Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 3 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 3 страница




--------------------------------

<1> О порядке пересмотра приговоров, вступивших в законную силу, см. в последующих главах настоящего курса.

<2> С понятием правовой определенности, используемым применительно к требованию стабильности res judicata, не следует путать "правовую определенность" в смысле качества правового регулирования, т.е. создание таких правовых норм и правил, которые были бы понятны гражданам. Речь идет о двух разных принципах с идентичным звучанием.

<3> См. об этом § 2 гл. 27 настоящего курса.

 

Во-вторых, вступление приговора в законную силу исключает повторение процесса по тем фактам, которые были разрешены приговором. Это последствие приговора, известное со времен римского права, проявляется как в позитивном, так и в негативном плане.

В позитивном плане вступивший в законную силу приговор порождает преюдициальный эффект. Понятие преюдиции уже было подробно рассмотрено в другом месте настоящего курса <1>. Здесь лишь кратко напомним, что установленные приговором фактические обстоятельства не подлежат повторному доказыванию по другим уголовным и гражданским делам. Скажем, если суд постановил приговор по делу о краже, то другой суд, рассматривающий в дальнейшем гражданское дело о возмещении вреда, обязан исходить из того, что кража имела место, и ее совершило определенное лицо, названное в приговоре. При этом преюдицию не следует путать с судебным прецедентом. В рамках доктрины судебного прецедента обязательными для другого суда являются юридические выводы по поводу толкования норм права, содержащиеся в предшествующем судебном решении. В рамках теории преюдиции обязательными для другого суда являются выводы о фактических обстоятельствах дела и индивидуально-определенных событиях. Приговоры российских судов, как и остальные судебные решения, прецедентной силы не имеют. Речь идет лишь об их преюдициальном значении в индивидуально-определенном смысле.

--------------------------------

<1> См. § 12 гл. 10 настоящего курса.

 

В негативном плане вступивший в законную силу приговор порождает преклюзивный эффект (exceptio reijudicatae). Иначе говоря, наличие res judicata препятствует повторному производству по тем же самым фактам, причем независимо от их юридической оценки. Скажем, если лицо обвинялось в грабеже и было оправдано, то это исключает возбуждение нового уголовного дела по тому же самому факту, пусть и с другой квалификацией (кража, разбой и т.п.). Для того чтобы начать повторное производство по делу (факту), необходимо сначала в установленном уголовно-процессуальным законом порядке добиться отмены вступившего по этому факту в законную силу приговора. Правило преклюзивного эффекта приговора закреплено в п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. В теоретическом смысле оно является незыблемым на протяжении столетий: его можно обнаружить еще в Дигестах Юстиниана, где наличие вступившего в законную силу решения по тому же делу (факту) рассматривалось в качестве неоспоримого возражения (exceptio) для возникновения или продолжения нового процесса. Понятно также, что без правила о преклюзивном эффекте не может сегодня обойтись ни одна процессуальная система, поскольку в противном случае потерял бы всяческий смысл институт оправдательного приговора: оправданное лицо можно было бы подвергать за одно и то же деяние уголовному преследованию фактически бесчисленное число раз (меняя лишь в очередном случае уголовно-правовую квалификацию).

 

§ 3. Свойства приговора

 

Каждый приговор, независимо от его вида (оправдательный или обвинительный) <1>, должен соответствовать определенным нормативным характеристикам, которые в российской уголовно-процессуальной доктрине принято называть свойствами приговора. Всего выделяют четыре обязательных свойства приговора. Три из них указаны в ст. 297 УПК РФ, специально посвященной этому вопросу. Здесь названы такие свойства, как законность, обоснованность и справедливость приговора. Четвертое свойство - мотивированность приговора - в ст. 297 УПК РФ не упомянуто, но его необходимость вытекает из ч. 4 ст. 7 УПК РФ и ни у кого не вызывает сомнений ни в теоретической, ни в практической плоскости.

--------------------------------

<1> О видах приговоров см. следующий параграф настоящей главы.

 

Таким образом, постановленный судом приговор должен быть законным, обоснованным, справедливым и мотивированным. Приговор, не соответствующий хотя бы одному из названных свойств, не может считаться доброкачественным и подлежит отмене в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Законность приговора означает, что он вынесен в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законом. Иначе говоря, это свойство отражает как соблюдение судом при проведении судебного разбирательства и постановлении приговора уголовно-процессуального законодательства (включая правила о подсудности, составе суда и т.п.) и необходимых уголовно-процессуальных форм, так и надлежащее применение им в приговоре материального уголовного закона.

Обоснованность приговора отражает его доказательственные характеристики, связанные с установлением фактических обстоятельств дела. Приговор будет обоснованным в том случае, когда суд точно установил с помощью допустимых, относимых и достоверных доказательств факты, необходимые для разрешения уголовного дела, надлежащим образом произвел оценку доказательств, разъяснил, по каким причинам он основывается на одних доказательствах и отвергает другие, и т.п. В конечном счете приговор суда является своего рода венцом уголовно-процессуального доказывания по конкретному делу, что и выражается таким его свойством, как обоснованность. Соответственно, мы считаем приговор необоснованным, когда не согласны с установленными судом фактами или с их интерпретацией.

Справедливость приговора является тем свойством, необходимость в котором возникает при появлении у суда права на усмотрение. Другими словами, в том случае, когда закон предоставляет суду выбор между несколькими возможностями, каждая из которых с формальной стороны одинаково законна, но требует учета индивидуальных обстоятельств дела, оценка качества данного выбора может осуществляться только с помощью категории "справедливость". Такая ситуация возникает при назначении судом наказания, поскольку российский уголовный закон исходит из принципа индивидуализации наказания и во всех случаях предоставляет суду выбор не только вида, но и размера наказания (относительно-определенные санкции). Следовательно, несправедливым будет такое наказание, которое формально назначено в установленных законом рамках, но с учетом обстоятельств дела выглядит завышенным или заниженным, что и приводит к несправедливости приговора. Если же исходить из модели абсолютно-определенных санкций, которая исторически отвергается в России, но по некоторым преступлениям допускается в иных правопорядках (например, в США), то тогда категория "справедливость приговора" утрачивает какой-либо смысл, поскольку при признании лица виновным в совершении определенного преступления наказание, включая вид и размер, следует автоматически. Поэтому в такой ситуации можно говорить лишь о законности или незаконности приговора (в аспекте наказания), но не о его справедливости.

В то же время следует иметь в виду, что приведенную трактовку понятия справедливости приговора нельзя считать универсальной. Она существует главным образом в отечественном национальном доктринальном контексте. Здесь толкование категории "справедливость приговора" является достаточно узким и, если угодно, техническим, поскольку справедливость рассматривается лишь как одно из свойств приговора, существующее наряду с другими свойствами (законностью, обоснованностью и др.) и затрагивающее исключительно вопросы назначения наказания. В сравнительно-правовом смысле понятие "справедливость" часто понимается в более широком ключе, когда справедливый приговор рассматривается в качестве результата справедливого судебного разбирательства, что связано с ныне весьма распространенным доктринальным англо-американским понятием fair trial. При таком подходе понятие "справедливость" становится некоей надстройкой над всеми остальными характеристиками как судебного разбирательства, так и приговора, в силу чего несправедливым будет и незаконный, и необоснованный, и немотивированный приговор, т.е. приговор, выглядящий ущербным из-за каких-то серьезных процессуальных пороков судебного разбирательства (например, отказа исследовать доказательства защиты или нарушения правил подсудности). Данный подход получил широкую известность в деятельности Европейского суда по правам человека, для которого несправедливым является любой приговор, постановленный с нарушением требований ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где закреплены требования к справедливому судебному разбирательству. Для российской уголовно-процессуальной доктрины, старающейся не смешивать понятия справедливости, законности, обоснованности, мотивированности приговора и стремящейся каждое из них наполнить автономным содержанием, столь широкое понимание "справедливости приговора" не характерно. Однако его отголоски можно увидеть в наметившейся концептуализации фундаментального принципа справедливости уголовного процесса, что стало одной из новейших тенденций развития российской уголовно-процессуальной науки, хотя речь здесь далеко не всегда идет о влиянии практики ЕСПЧ и понятия fair trial <1>.

--------------------------------

<1> См. об этом подробнее § 13 гл. 7 настоящего курса.

 

Мотивированность приговора характеризует юридическую аргументацию сделанных судом выводов при применении норм права. Если обоснованность приговора (в том числе в части изложения мотивов, по которым суд принял одни доказательства, отверг другие и т.д.) относится к фактическим обстоятельствам дела, то мотивированность stricto sensu - к основанным на них выводам юридического характера, например, в части квалификации деяния, применения положений общей части уголовного закона (соучастие, стадии совершения преступления, обстоятельства, исключающие преступность деяния, правила назначения наказания и др.), разрешения гражданского иска и т.п. Иначе говоря, от суда требуется не только применить нормы права в соответствии с законом, но и предоставить подробный письменный юридический анализ (правовые мотивы) своего решения по каждому из вопросов, которые требуется разрешить при постановлении приговора. Не зная правовых мотивов, которыми руководствовался суд при принятии решений, приговор нельзя ни полноценно обжаловать, ни оценить в вышестоящей судебной инстанции с точки зрения его соответствия закону.

Немотивированные и необоснованные судебные решения могут существовать только в тех случаях, когда осуществление правосудия доверяется непрофессиональным судьям (представителям народа), от которых нельзя требовать юридической аргументации. Кроме того, такие решения, как правило, не подлежат автономному инстанционному обжалованию. Хрестоматийным примером является вердикт присяжных заседателей, который не обосновывается с доказательственной точки зрения и не мотивируется с правовой точки зрения и который нельзя обжаловать отдельно от приговора <1>. Помимо суда присяжных, встречаются и иные примеры подобного рода. Скажем, английские магистратские суды, в большинстве случаев состоящие из непрофессионалов, также по общему правилу не мотивируют (не обосновывают) свои приговоры - они излагают их правовые мотивы только по требованию сторон и исключительно в целях обжалования приговора в вышестоящую инстанцию.

--------------------------------

<1> См. подробнее гл. 25 настоящего курса.

 

В этом смысле требование мотивированности приговора является непременным атрибутом профессиональной уголовной юстиции, для которой характерно также поступательное инстанционное движение дела по жалобам сторон, когда вышестоящий профессиональный суд пересматривает решения нижестоящего профессионального суда, для чего первому необходимо ознакомиться с юридическими выводами, к которым пришел второй. В некоторых случаях, например, при классической европейской кассации, без знания юридических аргументов соответствующий способ пересмотра приговоров вовсе существовать не может, поскольку речь идет об обжаловании приговоров исключительно по правовым основаниям <1>. Поскольку в России, помимо вердикта присяжных заседателей, все остальные судебные решения по существу уголовного дела (приговоры) выносятся профессиональными судьями (единолично или коллегиально), то мотивированность является неотъемлемым свойством любого приговора, невзирая на отсутствие упоминания о ней в ст. 297 УПК РФ.

--------------------------------

<1> См. об этом подробнее гл. 27 и следующие настоящего курса.

 

§ 4. Виды приговоров

 

При разрешении уголовного дела по существу и ответе на лежащие в основе уголовного процесса вопросы материального уголовного права (о преступлении и о наказании) суд может постановить либо оправдательный приговор, либо обвинительный приговор (ч. 1 ст. 302 УПК РФ). Третьего здесь не дано. Поэтому видами приговора принято называть естественную для уголовного процесса дихотомию, существующую в рамках двухчленной альтернативы: 1) оправдательный приговор или 2) обвинительный приговор.

1. Оправдательный приговор. Оправдательный приговор на виды (разновидности) не делится. Даже постановка вопроса об этом сегодня считается не совсем корректной. Связано это с тем, что в рамках инквизиционного уголовного процесса долгое время существовала конструкция "оставления в подозрении" (absolutio ab instantia) <1>, которую с определенными оговорками можно считать разновидностью условного оправдательного приговора, когда оправданное лицо все-таки "оставлялось в подозрении", т.е. оправдывалось не полностью. После отказа от инквизиционной модели уголовного процесса сама возможность дифференциации оправдательных приговоров, их разграничения на виды в зависимости от правовых и процессуальных последствий и т.п. стала рассматриваться как категорически недопустимая. Поэтому оправдательный приговор един. Он во всех случаях, каковы бы ни были основания оправдания лица, порождает одинаковые юридические последствия по смыслу уголовного права, являясь официальной констатацией невиновности обвиняемого в совершении преступления. После постановления оправдательного приговора обвиняемый становится оправданным.

--------------------------------

<1> См. о ней также § 3 гл. 3 настоящего курса.

 

Принципиально отказавшись от разграничения видов оправдательного приговора, российский законодатель не отказался от выделения оснований для его постановления, т.е. в каждом случае постановления оправдательного приговора суд должен четко указать, по какому из оснований он постановлен. Всего таких оснований существует четыре, и они указаны в ч. 2 ст. 302 УПК РФ. К ним относятся:

1) отсутствие события преступления, т.е. факта как такового;

2) непричастность подсудимого к совершению преступления, ранее (по УПК РСФСР 1960 г.) именовавшаяся недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления <1>;

--------------------------------

<1> Изменение наименования соответствующего основания оправдания объясняется исключительно символическими причинами и некоторым страхом перед пресловутой концепцией "оставления в подозрении". Однако по смыслу здесь ничего не изменилось: речь идет о ситуациях, когда обвинение, на которое возложено бремя доказывания, не смогло доказать участие конкретного подсудимого в совершении преступления.

 

3) отсутствие в деянии состава преступления, когда факт установлен, но признаков уголовного преступления в нем не обнаружено;

4) вынесение коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта, что автоматически означает оправдание подсудимого <1>.

--------------------------------

<1> Последнее основание имеет место только при производстве в суде присяжных (см. гл. 25 настоящего курса), т.е. во всех остальных случаях существует лишь три основания постановления оправдательного приговора.

 

Как уже отмечено, с уголовно-правовой точки зрения, последствия каждого из оснований оправдания абсолютно равноценны: все они влекут за собой признание подсудимого невиновным и его реабилитацию в порядке, установленном гл. 18 УПК РФ <1> (ч. 3 ст. 302 УПК РФ). Однако нельзя сказать, что официальное установление судом конкретного основания постановления оправдательного приговора вовсе не играет никакой роли и является лишь данью традиции. Во-первых, основание оправдания часто имеет для оправданного моральное значение (например, он настаивает на том, что соответствующего события вовсе не было, не удовлетворяясь констатацией отсутствия достаточных доказательств своего в нем участия). В связи с этим оправданный даже имеет право обжаловать оправдательный приговор по мотивам оправдания (ч. 1 ст. 389.1 УПК РФ). Во-вторых, основание оправдания важно и в правовом смысле - от него, например, зависят дальнейшие перспективы гражданско-правового спора сторон. При оправдании за отсутствием события преступления таких перспектив нет вовсе, так как отсутствие события преступления означает и отсутствие события гражданского правонарушения (оправдательный приговор в силу присущего ему преюдициального эффекта будет блокировать гражданский иск). При оправдании за отсутствием состава преступления такие перспективы сохраняются, так как отсутствие состава уголовного преступления вовсе не означает отсутствия состава гражданского правонарушения.

--------------------------------

<1> См. об этом гл. 32 настоящего курса.

 

По общему правилу постановление приговора означает разрешение дела in rem (самого факта во всей его полноте) - дальнейшее производство ведется только в связи с проверкой постановленного приговора в вышестоящих инстанциях или его исполнением. Однако при постановлении оправдательного приговора имеется одно исключение, когда уголовно-правовой спор разрешается лишь in personam (в отношении конкретного подсудимого), не будучи разрешен в целом. Это происходит при оправдании за непричастностью подсудимого к совершению преступления, наличие которого само по себе сомнений у суда не вызывает, т.е. на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Скажем, в случае совершения убийства суд оправдывает обвиненное в его совершении конкретное лицо. Но оправдательный приговор не снимает в данном случае с органов уголовной юстиции обязанности установить реального виновного в совершении преступления. Поэтому во многих случаях после постановления оправдательного приговора по указанному основанию <1> дело направляется руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ч. 3 ст. 306 УПК РФ). С процессуальной точки зрения, в данной ситуации наблюдается редкий феномен "раздвоения" уголовного дела по стадиям: с одной стороны, возобновляется предварительное расследование, а с другой - оправдательный приговор в отношении конкретного лица может параллельно пересматриваться в вышестоящих инстанциях по жалобе стороны обвинения или даже самого оправданного (по мотивам оправдания).

--------------------------------

<1> Здесь также очень многое зависит от специфики преступления, т.е. от того, насколько персонифицирован или деперсонифицирован факт совершения преступления. Например, в случае обвинения в получении взятки персонификация очень сильна, поэтому оправдание за непричастностью соответствующего лица к совершению преступления не влечет в большинстве случаев обязанности установления реального виновного, так как взятка не существует в отрыве от конкретного обвиняемого. Другое дело убийство: здесь факт, как правило, деперсонифицирован (связан не с конкретным обвиняемым, а с событием, телом жертвы и т.п.), поэтому непричастность одного лица требует поиска другого, т.е. того, кто все-таки убил человека.

 

С сугубо социологической точки зрения, в любой уголовно-процессуальной системе оправдательных приговоров в количественном отношении заметно меньше, чем обвинительных. Это связано со спецификой уголовно-процессуальной деятельности, в рамках которой судебному разбирательству всегда предшествует предварительное расследование и иные стадии досудебного и судебного производства. Соответственно, в большинстве случаев потенциальные оправдательные приговоры "отсекаются" еще на уровне решений об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении дела за отсутствием события, состава преступления и т.п.

Что же касается точного числа оправдательных приговоров в соотношении с обвинительными приговорами, то оно варьируется от страны к стране, но подсчитать его в реальности очень сложно. Поэтому многие развитые правопорядки вовсе не дают официальной статистики оправдательных приговоров. Кроме того, в разных странах используются разные методики их подсчета. Скажем, в США принято считать оправдательные приговоры только по тем делам, где обвиняемый оспаривает обвинение и где имеет место полноценное судебное разбирательство, а не разнообразные "сделки о признании" <1>. Цифра в такой ситуации выглядит солидно: 15 - 20%. Однако следует учитывать, что сегодня в ординарном порядке в США рассматривается не более 3% уголовных дел <2>. Если же брать общее число уголовных дел, включая 97% дел, в рамках которых обвинительный приговор выносится на основании "сделок о признании", то тогда число оправдательных приговоров будет выглядеть совершенно иначе - на уровне примерно 0,5% рассмотренных американскими судами уголовных дел. Этим же объясняется противоречивая статистика количества оправдательных приговоров в России: от 1% до 4,5% (иногда даже выше). В некоторых случаях она включает не только оправдательные приговоры, но и дела, прекращенные судами по реабилитирующим основаниям (тогда цифра растет). В других случаях - только оправдательные приговоры stricto sensu (тогда она падает). Помимо того, в России, в отличие, допустим, от США в статистику принято включать все уголовные дела, в том числе те, которые рассмотрены в особом порядке и по которым обвинительный приговор фактически "запрограммирован" <3>. В целом разнообразные сравнительные характеристики соотношения оправдательных и обвинительных приговоров в тех или иных странах чаще выглядят не как результаты серьезных социологических исследований, а как своего рода "манипулирование" цифрами (нередко в сугубо политических интересах).

--------------------------------

<1> Об этой практике см. п. 1 § 2 гл. 26 настоящего курса.

<2> См., например: Neyfakh L. No Deal: Should Prosecutors be Forced to Have Their Plea Bargains Approved by Juries? (http://www.slate.com/articles/news_and_politics/crime/2015/04/plea_bargains_should_prosecutors_be_forced_to_have_their_plea_bargains_approved.html).

<3> Об особом порядке рассмотрения уголовных дел см. § 2 и 3 гл. 26 настоящего курса.

 

2. Обвинительный приговор и его виды. Обвинительный приговор представляет собой утвердительный ответ на вопрос о виновности подсудимого в совершении преступления. После его постановления обвиняемый становится осужденным (ч. 2 ст. 47 УПК РФ). При этом обвинительный приговор ни при каких обстоятельствах "не может быть основан на предположениях" и выносится только при подтверждении виновности подсудимого в совершении преступления необходимой совокупностью исследованных судом в ходе судебного разбирательства доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).

В отличие от оправдательного приговора обвинительный приговор делится на виды, в силу чего следует говорить не только о видах приговора (оправдательный и обвинительный), но и о видах обвинительного приговора. Уголовно-процессуальный закон (ч. 5 ст. 302 УПК РФ) выделяет три вида обвинительного приговора: 1) обвинительный приговор с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным; 2) обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания; 3) обвинительный приговор без назначения наказания.

Обвинительный приговор с назначением наказания представляет собой стандартный вариант, когда суд не только признает подсудимого виновным, но и назначает ему наказание, подлежащее исполнению. В данном случае проявляется неразрывность преступления и наказания - двух базовых конструкций уголовного права, составляющих существо уголовного дела.

Обвинительный приговор с освобождением от наказания является уголовно-процессуальной формой применения материально-правового института освобождения от наказания. В данном случае суд признает подсудимого виновным, назначает ему конкретное наказание, но освобождает от его исполнения по одному из оснований, предусмотренных УК РФ (например, в связи с болезнью - ст. 81 УК РФ).

Обвинительный приговор без назначения наказания предполагает лишь констатацию виновности подсудимого в совершении преступления. В отличие от обвинительного приговора с освобождением от наказания суд здесь вовсе не переходит к вопросу о наказании, его виде, размере и т.д. В данном случае преступление остается не только без реального (в виде исполнения), но даже без формального наказания.

Вопрос об основаниях постановления обвинительного приговора без назначения наказания весьма непрост. Закон таких оснований не называет. Нет удовлетворительного ответа на данный вопрос и в уголовно-процессуальной доктрине, которая либо вовсе обходит его молчанием, либо приводит неудачные примеры оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, чаще всего оказывающиеся на поверку основаниями постановления обвинительного приговора с освобождением от наказания. В целом можно выделить два теоретически допустимых подхода к разграничению ситуаций, когда должен быть постановлен приговор с освобождением от наказания, и ситуаций, когда должен быть постановлен приговор без назначения наказания.

Первый подход исходит из того, что во всех случаях применения уголовно-правового института освобождения от наказания суд должен в обязательном порядке рассматривать вопрос о наказании, определять его вид и размер, после чего при наличии соответствующих оснований, предусмотренных уголовным законом, освобождать лицо от наказания путем вынесения обвинительного приговора с освобождением от наказания. Более того, при наличии подсудимого и признании его виновным в совершении преступления суд не может не решать вопрос об определении ему меры наказания за содеянное даже в тех ситуациях, когда от реального исполнения наказания лицо будет освобождено. Но что же тогда остается для обвинительного приговора без назначения наказания? В каких случаях он постановляется? В очень немногих. Точнее, даже в одном: когда судебное разбирательство проводится в отношении умершего подсудимого, что делает бессмысленным рассмотрение вопроса не только о наказании, но и об освобождении от него, так как мертвого нельзя наказать даже тогда, когда он виновен в совершении преступления. Это имеет место при проведении судебного разбирательства на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, когда обвиняемый умер, но дело не прекращается в связи с требованиями родственников о его реабилитации <1>, для чего необходимо полноценное производство по делу и судебное разбирательство для решения вопроса о виновности или невиновности умершего в совершении преступления, в котором он обвинялся. Такого рода судебное разбирательство должно завершаться постановлением либо оправдательного приговора, либо обвинительного приговора без назначения наказания. Впрочем, следует иметь в виду, что судебная практика иногда складывается иначе. По некоторым делам суды пришли к выводу, одобренному Верховным Судом РФ, что судебное разбирательство в отношении умершего должно завершаться либо оправдательным приговором (если он невиновен), либо прекращением уголовного дела на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи со смертью обвиняемого (если он виновен) <2>. Подобная позиция российских судов, пусть и весьма спорная, оставляет отмеченный подход в сугубо теоретической плоскости, сужая возможные рамки его практического применения.

--------------------------------

<1> См. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П.

<2> См., например: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 декабря 2012 г. N 52-О12-9 // БВС РФ. 2013. N 10.

 

Второй подход исходит из необходимости дифференциации уголовно-правовых оснований освобождения от наказания. В некоторых случаях суд обязан сначала решить вопрос о наказании, а затем уже освободить осужденного от его отбывания. Это происходит, например, при освобождении от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ), поскольку, не определив вид и размер наказания, нельзя решить вопрос о том, исполнению какого наказания болезнь препятствует (скажем, лишения свободы или обязательных работ), а какого - не препятствует (допустим, штрафа). В других случаях решение вопроса об освобождении от наказания не зависит от вида и размера последнего. Например, при освобождении от наказания в связи с актом амнистии (ст. 84 УК РФ), когда амнистируются лица, совершившие определенные категории преступлений, или в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК РФ), когда деяние перестало быть общественно опасным либо лицо утратило общественную опасность. Поэтому при применении такого рода оснований освобождения от наказания суд должен признать лицо виновным и постановить обвинительный приговор без назначения наказания. Впрочем, и против данного подхода могут быть выдвинуты соображения практического характера. Во-первых, при освобождении от наказания в связи с актом амнистии и истечением сроков давности уголовного преследования закон прямо указывает на необходимость постановления обвинительного приговора с освобождением от наказания (ч. 8 ст. 302 УПК РФ). Во-вторых, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, которым внесены изменения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре", исключило содержавшееся ранее в п. 16 последнего указание на то, что в случае изменения обстановки (утрата лицом или деянием общественной опасности) суд должен выносить приговор без назначения наказания. Тем самым второй из отмеченных подходов сегодня также не находит полностью подтверждения ни в законе, ни в судебной практике, что, конечно, не умаляет его теоретического значения.





Дата добавления: 2016-12-05; просмотров: 191 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.