Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 3. Паблик Рилейшнз: ни реклама, ни пропаганда




После того как мы доказали, что паблик рилейшнз являются общественной дисциплиной, необходимо продемонстрировать их практические отличия от некоторых смежных дисциплин, также используемых в группе или в компаниях.

«Паблик рилейшнз»... Эти два слова использовались для описания стольких вещей, на них извели так много чернил и они вызвали такое количество споров, что легко понять, почему так трудно составить о них четкое представление и почему они вызывают столько вопросов.

Может быть, паблик рилейшнз — это новая, более изощренная форма рекламы, которая позволяет бесплатно получать площади в прессе?

А может быть, это современный способ поднять шумиху, набор трюков и рецептов, используемых, чтобы заставить говорить о себе?

Или же РR, как утверждают некоторые, — это последняя линия обороны агонизирующего капитализма? Или форма социологической пропаганды, новый опиум для народа, предназначенный навязывать людям стереотипные реакции, как это утверждали не которые выдающиеся профессора?

Существует очень много так называемых профессионалов, для которых паблик рилейшнз — все вышеперечисленное понемножку, т. е. просто коммуникативная технология, позволяющая им говорить и делать что угодно, и потому весьма трудно избавить РR от того пестрого лоскутного одеяния арлекина, в которое их привыкла рядить плохо информированная публика.

Да, очень важно отличать РR от некоторых других дисциплин, с которыми их нередко смешивают, — когда по незнанию, а когда и из соображений выгоды, что гораздо серьезнее. И чаще всего РR отождествляют с рекламой, промоушн, маркетингом, пропагандой.

Неясность возникает еще и потому, что для создания и передачи своих сообщений паблик рилейшнз могут использовать те же инструменты, те же носители, те же каналы массовой информации и даже те же самые технологии, что и вышеуказанные дисциплины. Это, естественно, сближает РR с последними.

И напротив, суть, внутреннее содержание и цель РR-посланий совершенно иные, и именно это отличает их от вышеупомянутых дисциплин.

Будучи общественной дисциплиной, основанной на соблюдении жестких этических норм, паблик рилейшнз являются одно временно коммуникационной наукой, позволяющей воспринимать проблемы предприятия под новым, более соответствующим социально-экономическим реальностям, углом зрения.

Совершенно очевидно, что, хотя РR с самого начала использовали термин «коммуникация» и всегда заявляли свои права на него, злоупотребление этим термином со стороны рекламистов отнюдь не способствовало прояснению сути вещей, К этому вопросу мы еще вернемся.

В течение длительного времени коммуникативная функция группы представлялась вещью если не малозначащей, то, по край ней мере, столь естественной, что на нее не обращали внимания. Так, человек не обращает внимания на свои дыхательные, кстати, тоже коммуникативные, функции.

Однако некоторое время назад «перебои» в работе «социального мотора» компаний вынудили их осознать необходимость в такой же тщательной и четкой организации работы над решением коммуникационных задач, как это делается применительно к финансовым, коммерческим, исследовательским или производственным функциям.

В Соединенных Штатах на крупных фирмах организацией паблик рилейшнз занимается вице-президент по РR, пост который равен по значимости постам всех остальных вице-президентов.

Действительно, уже в 1913 г., как мы убедились, Теодор Вейл высказал вполне очевидную мысль: «Компании могут жить и развиваться только с разрешения их аудиторий».

В течение нескольких лет в промышленном секторе Франции мы наблюдаем за операциями слияния и концентрации компаний, которые приводят к созданию конгломератов таких размеров, что ими невозможно управлять согласно святым и незыблемым принципам жесткой централизации, или «бюрократической организации», по определению Мишеля Крозье.

Возникает необходимость в увеличении числа автономных центров управления, т. е. в увеличении объема делегируемых полномочий для обеспечения децентрализованного руководства. А такой подход предполагает преобладание коммуникативных функций. От них, в первую очередь, зависит эффективность реализации всех остальных функций компании.

Не является ли то, что справедливо для частного случая компании, столь же справедливым и для общества в целом? И не служат ли главным подтверждением правильности этого предположения те трудности, которые испытывают все правительства, независимо от их характера, когда стремятся, чтобы их послание было воспринято адресатами?

Справедливости ради заметим, что большинство министерств поручают свою «коммуникацию» специалистам в области рекламы, чьей функцией всегда было информирование общественного мнения и даже навязывание ему стереотипных реакций, а отнюдь не обеспечение коммуникации, которая в первую очередь предполагает диалог.

Как очень точно заметил в 1952 г. Чахотин, «откат демократических идей, который наблюдается во всем мире, связан с тем, что государственные деятели оказались не на высоте положения.

В своих суждениях они основываются на общественных и экономических науках, тогда как те виды человеческой деятельности, которые входят в их компетенцию, прежде всего относятся к биологическим наукам и наукам, изучающим человеческую натуру».

Для того чтобы убедиться в правильности этих постулатов, достаточно обратить внимание на несколько заметных социально - психологических явлений нашей эпохи, а именно:

• очень быстрое развитие науки и техники, в результате которого наши знания устаревают со всевозрастающей скоростью;

• утрата чувства реальности, связанная с безжалостным физическим вовлечением индивидуума в коллективную жизнь, которая все больше подчиняет его себе, и с отсутствием интеллектуального или эмоционального вовлечения в окружающую действительность, скорость эволюции которой превосходит естественные способности человека к адаптации, несмотря на то, что эти способности достаточно велики;

• уход в тень хранителей традиционной морали, метафизическое беспокойство, адекватный ответ на которое в наше время отсутствует, заблуждения и колебания перед лицом возникающих этических проблем жизни и трудности в понимании самой жизненной сути.



Таковы некоторые, среди множества прочих, социально-экономические и социокультурные явления, ставящие перед нашей индустриальной цивилизацией новые — по природе и размаху — проблемы.

Решение этих проблем не зависит ни от рекламы, ни от промоушн, ни от пропаганды. Только подлинная коммуникационная наука, основанная, в частности на строгой этике и на социальной психологии, способна внести вклад в их решение и помочь избе жать опасности, грозящей предприятию и обществу в результате генерализации описанных явлений.

Вот почему американские специалисты по менеджменту с полным правом утверждают, что к концу ХХ в. выработка и реализация коммуникационных стратегий компании (в правильном смысле этого термина, т. е. не в смысле «рекламы» или «глобальной коммуникации») станут ключевыми факторами ее успеха.

Эта позиция четко и ясно изложена в частном письме (1984 г.) Люсьена Матра. Он пишет:

«Многочисленные направления так называемой коммуникации, в области которых я работал, научили меня в первую очередь тому, что следует различать информацию (одностороннее сообщение) и коммуникацию (сообщение, на которое поступает ответ), или сообщение с «обратной связью».

Пабло Хито утверждает, что «коммуникация определяется сосуществованием и чередованием симметричных и комплиментарных отношений». Используя менее научную лексику, скажу, что коммуникация, благодаря подразумеваемому наличию в ней обратной связи, позволяет узнать, получено ли сообщение, тогда как односторонняя информация всегда в некотором роде бутылка с запиской, брошенная в море.

Сорокалетний опыт научил меня также тому, что для компании нет и не может быть ни «глобальной коммуникации», ни «глобального имиджа». Существуют разные коммуникации, более или менее согласующиеся между собой, в которых для достижения разных целей используются разные стратегии и языки. ... А раз говор на нескольких языках одновременно, даже если говорят об одном и том же, отнюдь не способствует облегчению понимания.

Я узнал также, причем зачастую по собственному горькому опыту, что не существует глобального имиджа компании, а есть многочисленные имиджи, отличающиеся друг от друга.

Важные для компании имиджи — не те, которые специально разрабатываются, а те, что складываются в восприятии каждой аудитории в соответствии с присущими именно ей характеристиками, влияющими на ее собственный «способ декодирования» всего, что этой аудитории говорят и показывают.

Существуют многочисленные имиджи: имидж компании как работодателя, имидж компании — производителя товаров и услуг и т. д. И все это — различные имиджи, которые не сливаются и не сплавляются в один глобальный, но накладываются один на другой в разной иерархической последовательности в зависимости от аудиторий и их сиюминутного положения относительно компании.

Именно эта совокупность имиджей как раз и определяет суждение каждой аудитории о компании».

Из сказанного вытекает необходимость четкого определения того, что следует понимать под коммуникацией, а также обязательность однозначного подхода к этой концепции, что позволит избежать путаницы и заблуждений.

Для этого существует очень простой способ. Достаточно вспомнить, что, согласно европейской теории, разработанной во Франции, а затем очень быстро принятой во всех остальных странах Западной Европы, паблик рилейшнз основываются на фундаментальном понятии человека как существа общественного, которому ниже будет уделено особое внимание.

Именно принцип человека общественного должен быть положен в основу деятельности паблик рилейшнз, стилистики ее компаний.

для того чтобы должным образом охарактеризовать это понятие, придется пойти на нарушение дорогих психологам принципов, согласно которым недопустимо (и это абсолютно правильно) для анализа поведения человека рассматривать его с разных позиций, т. е. изучать раздельно его поведение при выполнении им различных социально-экономических функций.

Действительно, человек в глобальном смысле един, и варианты его поведения в разных ситуациях полностью взаимозависимы. Однако, поскольку речь в данном случае идет не о психологическом исследовании, а о том, чтобы просто прояснить ряд идей, мы воспользуемся классическим разделением человека на три раз личные ипостаси, каждая из которых характеризуется своей социально-экономической функцией.

Первая ипостась — это давно известный «homo faber», тот, кто производит ценности и услуги. Вторая ипостась — economikus”, или тот, кто потребляет товары и услуги. И, наконец, третья — это тот, кого некоторые называют «человеком общественным», но кого мы как профессионалы паблик рилейшнз предпочли бы назвать, прибегнув к «кухонной латыни», «homo relations”.

* «Человек-созидатель» (лат.). — Примеч. пер.

** «Человек экономический» (лат.). — Примеч. пер.

«Человек взаимоотношений» (лат.). — Примеч. пер.

Мы выбрали данный термин, потому что человек, индивидуум действительно существует только благодаря взаимоотношениям, которые его позиционируют, т. е. определяют его положение относительно коллектива. Именно homo relations превращает толпу в группу, потому что он «разговаривает с другими».

На самом деле homo relations — это геометрическое место всех взаимоотношений, которые позиционируют его на «социальной шахматной доске»: он отец, брат, профессор, ученик, гражданин, служащий, единомышленник... Он — все то, что из него делают эпитеты, посредством которых определяется его отношение к другим. Иными словами, этот homo relations, «человек взаимоотношений», существует лишь в той мере, в какой он живет в коллективах, среди других людей, с которыми — хочет он того или нет — он неизбежно устанавливает взаимоотношения — хорошие или плохие.

Приняв эту классификацию, это «расчленение» человека на три ипостаси, легко проводить различия между действиями и посланиями, относящимися к смежным с паблик рилейшнз, но от личным от них дисциплинам, и избегать любой путаницы. Ведь эти дисциплины, как мы сейчас легко докажем, имеют дело с разными ипостасями человека и ставят перед собой различные цели.

Возьмем мероприятие, ориентированное на человека в его функции созидателя, т. е. на индивидуума, чье поведение выражается в физическом или интеллектуальном труде, количество и качество которого влияют на производительность, качество производства и рентабельность. Если акция и послание адресованы такому человеку-созидателю и имеют целью побудить его производить больше или лучше, то эта акция и это послание относятся к тому, что принято называть производственными отношениями: они подразумевают образование, тренинг, оборудование рабочего места или улучшение условий существования на предприятии и т. п.. Определенная степень родства с паблик рилейшнз возможна. Однако производственные и общественные отношения — это не паблик рилейшнз.

Теперь обратимся к мероприятиям, адресованным человеку как существу экономическому, когда важна потребительская функция индивидуума, а его поведение выражается в приобретении ценностей и услуг, способном повлиять на рынки сбыта компании. Если акция и корпоративное сообщение направлены на изменение, переориентацию поведения человека экономического с целью стимулирования роста объемов его покупок и тем самым обеспечения предприятию новых рынков сбыта, то они могут быть либо рекламой, либо мероприятием по стимулированию продаж, либо маркетинговым действием.

Это будет реклама, если она адресована потребителю и цель ее — вызвать желание совершить покупку, чтобы увеличить спрос.

Это будет мероприятие по стимулированию продаж, если — в рамках целого комплекса акций — оно призвано одновременно повлиять и на предложение, и на спрос и адресовано не только потребителю, но вообще всем группам (агентам по продажам, оптовым и розничным торговцам и т. п.), кто оказывает влияние на рынки сбыта компании.

И, наконец, можно говорить о маркетинге, если, аналогично паблик рилейшнз, используется совокупность технологий, позволяющих лучше узнать ожидания потребителей, чтобы привести им в соответствие товары или услуги фирмы. По всей вероятности, именно эта идентичность образа действий заставила некоторых маркетологов, стремящихся освоить паблик рилейшнз, предложить то, что они назвали «социально ориентированным маркетингом».

Мероприятие может быть адресовано и человеку в его общественной функции, т. е. той его ипостаси, которую мы назвали homo relations . В действительности за этой ипостасью скрывается весь человек — в его целостности, уникальности и множественности его общественных отношений.

Этот человек не ограничивает свое поведение обменом труда на деньги, как человек-созидатель, или обменом денег на товары и услуги, как человек-потребитель. Он обменивается с себе подобными значительно более важным, он обменивается с ними тем, что правит миром: идеями, мнениями, суждениями. Он осуществляет обмен сырьем общественного мнения, и день за днем по средством своих контактов плетет сеть отношений — доверительных или основанных на недоверии — с себе подобными. Именно эти взаимоотношения образуют основу и уток социальной ткани, в которую вплетены все общественные институты, и от них зависит прочность или хрупкость этой ткани.

Итак, если акция или корпоративное сообщение адресуются человеку как существу общественному и имеют целью воздействовать на его поведение, или объяснить ему что-то, или повлиять на него, тогда эти акции и послания могут представлять собой либо пропаганду, либо паблик рилейшнз.

Действительно, и пропаганда, и паблик рилейшнз адресованы, как мы уже говорили, человеку не в его роли созидателя или потребителя. Они адресованы индивидууму, рассматриваемому в его единстве и в его глобальности в качестве «человека общественного»

Надеемся, что предложенный анализ сделал более понятными условия, в которых французские профессиональные организации паблик рилейшнз, насчитывающие примерно 4000 членов, в 1986 г. сочли необходимым отреагировать на политику некоторых рекламистов, пытавшихся слепить в единое целое рекламу и РР в рамках понятия, обозначенного ими как «глобальная коммуникация». Таким образом рекламисты пытались ответить на растущую потребность компаний в паблик рилейшнз, но в результате лишь спровоцировали путаницу между принципиально различными целями, что повредило эффективности обеих профессий.

Поэтому в 1986 г. был распространен своеобразный «Манифест паблик рилейшнз», в котором формулировались основные различия между рекламой и РR. В нем отмечалось, что «ускоренное развитие паблик рилейшнз соответствует эволюции общества и общепризнанным потребностям в информации, поэтому граждане и действующие лица, представляющие сферы экономики, начали рассматриваться в качестве партнеров, благодаря чему получили новые и весьма существенные средства обмена информацией».

По мнению авторов «Манифеста», нет необходимости проводить границу между двумя дисциплинами, тем более, что такая граница зачастую выглядит расплывчатой и нечеткой даже — увы! — в восприятии профессионалов в области коммуникации. Важно лишь ясно и недвусмысленно показать существующие различия между технологией, нацеленной на продажу, т. е. на навязывание, и «состоянием духа, которое проявляется в использовании разно образных средств, направленных на то, чтобы группу людей узнала и оценила каждая из ее аудиторий».

Этот манифест был составлен в форме обращения к «нашим друзьям-рекламистам». В нем формулировался отказ от «выражения профессионального расизма», но предлагалось «четко определить позиции каждой из сторон». В манифесте излагались те очевидные истины, которые мы постарались объяснить на предыдущих страницах.

«Вы — не мы, а мы — не вы.

Цели и области деятельности у вас и у нас столь же различны, сколь различны наши действия и языки, на которых мы говорим.

Вы воздействуете на потенциальных потребителей и пользователей, чтобы постараться превратить их в реальных покупателей товаров, рекламу которых вам заказали.

Мы воздействуем на всю совокупность аудиторий, которых затрагивают деятельность и функции компании, рассматривая эти аудитории в качестве партнеров, чье поведение может затормозить развитие этой компании или способствовать ему.

Вы проектируете «имидж марки» товара, вызывающий желание и порождающий мотивации к покупке.

Мы проектируем «институциональный имидж» компании, чтобы показать, что она собой представляет, что делает и как старается ответить на ожидания своих партнеров, дабы вызвать взаимное доверие.

Вы метите в «целевые группы».

Мы ведем диалог с «аудиториями».

Вы позиционируете товар и его марку.

Вы — один из главных инструментов маркетинга.

Мы — обязательный инструмент менеджмента.

Вы — стратегия желания, порождающая мотивацию к покупке.

Мы — стратегия доверия, обеспечивающая консолидацию и причастность.

Вот почему у рекламы и паблик рилейшнз разные области деятельности, разные языки и разные методы действия. Формирование желания и завоевание доверия — две разные вещи, но обе необходимы для успешного функционирования компании. Ничто не противопоставляет нас друг другу. Но все отличает нас друг от друга. Мы — не вы. Вы — не мы. Но и вы, и мы разными путями, которые не следует смешивать, способствуем успеху компании».

После того как мы рассмотрели вопрос глубоких различий между паблик рилейшнз и рекламой, давайте сразу перейдем к пропаганде. В применении этих двух дисциплин — РR и пропаганды — неясности меньше, но вот в том, что касается терминологии, ее по-прежнему слишком много.

С точки зрения этимологии пропаганда означает распространение идей. Сама по себе она вовсе не обязательно является злом. Приведем в качестве примера распространение христианской веры, осуществляемое миссионерами католической церкви: в данном случае добрые намерения очевидны.

В общем виде этим термином обозначают совокупность манипулятивных техник, высочайшая эффективность которых была, в частности, продемонстрирована во время второй мировой войны. достаточно вспомнить доктора Геббельса и гитлеровское министерство пропаганды.

В послевоенных конфликтах пропаганда, выступая под различными терминами (например, психологического воздействия и т. п.), расширила свое поле деятельности настолько, что стала восприниматься как оружие, причем наступательное, требующее собственных специалистов, для которых поле битвы — сознание людей, а главная задача — борьба за это сознание, по аналогии с обычной войной, где захватывают стратегическую позицию. Кстати, и в понятии контрпропаганды явственно прослеживаются параллели с контратакой.

Однако пропаганда — это не только военное оружие, но и очень гибкий и удивительно эффективный инструмент политики, в особенности, когда речь идет о захвате или удержании власти. Достаточно обратиться к опыту развития «политического маркетинга», настоящей стратегии и тактики, которые уже давно используются в Соединенных Штатах.

Пропаганда предполагает применение методов, которые не всегда можно признать удовлетворительными с точки зрения морали. В ходе выборов на второй президентский срок в США генерала Эйзенхауэра один из сенаторов так прокомментировал методы специалистов по избирательным технологиям: «Продажа самой высокой в Соединенных Штатах должности с помощью методов, которые используются для продажи куска мыла, — самое страшное оскорбление, нанесенное демократии».

Не будем говорить о методах, используемых в свое время в социалистических странах, где получаемое на выборах большинство в 98 или 99% изумляет даже самых непредвзятых наблюдателей...

Тем не менее и пропаганда как оружие для ведения военных действий, и пропаганда как инструмент политики используют абсолютно идентичные методы и приемы.

Пропаганда обращается не к сознанию индивидуума, а к его подсознательному или бессознательному.

Полагают, что обычно у каждого человека имеются три уровня, на которых может формироваться решение:

• уровень сознания, когда мы знаем, что происходит, и можем объяснить причину;

• уровень подсознания, т. е. предрассудков, эмоциональных импульсов, когда мы еще смутно понимаем, что происходит с нашими чувствами, ощущениями или позициями, но крайне редко можем объяснить, почему это происходит;

• и, наконец, третий уровень, глубинный, или уровень «рептильного мозга», который является уровнем совершенно неосознанной мотивации, когда мы вообще не анализируем причины нашей позиции.

Два последних уровня являются основными мишенями пропаганды. Впрочем, в некоторых случаях и рекламы тоже, — к чему об этом умалчивать?

Специалисты в области исследования мотивации Эрнест Дихтер и Луис Ческин пришли к выводу, что подсознательное и бессознательное лежат в основе поведения и позиций, которые наблюдателям могут казаться иррациональными, однако часто проявляются во всех областях деятельности, включая даже самые важные.

Они также показали, что с помощью некоторых приемов можно вполне успешно воздействовать на подсознание и заставлять людей предпринимать действия, в которых они не отдают себе отчета. Знаменитое «тайное увещевание» Вэнса Паккарда стало одним из основных методов пропаганды. Его цель — инициировать работу той своеобразной глубинной памяти, в которой хранятся наши первобытные инстинкты, предрассудки и эмоциональные условные рефлексы.

С точки зрения самого процесса технологии пропаганды так же неизменны. Сначала нужно по возможности вырвать человека из тех традиционных структур, которые в какой-то степени защищают его от внешнего воздействия. В качестве примера приведем антирелигиозное насилие революционеров 1789 г., которые смог ли разрушить вековую монархическую структуру только путем борьбы, направленной на искоренение христианских традиций и морали, которые были гарантами этой структуры.

Именно этот метод использовали в свое время секты, требуя, чтобы неофиты покидали семейный очаг и переходили к коллективной, общинной жизни, которая способствует насильственному формированию стереотипных реакций.

Когда индивидуум лишен корней, превращен в «человека массы», он становится идеальной мишенью для средств массовой информации, которые являются главными каналами пропаганды и позволяют навязать ему стереотипные реакции, используя его первобытные инстинкты:

• инстинкт самосохранения: хлеб, мир, свобода;

• страх — наследственный враг, который, впрочем, свой у каждого поколения;

• инстинкт мести или справедливости (зачастую они совпадают), услужливо предлагающий человеку козла отпущения — других людей, человеческую общность, социальный класс, на которых возлагается ответственность за все ошибки, за все сегодняшние трудности («в этом виноваты арабы, евреи, начальники, профсоюзные деятели...»).

Одним словом, пропаганда манипулирует символами, стараясь внедрить как можно глубже в человека простые, чтобы не сказать примитивные, взгляды, которые, благодаря их частому повторению, становятся мощными движущими идеями, подавляющими любые мысли и провоцирующими рефлекторные действия. Будучи направлены в нужное русло, эти действия превращаются в коллективную силу — слепую, но при этом мощную, из-за своей неразумности.

Вот как Роже Муккиели описывает воздействие подобной подрывной деятельности на общественное мнение:

«Подрывная деятельность преследует три тесно взаимосвязанные цели. Мы вычленили каждую из них из единого целого только для простоты изложения, потому что в реальности они тесно переплетаются, поддерживая и усиливая друг друга. Эти цели таковы:

• деморализовать подверженную воздействию нацию и расчленить группы, из которых она состоит;

• дискредитировать власть, ее защитников, функционеров, влиятельных представителей;

• нейтрализовать массы, чтобы воспрепятствовать любому общему спонтанному выступлению в поддержку установленного порядка, которое могло бы произойти в выбранный момент ненасильственного захвата власти меньшинством.

• добиться осуществления этих целей можно только посредством использования средств массовой информации: без прессы, радио и телевидения подрывная деятельность беспомощна, а без специалистов в области социальной психологии она хаотична. Уточним теперь эти основные цели.

• деморализовать — значит постепенно лишить смелости и снизить умственный потенциал, которые обеспечиваются верой в общие ценности национальной группы и уверенностью в ее будущем.

Очень глубокий анализ факторов морали, осуществляемый сегодня социальной психологией, позволяет определить и основные составляющие деморализации, в частности:

• разрушение ценностей, за которые сражается противник, и внушение ему сомнений;

• дезинформация относительно подлинной значимости каждого из сражающихся противников, внушение неуверенности в себе вместе с сомнениями в правильности своих убеждений;

• формирование чувства вины. «Нужно добиться, чтобы противник потерял веру в справедливость собственного дела, в свою родину, свою армию, свою группу. Человек, чувствующий себя виноватым, неминуемо утрачивает и эффективность, и смысл своей борьбы. Убедив человека в том, что если и не он сам, то его сторонники совершают аморальные, несправедливые действия, удастся добиться разрушения группы, к которой он принадлежит». Так охарактеризовал пропаганду Эллюл, и сказанное им вполне применимо и к подрывным действиям;

• внушение противнику ощущения, что он одинок, а его действия порицаются общественным мнением, в особенности мировым;

• представление в смешном, алогичном, ничтожном свете;

• разрушение уверенности противника в действенности его атакующих и оборонительных средств;

• создание впечатления, что сражение будет длиться вечно;

• формирование уверенности в том, что его противник силен, безоговорочно верит в победу и готов на все;

• создание ощущения бесполезности борьбы.

Таким образом, воздействуя на противников посредством изощренных технологий, подрывная деятельность направлена на их деморализацию. Ее цель также заключается в их раздроблении, разъединении. В этом смысле подрывная деятельность — это искусство раздора. Поэтому психологический анализ показателей сплоченности и единства групп позволяет определить и факторы разъединения и раздора, чтобы с их помощью воздействовать на нацию или на группы, которые необходимо уничтожить.

 

ГЛАВА 4. Стратегия доверия

Уже отмечалось, что паблик рилейшнз обращаются к человеку в его социальной роли, как это делает и пропаганда. Однако смысл РR-деятельности и ее цели и цели пропаганды резко отличаются друг от друга.

Речь идет не том, чтобы сделать человека конформистом, оторвать его от традиционных структур, спровоцировать иррациональное импульсивное поведение. Напротив, задача заключается в том, чтобы помочь ему остаться человеком в полном смысле этого слова, т. е. индивидуумом, который знает и понимает свою жизненную среду, может найти в ней свое место и интегрироваться в нее. Речь идет о том, чтобы позволить ему раскрыться, улучшая качество его отношений.

Поскольку существует великое множество определений паблик рилейшнз (что объясняется как многообразием областей их применения, так и распространенностью ошибочных концепций этой дисциплины), мы выбрали одно, которое полнее и точнее прочих соответствует сущности РR. Это определение, предложенное Люсьеном Матра.

Паблик рилейшнз являются, во-первых, манерой поведения, а во-вторых, способом информирования и коммуникации, направленным на установление и поддержание доверительных взаимоотношений, основанных на взаимном знании и взаимопонимании между группой, рассматриваемой в ее разных функциях и видах деятельности, и аудиториями, которые она затрагивает». Говоря об определении понятия паблик рилейшнз, есть смысл для справки процитировать еще одну любопытную формулировку. Ее авторы скомпилировали все определения, принятые различными европейскими профессиональными ассоциациями. Вот что из этого получилось:

«Являясь функцией или видом деятельности руководства компании, общественной или частной организации, физического лица или группы, паблик рилейшнз направлены на создание, установление, поддержание или укрепление, с одной стороны, доверия, понимания и симпатии, а с другой — взаимоотношений с группа ми, обычно называемыми аудиториями, которые, находясь внутри или вне данной организации, обусловливают ее существование и развитие. Паблик рилейшнз предполагают проведение сознательной, организованной, систематической и непрерывной коммуникационной политики»

Нельзя не согласиться, говоря, например, о паблик рилейшнз в компании, что их постоянные усилия, предпринимаемые в области поведения и информации, направлены на установление и под держание доверительных взаимоотношений между компанией и ее различными аудиториями, испытывающими на себе прямое или косвенное воздействие той или иной ее функции.

Каждая из этих аудиторий видит компанию под свойственным ей углом зрения, который связан с различными ожиданиями. Аудитория, состоящая из персонала, воспринимает ее как работодателя. И напротив, аудитория, в которую входят акционеры, видит ее в качестве управляющего капиталами, для аудитории потребителей компания — это производитель ценностей и услуг, а другие аудитории воспринимают ее под другим углом зрения:

в качестве члена местной или региональной профессиональной организации, объекта управления, конкурента и т. д.

для всех этих различных аудиторий видение компании не является одинаковым. В зависимости от аудитории и от того, какая из функций ее затрагивает, восприятие меняется, суждения и ожидания (в частности, относительно информации) отличаются друг от друга.

Можно ли в таких условиях «глобализовать» коммуникацию?

Речь идет о том, чтобы всем этим разным аудиториям создать условия для диалога, причем доверительного, наладить диалог между людьми в группах и между группами в обществе и посредством такого диалога, посредством взаимного обмена мнениями прийти к подлинному знанию друг друга, взаимопониманию, обогащению индивидуума и гармоничной жизни группы и общества.

Именно в каждодневном построении доверительных отношений и заключается суть паблик рилейшнз. Но разве этого мало?

И именно к этому сводится одно из главных различий между рекламой, т. е. стратегией желания, и паблик рилейшнз, или стратегией доверия. Ведь вызвать желание — это одно, а завоевать доверие — совсем другое! Спросите у женатых — они вам объяснят!

На этом этапе некоторые могут почувствовать себя разочарованными: сведение паблик рилейшнз только к формированию доверительных отношений может показаться неоправданным ограничением их поля деятельности.

Тем не менее, если немножко задуматься над тем, что подразумевают эти три слова — «формирование доверительных отношений» — и чего они требуют, то очень скоро становится ясно, что это огромная и одновременно существенно важная и для человека, и для группы задача.

Она является фундаментальной для человека, потому что он живет в обществе, входит в состав групп, и доверительные отношения на самом деле являются корнями, привязывающими его к группе, делающими его солидарным с ней: если эти корни прочны, они позволяют ему получать тот эмоциональный заряд, который столь же необходим для его морального здоровья, как кровь для здоровья физического. Нет такого человека, который смог бы сохранить равновесие (даже физическое) будучи лишен корней в результате изоляции или грубого лишения возможности поддерживать существовавшие до сих пор отношения с ему подобными.

Нет человека, который был бы способен сохранить равновесие, если заставить его жить в чуждой для него среде и оставаться чужим для нее, учитывая все то недоверие и весь тот холод, которые скрываются за этой метафорой

Эти рассуждения ведут нас в самый эпицентр драмы, которую мы можем условно определить как драму «некоммуникабельности», господствующей проблемы нашей эпохи. Так чувствует себя изгнанник из деревенского мира, потерявшийся в огромном каменном городском пейзаже, лишенном тепла. Такова трагедия подростка, который больше не общается со своими родителями, или церкви, которая теряет своих прихожан. В этой проблеме заключена суть ужасного и драматического бегства от действительности с помощью наркотиков и самоубийства.

Символом этой «некоммуникабельности» стал май 1968-го, переломный месяц, когда вдруг всем стало ясно, что государство не ведет полноценного диалога с нацией, университет — со своими студентами, родители с детьми, а жизнь — с реальностью. Май 1968 года был, по преимуществу, кризисом коммуникации, и анализу этой проблемы я в свое время посвятил статью, напечатанную в «Пари-Пресс».

Остается признать очевидное: только доверительные отношения, основанные на взаимном знании и взаимопонимании, способны обеспечить ту биологическую среду, то человеческое тепло, которые так же необходимы человеку, как тепло солнца — растению. Без тепла ни человек, ни растение не способны ни расцвести, ни принести хорошие плоды.

Но то, что справедливо для человека (причем для каждого человека), столь же справедливо и для группы, как в плане ее внутренней организации, так и с точки зрения ее воздействия на внешний мир.

Приговорить группу к вечному недоверию — все равно, что приговорить ее к смерти, потому что никакая группа, будь то компания, государство или общество в целом, не способна жить без внутреннего скелета и без внешней сети доверительных отношений.

Доверительные отношения играют для группы в точности ту же роль, что и, например, ремни передачи, шестерни и шарниры для машины. Действительно, в любой машине есть определенное количество механических «органов», которые выполняют работу, но все они зависят друг от друга и связаны друг с другом посредством системы приводных ремней, шестеренок и передач. И хотя эти детали привода сами по себе не являются рабочими органами, хорошо известно, что машина немедленно останавливается, стоит одной из них выйти из строя.

В группе, в человеческом сообществе, все происходит точно так же. Рабочие органы, каковыми, по сути, являются люди или группы (если нам будет позволено такое сравнение), связаны между собой, зависят друг от друга благодаря целой сети взаимоотношений, которые играют точно ту же роль, что шестеренки и передачи в машине.

Если взаимоотношения хорошие, если они не «барахлят», группа будет развиваться в благоприятном направлении. Если же, напротив, шестеренки заедают, а передачи, или коммуникации, разорваны, вся экономическая и общественная жизнь группы окажется парализованной.

Таким образом, доверительные отношения открывают перед человеком и перед группой широкие горизонты, богатые самыми благоприятными возможностями, потому что они представляют собой подлинный фундамент любой человеческой и общественной конструкции

Исходя из сказанного, мы имеем право утверждать, что, со гласно европейской концепции, паблик рилейшнз обязаны быть составной частью стратегии, используемой менеджментом для того, чтобы ответить на ожидания аудиторий и с помощью объективной информации воздействовать на мотивации тех из них, чьи действия, суждения или мнения могут оказать влияние на деятельность или развитие компании.

Паблик рилейшнз — это своего рода интерпретация применительно к компании старого принципа, согласно которому один в поле — не воин (и компаниям все реже удается добиваться успехов в одиночку), а принуждать к чему-либо тех, от кого зависит наш успех, бесполезно (к тому же такое принуждение становится все менее реальным). Поэтому необходимо действовать таким образом, чтобы помощь, о которой просят, воспринималась теми, от кого ее ждут, как нечто соответствующее их интересам. А это означает, что единственный источник мероприятий паблик рилейшнз лежит в точке пересечения особых интересов компании и интересов аудиторий, затрагиваемых действиями этой компании.

Выработка политики паблик рилейшнз начинается с согласия примирить интересы компании с интересами тех, от кого зависит ее развитие. Осуществление политики паблик рилейшнз заключается в том, чтобы после такого примирения (но только после него!) использовать коммуникационную политику, способную устанавливать и поддерживать доверительные отношения со всей совокупностью аудиторий компании.

И в этом тоже паблик рилейшнз находятся весьма далеко и от набора методик и технологий, и от конечных целей рекламы. Если пойти дальше, то можно утверждать, что в крайнем случае компания может обойтись без рекламы (если ей не нужно вызывать желание у потребителя покупать свои товары) или без маркетинга (если компания и так не может количественно удовлетворить спрос своих потребителей). Но ни при каких условиях ей не обойтись без паблик рилейшнз, потому что она не способна ни жить, ни процветать без доверия, особой стратегией которого как раз и являются РR.

Речь идет о доверии не только клиентов компании, но и ее персонала, ее банкиров, администрации — всех тех, кому принадлежит часть политической, экономической, профсоюзной, административной власти и кто может эту власть употребить как для того, чтобы способствовать развитию компании, так и для того, чтобы это движение затормозить. Если правительство может выбрать благоприятный момент для того, чтобы поставить вопрос o доверии, то компания такой возможности не имеет. Вопрос доверия к ней ставится ежеминутно, помимо ее воли и зачастую в такие моменты, когда она этого меньше всего хочет.

Любой отрицательный ответ на этот вопрос, даже если он и не всегда ставит под сомнение дальнейшее существование компании, неминуемо создает дополнительные трудности с получением прибыли, потому что доверие — самый эффективный фактор роста инвестиций и самый надежный гарант ее незыблемости.

Можно довольно точно определить специфику основанных на такой политике подходов как признание безоговорочного приоритета фактора доверия по отношению ко всем остальным факторам, учитываемым при принятии решения. Иными словами, как уже отмечалось, следует признать, что решение не обязательно будет правильным и эффективным, если оно просто обладает положительными качествами. Этого недостаточно. Необходимо так же, чтобы реакцией на него были чувство сопричастности и сплоченность всех, кому будет поручено его выполнять или кто примет какое-то участие в действиях, направленных на его реализацию.

Если в результате принятого решения или предпринятого действия рождается недоверие, то на практике (в краткосрочном или долгосрочном плане) такие решения или действия никогда не будут самыми рентабельными, какие бы серьезные теоретические экономические обоснования ни приводились в их поддержку.

И напротив, весьма велика вероятность того, что решение, обеспечивающее доверие и сплоченность тех, кого оно затрагивает, приведет к наилучшему экономическому результату, даже если теоретически представляется, что можно было выбрать более удачный вариант.

Разумный совет дал в свое время президент компании «Лореаль» М. Шуеллер, изложив следующую непреложную истину: «Опыт доказал мне: когда я не в со стоянии убедить своих сотрудников в том, что моя идея лучше их идеи, имеет смысл принять их предложение, даже если оно кажется мне несколько хуже, потому что результаты все равно окажутся лучше»

Здесь, вероятно, будет уместно процитировать и Теодора Н. Вейла, президента АТТ, который в 1913 г. заявил: «Общественность должна рассматриваться в качестве хозяина положения. Я нисколько не сомневаюсь в том, что ее суждения всегда справедливы, если она хорошо понимает, о чем идет речь».

Таким образом, называя целью паблик рилейшнз создание доверительных взаимоотношений, мы отнюдь не умаляем роль РR. Напротив, такая трактовка цели РR превращает их в функцию руководства и управления, в основной инструмент менеджмента, чья эффективность, повторим это, основывается на сплоченности и соучастии.

Вот почему главной целью паблик рилейшнз, обращенных к человеку как существу общественному, является превращение этого человека в партнера. Этот постулат основан, в частности, на принципе международного кодекса этики паблик рилейшнз, согласно которому следует «уважать и защищать достоинство человеческой личности и признавать за каждым индивидумом право на самостоятельное формирование собственного суждения». «Создавать моральные, психологические и интеллектуальные условия для настоящего диалога, признавать права всех сторон на изложение своей позиции и выражение своей точки зрения»

Превращение совокупности аудиторий в партнеров представляет собой одну из основных целей паблик рилейшнз, причем первым в списке аудиторий компании стоит его собственный персонал.

Об этом говорил в одном из своих последних выступлений Жерар Серен , президент компании «Сосьете Рикар» : «Еще совсем недавно при упоминании капитала компании сомнение было недопустимо, потому что речь шла о финансах. Потом пришли к пониманию того, что люди стоят, по крайней мере, столько же, сколько сейфы, даже если они не фигурируют в отчетах по эксплуатации. Тогда заговорили о человеческом капитале. Сегодня руководители компаний столкнулись с третьим типом капитала — имиджем. Никто не сомневается, что продажи идут лучше, если у компании благоприятный имидж. Ее престиж, репутация, известность имеют все больший и больший вес. Во-первых, внутри самой компании: персонал гордится принадлежностью к уважаемой фирме, он мотивирован и чувствует себя частью единого целого.

Общество разумно, и долго вводить его в заблуждение невозможно. На самом деле, создать имидж очень просто. Достаточно правильно действовать и сделать так, чтобы об этом стало известно»

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 561 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.033 с.