Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


¬. ќсновоположени€ чистого музыкального быти€ Ц с точки зрени€ абстрактно-логического знани€ 4 страница




Ќо должно, дано, предречено совместить. ƒолжно наступить об≠ручение Ѕога и мира. ƒолжна водворитьс€ имманентность Ѕога и мира. Ѕол€ми рождений нового Ѕога-ћира захвачена душа. ƒолжно свершитьс€ великое чудо обожествлени€ мира и омирение Ѕога. » вот, свершаетс€!

јбсолютное Ѕытие музыки есть одинаково бытие мира и Ѕога. —ладостна€ мука и томление мировой ¬оли и ’аоса есть томление божественное. ћучени€ и воздыхани€ “ьмы, сладостной и полной ужасов, есть жизнь јбсолютного. —трашно приблизитьс€ к “ебе, жи≠вое “ело ¬ечности! ≈сть процесс в јбсолюте, временное в ¬ечном, страждущее во ¬себлаженном. ¬ музыке есть нечто вечно-временное, божественно-неразрешенное, блаженно-мучительное; она Ц изначальна€ —корбь мира, подлинна€ и основна€ жизнь јбсолюта, божест≠венно-прекрасна€ и божественно-подвижническа€. ¬ музыке нет не≠божественного. ¬ чистом музыкальном Ѕытии потонула бездна, раз≠дел€юща€ оба мира. ћузыкально чувствовать Ц значит не знать отъ≠единенноеЩ Ѕога и мира. ћузыкально чувствовать Ц значит славо≠словить каждую былинку и песчинку, радоватьс€ жизни Ѕыти€, Ц вне вс€ких категорий и оценок. ≈сть что-то €зыческое в музыкальных восторгах души. ≈сть что-то аморальное и биологическое и в то же врем€ цепкое и острое в безуми€х музыкального чувства. ∆ить му≠зыкально Ц значит молитьс€ всему. “ак жить Ц значит перестать иметь потребности взлета и взрыва, ибо музыка есть взлет и взрыв, данные как вечность. “ак жить Ц значит управл€ть ¬селенной, им≠манентно присутству€ в каждой монаде стрем€щихс€ струй Ѕыти€. ћузыкально жить и чувствовать Ц значит превратить Ѕытие в зву≠чащий бесконечный инструмент ¬ечности и потопить в нем все, кро≠ме звука. ћузыкально жить Ц значит быть в судорогах, ибо музыка есть судороги мира, утвержденного как ¬ечное и Ѕожественное. ћу≠зыкально жить Ц значит превратитьс€ в дрожащий звук, лететь с его быстротой и замирать в туманах и тучах бесконечности. ¬нутри мира поет и стонет ћирова€ ¬ол€, род€ща€ из себ€ Ѕога. –аспада≠етс€ и раскрепощаетс€, трещит и гудит матери€, покрывша€ “айну, и тонет в глубинах ≈диного и Ќеизбывного.

 

» еще один, последний жест о “ебе, Ќевеста мо€, о “ебе, ¬еч≠ность мо€, плоть мо€ божественна€!

„то такое музыка и ее бытие с точки зрени€ наших категорий при≠чины и цели? „то такое без образа зримое, без уха слышимое, без прикосновени€ потр€сающее Ѕытие чистой музыки и вселенского про≠стора звучащих волн?

 онечно, нами уже было утверждено, что мир музыки есть мир, существующий за пределами категорий человеческого ума, свобод≠ный от них, не подчин€ющийс€ им. “ем самым утверждено и отсутст≠вие в чистом бытии музыкальном вс€ких причин и целей. » можно ѕило бы не говорить об этом еще раз. Ќо после всего, что было сказано о божественном в музыке и о мировом, полезно еще раз вспом≠нить о бесцельности и беспричинности музыки, полезно еще раз подчеркнуть бесцельность и беспричинность Ѕожественного. —тремитьс€ Ц не зна€ куда; страстно желать Ц может быть, пустоты; восхо≠дить и взмывать Ц от неисповедимых и неразгаданных сил; боротьс€ и сопротивл€тьс€, получать раны и убивать Ц ради самого процесса борьбы и страдани€; наконец, молитьс€, любить, в исступлении целовать, взлетать и рассыпатьс€, чувствовать что-то загубленное и в то же врем€ должное, преступное и сладкое, предреченное и с усилием выполнимое, Ц вот что такое музыкальный восторг, Ц во всей его божественной беспричинности и бесцельности, во всей его мучитель≠ной беспринципности.

—тоит только попытатьс€ соединить в уме своем все, что раздель≠но говорилось во всем предыдущем изложении, Ц чтобы все своеоб≠разие музыки как особого мироощущени€, вс€ эта кип€ща€ бездна снов и ужасов обнажилась перед нами во всей своей хохочущей антиномичности, во всей своей рыдающей беспринципности. „то это? ¬ какой чудный мир тревог и битв* заброшено наше существо? „то за дивна€ вселенна€ с ее силами и мглами открываетс€ удивленно≠му зрению? √де край и цель, где вершина и низ, где восхождение и тропа вниз?

—ведем еще раз воедино все, о чем молилась и рвалась душа в предыдущем извещении.

ћир мучительный и сладостный, напоенный восторгами и мучи≠тельно-сладкими исступлени€ми; мир, в котором погашены все по≠знавательные жесты и отсутствуют логические определени€ и нормы; мир, который не делитс€ на сознание и бытие, но весь есть нека€ их синтетическа€ и извечна€ слитость; мир, данный как вечное —тремле≠ние и ¬ол€, саморазрушение и истощение и как вечное “ворчество и ¬оскресение; мир, который насквозь есть Ѕожество и его страстна€ ∆изнь и —трасть, в котором растворилось и синтетически воссоедини≠лось природа и человек, судьба и Ѕожество, истори€ и вселенские судьбы јбсолютного; наконец, мир беспринципный и вечно играющий, беспричинный и бесцельный, мир, где слиты начала и концы, где нет меры и веса, мир Ц капризные грезы, мир как непосто€нное море снов и неустанна€ бездна откровений. Ёто Ц музыка и музыкальный восторг 9.

 

II

ћ”«џ ј » ћј“≈ћј“» ј

1. »стинный феномен музыки и математика

1. Ќужно отбросить далеко от себ€ вс€кие абстракт≠но-метафизические, будь то спиритуалистические или ма≠териалистические, выведени€ чистого феномена музыки или какого-нибудь иного рода быти€. ћузыка не есть ни матери€, ни живое тело, ни психика, и вообще она не есть кака€-либо вещь и совокупность вещей. ѕопул€рность музыкального искусства, с одной стороны, и музыкаль≠на€ ограниченность, с другой, привели к тому, что музы≠ку рассматривают почти исключительно как некое психо≠логическое переживание, за пределами которого только какие-то перепонки да невидимые физические иксы. Ќа самом деле феноменологически музыкальное бытие в той же мере ниоткуда не выводимо, как и вообще бытие разу≠ма, эйдетическое бытие. ¬ стихии логоса не более иде≠альности, чем в стихии музыки. » само музыкальное бы≠тие есть лишь момент в общей эйдетической стихии разу≠ма. Ќашим феноменологам, по которым музыка Ђделает эстетику насквозь чувственной, почти животно-чувствен≠нойї, и Ђмузыка убивает смыслї, не мешало бы лучше помнить своего руководител€ √уссерл€, который Ђноэтически-ноэматическуюї структуру определ€ет не только в отношении к познанию в узком смысле, но также и в от≠ношении к сфере Ђдушевных движенийї и воли (Ideen. I. 1913, І 95) и даже свои Ђтетическиеї акты простирает на всю сферу сознани€ вообще (І 117). ќтсюда один вывод: музыкальное сознание есть тоже в некотором смысле эйдетическое, и потому оно требует, как и люба€ логиче≠ска€ структура, тоже своего описани€*.

«начит, перед нами две задачи: обнаружить идеаль≠ность музыкального быти€ и указать его спецификум по сравнению с бытием логическим.

2. ѕервое сделать нетрудно. ¬ самом деле, €сно, преж≠де всего, что музыка не есть ни в какой мере бытие фи≠зическое или психическое. Ћюбое произведение музыкаль≠ной литературы предстоит нам в той же идеальной закон≠ченности и неподвижности, как и вс€кое произведение изобразительного искусства. ћало того, нельз€ указать подлинную сферу быти€, к которой относитс€ музыка, вообще ссылками на врем€ и текучесть просто. — этой точки зрени€ € не могу ничего иного указать, как бытие математического предмета, т.е. числа. “олько иде≠альность численных отношений может быть сравниваема с эйдетической завершенностью музыкального объекта. ‘еноменологи€, описыва€ логическое сознание, указыва≠ет, напр., на интенциональность, на свойство этого сознани€ быть отнесенным к предмету, быть направлен≠ным на предмет; и это в полной мере применимо к му≠зыкальному сознанию, ибо разве музыкальное сознание не направлено на некоторое, вполне определенное бытие музыки? ‘еноменологи€ устанавливает в сознании, далее напр., момент ноэтический, т.е. момент, осмысливаю≠щим переживание и конструирующий его предметность; пил устанавливает момент ноэматический, идеально кор≠релирующий предметное содержание, и т. д. Ќо все это, конечно, вполне применимо и к музыкальному сознанию, ибо оно применимо, по самому смыслу феноменологии, и ко вс€кому сознанию.

3. »так, музыка и математика Ц одно и то же в смыс≠ле идеальности сферы, к которой то и другое относитс€. ћатематика никакого отношени€ не имеет к реальному пространственному треугольнику, к шероховатости его сторон, к пр€мизне или кривизне линий, его составл€ю≠щих, и т. д., хот€ и никто из здравомысл€щих не станет отрицать, что оба эти треугольника взаимно отражают друг друга. ћатематика, далее, никакого отношени€ не имеет к тем психическим данност€м, которые сопровож≠дают работу математика по формулировке и доказатель≠ству математических положений, хот€ без этих психиче≠ских данностей эмпирически невозможно построить ни≠какую математику.  акие бы мысли, чувства, волнени€, догадки, сомнени€ и т. д. и т. д. € ни переживал при ана≠лизировании математического материала, Ц это совер≠шенно никакого отношени€ не имеет к содержанию и зна≠чимости самого этого материала как такового. “еорема верна или неверна сама по себе, независимо от того, из≠вестна ли она математикам или неизвестна, понимает ее кто-нибудь или не понимает, и т. д. ¬от к этой чисто идеальной сфере и относитс€ музыкальное бытие. “ут тоже не важно, чувствуете ли вы эту симфонию или не чувствуете и как чувствуете, и чувствуете ли вообще что-нибудь*. Ќе важно дл€ смысла и идеального лика сим≠фонии также и то, была ли она создана кем-нибудь или не была создана никогда и никем. ¬се эти вопросы о Ђпроисхожденииї музыкального произведени€, вс€ эта физико-физиолого-психологическа€ стихи€ никакого смыслового отношени€ к музыке как к таковой не имеет. ћузыка есть бытие зш депепз, такое же неподвижно-иде≠альное, законченно-оформленное, €сное и простое, как люба€ простейша€ аксиома или теорема математики. ”дивительно, как эстетики не хот€т замечать объектив≠ности музыки. ѕсихика, физика, потом оп€ть Ц физика, психика и т. д. без конца. Ѕыть может, еще немного сен-тиментальностей о силе музыкальных волнений и сведе≠ние музыки на Ђэмоцииї, Ђ€зык чувствї. » потом оп€ть: за психикой физика, за физикой психика, и т. д. Ёто про кл€тие натуралистически-психологистической метафизи≠ки т€готеет решительно над подавл€ющим большинством и музыкантов, и эстетиков музыки, и вс€ческих ее тео≠ретиков, и психологов, и физиков, и физиологов. Ќадо с корнем вырвать все эти материализмы и спиритуалистические интеллектуализмы, волюнтаризмы, все эти рас≠суждени€ о творчестве в психике, все эти утонченные кон≠цепции Ђпотока сознани€ї, Ђтворческой эволюцииї, Ђаб≠солютного творчестваї и пр. и пр. ¬се это Ц психологи€. ј музыка так же далека от психологии, как и математи≠ка. » чтобы музыкально пон€ть музыкальное произведе≠ние, мне не надо никакой физики, никакой физиологии, никакой психологии, никакой метафизики, а нужна толь≠ко сама музыка и больше ничего.

2. ќбщее положение музыкального быти€ в системе эйдетического быти€

ќриентаци€ на математику и посто€нное сравнение музыки с математикой Ц отныне наш метод. ќднако уг≠лубимс€ сейчас во вторую из поставленных выше задач: если музыка относитс€ к эйдетической сфере, то в чем ее спецификум?

1.  оренна€ особенность новейшей феноменологии, возникшей под руководством гени€ √уссерл€, отличаетс€ одной фундаментальной особенностью, котора€ €рко бро≠саетс€ в глаза тому, кто вообще всматривалс€ в историю пон€ти€ эйдоса. Ёто Ц анти-диалектичность конструкции. √уссерль дает описание структуры разума вне взаимопо-рождающей св€зи отдельных его категорий.  атегории описываютс€ правильно, но они суть только смысловые съемки с натуралистически данной действительности, и приходитс€ √уссерлю проповедовать принципиальный и ничем не преодолеваемый дуализм смысла и факта, в то врем€ как факт есть тоже некоторый смысл или его мо≠дификаци€, и надо уметь из чистого смысла как такого вывести чистый смысл факта как такого. ѕоэтому чисто феноменологическа€ точка зрени€ нас удовлетворить не может, и мы должны стать на почву диалектики.  ак фе≠номенологи€ конструирует цельности, которые хот€ и составлены фактически из отдельных частей, но по смыс≠лу не состо€т из них и поэтому из сложени€ дискретных друг другу частей вдруг по€вл€етс€ новый смысл, именно целое, чего не содержалось раньше ни в одной части, так м диалектика складывает отдельные категории, и из этого сложени€ получаютс€ новые категории, совсем не содер≠жа пшиес€ раньше в предыдущих категори€х. “о, что те≠перь называетс€ в феноменологии целым, обладает су≠щественно числовым и количественным характером, так см к конструирует категорию из отдельных внекатегори-.1Ћ1,ных моментов и имеет в виду лишь части целого. ƒиалектика же есть конструкци€ категорий, как они взаимно обусловливают и порождают друг друга.

2. Ќаметим кратко первичную необходимую диалек≠тическую схему, то, без чего никакой предмет не мыс≠лим 10. “ак как нам сейчас не важно, что именно мыс≠лить, то возьмем просто некое Ђодної; какое именно это одно Ц не важно.

I. ќдно, чтобы быть, должно отличатьс€ от иного. ≈сли нет иного, нет и одного. —тало быть, одно полагает себ€ вместе с своим иным. ƒругими словами, одно обла≠дает определенной границей, содержит в себе некое очер≠тание. », значит, необходимо отличать одно как абсо≠лютную единичность, ни от чего не отличную и потому сто€щую выше вс€кого определени€, и одно как оформ≠ленное и объединенное нечто, как некую координирован≠ную раздельность.

II. Ќо одно не может быть только различно с иным. ќно, именно дл€ того, чтобы быть самим собой, требует иного и, следовательно, мыслитс€ с ним сразу. ≈сли оно только отлично от иного Ц оно не имеет никакой границы и, следовательно, оно не есть оно. Ќо оно Ц оно, и, зна≠чит, оно не только отлично от иного, но и тождественно с ним. ќднако как одно и иное тождественны? Ёто воз≠можно только так, что одно становитс€. —тановление и есть синтез быти€ и не-быти€, одного и иного. ≈сли пер≠вый момент диалектического определени€ Ц это одно, высшее вс€кого определени€, второй Ц одно как объединенность и координированна€ раздельность, то третий Ц одно как станов€щеес€ одно, одно, данное как совокуп≠ность всех своих бесконечно-малых приращений. ѕервый момент Ц абсолютна€ единичность эйдоса со всеми его логическими и алогическими моментами; второй Ц эйдос как очерченное, картинно-смысловое логическое изва€≠ние; третий Ц алогически станов€щийс€ эйдос, вз€тый в своей все той же чисто смысловой стихии.

III. ƒалее, как одно, соединившись со своим инобы≠тием, дало становление, так становление, требу€, как и все, дл€ своего существовани€ Ц своего инобыти€ и со≠един€€сь с ним, дает новую категорию Ц ставшего, или факта, который несет на себе вышевыведенную триаду смысла. ƒальнейшее сопр€жение приводит уже к инаковостной характеристике, к расслоению уже самый факт, само ставшее; и, рассматрива€ все эти возможные смыс≠ловые судьбы станов€щегос€ факта, т.е. соотнос€ осмыс≠ленный факт с его инобытием, т.е. с его возможными воплощени€ми, мы получаем уже не просто смысл, или эйдос факта, но выраженный смысл факта, выраженную его сущность, его им€. »м€ есть тождество триадного эйдоса с его фактическим инобытием.

“аково первейшее диалектическое определение вс€ко≠го предмета мысли вообще.

3. ѕривлечем оп€ть, ради четкости установок, мате≠матику. √де ее место в описанной стихии эйдоса и какова ее эйдетическа€ конструкци€? ясно, что математика, в смысле учени€ о числах, основываетс€ на учени€х вто≠рого момента в эйдосе. „исло и есть эйдос или, точнее, определенный вид его*. ћатематика должна видеть, как мы говорили, не вещественные, но именно идеальные чис≠ла и о них говорить в своих конструкци€х. ѕравда, кон≠кретное содержание любого математического размыш≠лени€ есть формально-логическа€, силлогистическа€ св€зь пон€тий. ќднако все эти Ђдоказательстваї всегда упираютс€ в совершенно уже недоказуемые, идеально-опытные установки, в некоторые идеальные математиче≠ские лики, о которых и о св€зи которых между собою уже не поднимаетс€ никакого вопроса и сомнени€. ”потреб≠л€€ выражение ѕлатона Ђгл€д€ наї эти данности, мы производим все реальные доказательства, вычислени€, измерени€** и т. д. √де же теперь музыка и ее предмет? 4. ѕрежде всего, по отношению к музыке, раз мы при≠знали ее бытием эйдетическим, должен только что вы≠ставленный тезис о Ђгл€дении наї остатьс€ совершенно незыблемым. ¬ самом деле, в эйдетической триаде нет ничего, кроме эйдосов и их отличи€ друг от друга, иными словами, нет ничего, кроме координированной раздель≠ности эйдосов. ѕоэтому все, что так или иначе относитс€ к эйдетической сфере, должно необходимейшим образом' руководствоватьс€ и освещатьс€ светом цельного эйдо≠са. ƒругими словами, на долю музыки в идеальной сфере ничего не остаетс€, кроме как эйдетически ознаменован≠ной стихии Ђиногої, инобыти€, меона. ћатема≠тика специализировалась на конструкции эйдосов как та≠ковых. ћузыка же специализировалась на конструкции меональной сущности и, незримо управл€€сь эйдосом как таковым, конструирует в то же врем€ меональную подвижность и инаковость эйдетического быти€ во≠обще* **.

5. —деланное только что заключение о существе музыки потребует от читател€ некоторого напр€жени€ мыс≠ли, ибо пон€ть его значит пон€ть все вообще наше учение о музыке. Ц Ёйдос образуетс€ путем проведени€ в смысловой сфере строго очерченной мысленной границы. Ќет ограничени€ Ц нет и ничего целого, нет эйдоса. Ќо что значит провести границу в сфере смысла? Ёто зна≠чит отличить Ђодної от Ђиного*. ѕусть мы имеем какое-нибудь одно. „тобы быть чем-то, быть целым, быть эйдосом, оно должно отличатьс€ от всего иного, т.е. иного вообще. Ќо что такое иное? »ное, в силу этого определе≠ни€, есть именно не-одно. ≈сли бы оно было просто неким одним, то наше первоначальное одно так ничем бы и не отличалось от иного, ибо последнее оставалось бы все тем же одним. «начит, иное, если оно есть подлинное иное, подлинно не-сущее, меон, оно есть именно не-одно. ¬ то врем€ как об одном можно пр€мо сказать, что такое оно есть по своему существу и качествам, Ц иное, если оно Ц подлинно иное, не допускает никакого подобного определени€. ќно таково, что оно Ц все иное, иное и иное, и никогда оно не есть нечто определенное и устой≠чивое. »ное, меон есть, стало быть, сплошное и непре≠рывное, алогическое становление, неразличимое, неопре≠делимое и только живущее расслоением и размывом Ђодногої, или эйдоса. “олько отлича€сь от такого иного, одно есть подлинно одно и эйдос подлинно есть эйдос. 6. “еперь еще один диалектический шаг, и мы получим уже существенное разъ€снение вышеприведенного поло≠жени€ об идеальной меональности музыки. »менно, одно есть отличное от иного, и иное есть иное одного. Ќо ведь с такой точки зрени€ наше исходное одно есть, в свою очередь, некое иное в отношении к тому иному, отграни≠чива€сь от которого оно впервые стало одним, или самим собою. ясно, что одно, отлича€сь от иного, есть иное этого последнего, иное иного, т.е. само содержит в себе вышеупом€нутое алогическое становление. Ёйдос, как эйдос сам по себе, так и эйдос выраженный, содержит в себе, в самом себе, в недрах самого себ€, а не только вне себ€, это алогическое становление. ƒругими словами, в эйдосе есть логически расчлененное едино-раздельное множество и есть алогически текучее, но тоже эйдетиче≠ское, нерасчленимое и сплошно-текучее становление его как эйдоса. ≈сть, иначе говор€, алогическое ста≠новление как эйдос; есть текучесть и сплошна€ не≠прерывность станов€щегос€ смысла в недрах самого же смысла, а не вне его. ћожно назвать эту стихию эйдоса г и лет и чес кой стихией, и вот эта гилетически-меональна€ стихи€ эйдоса и есть музыка; гилетический эйдос и есть спецификум музыкального эйдоса. ќбычно дума≠ют, что есть неподвижный эйдос и текучие факты. ќдна≠ко это Ц очень плоха€ феноменологи€. —уществует теку≠чий эйдос, не перестающий, однако, оставатьс€ эйдосом. “олько тут мы впервые достигаем подлинно анти-психологистической и конкретной (в противоположность абстрактно-логическим точкам зрени€ отвлеченной мыс≠ли) концепции феноменологической сущности музыкаль≠ного быти€. ќднако это еще только простой выбор пути дл€ нашего принципиального исследовани€. ѕопробуем продвинутьс€ на этом пути.

3. ’арактерные частности музыкального

и математического быти€

как видов быти€ эйдетического

»так, музыка есть, вообще говор€, 1) выраженный эйдос (иде€) и в то же врем€, в частности, 2) меональный, или гилетический, апейрон* (т.е. бесконечно расте≠кающа€с€ беспредельность) в бытии эйдетическом. Ѕыть может, тут стоит кое-что разъ€снить. Ќе есть ли это эле≠ментарное противоречие?

„тобы пон€ть совмещение эйдоса и апейрона, необхо≠дима известна€ школа ума, и € согласен, что с первого взгл€да это не более как противоречие.

1.  огда мы воспринимаем музыку, то €сно, что, как музыка ни далека от логики, она требует всего того фе≠номенологического аппарата воспри€ти€, какой нужен и дл€ воспри€ти€ раздельных вещей в цел€х логического мышлени€ над ними. » прежде всего тут необходимо осо≠бое sui generis воспри€тие формы. —уммы должны пре≠вратитьс€ в живые множества; общее ЂGestaltqualitätї** должно обн€ть все отдельные моменты музыкального произведени€. ясно, таким образом, что перед нами здесь типичный эйдос со всеми своими обычными феноменоло≠гическими особенност€ми. Ќо какой это эйдос? „его соб≠ственно эйдос? ¬от тут-то и приходитс€ говорить о свое≠образии музыкального быти€, дающего эйдос не оформ≠ленных логосов Ц сущностей или раздельных данностей, но эйдос бесформенных инаковостей, эйдос гилетического множества и меонального разложени€ эйдоса. Ёто эйдос не-эйдетического, эйдос меональности как таковой. »так, совершенно пон€тно, как в музыке соедин€етс€ эйдос с л нейроном. —оедин€етс€ потому, что формальна€ сущ≠ность эйдоса совершенно не зависит от его материально≠го содержани€; может быть эйдос и не-эйдетического.Ѕесформенность, хаос и мгла музыкального быти€ долж≠ны быть вы€влены как таковые. » вот это вы€вление и дает форму музыке, а именно форму бесформенности, эйдос не-эйдетического, светлую идею разбегающейс€ по сторонам тьмы алейрона. ¬ то врем€ как изобразитель≠ные искусства фиксируют точеный и оформленный пред≠мет (да и то можно часто наблюдать стремление их к музыкальной Ђбеспредметностиї), музыка фиксирует м€≠тущеес€ и неустойчивое бытие, хот€ эйдетизм изображе≠ни€, в первом случае Ц оформленного предмета, во вто≠ром Ц бесформенности, Ц один и тот же по своей сущ≠ности.

2. ƒалее, требует по€снени€ то обсто€тельство, что музыка, по-нашему, есть бытие идеальности (или момен≠тов ее) в то самое врем€, когда вс€кому €сно, что музыка вс€ живет длительностью, напр€жением во времени, она Ц искусство времени. ¬ самом деле, если прочие ис≠кусства дают статический образ предмета, то музыка Ц вс€ в движении, в стремлении, в подвижности. ќна Ц сплошна€ текучесть, неустойчивость, динамизм, взрывность, напр€жение и длительность.  ак же мы можем говорить об идеальной неподвижности музыки, относ€ последнюю в ту же сферу, где царствует математика? Ётот вопрос есть повторение предыдущего вопроса: как эйдетизм совмещаетс€ с меоном? ѕовтор€ем: вс€ эта не≠устойчивость, длительность, Ђвременностьї и текуча€ на≠пр€женность есть характеристика музыкального эйдоса по его содержанию, самый же эйдос остаетс€ идеальным в математическом смысле этого слова. —овершенно не важно, что эмпирическа€ музыка Ц вс€ во времени и тре≠бует длительности дл€ своего воспри€ти€. ¬едь и лю≠бое произведение изобразительного искусства тоже требу≠ет длительности дл€ своего воспри€ти€, ибо не всегда мы можем сразу обн€ть все отдельные его моменты как нечто целое. Ѕольше того, продолжа€ привлекать мате≠матику дл€ у€сн€ющих аналогий, мы должны сказать, что и математический предмет, несмотр€ на свою вне-вре≠менную, чисто идеальную природу, в эмпирической сфе≠ре тоже ведь требует длительности и временности дл€ своего воспри€ти€, изложени€ и т. д. ¬ этом смысле оп€ть-таки нет никакой разницы между математикой и музыкой, между математическим эйдосом и эйдосом му≠зыкальным. –азница начинаетс€ с того пункта, когда мы задаем вопрос о том, каковы по содержанию эйдосы ма≠тематические и музыкальные. » тут основна€ наша установка гласит: математический эйдос есть эйдос второго момента в идее*, а именно идеального оформлени€ и €в≠ленного лика предмета, а музыкальный эйдос есть эйдос меональной бесформенности и инаковости в отношении к эйдосу. “о, что в мире эйдосов как таковых есть непо≠движно-идеальный момент различи€ (Ђиногої), то самое в эмпирическом изображении искусства предстает как временна€ длительность и сплошна€ текучесть взрывного единства.

3. „резвычайно важно учитывать глубочайшую фено-менолого-диалектическую св€зь и взаимоотношение Ђиде≠альныхї и Ђвременныхї моментов в музыке. –азумеетс€, говор€ о временности, мы не будем сейчас говорить об эмпирической временности, сопровождающей все вообще объекты нашей мысли и воспри€ти€, и математику, и музыку, все, вплоть до элементарного процесса пищева≠рени€. ћы должны иметь в виду ту идеальную длитель≠ность, которой музыка существенно отличаетс€ от идеаль≠ной устойчивости изобразительного искусства и также ма≠тематического предмета.

ћузыкальное бытие есть Ђиноеї в отношении к эйдо≠су, данному как €вленный лик сущности. „то значит это Ђиноеї? ћы знаем, что эйдос Ц неподвижно-идеален и абсолютно-оформлен. ≈сли музыка есть Ђиноеї идеи, то это значит, что она именно не-неподвижна, т.е. подвиж≠на, и не-оформленна, т.е. бесформенна. “ак с диалектиче≠ской необходимостью мы устанавливаем подвижную бес≠форменность, вход€щую как необходимый момент опре≠делени€ абсолютно и неподвижно оформленной идеи и, след., столь же идеальную, как сама иде€. ќтсюда то органическое сращение подвижной бесформенности и идеальности в музыке, о котором мы все врем€ говорим и которое дл€ отвлеченной мысли предстоит как р€д анти≠номий, превращающихс€ далее при отсутствии диалекти≠ческого чувства в простое противоречие или в сентимен≠тально-интеллигентские рассуждени€ о том, что главное не мысль, а чувство, что музыка Ц €зык чувств, и в прочие пошлости**.

»нтересна именно эта диалектическа€ природа му≠зыкальной длительности и подвижности. Ёйдос есть аб≠солютна€ устойчивость. „тобы быть подлинно Ђинымї, мсопальное начало должно быть вечно подвижным, оно должно вечно и непрерывно переходить от одного к дру≠гому. ƒолжна быть уничтожена вс€ка€ статичность и оформленность, вс€ка€ смыслова€ устойчивость. ќднако нельз€ сказать и того, что это Ц бессмыслица, ибо бес≠смыслица есть некое уже устойчивое осмысленное пон€≠тие, а музыка и меон Ц как раз вне устойчивого и вне; осмыслени€. Ќельз€ также и сказать, что меон есть подвижность, ибо подвижность есть оп€ть-таки некое вполне определенное и осмысленное пон€тие, т.е. некий попросту эйдос, а значит не Ђиноеї. Ќельз€, конечно, меон 1 назвать и меоном, если под этим понимать некоторую самосто€тельную установку разума; пон€тие меона есть само по себе, как и вс€кое пон€тие в основе, не что иное, как оп€ть-таки эйдос, а не Ђиноеї. Ђ»ноеї, инобытие в подлинном диалектическом смысле есть именно иное идеи, и все свои феноменологические отличи€ получает только от идеи, или эйдоса. ѕовтор€ем: меон, Ђиноеї есть лишь факт различи€ эйдосов между собою, различи€ в сфере эйдетического вообще, и в сущем (а оно все акту≠ально или потенциально эйдетично) вообще нет ничего, кроме эйдосов. ¬от почему музыка в своем глубинном содержании решительно не допускает никаких квалифи≠каций мысли; это есть алогическа€ сущность логического, вечно шум€щее море небыти€, в котором, однако, нет ни≠чего, кроме светлых ликов не€вленной бездны сущности. ¬от почему музыка, как вечно станов€щеес€, есть усло≠вие и сама€ стихи€ жизни, хот€ в жизни все оформлено, и даже сама€ хаотичность не может не иметь своего лика и формы, а именно формы хаоса. Ѕез Ђиногої, без музы≠ки, Ц не было бы жизни. ¬се неразличимое слилось бы в одну Ц сверхсущую точку быти€. ћы же, созерца€ оформ≠ленные лики быти€, слышим бьющийс€ пульс этого бы≠ти€, вечно неугомонное превращение из одного в другое, вечное движение и стремление, словом, вечную жизнь. Ќо условием дл€ этого €вл€етс€ именно Ђиноеї, т.е. ало≠гическое становление, и изображение его в услови€х эмпирического человеческого мира и есть музыка.

4. „тобы дать окончательную диалектически-феномелогическую формулу музыкального быти€, подчеркнем тот факт, что Ђиноеї не имеет своей собственной жизни, но живет всецело на счет эйдоса. ћузыка и есть эйдос в смысле €вленного лика сущности и в то же врем€ есть некое сплошное изменение и становление, т.е. как будто бы нечто не-эйдетическое. Ќа самом деле это есть дли≠тельность эйдоса как такова€, сплошное и непрерывное движение от одной Ђчастиї эйдоса к другой. ћузыка есть, другими словами, распыление эйдоса, растворение его, неизменный и сплошной прирост бесконечномалых изменений. “оченый и оформленный эйдос меонизируетс€, хаотизируетс€; остава€сь идеальной дан≠ностью, т.е. вечным насто€щим, без ухода в прошлое и без убыли своего быти€, он, однако, превращаетс€ в дли≠тельность, распыл€€ и раствор€€ отдельные бесконечно малые составные элементы идеи в сплошную, непре≠рывную, неразличимую, хот€ и изменчивую текучесть. ”потребл€€ термин ссЌпыйепЌа coincidentia oppositorum в условном смысле, можно сказать так: музыка есть coincidentia oppositorum, данное как длительно-изменчивое насто€щее. ќтвлека€сь от исторических типов понимани€ пон€ти€ Ђсовпадени€ противоположностейї, € конструирую этим пон€тием распыленность и меональную ознаменованность эйдоса. — точки зрени€ отвлеченной мысли и натуралисти≠ческой метафизики coincidentia oppositorum есть как бы сли€ние всех определений в одну нерасчленимую массу, некое м€тущеес€ множество, в котором не видно никаких вещей, все различие в котором сводитс€ не к эйдетиче≠ской раздельности строго-оформленных ликов, но к меональному и сплошному передвижению и изменению от одного элемента множества к другому. ƒл€ формальной логики н отвлеченной метафизики музыка есть сли€ние всего во всем, совпадение всех предметов в одном нерас≠членимом и беспокойном множестве. ќднако то самое, что отвлеченна€ мысль формулирует в музыке как не≠кое вещное хаотическое бытие и тем неизбежно вносит а такую концепцию натуралистический смысл, это Ц с применением диалектического метода Ц получает абсо≠лютно-эйдетическую природу, тер€ет психологистический смысл и становитс€ идеальной и чисто феноменологической концепцией музыки. ƒиалектика закрепл€ет фено≠менологически Ђсверхуї то, что Ђснизуї, с точки зрени€ отвлеченной мысли выступает как натуралистическа€ па≠раллель пространственно-временному миру (здесь Ц раз≠дельность, в музыке Ц слитость; здесь Ц противосто€ние (субъекта и объекта, в музыке Ц их сли€ние и т. д.). “оль≠ко так и можно избежать натурализма и Ђестественной установкиї, т.е. достигнуть полной чистоты феноменологии. јлогический континуум есть также нечто идеальное и также имеет свой смысл и значение. ћузыка и есть тот эйдос алогичности как таковой, в ее абсолютной чи≠стоте.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 307 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„еловек, которым вам суждено стать Ц это только тот человек, которым вы сами решите стать. © –альф ”олдо Ёмерсон
==> читать все изречени€...

1391 - | 1304 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.032 с.