевших, дела о более тяжких преступлениях, если они были совершены между супругами или родителями и детьми. К таким делам относились дела о краже, мошенничестве и присвоении чужого имущества. Данные дела рассматривались мировыми судьями и подлежали прекращению в связи с примирением сторон.

Впоследствии, уже в советский период развития государства и права, выработался несколько иной подход к определению дел частного обвинения, который до недавнего времени сохранялся в отечественном законодательстве. Следует отметить, что советский уголовный процесс шел по пути сокращения частных начал уголовного судопроизводства и расширения публичных. В этой связи и перечень дел частного обвинения претерпел некоторые изменения. УПК РСФСР 1922 г. относил к делам частного обвинения дела о причинении легкого вреда здоровью, побоях, клевете и оскорблении. Признак родства между обвиняемым и потерпевшим, таким образом, перестал иметь правовое значение. В таком же составе перечень дел частного обвинения просуществовал до недавнего времени и был изменен в связи с декриминализацией таких преступлений, как клевета и оскорбление <1>. Однако вскоре после этого законодатель вновь криминализировал клевету <2>. Таким образом, на сегодняшний день к делам частного обвинения относятся только три указанных состава преступлений. К тому же не стоит забывать, что с 1917 г. институт мировой юстиции был упразднен и, как следствие, дела частного обвинения рассматривались иными судебными органами.

--------------------------------

<1> Указанные составы были декриминализованы Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ.

<2> Уголовная ответственность за клевету после исключения данного состава из УК РФ была вновь введена Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 141-ФЗ.

 

Производство по делам частного обвинения имеет ряд существенных отличий от общего порядка судебного разбирательства, которые обусловлены в первую очередь спецификой самих составов преступлений, отнесенных к делам частного обвинения. Степень общественной опасности преступлений, преследование которых осуществляется в частном порядке, зависит в первую очередь от субъективного отношения потерпевшего к содеянному. И потому, если потерпевший не выражает соответствующей воли, деяние не повлечет за собой уголовную ответственность.

Особенности производства по делам частного обвинения предусмотрены в гл. 41 УПК РФ и проявляются в различных аспектах судебного разбирательства, которые рассмотрены ниже.

2. Возбуждение уголовного преследования по делам частного обвинения. Уголовное преследование по делам частного обвинения <1>, как известно, возбуждается только на основании заявления потерпевшего (или его законного представителя). При этом заявление должно быть подано непосредственно мировому судье. Такой порядок сближает производство по делам частного обвинения с исковым производством в рамках гражданского судопроизводства. При этом заявление потерпевшего в процессе по делу частного обвинения фактически выполняет роль обвинительного акта. На это обратил внимание и Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 14 января 2000 г. по делу И.П. Смирновой <2>. Рассматривая вопрос о разграничении процессуальных функций обвинения и разрешения дела в соответствии с принципом состязательности, Суд указал, что "жалоба потерпевшего не только признается исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения, но и в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование, вручается подсудимому для подготовки им своей защиты в судебном заседании".

--------------------------------

<1> Подробнее см. § 5 гл. 2 и § 7 гл. 7 настоящего курса.

<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации" // СЗ РФ. 2000. N 5. Ст. 611.

 

Статья 318 УПК РФ устанавливает определенные требования к заявлению потерпевшего по делу частного обвинения, несоблюдение которых может повлечь возвращение заявления для устранения недостатков, а если они не будут устранены, то и вовсе отказ в его принятии.

Однако судебная практика исходит из того, что не всякое нарушение требований к содержанию заявления является основанием для его возвращения. Такой подход означает, что мировой судья не должен формально относиться к проверке содержания заявления. Так, например, п. 5 ч. 5 ст. 318 УПК РФ предусматривает включение в заявление списка свидетелей, которых необходимо вызвать в суд. Однако в некоторых случаях заявители не указывают подобные сведения по причине того, что свидетелей попросту нет. В этой связи возвращение заявления ввиду отсутствия данных о свидетелях не всегда является правомерным. В практике судов можно встретить и иные примеры необоснованного возвращения заявления потерпевшему для устранения недостатков, связанные с излишне буквальным толкованием мировыми судьями предусмотренных в ст. 318 УПК РФ требований к содержанию заявления. Так, например, неправомерным будет возвращение заявления, в случае если потерпевший, указывая в заявлении в качестве места совершения преступления конкретную квартиру, не определил, в каком именно месте в самой квартире оно было совершено <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел частного обвинения мировыми судьями в 2014 г., утвержденное президиумом Кировского областного суда (опубликовано на официальном сайте суда); Обзор судебной практики рассмотрения судами Хабаровского края жалоб частного обвинения о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116 УПК РФ (опубликован на официальном сайте Хабаровского краевого суда 5 июня 2014 г.); и др.

 

Мировой судья должен учитывать, что лица, пострадавшие от преступлений, как правило, не обладают специальными юридическими знаниями. В этой связи, возвращая заявление для исправления недостатков, мировому судье следует конкретно указать, какие именно требования закона не были соблюдены заявителем и каким образом допущенные нарушения могут быть устранены.

Законом предусмотрены определенные исключения из общего порядка возбуждения уголовного преследования по делам частного обвинения, которые обусловлены публичной природой уголовного судопроизводства. Так, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может самостоятельно защищать свои права, то государство принимает на себя обязанность обеспечить соблюдение и защиту прав такого лица, потерпевшего от преступления, преследуемого в порядке частного обвинения. В таком случае компетентные должностные лица обязаны возбудить уголовное дело даже в отсутствие заявления потерпевшего. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" разъяснил, в каких случаях уголовное дело частного обвинения подлежит возбуждению следователем или дознавателем. Так, под зависимым состоянием следует понимать материальную или иную зависимость потерпевшего от лица, совершившего преступление. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Необходимо отметить, что именно советский уголовный процесс с его тенденцией к усилению публичности ввел определенные особенности рассмотрения дел частного обвинения, связанные с возможностью привлечения государственных органов и должностных лиц к уголовному преследованию по делам частного обвинения, которые актуальны и по сей день.

Еще одно исключение в порядке возбуждения производства по делу частного обвинения связано с тем, что для подачи заявления потерпевший должен обладать сведениями о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. То есть заявление по делу частного обвинения может быть подано мировому судье только в том случае, если потерпевшему известно, кем именно было совершено преступление. Если потерпевший в заявлении не указывает данные о таком лице, то мировой судья обязан направить заявление руководителю следственного органа или начальнику подразделения дознания для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела <1>. Сам мировой судья не может предпринимать действия, направленные на выявление и изобличение виновного, поскольку в противном случае фактически примет на себя несвойственную суду обвинительную функцию.

--------------------------------

<1> На практике, однако, гораздо чаще встречаются обратные ситуации, когда потерпевший, обладая данными о лице, совершившем преступление, обращается с заявлением не к мировому судье, а в правоохранительные органы, осуществляющие расследование преступлений. В этом случае соответствующие органы обязаны направить заявление в суд.

 

Следует отметить, что до 2007 г. УПК РФ не предусматривал возможности осуществления предварительного расследования по делам частного обвинения в случае неустановления лица, подлежащего привлечению к ответственности. По сути, обязанность выявить виновное лицо и привлечь его к уголовной ответственности полностью возлагалась на потерпевшего. Таким образом, если преступление было совершено лицом, неизвестным потерпевшему, то получение им судебной защиты, право на которую гарантировано Конституцией РФ, фактически становилось невозможным. Однако в 2005 г. Конституционный Суд в своем Постановлении от 27 июня 2005 г. N 7-П <1> отметил, что такой подход законодателя является неверным и нарушает право граждан на судебную защиту, в связи с чем признал не соответствующими Конституции РФ положения УПК РФ в той их части, в какой они не обязывают прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, производство по которому осуществляется в порядке частного обвинения, меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальным законом порядке.

--------------------------------

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска" // Российская газета. 2005. 8 июля.

 

Есть определенная специфика и при возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении лиц, которые обладают так называемыми процессуальными привилегиями. Глава 52 УПК РФ устанавливает особенности процессуального порядка производства по уголовным делам в отношении судей, депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации Федерального Собрания РФ, а также ряда иных лиц. Для указанных лиц предусмотрены особые правила осуществления отдельных процессуальных действий, в том числе специальный порядок возбуждения уголовного дела.

3. Участники судопроизводства, осуществляющие уголовное преследование по делам частного обвинения. Если в общем порядке судопроизводства уголовное преследование, частью которого является и поддержание обвинения в суде, возложено в первую очередь на должностных лиц государства, то по делам частного обвинения уголовное преследование осуществляется непосредственно самим потерпевшим.

В рамках ординарного производства по уголовным делам возможности потерпевшего по осуществлению уголовного преследования весьма ограниченны, хоть он и выступает на стороне обвинения. Потерпевший фактически выступает так называемым субсидиарным обвинителем, поскольку все основные полномочия, в том числе и принятие решений о ходе уголовного преследования, сконцентрированы в руках следователя (или дознавателя) и прокурора. Так, например, мнение потерпевшего не может повлиять на исход дела в случае отказа государственного обвинителя от обвинения в рамках производства по делам публичного и частно-публичного обвинения или изменения квалификации вменяемого деяния.

Однако при производстве по делам частного обвинения у мирового судьи уголовное преследование осуществляется именно потерпевшим. И с момента принятия заявления мировым судьей к своему производству потерпевший (или его законный представитель) приобретает статус частного обвинителя. Участие государственного обвинителя наряду с частным при производстве по делам частного обвинения не предусмотрено. Однако в тех случаях, когда уголовное дело было возбуждено следователем или дознавателем, обвинение в суде будет поддерживаться именно государственным обвинителем, поскольку по таким делам до передачи дела в суд производится предварительное расследование. Иначе говоря, такое уголовное преследование станет уже публичным.

Закон наделяет частного обвинителя теми же правами, какими обладает государственный обвинитель, с учетом особенностей производства по делам частного обвинения. Так, частный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Обвинитель может изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а также вправе отказаться от обвинения.

Следует отметить, что закон все же учитывает отсутствие у частного обвинителя властных полномочий, которые могли бы содействовать ему в собирании доказательств, в связи с чем наделяет мирового судью правом оказать содействие сторонам в собирании доказательств, которые не могут быть получены ими самостоятельно <1>.

--------------------------------

<1> Такое право предоставлено судье не только в отношении частного обвинителя, но и в отношении стороны защиты, поскольку в делах частного обвинения по общему правилу отсутствует стадия предварительного расследования, в ходе которой следователь или дознаватель обязаны установить всю полноту обстоятельств дела, в том числе и обстоятельства, устраняющие, смягчающие ответственность подсудимого. Поэтому для реализации права обвиняемого на защиту мировой судья может содействовать ему в получении тех доказательств, которые он не может получить самостоятельно.

 

4. Примирение обвиняемого и потерпевшего по делам частного обвинения. Одной из важнейших особенностей дел частного обвинения является обязательное прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Как известно, согласно ст. 25 УПК РФ примирение возможно не только по делам частного обвинения. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон допускается по всем делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, если оно было совершено впервые и если обвиняемый загладил причиненный вред. Однако если примирение в порядке ст. 25 УПК РФ не является безусловным основанием для прекращения уголовного дела, поскольку наделяет следователя, дознавателя и суд лишь правом, но не обязанностью прекратить производство, то примирение по делам частного обвинения во всех случаях влечет за собой прекращение производства по делу.

Именно поэтому институт примирения сторон в рамках производства по делам частного обвинения имеет особое значение. Более того, по утверждению некоторых ученых-процессуалистов <1>, он может стать платформой для развития различных примирительных процедур в уголовном судопроизводстве, например медиации. Так, в частности, в рамках реализации некоторых экспериментальных программ по внедрению восстановительных процедур в уголовное судопроизводство процедура медиации применяется для разрешения уголовных дел именно частного обвинения. И хотя примеров таких на сегодняшний день не очень много, они тем не менее подтверждают эффективность данной процедуры. Потенциал примирения в делах частного обвинения связан еще и с тем, что в подобных делах в конфликт зачастую вовлечены знакомые друг другу люди либо сам конфликт является незначительным.

--------------------------------

<1> См., например: Воскобитова Л.А., Ткачев В.Н., Сачков А.Н. Мировая юстиция: к вопросу о внедрении идей восстановительного правосудия // Российское правосудие. 2007. N 12. С. 76 - 84.

 

Уже на этапе подачи заявления мировому судье сам судья, помимо разъяснения уголовной ответственности за заведомо ложный донос, разъясняет потерпевшему его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление. Впоследствии, уже при подготовке к судебному разбирательству, мировой судья разъясняет сторонам право на примирение. Отметим, что в этом особенно проявляется специфика мировой юстиции как суда, наиболее приближенного к населению, выполняющего примирительные функции.





Дата добавления: 2016-12-05; просмотров: 199 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.