Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√армоническое развитие в человеческой личности эстетических и этических начал




 

«десь € прерву эти рассуждени€, чтобы перейти к эти≠ческому воззрению на личность, жизнь и значение жизни. ѕор€дка ради, повторю некоторые замечани€, сделанные раньше по поводу отношени€ эстетики к этике. Ёстетиче≠ское мировоззрение, какого бы рода или вида оно ни было, есть в сущности отча€ние, обусловливаемое тем, что чело≠век основывает свою жизнь на том, что может и быть и не быть, т. е. на несущественном. „еловек с этическим мировоззрением, напротив, основывает свою жизнь на существенном, на том, что должно быть. Ёстетическим началом €вл€етс€ в человеке то, благодар€ чему он €вл€етс€ тем, что он есть; этическим же то, благодар€ чему он становитс€ тем, что есть. »з этого не следует, впрочем, что эстетик вообще не способен к развитию; он также развиваетс€, но его развитие совершаетс€ по законам необходимости, а не сво≠бодно; он не испытывает никакого стремлени€ к бесконеч≠ному, которое бы привело его к выбору и заставило созна≠тельно стать тем, что он есть.

–ассматрива€ себ€ самого с эстетической точки зрени€, человек рассматривает свое Ђ€ї как многообразную конк≠ретность, котора€, несмотр€ на всю свою внутреннюю раз≠носторонность, €вл€етс€ единою сущностью: его личности, имеющей все права, как на про€вление себ€ в жизни, так и на полное удовлетворение всех своих потребностей и жела≠ний. ƒуша эстетика похожа, таким образом, на почву, на которой с одинаковым правом на существование произра≠стают всевозможные травы; его Ђ€ї дробитс€ в этом много≠образии, и у него нет Ђ€ї, которое бы сто€ло выше всего этого. ≈сли такой человек оказываетс€ Ч как ты выражаешьс€ Ч Ђсерьезным эстетикомї и мало-мальски умным человеком, он поймет, что нельз€ всем имеющимс€ в нем задаткам и способност€м расти и развиватьс€ с одинако≠вым успехом, и потому сделает между ними выбор, руко≠водству€сь при этом лишь относительным значением или силой своих способностей и наклонностей. ≈сли вообще че≠ловек мог бы жить, не приход€ в соприкосновение с эти≠кой, то он, пожалуй, мог бы сказать себе: Ђ¬о мне есть за≠датки ƒон ∆уана, ‘ауста, атамана разбойников; разовью же эти задатки, так как серьезное отношение к эстетике требует от человеческой личности известной определеннос≠ти, требует, чтобы человек развил имеющиес€ в нем задат≠ки до возможного совершенстваї... ѕодобное воззрение на личность и ее развитие вполне верно с эстетической точки зрени€, так что ты можешь теперь видеть, в чем состоит эс≠тетическое развитие личности, Ч оно похоже на развитие растени€: благодар€ ему человек становитс€ только тем, чем хотела сделать его природа. Ётический же взгл€д на жизнь сообщает человеку познание добра и зла или пон€тие абсолютного различи€ между добром и злом, и если даже он найдет в себе больше зла, чем добра, то из этого вовсе не следу≠ет, что он станет развивать в себе это зло; напротив, зло должно будет стушеватьс€ в нем, а добро Ч выдвинутьс€ на первый план. –азвива€сь этически, человек сознательно становитс€ тем, что он есть, и если даже сохран€ет в себе все эстетические наклонности (которые, однако, имеют в его жизни совсем иное значение, нежели в жизни эстетика), то все же как бы развенчивает их. —ерьезное отношение к эстетике, впрочем, также полезно дл€ человека, как и вс€≠кое вообще серьезное отношение к делу, но одно оно еще не в состо€нии спасти душу человека. ¬озьмем в пример теб€: серьезное отношение к эстетическим идеалам вообще вре≠дит тебе, так как ты засматриваешьс€ на них до слепоты, и в то же врем€ приносит тебе пользу тем, что заставл€ет теб€ с отвращением отвертыватьс€ от противоположных идеалов зла. —пасти теб€ это серьезное отношение к эстетике, од≠нако, тоже не в состо€нии, так как ты никогда не подни≠маешьс€ в этом смысле выше известного уровн€, Ч ты устран€ешьс€ от вс€кого зла не потому, что осознаешь его значение и ненавидишь его, но просто потому, что оно ос≠корбл€ет в тебе эстетическое чувство. ¬ыходит, следо≠вательно, что ты одинаково не способен и на добро, и на зло. Ч ј ведь никогда зло не €вл€етс€ таким привле≠кательным, как именно под освещением лучей эстетики, и нужно проникнутьс€ самым серьезным отношением к воп≠росам этики, чтобы навсегда избегнуть искушени€ смотреть на зло с эстетической точки зрени€. ћежду тем подобный взгл€д предательски таитс€ в каждом человеке и проскаль≠зывает при каждом удобном случае, чему немало способ≠ствует преобладание эстетического начала в воспитании и образовании современного юношества. Ќередко поэтому в самых гор€чих тирадах некоторых проповедников доброде≠тели €сно слышитс€ самодовольное сознание того, что и они, дескать, могли бы быть коварными и хитрыми злоде≠€ми не хуже других, да только не пожелали этого, предпо≠чита€ путь добродетели. „то же, однако, означает подобное самодовольство? “айную слабость этих людей, заключающуюс€ в том, что они не могут постигнуть абсолютного различи€ добра и зла, т. е. не обладают истинным серьез≠ным познанием добра и зла. ¬ глубине души каждый чело≠век чувствует, что выше всего быть добрым, хорошим чело≠веком, но страстное желание выделитьс€ хоть чем-нибудь из толпы всех прочих добрых людей, заставл€ет его требо≠вать себе особого почтени€ за то, что он, несмотр€ на все блест€щие данные сделатьс€ дурным, все-таки стал хоро≠шим.  ак будто обладание всеми данными дл€ того, чтобы сделатьс€ дурным человеком, составл€ет особое преимуще≠ство! ѕодобным требованием люди только выказывают свое пристрастие к дурным свойствам своей натуры. ќттого-то и встречаютс€ нередко люди, которые добры в глубине души, но у которых не хватает мужества признатьс€ в этом, из бо€зни показатьс€ чересчур обыкновенными людьми; эти люди также признают высшее значение добра, но не дают себе насто€щего отчета в значении зла. ”слышав на вопрос: Ђ ака€ же была разв€зка этой истории?ї ответ: Ђ—а≠ма€ скучна€!ї, можно быть уверенным, что таким воскли≠цанием приветствуют разв€зку этического характера. »ли случаетс€ тоже, что человек долгое врем€ был какой-то хит≠рой загадкой дл€ других, и вдруг открываетс€, что он не Ђта≠инственный злодейї, а простой, добрый и честный человек, и люди презрительно фыркают: Ђ“олько-то и всего? —тоило интересоватьс€!ї... ƒа, нужно обладать большим муже≠ством, чтобы открыто отказатьс€ от претензий и на ум, и на талантливость и объ€вить, что желаешь быть только добрым и хорошим человеком, так как считаешь это выше всего остального, Ч тогда ведь попадаешь в разр€д обыкно≠венных людей, а этого страсть как не хочетс€ никому! —тоит ли быть добрым и хорошим, когда вс€кий может быть и добрым, и хорошим! ƒругое дело быть злодеем: тут нужны особые способности, выдел€ющие теб€ из р€да прочих лю≠дей! Ќа том же основании многим хочетс€ быть философа≠ми и мало кому Ч христианами: дл€ первого нужен талант, дл€ второго только смирение; следовательно, христианином может быть вс€кий, кто только захочет. ¬се вышесказанное тебе не мешает прин€ть к сведению: в сущности, ты не дурной и не злой человек. Ќе вздумай только обидетьс€ на мен€ за мои речи, € вовсе не хотел оскорбл€ть теб€, но € ведь не обладаю твоими блест€щими способност€ми и таланта≠ми, так как же мне не посто€ть за положение простого, доб≠рого и хорошего человека?...

ѕродолжаю. Ч  аждый человек, живущий исклю≠чительно эстетической жизнью, испытывает тайный страх перед необходимостью отча€ни€, Ч он хорошо знает, что отча€ние абсолютно сгладит все те конечные различи€, на которых держитс€ теперь его жизнь, т. е. уничтожит значе≠ние всех отличающих его между другими людьми особен≠ностей, которыми он теперь так гордитс€. „ем вообще выше та ступень развити€, на которой стоит человек, тем меньше он придает значени€ этим различи€м или особенност€м, но в большинстве случаев он все-таки стараетс€ сохранить за собой хоть какое-нибудь отличие, которое и составл€ет ос≠нову всей его жизни, так как оно позвол€ет ему отказатьс€ признать пугающее его абсолютное равенство всех людей без изъ€ти€. ƒа, просто удивительно, с какой замеча≠тельной самоуверенностью открывают в себе даже самые незначительные люди подобные Ч если можно так выра≠зитьс€ Ч Ђэстетические отличи€ї, как бы ничтожны эти последние ни были. » что за нелепые споры, €вл€ющиес€ одним из самых жалких €влений жизни, возникают зачас≠тую между людьми из-за этих отличий! —вое нерасположе≠ние к отча€нию эстетики стараютс€ объ€снить тем, что буд≠то бы считают отча€ние разрывом личности со всем общечеловеческим. ќни были бы правы, если бы развитие личности состо€ло в развитии Ђнепосредственного челове≠каї, но если это не так, то и отча€ние Ч не разрыв, а про≠светление личности. Ёстетики бо€тс€ также, что отча€ние лишит жизнь ее увлекательного разнообрази€, которое она будто бы сохран€ет лишь до тех пор, пока каждый отдель≠ный человек смотрит на нее с эстетической точки зрени€. «десь, однако, мы оп€ть имеем дело с недоразумением, вы≠званным, по всей веро€тности, различными ригористическими теори€ми. ќтча€ние ничего не уничтожает, эстетиче≠ское начало остаетс€ в человеке нетронутым, но лишь зани≠мает более подчиненное положение, что именно и способ≠ствует его сохранению. ѕравда, человек перестает уже жить прежнею исключительно эстетическою жизнью, но из это≠го еще не следует, чтобы жизнь его была совершенно лише≠на эстетического начала; это последнее только занимает в ней иное место, чем прежде. Ётик в сущности тем только и отличаетс€ от серьезного эстетика, что он доводит свое отча≠€ние до конца, тогда как эстетик произвольно обрывает свое. Ёстетик точно так же сознает всю суетность того эстетиче≠ского разнообрази€, на котором он основывает свою жизнь, и если и говорит, что нужно наслаждатьс€ хоть тем, что под руками, то лишь из недостойного человека малодуши€.

Ёстетик смотрит на личность как на нечто неразрывно св€занное с внешним миром, завис€щее от всех внешних условий и сообразно с этим смотрит и на наслаждение. Ќаслаждение эстетика, таким образом, Ч в настроении. Ќастроение зависит, конечно, и от самой личности, но лишь в слабой степени. Ёстетик именно стремитс€ отрешитьс€ от своей личности, чтобы возможно полнее отдатьс€ данному настроению, всецело исчезнуть в нем Ч иначе дл€ него и нет наслаждени€. „ем более удаетс€ человеку отрешитьс€ от личности, тем более он отдаетс€ минуте, так что самое подход€щее определение жизни эстетика будет: Ђон раб ми≠нутыї. Ётик также может подчин€тьс€ настроению, но да≠леко не в такой степени; абсолютный выбор самого себ€ во≠обще поставил его выше минуты, сделал его господином настроени€.  роме того этик, как уже было сказано выше, обладает жизненной пам€тью, тогда как эстетик именно страдает отсутствием. Ётик не отказываетс€ окон≠чательно от очаровани€ настроени€, но лишь на мгновение как бы отстран€ет его от себ€, чтобы дать себе отчет в нем, а это-то мгновение и спасает его от порабощени€ минутой, дает ему силу побороть искушающую его страсть. “айна господства над своими страст€ми ведь не столько в аске≠тическом отречении от них, сколько в умении самому назначить минуту дл€ их удовлетворени€: сила страсти абсо≠лютна лишь в данную минуту. Ќапрасно поэтому говор€т, что единственное средство преодолеть страсть, это Ч абсо≠лютно запретить себе и думать об ее удовлетворении; подоб≠ное средство весьма ненадежно; напротив, пусть, например, азартный игрок в минуту неудержимого влечени€ к игре, скажет себе: Ђ’орошо, только не сию минуту, а через часї, и Ч он становитс€ уже господином своей страсти. Ќастро≠ение эстетика всегда эксцентрично, так как его жизненный центр в периферии. ÷ентр личности должен, между тем, находитьс€ в ней самой, поэтому тот, кто не обрел самого себ€, всегда эксцентричен. Ќастроение этика, напротив, сконцентрировано в нем самом: он трудилс€ и обрел само≠го себ€, а вследствие этого и его жизнь обрела известное основное настроение, которое зависит от него самого и мог≠ло бы быть названо сеquale temperamentum [96]. Ќастроение это, однако, не имеет ничего общего с эстетическим настроени≠ем и никому не даетс€ от природы или непосредственно.

ћожет ли, однако, человек после того как выбрал себ€ самого в абсолютном и бесконечном смысле, сказать себе: теперь € обрел самого себ€, и мне ничего больше не нуж≠но, Ч всем превратност€м жизни € противопоставлю гор≠дую мысль Ђ аков € есть, таким и останусьї! Ќи в каком случае! ≈сли бы человек выразилс€ подобным образом, он сразу выдал бы, что стоит на ложном пути. √лавна€ ошиб≠ка его заключалась бы в данном случае в том, что он не вы≠брал бы себ€ самого в истинном смысле; он выбрал бы себ€ лишь во внешнем смысле, придал выбору абстрактное зна≠чение, а не охватил им себ€ самого во всей своей конкретности, совершил выбор как бы по необходимости, а не сво≠бодно, примешал к этическому выбору эстетическую суетность. „ем важнее по своему существу то, что должно про€витьс€ благодар€ выбору, тем опаснее дл€ человека по≠пасть на ложный путь, между тем в данном случае человек, как уже сказано, именно подвергаетс€ такому риску.

Ѕлагодар€ выбору человек обретает себ€ самого в своем веч≠ном значении, т. е. сознает свое вечное значение как чело≠века, и это значение как бы подавл€ет его своим величием, земна€ конечность тер€ет дл€ него вс€кое значение. ¬ пер≠вые мгновени€ по выборе человек испытывает, вследствие этого, безграничное блаженство и абсолютное удовле≠творение; если же он после того отдастс€ одностороннему созерцанию своего положени€, то конечность не замедлит предъ€вить ему свои требовани€. ќн, однако, презрительно отвергает их; что ему земна€ конечность со всеми ее плю≠сами или минусами, если он Ч существо бесконечное? и вот ход жизни дл€ него как бы приостанавливаетс€, он как буд≠то опережает само врем€ и стоит у входа в вечность, погру≠женный в самосозерцание. Ќо самосозерцание не в силах наполнить окружающей его пустоты, создаваемой дл€ него гибельным временем. »м овладевает усталость и апати€, похожие на ту истому, котора€ €вл€етс€ неизбежным спут≠ником наслаждени€; его дух требует высшей формы суще≠ствовани€. ќтсюда же один шаг и до самоубийства, кото≠рое может показатьс€ такому человеку единственным выходом из его ужасного положени€. Ќо такой человек не выбрал себ€ самого в истинном смысле, а влюбилс€ в себ€ самого, как Ќарцисс. Ќе мудрено, что он кончает само≠убийством.

 

 

Ёрнст “–®Ћ№„

¬≥дскановано: “рЄльч Ё. »сторизм и его проблемы. Ц ћ., 1995., с. 170-171

 

„то такое обща€ теори€ ценностей или аксиологи€?  а≠кое место она занимает р€дом с естественными и историчес≠кими науками, с обеими наиболее сильно и твердо опреде≠ленными в своем отношении к объекту реальными науками, в globus intellectualis[97] наук? явл€етс€ ли она эмпирической или априорной, формальной или материальной наукой? Ёта, на≠ход€ща€с€ под вли€нием неокантианцев и столь господству≠юща€ сегодн€, постановка вопроса слишком проста и исключающа. ¬ действительности ни одна наука не €вл€етс€ чисто эмпирической, а все они проникнуты априорными принципами формировани€; с другой стороны, ни одна наука не €вл€етс€ чисто формальной, а всегда формируетс€ из фактов опыта и переживаний действительности, с материальностью которых она тесно св€зана, конечно если не иметь в виду общую фор≠мальную логику. (ќчень сложной философии математики, вопроса о том, в какой мере она чисто формальна и априорна, или также заключает в себе чувственность и созерцание, мы можем здесь не касатьс€). —ледовательно, теори€ ценностей не может быть ни чисто априорной, ни чисто формальной нау≠кой. ¬ ней также обнаруживаютс€ принципы, формирующие переживаемую действительность, которые тесно св€заны с ней и могут быть найдены только посредством анализа ре≠альной жизни. ќт обеих реальных наук теори€ ценностей от≠личаетс€ только иным значением и положением заключенных в ней формирующих принципов по отношению к переживае≠мой действительности. ќни направлены не на бытийно-научную и объективную св€зь реального, а на субъективные научно-нормативную его оценку и формирование. Ќо так же, как упом€нутые формы св€зи тесно св€заны с сущностью реального, и эти нормы оценки и формировани€ неразрывно св€заны с наличными уже в содержании реальной жизни стрем≠лени€ми. ѕоэтому подобно тому как первые могут быть абстраги≠рованы только из предлежащих наук и затем оказывают в очи≠щенной и систематизированной форме обратное воздействие на науки, и вторые должны быть выведены из действительных оценок и образований. Ётого можно достигнуть лишь посред≠ством пространной феноменологии, к которой сегодн€ уже обра≠тились прежде всего представители феноменологической школы. ѕри этом все оценки, самые субъективные, случайные и чув≠ственно обусловленные, помещаютс€ на одну плоскость с самыми объективными, идеальными и нечувственными, чтобы затем, исход€ отсюда, найти, различные классы ценностей и закон их сущности в каждом отдельном случае и, наконец, свести взаимоотношение классов ценности к общему закону, который, конечно, есть закон не быти€, а долженствовани€, но и в качестве такового все-таки глубоко коренитс€ в бытии. ќчень сложных деталей мы здесь касатьс€ не будем. ѕодчер≠кнуть надо лишь главное, а именно, что значение всего этого отождествлени€ всех ценностей состоит в том, чтобы показать живое существо как в принципе не наблюдающее и отражаю≠щее, а как практически действующее, выбирающее, борюще≠ес€ и стрем€щеес€, вс€ интеллектуальность и все наблюде≠ние которого в конечном счете служат жизни, будь то живот≠ной или духовно-личной. ¬ своем решающем значении это важно и дл€ нашего рассмотрени€. Ќо столь же важно под≠черкнуть, что при более глубоком анализе прин€тое сначала единство этих практических ценностей сразу же раздел€етс€ на чисто животные и на духовно-личные культурные ценнос≠ти, которые нос€т формальный характер долженствовани€ и заданности. ќсобенно значительно внутри последней группы расчленение на следстви€ из формального долженствовани€, которые в качестве личностных об€занностей и общественных об€занностей представл€ют собой моральное в узком смыс≠ле, и из культурных вещественных, содержаний, которые заключены в науках о культуре или систематических науках о духе, изучающих государство, экономику, искусство, религию и науку, в той мере, в какой она представл€ет собой, область культуры, а не логику.  онечна€ цель такого анализа состоит здесь, как и повсюду, где вер€т в единство и смысл действи≠тельного, также в установлении синтеза дл€ построени€ сис≠темы ценностей, при котором не следует забывать о всех предпосылках такой веры, котора€ в конечном счете €вл€етс€ религиозной, а весь вопрос существовани€ и происхождени€ этих ценностей в конечном счете надо сводить к отношению абсолютного сознани€ или сознани€ Ѕога к конечному созна≠нию. “еори€ ценностей неизбежно ведет к метафизике, где, в частности, должна быть решена и проблема отношени€ жизни и ее материала, долженствовани€ и быти€.

 

 

≤ван ‘–јЌ ќ

¬≥дскановано: ≤ван ‘ранко. ўо таке поетична краса? //  раса ≥ секрети творчост≥.-  ..: ћистецтво., 1980. с. 420-429

ўо таке поетична краса?

“ут, може, буде пора сказати к≥лька сл≥в про одне питанн€, котре вправд≥ не поведе нас дал≥ в наших досл≥дах над техн≥кою поетичноњ творчост≥, але повин≠но про€снити ≥ спростувати де€к≥ хибн≥ погл€ди, закор≥нен≥ серед нашоњ сусп≥льност≥.

Ќе один, читаючи оц≥ уваги про Ђестетичн≥ основиї поез≥њ, може, й запитував себе з розчаруванн€м: €к то естетичн≥ основи, а про пон€тт€ красоти, про сю голов≠ну основу естетики ≥ поетичноњ творчост≥, дос≥ не ска≠зано ан≥ слова? јдже ж ус≥ естетики, в≥д  анта до √артмана, вважають головною основою ≥ метою пое≠тичноњ творчост≥ красоту ≤ починають своњ естетичн≥ м≥ркуванн€ деф≥н≥ц≥Їю, що таке Ї та краса. ўо ж се за нова естетика така, що торочить нам про змисли, враженн€ ≥ образи, а про красу ан≥ слова?

ѕризнаюс€ читачам, що дискус≥€ про красу не входила ≥ не входить у обс€г моњх уваг, ≥ коли € в наго≠ловку оцењ статейки поклав слова Ђпоетична красаї, то вони мають, €к побачите зараз, зовс≥м окреме, спе≠ц≥альне значенн€. ƒискус≥€ про красу in abstracto[98], €кою починаютьс€ вс≥ дотепер≥шн≥ естетики, по моњй думц≥, Ї зовс≥м аналог≥чна з дискус≥Їю про Ђдушуї, €кою починалис€ давн≥ш≥ психолог≥њ. ќдна й друга дискус≥€ були зовс≥м безплодн≥, бо переливали з пу≠стого в порожнЇ, силкувалис€ вложити в слова щось таке, що не маЇ п≥д собою н≥€коњ реальноњ основи, Ї т≥льки абстракц≥Їю з тис€ч≥в р≥знор≥дних об'€в≥в, або Ї догмою, артикулом в≥ри, але не предметом д≥йсного знанн€. ≤ €к нова, експериментальна психолог≥€, за≠м≥сть м≥ркувати in abstracto про душу €ко про primum agens[99], починаЇ з противного к≥нц€ ≥ анал≥зуЇ об'€ви i умови псих≥чноњ д≥€льност≥ в≥д найприм≥тивн≥ших аж до найб≥льше скомпл≥кованих ≥ силкуЇтьс€ таким робом, анал≥тично ≥ ≥ндуктивно, доход€чи до зрозум≥н≠н€, що Їосновою ус≥х псих≥чних акт≥в (див., напр., пре≠чудову з методолог≥чного погл€ду книгу “ена ЂDe lТintelligenceї[100]), так ≥ нова ≥ндуктивна естетика мусить прийн€ти за вих≥дну точку не пон€тт€ краси, а чутт€ естетичного уподобанн€, мусить при помоч≥ психолог≥њ анал≥зувати те чутт€ ≥ дал≥ мусить в обс€гу кожноњ поодинокоњ штуки розбором њњ техн≥чних способ≥в ≥ њњ вз≥рцевих твор≥в доходити до зрозум≥нн€ того, €кими способами кожна штука в своњм обс€гу викликаЇ в на≠ш≥й душ≥ чутт€ естетичного.уподобанн€? ƒотепер≥шн€ ≥деал≥стично-догматична естетика гарцювала на пол≥ абстракт≥в ≥ не довела ан≥ до €коњсь загальноприйн€тоњ ≥ загальновдовол€ючоњ деф≥н≥ц≥њ краси, ан≥ до €сноњ ≥ науково п≥дпертоњ в≥дпов≥д≥ на питанн€: що ≥ чому подобаЇтьс€ нам? ¬она лишилас€ тут при старому de gustibus non est disputandum[101] ≥ не про€снила сумерк≥в, €к≥ лежать у сам≥м пон€ттю Ђgustusї[102]. ќдним словом, вона нагадуЇ ту бабу в народн≥й фацец≥њ, що жила в темн≥й хат≥ ≥ силкувалас€ внести до нењ св≥тло, ловл€чи сон€чне пром≥нн€ решетом.

Ќова ≥ндуктивна естетика кладе соб≥ скромн≥ш≥ завданн€. ¬она не ловить невловимого решетом сило≠г≥зм≥в, не маЇ претенз≥њ на те, щоб з висоти абстракц≥йного пон€тт€ красоти диктувати закони артистичному розвоЇв≥ людськост≥, але стаЇ на становищ≥ далеко нижч≥м, та певн≥ш≥м: поперед усього зрозу≠м≥ти, а не судити ≥ не приписувати закон≥в. ¬она сл≥дить, що Ї пост≥йне в зм≥нних людських вустах, ана≠л≥зуЇ чутт€ естетичного уподобанн€, послугуючис€ дл€ сього по змоз≥ докладними експериментальними мето≠дами ≥ не менше докладно анал≥зуЇ кожну поодиноку штуку, щоб вив≥дати, в ч≥м лежить те уподобанн€, €ке збуджуЇ вона в наш≥й душ≥. —ею дорогою вона не над≥Їтьс€ д≥йти до поставленн€ н≥€ких закон≥в ан≥ правил дл€ розвою кожноњ поодинокоњ штуки, бо, нав≠паки, вона думаЇ, що вс€к≥ правила, чи то диктован≥ давн≥ше, чи так≥, €к≥ можна б було подиктувати коли-небудь, усе були ≥ будуть мертвою схоластикою ≥ пе≠решкодою дл€ розвою штуки. ѕевна р≥ч, досл≥ди сењ новоњ естетики матимуть не саме ≥сторичне значенн€. ѕомагаючи широким масам зрозум≥ти процес ≥ випло≠ди артистичноњ творчост≥, вони тим самим оживл€ють њх зац≥кавленн€ до цих виплод≥в, њх любов ≥ пошану дл€ сењ високоњ творчоњ функц≥њ людського духу, а з другого боку, вони будуть ≥ дл€ артист≥в джерелом поученн€, помагаючи њм удосконалювати артистичну техн≥ку, остер≥гаючи перед шк≥дливими збоченн€ми в творчост≥, подаючи ключ до в≥др≥зненн€ правдивих, творчих артист≥в в≥д дилетант≥в ≥ в≥ртуоз≥в форми. “а й теоретично вже тепер, коли с€ естетика числить дуже небагато л≥т розвою, вона дала де€к≥ ≥нтересн≥ здобут≠ки, а най≥нтересн≥ший Ї, мабуть, сей, що помогла ≥з артистичноњ естетики зовс≥м виел≥м≥нувати абстракц≥йне пон€тт€ краси.

Ч як то? Ч скрикне, може, дехто в св€т≥м обурен≠ню.Ч ѕон€тт€ краси виел≥м≥новане з артистичноњ есте≠тики? “ак, значить, краса не Ї метою артистичноњ твор≠чост≥? ќ tempora! о mores![103].

Ч “ак, шановний доброд≥ю! Ч скажу € на се.Ч Ќа жаль, чи на лихо, чи на щаст€ Ч краса не Ї метою артистичноњ творчост≥. ≤ не думайте, що се т≥льки тепер десь на €к≥мсь конгрес≥ запала така ухвала! я скажу вам п≥д секретом: вона н≥коли й не була такою метою. Ќ≥коли н≥€кий поет ан≥ артист не творив на те, щоб показати сучасним чи потомним ≥деал краси, а коли €к≥ й творили з такою метою, то њх твори були випло≠дом злого смаку, моди, а не творчого ген≥€, були мерт≠вим товаром, а не живими творами штуки. ≤ не артисти винн≥ тому, що ви, шановний доброд≥ю, жили дос≥ в т≥й ≥люз≥њ ≥ не раз, може,Ч признайтес€ до гр≥ха! Ч кидали громи на нелюбих вам поет≥в або артист≥в за те, що вони, мовл€в, Ђзагубили в≥дв≥чний ≥деал краси ≥ добра, затратили правдиву мету штукиї. Ќ≥, артисти ≥ поети не винуват≥ тому, бо вони все йшли ≥ йдуть одною дорогою. ¬инуват≥ тому панове естетики, котр≥, зам≥сть студ≥ювати д≥йсн≥ твори штуки i з них а posteriori[104] висновувати думки дл€ зрозум≥нн€ штуки {се почав був робити, т≥льки дуже неконсеквентно ≥ неповно, перший естетик јр≥стотель, батько многих в≥рних, та ще б≥льше нев≥рних ≥ шк≥дливих естетичних погл€д≥в ≥ формул), кинулис€ висновувати своњ мним≥ естетичн≥ правила з абстрактного пон€тт€ краси, котре на д≥л≥ дл€ артистичноњ творчост≥ Ї майже зовс≥м байдуже. Ѕо в≥зьм≥м €ку хочете деф≥н≥ц≥ю краси ≥ прир≥вн€ймо њњ до того, що даЇ нам поез≥€. ¬≥зьмемо, прим.,  анта. ѕо його думц≥, краса Ч се т≥льки форма. ЂFormale Aesthetik soll von allem Inhalt absehen und sich auf blöse Form beschränkenї[105] Ч думка без сумн≥ву гли≠бока ≥ в≥рна, та т≥льки, на жаль, не€сна дл€ самого  анта, котрий зараз же додав, що с€ Ђformale Schönheit ist nur ein sehr untergeordnetes Moment an der Kunstschönheit, die wesentlich von der Form auf den Inhalt gehtї[106]. «начить, артистична краса повинна, по  антов≥й думц≥, головно залежати в≥д гарного зм≥≠сту; гарна форма маЇ дл€ нењ досить п≥др€дне значен≠н€. ¬ ч≥м лежить краса зм≥сту Ч  ант не по€снюЇ ≥ не може по€снити, бо ж, по його словам, краса Ї виключ≠но прикметою форми. ј в ч≥м лежить краса форми? ЂDie Form ist nur schön als unbeabsichtigte, unwillkürliche Darstellung und Versinnlichung der Ideenї[107]. ≤ знов блиск дуже мудроњ думки в туман≥ пустих сл≥в: зазначено роль несв≥домого в артистичн≥й творчост≥, та, приплутавши сюди м≥стичн≥ Ђ≥дењї зам≥сть конкрет≠них вражень ≥ псих≥чних образ≥в, попсовано всю р≥ч. ≤ остаточно не сказано н≥чог≥с≥нько, бо не в т≥м р≥ч, щоб висловл€ти ≥дењ чи образи Ч все одно, св≥домо чи не≠св≥домо, а в т≥м р≥ч, €к висловлюЇтьс€ њх; ан≥ сам факт висловлюванн€, ан≥ зм≥ст висловлюваних ≥дей не чи≠нить краси; по сам≥й  антов≥й деф≥н≥ц≥њ краси треба шукати в форм≥, в т≥м, €к висловлено, €к узмисловлено т≥ ≥дењ, а про се  ант не говорить н≥чого ближче. Ќав≠паки, своњм застереженн€м, що артистична краса Ђв≥д форми йде до зм≥стуї,  ант ≥ зовс≥м загородив соб≥ ≥ своњм насл≥дникам стежку до л≥пшого зрозум≥нн€ сењ справи, бо заставив њх шукати краси в зм≥ст≥, значить, судити зм≥ст артистичних твор≥в п≥сл€ формулок ≥ ша≠блон≥в, придуманих дл€ деф≥н≥ц≥њ краси. ј се значило б≥льше-менше те саме, €к коли би хто вз€вс€ м≥р€ти воду л≥ктем, а сукно квартою.

¬≥зьм≥м, напр., деф≥н≥ц≥ю Ўлегел€: ЂDas Schöne ist die angenehme Erscheinung des Gutenї[108]. ≤ тут на дн≥ недоладно зчеплених сл≥в Ї в≥рне почутт€, що краса Ї щось приЇмне дл€ нас, але поза тим €ке ж баламут≠ство, €ка пуста гра загальниками Ч означуванн€ одно≠го не€сного двома не€сними! ≤ що маЇ сп≥льного так деф≥н≥йована краса з артистичною красою? „и штука маЇ метою подавати нам сам≥ приЇмн≥ образи? «овс≥м н≥. ¬она часто малюЇ нам муки Ч ф≥зичн≥ ≥ душевн≥, вб≥йства, розчаруванн€, гн≥в, розпуку,Ч тис€ч≥ непри≠Їмних €вищ. „и штука маЇ метою показувати нам сам≥ вз≥рц≥ добра ≥ доброти? «овс≥м н≥. Ќав≥ть навпаки, пое≠ти, котр≥ би хот≥ли робити щось таке, прогр≥шились би проти одного з найважн≥ших принцип≥в штуки, тво≠рили б реч≥ мертв≥, нудн≥, неартистичн≥. „и метою штуки Ї показувати нам красу? «овс≥м н≥. јдже ж “ерз≥т,  ал≥бан,  ваз≥модо радше можуть уважатис€ вз≥рц€ми бридкост≥, а проте вони Ч безсмертн≥ твори штуки. ј улюблен≥ сюжети грецькоњ пластики Ч фавни, сирени, кентаври Ч х≥ба се красавц≥? “а й загалом, х≥ба √омер малюЇ јх≥лла на те, щоб показати в ньому ≥деал красоти? «овс≥м н≥, його ф≥зичною красотою в≥н зовс≥м не займаЇтьс€, не описуЇ њњ, х≥ба найзагальн≥шими, шаблоновими рисами. ј духовно јх≥лл також Ї чим соб≥ хочете, а певно не жодним ≥деалом. ≤ се саме можна сказати про кожного геро€ ≥ кожну героњ≠ню вс≥х справд≥ безсмертних твор≥в. „и грецьк≥ р≥зь≠б€р≥, твор€чи статуњ Ѕельведерського јполлона, ћ≥лоськоњ ¬енери,  ап≥тол≥нського «евса, творили њх на те, щоб показати нам ≥деали красоти? «овс≥м н≥, вони творили бог≥в, символ≥зували той комплекс рел≥г≥йних пон€ть ≥ почувань, €кий у душ≥ кожного грека лучивс€ з ≥менем даного божества. « сього погл€ду не видержуЇ проби жодна ≥нша деф≥н≥ц≥€ красоти, не дл€ того, щоб ус≥ т≥ деф≥н≥ц≥њ були фальшив≥ Ч в кожн≥й з них Ї €кесь зерно правди, недаром же мучились над ними мудр≥ люди! Ч але попросту дл€ того, що малюванн€ краси не Ї метою штуки.

“≥ естетики, котр≥ основуютьс€ на догм≥, що метою штуки Ї малювати красу, при найменш≥м з≥ткненню з д≥йсними творами штуки почувають дуже докучли≠вий терн у ноз≥: пон€тт€ бридкого.  оли краса Ї доменою штуки, то в≥дки ж беретьс€ те, що в творах штуки малюЇтьс€ так багато некрасивого, неспок≥йного, не≠гармон≥йного, прикрого, бридкого? яке право мають т≥ категор≥њ вриватис€ в св€тий храм штуки, присв€че≠ний сам≥й крас≥, гармон≥њ, здоров'ю ≥ приЇмност≥? ќдн≥ естетики, консеквентн≥ в своњй доктрин≥, см≥ло замика≠ють оч≥ на д≥йсн≥ факти ≥ за€вл€ють: не мають права т≥ поган≥ демони! Ўтука, котра не Ї культом красоти ≥ гармон≥њ, перестаЇ бути штукою, Ї парод≥Їю, карика≠турою, дегенерац≥Їю штуки. «абувають, сердеги, що в так≥м раз≥ њм прийдетьс€ покласти хрестик на всю д≥йсну штуку ≥ лишитис€ при забутих ≥ давно запл≥сн≥лих творах врод≥ –≥чардсоновоњ ѕамели або ЂPaster fidoї[109] √вар≥н≥, при творах, виплоджених власне док≠триною, а не д≥йсним поетичним в≥тхненн€м, при т≥м, що ми нин≥ хрестимо назвою псевдокласицизму ≥ фаль≠шивого сентиментал≥зму.

≤нш≥ естетики силкуютьс€ прорубати в т≥й доктрин≥ хв≥рточку дл€ д≥йсност≥ ≥ говор€ть: бридке маЇ наст≥ль≠ки право доступу до штуки, наск≥льки воно потр≥бне дл€ змалюванн€ характеристичного. ≤ тут Ї на дн≥ пустоњ фрази в≥рне почутт€, але сама фраза пуста ≥ не по€снюЇ н≥чого, а, навпаки, утруднюЇ справу, бо зам≥сть одного не€сного пон€тт€ даЇ нам два не€сн≥. ћи не знаЇмо, що таке Ї характеристичне, а властиво можемо сказати, що краса й сама собою, без дом≥шки бридкого, може бути характеристична, а бридке може бути зовс≥м не характеристичне, а проте мати таке саме право доступу до штуки, €к ≥ краса. ¬≥зьм≥мо де€к≥ класичн≥ прим≥ри. ” Ѕельведерського јполлона характеристичною Ї вип'€та, чудово збудована грудь Ч чи вона бридка? ” ќд≥ссе€ характеристичний Ї бистрий практичний розум Ч що сп≥льного маЇ в≥н з пон€тт€ми краси або бридкост≥? „им ≥ дл€ кого характеристична бридк≥сть “ерз≥та? «даЇтьс€, т≥льки дл€ нього самого. ≤ пощо вз€в √омер цього бридкого чолов≥ка до Ђ≤л≥ади?ї ўо в≥н хот≥в схарактеризувати або в≥дт≥нити при його помоч≥? Ќ≥чог≥с≥нько.

ЂAby i tego nie brakowałoї[110],Ч можна 6 сказати словами одного шановного педагога, сказаними в в≥д≠пов≥дь на питанн€, пощо бог сотворив вош≥, блощиц≥ та мокриц≥.

Ќ≥, н≥чого не поможе хв≥рточка, де ц≥лий будинок покладений кепсько ≥ на нев≥дпов≥дн≥м грунт≥. –аз назавс≥ди ми мусимо сказати соб≥: дл€ поета, дл€ артиста нема н≥чого гарного ан≥ брид≠кого, прикрого ан≥ приЇмного, доброго ан≥ злого, характеристичного ан≥ без≠характерного. ¬се доступно дл€ його творчост≥, все маЇ право доступу до штуки. Ќе в т≥м, €к≥ реч≥, €вища, ≥дењ бере поет чи артист €к матер≥ал дл€ свого твору, а в т≥м, €к в≥н використаЇ ≥ представить њх, €ке враженн€ в≥н викличе при њх помоч≥ в наш≥й, душ≥, в т≥м одн≥м лежить секрет артистичноњ краси. √рецьк≥ фавни ≥ сатири можуть соб≥ бути €к≥ хочуть бридк≥, а проте ми любуЇмос€ ними в скульптур≥. “ерз≥т ≥  ал≥бан поган≥, брудн≥ ≥ безхарактерн≥, а проте ми говоримо: ах, €к же чудово змальован≥ т≥ постат≥! √огол≥вськ≥ ф≥гури, такий ’лестаков, —квозник-ƒмухановський, Ќоздрьов, ѕлюшк≥н ≥ т. ≥., певно, не вз≥рц≥ ан≥ ф≥зичноњ, ан≥ моральноњ краси, а проте вони безсмертн≥, безсмертно гарн≥ артистичною красою.

як у рел≥г≥њ, по словам √удкова, ЂNicht was man glaubt, nur wie manТs glaubt, das giebt allein den Ausschlagї[111], так само ≥ в артистичн≥й творчост≥ краса ле≠жить не в матер≥ал≥, що служить њй основою, не в мо≠дел€х, а в т≥м, €ке враженн€ робить на нас даний тв≥р ≥ €кими способами артист зу≠м≥в ос€гнути те враженн€.

”€снивши соб≥ се, ми в≥дразу виходимо з метаф≥≠зичного туману ≥ з пустоњ гри абстрактними пон€тт€ми ≥ стаЇмо па пол≥ реальних €вищ, доступних дл€ доклад≠ноњ обсервац≥њ ≥ експерименту, њ, що найц≥кав≥ше, в≥дси ми без труда можемо добачити вс≥ зерна в≥рноњ думки в попередн≥х естетичних теор≥€х.  оли дл€  анта фор≠мальна краса лежить т≥льки в форм≥, без огл€ду на зм≥ст, то се т≥льки ≥нший, ≥деал≥стичний висл≥в нашоњ думки, що артист може вс€кий зм≥ст обробити арти≠стично гарно.  оли ж той сам  ант говорить дал≥, що в творах штуки сама формальна краса значить неба≠гато, бо Ђdie Schönheit gehtvon der Form auf den Inhaltї[112], то се е т≥льки недокладний висл≥в √оголевоњ думки, що артист, перетворюючи по-свойому €вища д≥йсного св≥ту, надаючи њм артистичну форму, тим самим ублагороднюЇ њх, п≥дносить њх Ђв перл создани€ї.  оли Ўлегель каже, що краса Ї приЇмною по€вою добра, то се т≥льки метаф≥зична стил≥зац≥€ того факту, що твори штуки, нав≥ть витискаючи у нас сльози, справл€ють нам розк≥ш.  оли ж той сам Ўле≠гель говорить дал≥, що бридк≥сть Ї неприЇмне €вище зла, то в творах штуки можна б радше сказати, вжи≠ваючи сењ самоњ терм≥нолог≥њ, що бридк≥сть Ї приЇмне €вище зла, хоча, зв≥сно, пон€тт€ добра ≥ зла приплу≠тано тут зовс≥м не до ладу. ћоже, с€ невеличка екскур≠с≥€ на поле естетичноњ метаф≥зики не буде без пожитку ≥ дл€ нашоњ громади, котра ≥нод≥ буваЇ також не в пору ≥ не до ладу Ђестетичноюї.

1898Ч1899

 

 

Ћ. ‘≈…≈–Ѕј’

 

¬≥дскановано: ‘ейербах Ћ. [фрагменты разных работ] // ћир философии. „. 2. Ц ћ.: ѕолитиздат, 1991., с. 37

 

„еловек отличаетс€ от животных только тем, что он Ч жива€ превосходна€ степень сенсуализма, всечувственнейшее и всечувствительнейшее существо в мире. „увства общи ему с животным, но только в нем чувственное ощущение из относительной, низ≠шим жизненным цел€м подчиненной сущности становитс€ абсо≠лютной сущностью, самоцелью, самонаслаждением. Ћишь ему бесцельное созерцание звезд дает небесную отраду, лишь он при виде блеска благородных камней, зеркала вод, красок цветов и бабочек упиваетс€ одной негой зрени€; лишь его ухо восторгаетс€ голосами птиц, звоном металлов, лепетом ручейков, шелестом ветра; лишь он воскур€ет фимиам Ђлишнемуї чувству обон€ни€, как божественной сущности; лишь он черпает бесконечное наслаж≠дение в простом прикосновении руки Ч этой Ђчарующей спутницы сладких ласкї. „рез то только человек и есть человек, что он Ч не ограниченный[113], как животное, а абсолютный сенсуалист, что его чувства, его ощущени€ обращены не на это или то чувственное, а на все чувственное, на мир, на бесконечное, и притом часто ради него самого, то есть ради эстетического наслаждени€.

‘ейербах Ћ. ѕротив дуализма тела и души, плоти и духа // »збранные фи≠лософские произведени€. ћ., 1955. “. I. —. 231Ч232

 

Ќ. ј. Ѕ≈–ƒя≈¬

¬≥дскановано: Ќ. ј. Ѕерд€ев. ќ назначении человека. ќ рабстве и свобода человека // ћир философии. „. 2. Ц ћ.: ѕолитиздат, 1991., с. 484

 

Ѕорьба за возвышение личности и за ценность личности есть борьба духовна€, а не биологическа€. ¬ борьбе этой личность не≠избежно сталкиваетс€ с обществом, ибо человек есть существо метафизически социальное. Ќо к обществу, к социальному кол≠лективу личность принадлежит лишь частью своего существа. ќстальным же своим составом она принадлежит к миру духов≠ному. „еловеческа€ личность не может не определить своего отношени€ к обществу, но она не может нравственно определ€ть≠с€ обществом. » этическа€ проблема соотношений личности и об≠щества очень сложна. ќна одинаково ложно разрешаетс€ сингул€ристическим индивидуализмом и социальным универсализмом[114]. ƒва процесса разом происход€т в мире: процесс социализации человека и процесс индивидуализации человека. » в мире всегда происходит столкновение и борьба социального нравственного сознани€ и личного нравственного сознани€. ќтсюда возникает различие между правом и нравственностью. ѕоразительно, что в XIX и XX веке человек позволил убедить себ€ в том, что он полу≠чил свою нравственную жизнь, свое различение между добром и злом, свою ценность целиком от общества. ќн готов был отречьс€ от первородства и независимости человеческого духа и совести. ќ.  онт,  . ћаркс, ƒюркгейм прин€ли нравственное сознание пер≠вобытного клана за вершину нравственного сознани€ человече≠ства. » они отрицали личность: дл€ них есть лишь индивидуум соотносительный с социальным коллективом. Ётика должна прежде всего вести духовную борьбу против той окончательной социализации человека, котора€ подавл€ет свободу духа и совести. —оциализаци€ этики означает тиранию общества и общественного мнени€ над духовной жизнью личности и над свободой ее нра≠вственной оценки. ¬рагом личности €вл€етс€ общество, а не общность, не соборность. ѕримером ложного универсализма в этике €вл€етс€ √егель. Ћожный универсализм есть в ЂЁтикеї ¬ундта, в социальной философии Ўпанна...

Ѕерд€ев ». ќ рабстве и свободе чело≠века. ѕариж, 1939. —. 174

 

„итанка дл€ ‘≥лософ≥њ-1

“ема V III

 

–≥гведа

¬≥дскановано: –≥гведа (вибран≥ твори)// „итанка з ≥стор≥њ ф≥лософ≥њ у 6 книгах.-  нига 1: ‘≥лософ≥€ стародавнього св≥ту. Ц  .: Ђƒов≥раї, 1992. Ц с. 12-14

√≥мн —ур'њ[115]) 1, 115

  1. «≥йшов св≥тлий лик бог≥в, око ћ≥три[116],

¬аруни[117] (≥) јгн≥[118];





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 669 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—лабые люди всю жизнь стараютс€ быть не хуже других. —ильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех. © Ѕорис јкунин
==> читать все изречени€...

2009 - | 1948 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.042 с.