Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕо чем узнаетс€ присутствие грамматической формы в данном слове?




√рамматическа€ форма есть элемент значени€ слова и однородна
с его вещественным значением. ѕоэтому на вопрос, Ђдолжна ли из≠вестна€ грамматическа€ форма выражатьс€ особым звукомї, можно
ответить другим вопросом: всегда ли создание нового вещественного
значени€ слова при помощи прежнего влечет за собою изменение звуковой формы этого последнего? » наоборот: может ли одно изменение
звука свидетельствовать о присутствии новой грамматической фор≠
мы, нового вещественного значени€?  онечно, нет. ¬ыше мы нашли
многозначность слов пон€тием ложным: где два значени€, там два
слова. ѕоследовательно могут образоватьс€ Ђодно из другого дес€тки вещественных значений при совершенной неизменности звуковой формы.

“о же следует сказать о грамматических формах: звуки, служив≠шие дл€ обозначени€ первой формы, могут не измен€тьс€ и при об≠разовании последующих. ѕри этом может случитьс€, что эти пос≠ледние собственно дл€ себ€ в данном слове не будут иметь ни≠какого звукового обозначени€1. “ак, например, в глаголе разли≠чаем совершенность и несовершенность. √осподство этих категорий в современном русском €зыке столь всеобще, что нет ни одного гла≠гола, который бы не относилс€ к одной из них. Ќо по€вление этих категорий не обозначилось никаким изменением прежних звуков: даты, и да€ти имели ту же звуковую форму и до того времени, ког≠да первое стало совершенным, а второе несовершенным. ≈сть зна≠чительное число случаев, когда глаголы совершенный и несовершен≠ный по внешности ничем не различаютс€: женить, насто€щее женю (несов.), и женить, будущее женю (соверш.), суть два глагола, раз-личные по грамматической форме, котора€ в них самих, отдельно

1 ¬ысказываемый здесь взгл€д отличен от обычного. —р., например, слова проф. ягича: Ђя могу во вс€ком синтаксисе найти примеры, что одна и та же форма в разных отношени€х получает различные значени€, но еще никому не прихо≠дило в голову сказать, что это не одна форма, а две, три и т. д.ї.

140


вз€тых, не выражена ничем, так как характерны сохран€ет в них свою прежнюю функцию, не имеющую отношени€ к совершенности и несовершенности.

¬ещественное и формальное значение данного слова составл€ют, как выше сказано, один акт мысли. »менно потому, что слово фор≠мальных €зыков представл€етс€ сознанию одним целым, €зык столь мало дорожит его стихи€ми, первоначально самосто€тельными, что позвол€ет им разрушатьс€ и даже исчезать бесследно. –азрушение эти обыкновенно в арийских €зыках начинаетс€ с конца слова, где преимущественно сосредоточены формальные элементы. Ќо лит.. garsas осталось при том же значении сущ. им. ед. м. р. и после того, как, отбросивши окончание им. ед., стало русским голос. ¬от еще пример в том же роде. ¬о врем€ единства слав€нского и латышско-литовского €зыка в именах мужеских €вственно отличалс€ имени≠тельный падеж от винительного: в единствен, числе имен с темою на первый имел форму а-с, второй а-м. ѕо отделении слав. €зыка, но еще до заметного разделени€ его на наречи€, на месте обоих этих окончаний стало ъ, и тем самым в отдельном слове поте≠р€лось внешнее различие между именительным и винительным. Ќо это нисколько не значит, что в сознании исчезла разница между па≠дежом субъекта и падежом пр€мого объекта. ћногое убеждает в том, что мужеский род более благопри€тен строгому разграничению этих категорий, чем женский, единственное число Ч более, чем множест≠венное. ћежду тем в то врем€, когда в звуковом отношении смешались между собою падежи имен. и винит, ед. муж., они €в≠ственно различались во множ, того же рода, а в женском ед. разли≠чаютс€ и поныне. ¬ некоторой части самих имен муж. рода, мешав≠ших звуковую форму именительного и винительного ед. ч., €зык впоследствии оп€ть и внешним образом различил эти падежи, при≠давши винительному окончание родительного. “аким образом, вме≠сто представлени€ вс€кого объекта, сто€щего в винительном, безус≠ловно страдательным (как и в лат. Deus creavit m u n d u m pater amat f i 1 i u m), возникло две степени страдательности, смотр€ по неодушевленности или одушевленности объекта, бог создал свет, отец любит сына. ќднозвучность именит, и винит, (свет соз≠дан и б. создал свет), винит, и род. (ќтец любит сына, отец не любит сына) не повлекла за собою смешени€ этих форм в смысле значений1. ¬ этом сказалось создание новой категории одушевлен≠ности и неодушевленности, но вместе с тем и то, что до самого этого, времени разница между именит, и винит, ед. муж. р. не исчезала из народного сознани€.

1 ¬о избежание не€сности, следует разделить вопросы о первообразности или производности значени€ суффикса и о качестве наличной формы. √овор€т; Ђрод. мн. в слав., как и в других арийских, резко отделен от прочих падежей, между тем как в двойств. ч. род. и местный совпадают по форме, и нельз€ навер≠ное решить, имеем ли дело с насто€щим родительным, или с местнымї (Mikl. V. Gr., lV, 447). Ётого нельз€ решить, рассматрива€ падеж как отвлечение; но в конкретном случае €сно, что руку в Ђвъздь€нюї руку моююї есть родит., а в Ђна руку моююї есть местный.

141


¬ литовском за немногими исключени€ми, а в латышском за исключением it (идет, идут) суффикс 3-го лица в насто€щем и про≠шедшем потер€н. “о же и в некоторых слав. наречи€х; но в латыш≠ско-литовском 3-е лицо ед., кроме того, никаким звуком не отли≠чаетс€ от 3-го лица множ. ќставл€€ в стороне вопрос, точно Ћ€ в этих €зыках потер€но сознание различи€ между числами в 3-м лице, мо≠жем утвердительно сказать, что сама категори€ 3-го лица в них не-потер€на, ибо эти лицо, при всем внешнем искажении, отличаетс€ от. 1-го и:2-го как един., так и множ. чисел.

¬ формальных €зыках есть случаи,, когда звуки, указывающие на вещественное значение слова, €вл€ютс€ совершенно обнаженными с конца. “ак, напр., в болг. Ђнасилом можеше ми зе (букв=въз-ј), по неможеше ми даї. —транно было бы думать, что зе, да суть кор≠ни, в смысле слов, не имеющих ни внешних, ни внутренних грамматических определений. Ёто не остатки незапам€тной старины, а произведени€ относительно недавнего времени. Ќемыслимо, чтобыї €зык, остава€сь посто€нно орудием усложнени€ мысли, мог при каких, бы то ни было прочих услови€х в какой-либо из своих частей возвратитьс€ к первобытной простоте. «е и да могут быть корн€ми по отношению к возможным производным словам, но независимо от этого это насто€щие инфинитивы, несмотр€ на отсутствие суффик≠са -ти. ¬о вс€ком случае это слова с совершенно определенною грам≠матическою функциею в предложении..

  этому прибавим, что и звуки, нос€щие вещественное значение слов, могут исчезнуть без ущерба дл€ самого этого значени€. “ак в вр. подь, поди потер€лось и, от которого именно и зависит перво≠начальное значение ити. ¬ польск. wež (возьми) от им (основна€ форма Ч jam) осталась только нЄбность конечной согласной пред≠лога; нЄбность эта могла, впрочем, произойти и от окончани€ nовелительного.

≈сли в данном слове каждому из элементов значени€ и соответствует известный звук или сочетание звуков, то между звуком и значением в действительности не бывает другой св€зи кроме тра≠диционной. “ак, напр., когда в долготе окончани€ именит.-ед. ж. р. а наход€т нечто женственное, то это есть лишь произвольнее приз≠нание целесообразности в факте, который сам по себе непон€тен. ≈сли бы женский род в действительности обозначалс€ кратким а, а мужеский и среднийЧдолгим, то толкователь с таким же основанием мог бы в кратком видеть женственность. ¬ известных случа€х это самое женское может стать отличием сущ. м. р.: мр. сей собака и сущ, сложные, как пали Ч вода, болг. нехрани Ч майка (дурной сын, не корм€щий матери). Ёти последние суть сущ. м. р., хот€ пер≠ва€ их половина не есть существительное, а втора€Ч существитель≠ное женское. Ѕез сомнени€, предание основано на первоначальном соответствии звука и душевного движени€ в звуке, предшествую-щем слову; но основание это остаетс€ неизвестным, а если бы и бы≠ло известно, то само по себе не могло бы объ€снить позднейшего значени€ звука. “аким образом, дл€ нас в слове все зависит от упот-

142


реблени€ (Ѕуслаев, √рам., І 7). ”потребление включает в себ€. исоздание слова, так как. создание есть лишь первый случай упот≠реблени€.

ѕосле этого спрашиваетс€, как возможно, что значение, все равно вещественное или формальное, возникает и сохран€етс€ в те≠чение веков при столь слабой поддержке со стороны звука? ¬ одном слове это и невозможно, но одного изолированного слова в дейст≠вительности и не бывает. ¬ ней есть только речь. «начение слова возможно только в речи. ¬ырванное из св€зи слово мертво, не функ≠ционирует, не обнаруживает ни своих лексических, ни тем более формальных свойств, потому что их не имеет (Ќ u m b, -Uber Verschied, 207; S t e i n t h, Charakteristik, 318Ч19, Ѕуслаев, √рам., І 1). —лово конь вне св€зи не есть ни именительный, ни вини≠тельный ед., ни родительный множ, строго говор€, это даже вовсе ' не слово, а пустой звук; но в Ђкъде есть конь мой?ї это есть имени≠тельный; в Ђпом€ну конь свойї, Ђповеле оседлати коньї Чэто вини≠тельный; в Ђотбегоша конь своихї Чродительный множественного. –ечь в вышеупом€нутом смысле вовсе не тождественна, с простым или сложным предложением. — другой стороны, она не есть непременно Ђр€д соединенных предложенийї (Ѕуслаев, √р1., І 1),_потому что может быть и одним предложением. ќна есть такое сочетание слов, из которого видно, и то, как увидим, лишь до некоторой степени, значение вход€щих в него элементов. “аким образом, Ђхочю итиї в стар.-русском не есть еще речь, так как не показывает, есть ли Ђхочюї вещественное слово, (volo) или чисто формальное обозначение будущего времени. »так, что такое речь Ч это может быть опре≠делено “олько дл€ каждого случа€ отдельно.

»сследователь об€зан соображатьс€ с упом€нутым свойством €зыка. ƒл€ полного объ€снени€ он должен брать не искусственный препарат, а насто€щее живое слово. Ќарушение этого правила видим в томї когда посылкою заключени€ о функции слова служит, не действительное слово с одним значением в вышеопределенном смысле, а отвлечение, как, напр., в следующем: Ђ–усска€ форма знай получает в речи смысл желательный, или повелительный, или, наконец, условныйї... Ђ»з и с т и н н о г о (!) понимани€ грам≠матического значени€ формы как формы мы легко могли объ€с≠нить и те частные значени€, которые она может иметь в живой речи, мы пон€ли насто€щий смысл и объем его употреблени€ в €зыке. “еперь спрашиваетс€: имеем ли мы право назвать его формою повелительного наклонени€, или желательного, или условного? –овно никакого. Ёто значило бы отказатьс€ от понимани€ существен≠ного грамматического ее значени€ и ограничить ее разнообразное употребление в речи одним каким-либо случайным значением. » в самом деле: на каком основании эту форму мы назвали бы наклоне≠нием повелительным, когда ею же выражаетс€ в €зыке и желание и условие? ѕочему не назвать бы ее желательным наклонением? ѕо≠чему не назвать б ы ее также наклонением условным? ћы не можем согласитьс€ с мнением тех ученых, которые утверждают, что этою

143


Ђобщею личною формою глаголаї (в этом ее сущность, по мнению
автора приводимых строк) выражаетс€ повеление, а желание и
условие Ч так себе, как оттенки повелени€. ƒа почему же повеление и желание не могут быть оттенками услови€?ї (Ќ. Ќе к р а-
с о в, ќ значении форм русского глагола, 106). «десь истинным пониманием формы считаетс€ не понимание ее в речи, где она имеет
каждый раз одно значение, т. е. говор€ точнее, каждый раз есть друга€ форма, а понимание экстракта, сделанного из нескольких раз≠
личных форм.  ак такой препарат, Ђзнайї оказываетс€ не формою
известного лица и наклонени€, а Ђобщею личною формоюї. “акое
отвлечение, а равно и вышеупом€нутое общее значение корней
вообще Ђобщее значение словї, как формальное, так ивещественное, есть только создание личной мысли и действительно существовать в €зыке не может. языкознание не нуждаетс€ в этих Ђобщихї значени€х. ¬ одном р€ду генетически св€занных между собою
значений, напр, в знай повелительном и условном, мы можем видеть только частности, наход€щиес€ в известных отношени€х одна
к другой. ќбщее в €зыкознании важно и объективно только как
результат сравнени€ не отдельных значений, а р€дов значений,
причем этим общим бывают не сами значени€, а их отношени€.
¬ этих случа€х €зыкознание доводит до сознани€ те аналогии, которым следует бессознательно творчество €зыка. Ќапр., когда говорим, что подобен в значении Ђприличенї, Ђкрасивї аналогично
с пригож, то мы не утверждаем ни того, что поЧпри или добаЧгод,
не выводим общего из значений этих слов, а, признава€ эти слова
различными величинами и не пыта€сь добыть из них среднее число,
поступаем по формуле а: в=с: d, т. е. уравниваем не значени€,
а способ их перехода в другие.

Ќо вышеупом€нутому автору в знай кажетс€ существен≠ным только то, что есть его личное мнение, именно что это Ђобща€ лична€ формаї.  онечно, можно бы и не говорить об этом заблуж≠дении, если бы дл€ нас оно не представл€ло опасности и в насто€≠щее врем€. ћы не можем сказать, как √.  урциус: ЂЌикто не ста≠нет теперь, как п€тьдес€т лет тому назад, выводить употребление падежа или наклонени€ из основного пон€ти€, получаемого отчасти философским путем, посредством применени€ кате≠горий. “еперь вр€д ли кто-либо упустит из виду то, что подобные основные пон€ти€ суть лишь формулы, добытые посредством отвле≠чени€ из совокупности оттенков употреблени€ї.

√. Ќекрасов думает, что вышеупом€нутое отвлечение есть суб≠станци€, из которой вытекают акциденциальные частные, т. е., по-нашему, единственные действительные значени€, и что, отказыва≠€сь от такой выдумки, он потер€ет св€зь между этими частными "значени€ми и должен будет ограничитьс€ одним из них, отбросив≠ши все остальные. ƒействительно невозможно представить себе, что так называемые частные значени€ сид€т в звуке вместе и в одно врем€ что конь есть вместе и именит, и винит., что знай есть повелительное и в то же врем€ условное. Ќо старатьс€ понимать

144


Ђформу как формуї, т. е. саму по себе, значит создавать небывалые в действительности и непреодолимые затруднени€. —лово в каждый момент своей жизни есть один акт мысли. ≈го единство в формаль≠ных €зыках не нарушаетс€ тем, что оно относитс€ разом к несколь≠ким категори€м, напр, лица, времени, наклонени€. Ќевозможно сов≠мещение в одном приеме мысли лишь двух взаимно исключающих себ€ категорий. —лово не может сто€ть в повелительном наклоне≠нии и в то же врем€ в условном, но оно может стать условным и тогда станет другим словом. ќдно и то же слово не может быть в то же врем€ наречием и союзом, и если говор€т, что разница между этими словами состоит лишь в синтаксическом значении (Mikl, Vergl. Gr. IV, 151), то это л и ш ь только по-видимому мало, а в сущности заключает в себе все различие, какое может существовать между словами в формальном отношении.

–азличные невыдуманные значени€ однозвучных слов того же семейства относ€тс€ друг к другу не как общее и существенное к частному и случайному, а как равно частные и равно существен≠ные предыдущие и последующие. ∆изнь слов, генетически св€зан≠ных между собою, можно представить себе в виде родословного де≠рева, в коем отец не есть субстанци€, а сын не акциденс, в коем нет такого средоточи€, от разъ€снени€ которого зависело бы все. Ѕез предыдущего слова не могло быть последующего, которое, однако, из одного предыдущего никаким средством выведено быть не может, потому что оно не есть преобразование готовой математической фор≠мулы, а нечто совершенно новое.

145

≈сли не захотим придать слову речь слишком широкого значе≠ни€ €зыка, то должны будем сказать, что и речи, в значении извест≠ной совокупности предложений, недостаточно дл€ понимани€ вхо≠д€щего в нее слова. –ечь в свою очередь существует лишь как часть большого целого, именно €зыка. ƒл€ понимани€ речи нужно при≠сутствие в душе многочисленных отношений данных в этой речи €в≠лений к другим, которые в самый момент речи остаютс€, как гово≠р€т, Ђза порогом сознани€ї, не освеща€сь полным его светом. ”потребл€€ именную или глагольную форму, € не перебираю всех форм, составл€ющих склонение или спр€жение; но тем не менее дан≠на€ форма имеет дл€ мен€ смысл по месту, которое она занимает в склонении или спр€жении (Humb., Ob, Versch., 261). Ёто есть требование практического знани€ €зыка, которое, как известно, совместимо с полным почти отсутствием знани€ научного. √овор€≠щий может не давать себе отчета в том, что есть в его €зыке склоне≠ние, и, однако, склонение в нем действительно существует в виде более тесной ассоциации известных форм между собою, чем с дру≠гими формами. Ѕез своего ведома говор€щий при употреблении данного слова принимает в соображение то большее, то меньшее число р€дов €влений в €зыке. Ќапр., в русском литературном €зы≠ке творит, п. ед. находитс€ в равномерной св€зи с другими падежами того же склонени€ и, в частности, не стремитс€ вызвать в сознание ни одного из них, так как €вственно отличаетс€ от всех их и в зву-

6 ¬. ј. «вегинцев


ковом отношении. Ќо в латышском этот падеж не имеет особого окончани€ и совпадает в единствен, числе с винительным (greku, грех, грехов), а в множ, с дательн. (grekim, грехам, грехами). Ѕы≠ло бы ошибочно думать, что этот €зык вовсе не имеет категории тво≠рительного или, точнее говор€, группы категорий, обозначаемых именем творительного. ¬следствие звукового смешени€ творитель≠ного с винительным в единственном, говор€щий был бы наклонен смешивать в одну группу категории творительного и винительного; но бессознательно справл€€сь со множественным числом, под зву≠ковою формою винительного множественного он не находит значе≠ний, которые мы обозначаем именем творительного, и отыскивает эти значени€ под звуковою формою дательного множ. ч. “аким об≠разом, в говор€щем по-латышски особенность категории творитель≠ного поддерживаетс€ посредством более тесной ассоциации между единственным и множественным числом, чем в русском.Ч  огда говорю: Ђ€ кончилї, то совершенность этого глагола сказываетс€ мне не непосредственно звуковым его составом, а тем, что в моем €зыке есть друга€ подобна€ форма Ђкончалї, имеюща€ значение несовер≠шенное. “о же и наоборот. —лучаи, в которых совершенность и не≠совершенность приурочены к двум различным звуковым формам, поддерживают в говор€щем наклонность различать эти значени€ и там, где они не разлучены звуками. —ледовательно, говор€ Ђженюї в значении ли совершенном, или не совершенном, € нахожусь под вли€нием р€дов €влений, образцами коих могут служить кончаю и кончу. „ем совершенней станов€тс€ средства наблюдени€, тем бо≠лее убеждаемс€, что св€зь между отдельными €влени€ми €зыка гораздо теснее, чем кажетс€. ¬ каждый момент речи наша само≠де€тельность направл€етс€ всею массою прежде созданного €зыка, причем, конечно, существует разница в степени вли€ни€ одних €в≠лений на другие. “ак, говор€ Ђкончилї и Ђкончалї, € заметным об≠разом не подчин€юсь действию того отношени€ между коньчити и коньчати в стар.-русском, которое сказываетс€ в том, что не только аорист коньчах, коньчаша, но и коньчати, коньчав и пр. мы при≠нуждены переводить нашими совершенными формами: окончил, окончить, окончивши.

√рамматика и логика

—ледующее рассуждение довольно характеристично дл€ направ≠лени€, и ныне имеющего многих последователей преимущественно между теми из представителей €зыкознани€, которые не столько сами изучают €зык, сколько учат ему в школах. Ќа вопрос: Ђ≈сть ли именительный падеж единственна€ форма логико-граммати≠ческого подлежащего?ї Ч отвечают: Ђ¬ предложени€х: Ђѕаллада любит ”лиссаї, Ђ€ не сплю по ночамї, Ђу мен€ есть книгиї Ч име≠нительные падежи говор€т о том же лице или предмете, о котором творительный в Ђѕалладою любим ”лиссї, дательный в Ђмне не спитс€ по ночамї, родительный в Ђу мен€ нет книгї. »менительные

146


в первых трех предложени€х суть подлежащие. »м приписывают≠с€ те же сказуемые, что и так называемым косвенным падежам в трех остальных. —ледовательно, эти косвенные падежи ѕалла≠дою, мне, книг суть тоже подлежащие, ибо две величины, порознь равные третьей, равны между собой1. Ёто все равно, как если бы сказать: вот палец счетом один, а вот свечка тоже одна, следова≠тельно, что палец, что свечка Ч все едино.  ак здесь мы узнаем не то, что такое палец и что свечка, а то, что разные вещи можно считать за единицу, котора€ всегда равна себе, так и там в лучшем случае мы узнаем только то, что дл€ логики словесное выражение примеров ее построений безразлично. ≈сли же цель теоретического изучени€ €зыка именно и состоит в сознании функций различных падежей и т. п., то дл€ такого изучени€ Ђлогико-грамматическоеї подлежащее и тому подобное в свою очередь безразлично, так как существование этих вещей возможно только вне €зыка.

»зумительно, что автор вышеприведенного' рассуждени€ тут же говорит: Ђ–азличие между грамматикой и логикой, давно соз≠наваемое многими, окончательно доказано лет 15 тому назад, как всем известно, Ўтейнталем в его ЂGrammatik, Logik und Psycholgieї, Befl., 1855. ¬ этой книге Ўтейнталь именно и доказал, что пон€ти€, каково Ђлогико-грамматическое подлежа≠щееї, заключают в себе разрушительные дл€ себ€ противоречи€, логически немыслимы.

—сыла€сь на ту же книгу Ўтейнтал€, € не буду останавливать≠с€ на рассматриваемом в ней вопросе об отношении логики к грамматике и ограничусь лишь следующими положени€ми.

—лово не одним присутствием звуковой формы, но всем своим содержанием отлично от пон€ти€ и не может быть его эквивален≠том или выражением уже потому, что в ходе развити€ мысли пред≠шествует пон€тию.

√рамматическое предложение вовсе не тождественно и не па≠раллельно с логическим суждением. Ќазвани€ двух членов послед≠него (подлежащее и сказуемое) одинаковы с названи€ми двух из членов предложени€, но значени€ этих названий в грамматике и логике различны. “ермины Ђподлежащееї, Ђсказуемоеї добыты из наблюдени€ над словесным предложением и в нем друг другом незаменимы. ћежду тем дл€ логики в суждении существенна толь≠ко сочетаемость или несочетаемость двух пон€тий, а которое из них будет названо субъектом, которое предикатом,Ч это дл€ нее, вопреки существующему мнению, должно быть безразлично, ибо в формально-логическом отношении, независимо от способа воз≠никновени€ и словесного выражени€, все равно, скажем ли ло≠шадь Ч животное, лошадь не собака или животное включает ло≠шадь (в числе животных есть лошадь), собака не лошадь.  атего-

1 –ассуждение это нисколько не оправдываетс€ тем, что в его пользу можно привести весьма сильные авторитеты, например √римма, у которого тоже подлежа≠щее есть или пр€мой падеж, или косвенный, причем в действительном обороте косвенный зависит от пр€мого, а в страдательном наоборот (D. Gr. IV, 1).

а* 147


рии предмета и его признака не нужны дл€ логики, дл€ которой то и другое-Чтолько пон€ти€, совокупности признаков. “ем ме≠нее возможно вывести из логического суждени€ прочие члены пред≠ложени€: определение, обсто€тельство, дополнение.

—овершенное, т. е. вполне согласное с требовани€ми €зыка, предложение может соответствовать не логическому суждению, а только одному пон€тию, содержание коего, конечно, разложимо в суждение. Ќапример, на известной ступени развити€ €зыка, т. е. понимани€, гремит означает действие без действовател€: гром (в смысле действи€) происходит, но экзистенциальность в обшир≠ном смысле, т. е. существование вне нас или только в нашей мысли, есть признак, вход€щий во вс€кое пон€тие; суждение Ђпон€тие х существуетї тавтологично и в этом смысле вовсе, не есть логическое суждение, так как не требует никакой логической поверки.

— другой стороны, простое предложение может соответство≠вать более чем одному логическому суждению. Ќе только кажда€ пара членов предложени€ (подлежащее и сказуемое; подлежащее и определение; сказуемое и обсто€тельство, сказуемое и дополне≠ние) может соответствовать суждению, но и один член предложе≠ни€ может соответствовать одному и более чем одному суждению, притом не только в составных словах (укр. пiч кур Ч истопник, человек, Ђкур€щийї печи; дривiтн€ Ч место, где Ђтнутї, руб€т дрова), но и в простых: укр. и старорусск. (»патьевска€ летопись) Ч голубити, ласкать другого, как милуютс€ голуби.

√рамматических категорий несравненно больше, чем логиче≠ских. ѕоэтому недостаточное отвлечение логического содержани€ мысли от словесного выражени€ обнаруживаетс€ внесением в ƒо-гику категорий, вовсе не нужных дл€ ее целей, например св€зки, некоторых делений суждени€. Ќаоборот, подчинение грамматики логике сказываетс€ всегда в смешении и отождествлении таких €влений €зыка, которые окажутс€ различными, если приступить к наблюдению с одной предвз€той мыслью о том, что априорность в наблюдательных науках, каково €зыкознание, весьма опасна.

Ћогическа€ грамматика не может постигнуть мысли, составл€≠ющей основу современного €зыкознани€ и добытой наблюдением, именно что €зыки различны между собой не одной звуковой фор≠мой, но всем строем мысли, выразившимс€ в них, и всем своим вли€нием на последующее развитие народов. »ндивидуальные различи€ €зыков не могут быть пон€тны логической грамматике, потому что логические категории, нав€зываемые ею €зыку, народ≠ных различий не имеют.

ћногие до сих пор держатс€ того мнени€, что логика есть нечто вроде естественной истории мышлени€, что она рассматривает вс€кие €влени€ мысли по крайней мере со стороны их формы, но в то же врем€ не могут не признать, что можно мыслить весьма де€тельно и нелогично, из чего следует, что логика рассмат≠ривает такое свойство мысли, которого в мысли может и не быть. ћежду тем в этом последнем наблюдении даны пределы логики,


переход€ которые она перестает быть сама собою. —овершенство≠вание наук выражаетс€ в их разграничении относительно цели и средств, а не в их смешении, в их взаимодействии, а не в рабском служении другим. Ћогика может быть самосто€тельна только в том случае, если ее задача будет поставлена лишь в изыскании условий логической истины, котора€ есть лишь одна из сторон полной истины, доступной в данное врем€. Ћогика должна спра≠шивать лишь о том, не заключает ли данна€ мысль противоречий независимо от новых наблюдений, которыми она может быть под≠тверждена или опровергнута. »наче: мыслима ли мысль сама в себе? Ќапример, суждени€: Ђнекоторые корни растут вверх (или горизонтально)ї, Ђкорни имеют лиственные почкиї Ч истинны с логической точки, если под корнем разумеетс€ вообще подземна€ часть растени€. Ћогика не может дать никакого руководства к другой поверке этих суждений. Ќо как скоро независимо от ло≠гики составлено иное пон€тие о корне, как о нисход€щей оси расте≠ни€, то и логика найдет, что вышеприведенные суждени€ ложны, что корень не может расти вверх, не может иметь лиственных почек, иначе он не корень. «десь видно, что логическа€ и грамматическа€ правильность совершенно различны, так как последн€€ возможна и без первой, и наоборот, грамматически неправильное выражение, насколько оно пон€тно, может быть правильно в логическом от≠ношении. ¬ этом заключены две существенные черты логики. ¬о-первых, она есть наука гипотетическа€. ќна говорит: если дана мысль, то отношени€ между ее элементами должны быть такие-то, а в противном случае мысль нелогична. Ќо логика не говорит, каким путем мы дошли до данной мысли, т. е. она не есть наука генетическа€, какова психологи€. Ќапример, в суждении логика не рассматривает процесса сказывани€, а со своей од≠носторонней точки зрени€ оценивает результаты совершившегос€ процесса. Ќапротив, €зыкознание принадлежит к числу наук исторических.

¬о-вторых, логика есть наиболее формальна€ из наук. ќна судит о. вс€кой мысли, относ€щейс€ к какой бы то ни было области знани€, так как вс€ка€ мысль допускает одностороннюю логиче≠скую поверку: согласие или несогласие с требовани€ми тождества мысли с самой собою. язык есть тоже форма мысли, но така€, ко≠тора€ ни в чем, кроме €зыка, не встречаетс€. ѕоэтому формальность €зыкознани€ вещественна сравнительно с формальностью логики. языкознание, в частности грамматика, ничуть не ближе к логике, чем кака€-либо из прочих наук.

—казанное имеет целью указать на путь, по которому нельз€ дойти до верного определени€ основных пон€тий €зыкознани€, который не ведет к объ€снению €влений €зыка.


√. ќ—“√ќ‘ и  . Ѕ–”√ћјЌ

ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»≈    Ќ»√≈

Ђћќ–‘ќЋќ√»„≈— »≈ »——Ћ≈ƒќ¬јЌ»я ¬ ќЅЋј—“» »Ќƒќ≈¬–ќѕ≈…— »’ я«џ ќ¬ї 1

—о времени по€влени€ книги Ўерера Ђ  истории немецкого €зыкаї (Ѕерлин, 1868)* и во многом под вли€нием этой книги облик сравнительного €зыкознани€ значительно изменилс€. — тех пор, пробил себе дорогу и приобретает все большее число последовате≠лей метод исследовани€, существенно отличающийс€ от того ме≠тода, который использовалс€ сравнительной грамматикой в пер≠вые полстолети€ ее существовани€.

Ќикто не может отрицать, что прежнее €зыкознание подходило к объекту своего исследовани€ Ч индоевропейским €зыкам, не составив себе предварительно €сного представлени€ о том, как живет и развиваетс€ человеческий €зык вообще, какие факторы действуют при речевой де€тельности и как совместное действие этих факторов вли€ет на дальнейшее развитие и преобразование €зыкового материала. — исключительным рвением исследовали €зыки, но слишком мало Ч говор€щего человека. ћеханизм человеческой речи имеет две стороны: психическую и физическую. √лавна€ цель ученого, занимающегос€ сравнитель≠ным изучением €зыков, Ч вы€снить характер де€тельности дан≠ного механизма. »бо только на основе более точных знаний об устройстве и образе действи€ этого психофизическог о механиз ма ученый может составить себе представление о том, что вообще | возможно в €зыке (но только не в €зыке на бумаге, так как на бумаге можно сделать почти все), о том, каким образом ис≠ход€щие из индивидов €зыковые новшества укорен€ютс€ в €зы≠ковом коллективе, вообще извлечь те методологические принципы, которыми он должен будет руководствоватьс€ во всех своих разы≠скани€х в области истории €зыка. „исто физической стороной ре≠чевого механизма занимаетс€ физиологи€ звуков. Ёта наука су≠ществует уже дес€тилети€, и ее достижени€ми пользовалось уже прежнее €зыкознание примерно с п€тидес€тых годов; в этом сле≠дует видеть большую его заслугу.

1 Ќ. ќ s t h о f f und  . ¬ r u g m a n Morphologische Untersuchungen,
Erster Theil, Leipzig, 1878.

2 ¬. Ў e p e p (1841Ч1886) Ч немецкий филолог, наиболее известный упоминающейс€ здесь книгой. (ѕримечание составител€.)


Ќо данных одной физиологии звуков отнюдь не достаточно, когда хот€т составить себе €сное представление о речевой де€тель≠ности человека и о новшествах в форме, производимых человеком при говорении. ƒаже самые обычные изменени€ звуков, как, на≠пример, переход nb в mb, bn в mn или перестановка аг Ч га, не≠пон€тны, если рассматривать их только с точки зрени€ физиоло≠гии звуков/Ќеобходимо привлечь еще одну науку, котора€ распо≠лагает обширным материалом наблюдений над характером функ≠ционировани€ психических факторов, действующих при бесчисленных звуковых изменени€х и при всех так называемых образовани€х по аналогии, науку, основные черты которой впервые наметил Ўтейнталь в своей работе Ђјссимил€ци€ и аттракци€ с точки зрени€ психологииї (Zeitschrift fur Volkerpsychdlogie, I, 93Ч179) и на которую €зыкознание и физиологи€ звуков до сих пор обращали мало внимани€. ¬ примечании 1 на странице 82 на≠сто€щей книги один из авторов, опира€сь на эту работу Ўтейн-тал €, попытаетс€ подробно показать, как важно иметь €сное пред≠ставление о том, в какой степени звуковые инновации, с одной сто≠роны, представл€ют собой €влени€ чисто физическо-механического пор€дка и в какой степени они, с другой стороны, €вл€ютс€ физи≠ческими образами психических €влений. ƒалее будут подробно рассмотрены вли€ние ассоциаций идей при речевой де€тельности и новообразование €зыковых форм в результате формальных ас≠социаций и будет сделана попытка развить относ€щиес€ к ним ме≠тодологические принципы. ѕрежнее сравнительное €зыкознание при всем том, что оно охотно использовало данные физиологии зву≠ков, совершенно не обращало внимани€ на эту психическую сто≠рону речевого процесса и вследствие этого впадало в бесчисленные заблуждени€. “олько в самое последнее врем€ все больше и больше начинают осознавать это упущение. Ќекоторые основные ошибки, общие всему прежнему €зыкознанию и вытекавшие из непризнани€ того факта, что даже преобразовани€ и новообразовани€, возни≠кающие лишь во внешней €зыковой форме и касающиес€ только звукового выражени€ мысли, в громадном большинстве случаев осно≠вываютс€ на происход€щем перед произнесением звука психиче≠ском процессе, уже удачно преодолены Ђмладограмматикамиї Ч направлением, исход€щим из высказанных в трудах Ўерера поло≠жений. ¬ этом отношении будущие ученые должны исследовать многое точнее и детальнее, и если историческое €зыкознание и психологи€ будут св€заны более тесно, чем это было до сих пор, то можно предположить, что благодар€ этой св€зи будет открыто немало важных дл€ метода исторического €зыкознани€ положе≠ний.

≈сли недостаточное исследование речевого механизма, особенно почти полное невнимание к его психической стороне, в прежнем сравнительном €зыкознании следует отнести к недостаткам, за-

154


трудн€вшим и замедл€вшим достижение правильных исходных положений дл€ исследовани€ изменени€ и образовани€ новых форм в наших индоевропейских €зыках, то ныне к ним присоединилс€ еще один, вли€ние которого было куда более худшим и который породил такое заблуждение, что, покуда его раздел€ли, сделало открытие этих методических положений пр€мо-таки невозможным. –еконструкци€ индоевропейского €зыка-основы была до сих пор главной целью и средоточием усилий всего сравнительного €зыкознани€. —ледствием этого €вилс€ тот факт, что* во всех ис≠следовани€х внимание было посто€нно направлено в сторону пра€зыка. ¬нутри отдельных €зыков, развитие которых известно нам по письменным пам€тникам, Ч индийского, иранского, гре≠ческого и т. д.Ч интересовались почти исключительно древней≠шими, наиболее близкими к пра€зыку периодами, следовательно, древнеиндийским, а в нем особенно ведическим, древнеиранским, древнегреческим, а в нем главным образом гомеровским диалектом, и т. д. Ѕолее поздние периоды развити€ €зыков рассматрива≠лись с известным пренебрежением, как эпохи упадка, разрушени€, старени€, а их данные по возможности не принимались во внима≠ние.

»з форм древнейших исторически известных периодов развити€ €зыков конструировали индоевровпейские проформы. » эти послед≠ние в такой степени стали общепризнанным масштабом дл€ рас≠смотрени€ исторических формаций €зыка, что сравнительное €зыко≠знание получало общие представлени€ о жизни €зыков, их развитии и преобразовании главным образом с помощью индоевропейских праформ. Ќо то, что на этом пути нельз€ было прийти к правильным ру≠ковод€щим принципам исследовани€ изменени€ и возникновени€ новых форм в наших индоевропейских €зыках, настолько €сно, что приходитс€ удивл€тьс€ тому, как много людей все еще не понимают этого. –азве достоверность, научна€ веро€тность тех индоевропей≠ских праформ, €вл€ющихс€, конечно, чисто гипотетическими образо≠вани€ми, зависит прежде всего не от того, согласуютс€ ли они вообще с правильным представлением о дальнейшем развитии форм €зыка и были ли соблюдены при их реконструкции верные методические принципы? —ледовательно, до сих пор ученые двигались, да и в на≠сто€щее врем€ двигаютс€, не зна€ этого или не жела€ себе в этом признатьс€, по самому насто€щему кругу.

. ћы должны намечать общую картину характера развити€ €зы≠ковых форм не на материале гипотетических пра€зыковых образо≠ваний и не на материале древнейших дошедших до нас индийских, иранских, греческих и т. д. форм, предыстори€ которых всегда вы€с≠н€етс€ только с помощью гипотез и реконструкций. —огласно прин≠ципу, по которому следует исходить из известного и от него уже переходить к неизвестному, эту задачу надо разрешать на материа≠ле таких фактов развити€ €зыков, истори€ которых может быть про≠слежена с помощью пам€тников на большом отрезке времени и ис≠ходный пункт которых нам непосредственно известен. „ем больше

155


 

 


€зыкового материала предоставл€ет нашему наблюдению беспрерывна€, насчитывающа€ столети€ письменна€ традици€, тем в бо≠лее благопри€тном положении мы находимс€, и чем дальше какой-либо период развити€ €зыка удален по направлению к современно≠сти от времени, которым датируетс€ начало письменной традиции, тем неизбежно поучительнее дл€ нас он становитс€. —ледовательно, ученый, занимающийс€ сравнительным изучением €зыков, должен обратить свой взор не к пра€зыку, а к современности, если он хо≠чет иметь правильное представление о характере развити€ €зыка; он должен, наконец, полностью отбросить мысль о том, что компа≠ративисту, изучающему индоевропейские €зыки, следует обращать внимание на позднейшие фазы развити€ этих €зыков только тогдаї когда они дают €зыковой материал, который может быть использован при реконструкции индоевропейского €зыка-основы.

языки, подобные германским, романским, слав€нским, €вл€ютс€, без сомнени€, такими, где сравнительное €зыкознание вернее в с е г о может выработать свои методологические принципы. ¬о-первых, здесь соблюдено основное условие: мы можем проследить развитие и процесс преобразовани€ €зыковых форм с помощью па≠м€тников на прот€жении многих столетий. «атем, здесь в гораздо большей степени, чем в древнеиндийском, древнегреческом, латин≠ском €зыках, мы имеем дело с неподдельной народной речью, с обыч≠ным разговорным €зыком. “о, что нам известно о древних индоевро≠пейских €зыках по дошедшим до нас пам€тникам, €вл€етс€ €зыком, в такой степени подвергшимс€ литературному вли€нию (слово Ђли≠тературныйї понимаетс€ здесь в самом широком смысле), что мы вр€д ли можем говорить о знании устного, самобытного, неприт€за≠тельного каждодневного €зыка древних индийцев, греков и римл€н. Ќо как раз именно этот последний способ сообщени€ мыслей €в≠л€етс€ таким, наблюда€ над которым можно выработать правильную точку зрени€ дл€ оценки происход€щих в устах народа преобразова≠ний €зыка, особенно дл€ оценки доисторического периода в разви≠тии €зыков. ƒалее, упом€нутые новые €зыки обладают по сравнению с древними €зыками еще и тем несомненным преимуществом, столь важным дл€ достижени€ нашей цели, что результатом их развити€ в народе, прослеживаемого по пам€тникам на прот€жении веков, €вл€ютс€ живые €зыки, включающие множество диалектов. Ёти живые €зыки, однако, еще не настолько отличаютс€ от более древних, удаленных на столети€ и доступных только в письменной форме, чтобы их нельз€ было использовать в качестве прекрасного корректива дл€ тех ошибок, которые неоднократно и неизбежно до≠пускались из-за того, что ученые полагались только на данные этой письменной передачи речи прежних времен.  аждый знает, что мы можем проверить историю верхненемецких звуков в отдельных наре≠чи€х с древневерхненемецкого периода до наших дней с гораздо боль≠шей достоверностью, чем, например, историю греческих звуков в древнегреческий период, потому что живые звуки современности дают возможность правильно пон€ть значение тех письмен, с по-

156


мощью которых немцы пытались в далеком прошлом фиксировать звуки. ¬едь буквы всегда представл€ют собой лишь грубые и неу≠мелые, а зачастую и ввод€щие в заблуждение отображени€ звуков живой речи; таким образом, вообще невозможно получить верное представление о ходе процесса преобразовани€ какого-либо звука в том или ином древнегреческом или латинском наречии.

»менно новейшие периоды развити€ новых индоевропейских €зыков живые народные говоры имеют большое значение дл€ методо≠логии сравнительного €зыкознани€ и. в р€де других случаев. «десь следует остановитьс€ только на одном обсто€тельстве, о котором до сих пор слишком мало говорили в €зыкознании именно потому, что всегда пренебрегали новыми и новейшими периодами в жизни €зы≠ков. ¬о всех живых народных говорах свойственные диалекту звуко≠вые формы провод€тс€ через весь €зыковой материал и соблюдаютс€ членами €зыкового коллектива в их речи куда более последовательно, чем это можно ожидать от изучени€ древних, доступных только че≠рез посредство письменности €зыков; эта последовательность часто распростран€етс€ на тончайшие оттенки звуков. “ому, кто не в со≠сто€нии caм проделать эти наблюдени€ над своим родным или иным наречием, следует обратитьс€, например, к превосходной работе ». ¬интелера Ђ еренцское наречие кантона √ларусї (Ћейпциг и √ейдельберг, 1876), котора€ убедит его в правильности сказанно≠го 1. Ќе следует ли тем, кто так охотно и так часто допускает немо≠тивированные исключени€ из механических звуковых законов, об≠ратить внимание на эти факты? ≈сли лингвист может собственными ушами услышать, как протекает жизнь €зыка, почему он пред≠почитает составл€ть себе представление о последовательности и непоследовательности в звуковой системе единственно на основа≠нии неточной и ненадежной письменной традиции древних €зыков? ≈сли кто-нибудь захочет исследовать анатомическое строение ка≠кого-либо органического тела и будет располагать прекраснейшими препаратами, разве он откажетс€ от препаратов ради заведомо неточных рисунков?

»так, только тот компаративист-€зыковед, который покинет душ≠ную, полную туманных гипотез атмосферу мастерской, где куютс€ индоевропейские праформы, и выйдет на свежий воздух ос€заемой действительности и современности, чтобы познать то, что непости≠гаемо с помощью сухой теории, только тот, кто раз и навсегда отка≠жетс€ от столь распространенного ранее и встречающегос€ и сейчас метода исследовани€, согласно которому €зык изучают только на бумаге, раствор€ют все в терминологии, в формулах и в грам≠матическом схематизме, полага€, что сущность €влений уже позна-

1 —ледует прин€ть к сведению и общие замечани€ этого фонетиста о нена≠дежности обычной характеристики произнесенного слова и об опасност€х, про≠истекающих отсюда дл€ лингвиста.

157


на, как только дл€ вещи найдено им€,Ч только такой ученый сможет достичь правильного понимани€ характера жизни и преобразовани€ €зыковых форм и выработать те методические принципы, без кото≠рых в исследовани€х по истории €зыка вообще нельз€ достичь досто≠верных результатов и без которых проникновение в периоды до-письменной истории €зыков подобно плаванию по морю без ком≠паса.

 артина жизни €зыка, получаема€, с одной стороны, в резуль≠тате изучени€ более поздних периодов развити€ €зыков и живых народных диалектов и, с другой Ч с помощью привлечени€ данных непосредственного наблюдени€ над психическим и физическим механизмом речи, отличаетс€ в своих существенных чертах от той картины, которую прежнее сравнительное €зыкознание, сосредото≠чившее свое внимание только на пра€зыке, видело в праиндоевропейском тумане и котора€ еще сегодн€ €вл€етс€ дл€ многих ученых ру≠ковод€щей нормой. » именно в силу существовани€ этого различи€, по нашему мнению, не остаетс€ ничего другого, как преобразовать прежние методические принципы нашей науки и навсегда отказатьс€ от той не€сной картины, котора€ никак не может отречьс€ от своего туманного источника. *

»з сказанного отнюдь не €вствует, что все здание сравнительного €зыкознани€ в том виде, в каком оно существует в насто€щее вре≠м€, должно быть снесено и целиком выстроено заново. Ќесмотр€ на указанные выше недостатки метода исследовани€, благодар€ ост≠рому уму и трудолюбию работавших в области €зыкознани€ иссле≠дователей было достигнуто такое обилие значительных и, как ка≠жетс€, имеющих вечную ценность результатов, что мы имеем пол≠ное право с гордостью огл€дыватьс€ на историю развити€ нашей науки. Ќо нельз€ отрицать, что многим достоинствам сопутствует много недостатков и шатких положений, даже если эти не выдержи≠вающие критики положени€ все еще признаютс€ многими исследо≠вател€ми как сохран€ющие свое значение дл€ сегодн€шнего дн€ до≠стижени€. ѕрежде чем строить дальше, нужно подвергнуть все здание в его теперешнем виде основательной проверке. ”же в фун≠даменте есть множество ненадежных мест. ѕоко€щеес€ на таком ос≠новании сооружение необходимо об€зательно перебрать. ќстальна€ часть сооружени€, подн€вшегос€ ввысь, может быть оставлена, как она есть, если она покоитс€ на хорошей основе, или подвергнутьс€ некоторому улучшению.

 ак уже было указано выше, заслугой Ўерера €вл€етс€ то, что он настойчиво поднимал вопрос о том, как происход€т в €зыках процессы преобразовани€ и новообразовани€.   ужасу многих кол≠лег и ко благу самой науки, Ўерер в вышеназванной книге очень ча≠сто при объ€снени€х использовал принцип Ђпереноса формї. ћно≠гие формы даже древнейших доступных нам периодов истории €зы≠ков, которые до тех пор посто€нно рассматривали как результат

158


чисто фонетического развити€ индоевропейских праформ, вдруг оказались не чем иным, как Ђпродуктами ложной аналогииї 1. Ёто шло вразрез с традиционными взгл€дами, отсюда Ч недоверие и оппозици€ с самого начала.  онечно, во многих пунктах Ўерер, несомненно, был неправ, но он был столь же, несомненно, прав в неменьшем количестве случаев, и никто не может оспорить главной его заслуги, затмевающей все заблуждени€ и вр€д ли оцененной достаточно высоко: он впервые поставил вопрос о правильности при≠вычных методов, примен€вшихс€ до сих пор дл€ рассмотрени€ из≠менени€ форм в древних периодах истории €зыка, например в древ≠неиндийском, древнегреческом €зыке и т. д., и о возможности и необ≠ходимости изучать эти €зыки на основе тех же принципов, что и новые €зыки, в которых наличие большого числа Ђобразований по ложной аналогииї не вызывает сомнений.

' „асть €зыковедов, а именно те немногие, кого это касалось боль≠ше всего, прошли мимо этого вопроса и, выразив в немногих словах свое отрицательное отношение, остались при своем старом мнении. Ёто не удивительно. ѕопытки критиковать метод, ставший привыч≠ным и по-домашнему уютным, всегда побуждают людей скорее из≠бавитьс€ от помехи, а не предприн€ть основательную ревизию и, может быть, изменение привычного метода.

” других, более молодых исследователей сем€, брошенное Ўерером, упало на плодородную почву. –аньше всех усвоил эту мысль Ћескин 2, и, проанализировав пон€тие Ђзвукового законаї и Ђисклю≠чени€ из законаї основательнее, чем это до сих пор делалось, он пришел к р€ду методологических принципов, которые он сначала применил в своих академических лекци€х в Ћейпциге. «атем другие молодые исследователи, вдохновленные его примером,Ч и среди них авторы этих Ђ–азысканийї,Ч пытались и пытаютс€ ныне прило≠жить эти принципы к изучению все новых и новых фактов и до≠битьс€ их признани€ все более широкими кругами. ¬ основе этих принципов лежат две предельно €сные мысли: во-первых, €зык не есть вещь, сто€ща€ вне людей и над ними и существующа€ дл€ себ€; он по-насто€щему существует только в индивидууме, тем са≠мым все изменени€ в жизни €зыка могут исходить только от го≠вор€щих индивидов3; во-вторых, психическа€ и физическа€ де€-

1 “ак, например, Ўерер утверждал (а ќстгоф неправильно оспаривал это
в своих Ђ»сследовани€хї, II, 137), что др.-инд. bharami ЧЂ€ несуї не €вл€етс€ результатом звукового развити€ индоевропейской праформы bharami и что в
праиндоевропейском употребл€лась форма bhara, а др.-инд. bharami €вл€етс€
новообразованием по аналогии с атематическими глаголами типа dadami.

2 ƒ. Ћескин (1840Ч1916) Ч немецкий €зыковед, работавший особенно
много в области балтийского и слав€нского €зыкознани€, один из основоположников младограмматизма. {ѕримечание составител€.)

3 Ёто признавали in thesi и раньше. Ќо то обсто€тельство, что €зык привыкли
всегда видеть только на бумаге, как и то, что посто€нно говорили Ђ€зыкї, в то
врем€ как по-насто€щему следовало говорить Ђговор€щие людиї (ведь отрицатель≠
но относилс€ к спирантам, утрачивал в абсолютном исходе т, превраща€ и т. д. не греческий €зык, а те из греков, от которых исходили указанные

159


 
 

 


тельность человека, при усвоении унаследованного от предков €зыка и при воспроизведении и преобразовании восприн€тых сознанием звуковых образов остаетс€ в своем существе неизменной во все времена.

¬ажнейшими методическими принципами Ђмладограмматиче≠скогої направлени€ 1 €вл€ютс€ два нижеследующих положени€.

¬о-первых: каждое звуковое изменение, поскольку оно происходит механически, совершаетс€ по законам, незнающим исключений,
т. е. направление, в котором происходит изменение звука, всегда
одно и то же у всех членов €зыкового сообщества, кроме случа€ диалектного дроблени€, и все без исключени€ слова, в которых под≠верженный фонетическому изменению звук находитс€ \ одинаковых услови€х, участвуют в этом процессе.

¬о-вторых, так как €сно, что ассоциаци€ форм, т. е. новообра≠зование €зыковых форм по аналогии, играет очень важную роль в жизни новых €зыков, следует без колебаний признать значение этого способа обогащени€ €зыка дл€ древних и древнейших перио≠дов, и не только вообще признать, но и применить этот принцип объ€снени€ так, как он примен€етс€ дл€ объ€снени€ €зыковых €в≠лений позднейших периодов. » совсем не следует удивл€тьс€, если окажетс€, что образовани€ по аналогии в древних и древнейших периодах истории €зыка будут обнаружены нами в том же или в еще большем объеме, что и в более поздних и позднейших периодах.

«десь не место вдаватьс€ в дальнейшие подробности. ќднако
позволим себе вкратце остановитьс€ по меньшей мере на двух основных пунктах, чтобы показать несосто€тельность некоторых упреков, сделанных недавно в адрес нашего метода. \

ѕервое. “олько тот, кто строго учитывает действие звуко≠вых законов, на пон€тии которых зиждетс€ вс€ наша наука, нахо≠дитс€ на твердой почве в своих исследовани€х. Ќапротив, тот, кто без вс€кой нужды, только дл€ удовлетворени€ известных прихотей, допускает исключени€ из господствующих в каком-либо диалекте звуковых законов 2; кто или отрицает воздействие какого-либо

звуковые изменени€), имело последствием то, что неоднократно забывали истин≠ное положение вещей и св€зывали с выражением Ђ€зыкї совершенно ложное пред≠ставление. “ерминологи€ и номенклатура часто €вл€ютс€ очень опасными врагами науки.

1 ќбщую характеристику этих принципов до сих пор давали: Ћескин в некоторых местах работы Ђ—клонение в слав€нско-литовскрм и германском €зы≠кахї, Ћейпциг, 1876; ћерцдорф в Ђ»сследовани€хї, издаваемых  урциусом, IX, стр 231 и дальше, стр. 341; ќ с т г о ф в работе Ђ√лагол в сложных именахї, ¬ена, 1878; несколько подробнее писал о них Ѕругман в своих Ђ»сследова≠ни€хї, IX, стр. 317 и дальше, Kuhn's Zeitschrift, XXIV, стр. 3 и дальше, стр. 51 и дальше; и особенно ѕауль в ЂBeitrage zur Geschichte der deutschen Sprache und Literaturї, стр. 320 и дальше; сюда относ€тс€ также последние работы Ѕрюк-нера, Ђ  учению о новообразовани€х в литовском €зыкеї, ЂArchiv fur slavische Philologieї, III, стр. 233 и дальше, и рецензи€ ќстгофа на книгу јсколи ЂStudj criticiї, помещенна€ в є 33 ЂJenaer Literatur-Zeitungї за 1878 г.

* ≈стественно, мы говорим здесь всегда только о механическом изменении зву≠ков, а не о некоторых €влени€х диссимил€ции и перестановки звуков (метатезы), которые объ€сн€ютс€ особенност€ми слов, где они происход€т, посто€нно €вл€ютс€


фонетического изменени€ на отдельные слова или категории слов, тогда как оно заведомо захватило все другие однородные формы, или допускает спорадически, только в изолированных формах, та≠кое, звуковое изменение, которое нельз€ найти во всех других од≠нородных формах, или, наконец, кто заставл€ет тот же самый звук в тех же самых услови€х измен€тьс€ в одних словах в одном, а в других Ч в другом направлении; кто, далее, видит во всех этих его излюбленных немотивированных исключени€х норму, вытекаю≠щую из природы механического звукового изменени€ как такового и даже Ч как это очень часто случаетс€ Ч делает эти исключени€ основой дл€ дальнейших выводов, уничтожа€ тем самым обычно наблюдаемую последовательность звукового закона,Ч тот с необ≠ходимостью впадает в субъективизм и руководствуетс€ произволь≠ными соображени€ми. ¬ подобных случа€х ученый может выдвинуть чрезвычайно остроумные соображени€, которые, однако, не будут заслуживать довери€, почему он не имеет права жаловатьс€ на встречаемое им холодное отрицание. “о обсто€тельство, что Ђмладо≠грамматическоеї направление сегодн€ еще не в состо€нии объ€снить все Ђисключени€ї из звуковых законов, естественно, не может слу≠жить основанием дл€ возражени€ против его принципов.

» второе Ч несколько слов об использовании принципа ана≠логии в исследовании более древних периодов истории €зыка,

ѕо мнению некоторых, образовани€ по аналогии встречаютс€ предпочтительно в тех периодах истории €зыка, в которых Ђ€зыко≠вое чутьеї уже Ђослаблої или в которых, как еще говор€т, Ђ€зыко≠вое сознание затемненої, следовательно, в более древних периодах истории €зыка их нельз€ найти в таком же количестве, как в позд≠нейших периодах х. —транное представление Ч представление, вы≠росшее на той же почве, что и взгл€ды, согласно которым €зык и формы €зыка ведут самосто€тельную жизнь вне говор€щих инди≠видов; раздел€€ эти взгл€ды, люди оказываютс€ настолько пора≠бощенными терминологией, что посто€нно принимают образные вы≠ражени€ за саму действительность и нав€зывают €зыку пон€ти€, €вл€ющиес€ всего лишь выражением лингвистического мировоззре≠ни€. ≈сли бы только кто-нибудь сумел навсегда покончить с такими вредными выражени€ми, как Ђюношеский возрастї и Ђстарческий возраст €зыковї, которые, как и многие другие, сами по себе совер≠шенно невинные,Ч лингвистические термины до сих пор только проклинали и очень редко благословл€ли! –азве, например, дл€ ре≠бенка в √реции гомеровских времен, который, слуша€ формы €зыка в своем €зыковом коллективе, сохран€л их в сознании и затем снова воспроизводил, дл€ того чтобы быть пон€тым своими ближними, эти формы €зыка были древними, такими, которые он ощущал и

физическим отражением чисто психического €влени€ и никоим образом не уничто≠жают пон€ти€ звукового закона.

1 „асто в трудах по €зыкознанию встречаютс€ замечани€ типа: та или ина€ форма сохранилась со слишком давних времен, чтобы ее можно было считать обра≠зованием по ложной аналогии.


 


160



 


употребл€л иначе, чем греки александрийской или еще более позд≠ней эпохи ощущали и употребл€ли формы €зыка своего времени?1 –азве грамматист, если бы ему вдруг сегодн€ стал известен, напри≠мер, греческий диалект XX века до нашей эры или германский диа≠лект VIII века до н. э., не изменил бы тотчас свое пон€тие о древ≠ности, св€зывающеес€ у него с €зыковыми формами гомеровского и готского €зыка, и не стал бы с этих пор считать древнее новым, и разве бы он не стал, по всей веро€тности, после этого считать греков гомеровского времени и готов IV века нашей эры людьми с Ђослаб≠ленным €зыковым чутьемї, Ђс затемненным €зыковым сознаниемї? “аким образом, разве подобные определени€ имеют какое-нибудь от≠ношение к самому предмету} »ли в предчувствии будущего древ≠ние индоевропейцы потому не использовали принципа аналогии в образовании форм своего €зыка так широко, что хотели послу≠жить грамматическим прихот€м своих потомков и не затрудн€ть им слишком сильно реконструкцию индоевропейского €зыка-основы? Ќаше мнение таково: как мы уверены в том, что нашим индоевро≠пейским предкам, как и нам, дл€ произношени€ звуков €зыка были нужны губы, €зык, зубы и т. д., так мы можем быть уверены в том, что вс€ психическа€ сторона их €зыковой де€тельности, в частности воплощение сохран€емых в пам€ти звуковых представлений в сло≠ва и предложени€, так же и в такой же степени находилась под вли€≠нием ассоциаций идей, как она находитс€ сегодн€ и будет находитьс€ впредь, пока люди останутс€ людьми. —ледует только у€снить себе, что различи€ в общей структуре (Gesamthabitus) отдельных древних индоевропейских €зыков Ч потомков одного и того же индо≠европейского пра€зыка Ч отнюдь не были бы столь значитель≠ными, если бы происходившее в доисторический период фонетическое изменение форм пра€зыка не сопровождалось интенсивным процессом аналогических преобразований старых форм и образо≠вани€ по аналогии новых форм. —ледовательно, это не может слу≠жить признаком дл€ отличи€ старого от нового.

—корее на первый взгл€д известный смысл имеет другой упрек, высказанный недавно с целью дискредитации наших усилий: го≠вор€т, что оперирующий пон€тием аналогии лишь иногда Ч может быть, в силу Ђсчастливой случайностиїЧ делает правильные выво≠ды, в принципе же он обычно может апеллировать только к вере. ѕоследнее утверждение само по себе совершенно правильно, и все, кто примен€ет принцип аналогии, €сно сознают это. Ќо нужно при≠н€ть во внимание следующее.

¬о-первых, если, например, окончание именительного падежа множественного числа греч. ίπποι, лат. equi не может быть фонети≠чески св€зано с таким же окончанием в оскск. Nuvlanus, гот. wulfos, др.-инд. acvas мы считаем, что одна из этих форм €вл€етс€ образо≠ванием по аналогии, то можно ли считать слишком смелым предпо-

1 ћы, естественно, говорим здесь только об обычном разговорном €зыке и о народе без литературного и грамматического образовани€.

162


 


ложение, что и equi образованы по аналогии с местоименным скло≠нением (например, пра€з. tai от ta, др..-инд. te, гр. и т. д.)? “ак же или почти так же бесхитростны остальные бесчисленные случаи, в которых мы примен€ем наш принцип объ€снени€, в то врем€ как другие произвольно обращаютс€ со звуковыми законами дл€ того, чтобы только не сочли людей, говор€щих на том или ином €зы≠ке, плохими грамматистами, которые нетвердо знают свои формы и парадигмы.

¬о-вторых, мы строжайшим образом соблюдаем принцип, со≠гласно которому к аналогии следует прибегать только тогда, когда нас принуждают к этому звуковые законы. јссоциаци€ форм €вл€етс€ и дл€ нас последним прибежищем (ultimum refugium); различие состоит только в том, что, по нашему мнению, она встре≠чаетс€ гораздо раньше и гораздо чаще именно потому, что мы строго придерживаемс€ звуковых законов, и потому, что уверены в том, что самое смелое предположение о вли€нии аналогии, если оно не переходит границ возможного, все же дает гораздо больше основа≠ний к тому, чтобы в него Ђверилиї, чем произвол в обращении с ме≠ханическими звуковыми законами.

¬-третьих, прошло совсем немного времени с тех пор, как начали примен€ть принцип аналогии. ѕоэтому, с одной стороны, очень веро€тно, даже несомненно, что отдельные предположени€ об ассо≠циации тех или иных форм €вл€ютс€ неправильными, а с другой сто≠роны, не подлежит сомнению, что постепенно с еще более детальным исследованием аналогических образований в современных €зыках будут найдены более общие точки зрени€ на самые различные направ≠лени€ процессов ассоциации; таким образом, впоследствии можно будет постепенно установить и критерий веро€тности предположений об ассоциации форм. ƒл€ этого же необходимо предварительное на≠личие доброй воли к тому, чтобы усвоить факты изучени€ развити€ современных €зыков и затем добросовестно примен€ть усвоенные принципы при изучении более древних периодов истории €зыка.

“аким образом, мы полагаем, что несправедливым оказываетс€ и утверждение, согласно которому от работы с принципом аналогии следует отказатьс€, потому что она сводитс€ к простому гаданию.

«аключа€ свои рассуждени€, мы хотим добавить только одно: если Ђмладограмматическоеї направление в силу своих методологи≠ческих принципов отказываетс€ от многих прин€тых в нашей науке с давних пор и ставших дл€ некоторых родными индоевропейских праформ и не может совершить мысленно Ђполетї в эпоху пра€зыка и предшествующие ему эпохи вместе с теми, кто уже сейчас неодно≠кратно осмеливаетс€ на это, и если оно, как кажетс€ люд€м, дл€ ко≠торых основное Ч пра€зык, из-за своей скептической позиции от≠стает от старого направлени€ в отношении результатов, то оно может, с одной стороны, утешатьс€ мыслью, что дл€ такой молодой науки, какой €вл€етс€ сравнительна€ грамматика, несмотр€ на свои шесть≠дес€т лет, гораздо важнее двигатьс€ по наиболее верному пути, чем по далеко ведущему. — другой стороны, оно может леле€ть

163


 


 
 


надежду на то, что, отказавшись от некоторого количества пра€зы≠ковых форм, оно восполнит с успехом эту потерю тем, что добьетс€ более глубокого понимани€ психической де€тельности человека вообще и психической де€тельности отдельных индоевропейских на≠родов в частности.

ћы полагали необходимым предпослать это свое кредо данным Ђ»сследовани€мї потому, что их основное назначение Ч способство≠вать дальнейшему распространению принципов Ђмладограмматиче≠скойї школы. ќднако и здесь мы просим наших будущих критиков каждый раз старатьс€ не упускать из виду тех принципов, исход€ из которых мы встаем на сторону того или иного предположени€.   со≠жалению, о нашем направлении или об отдельных выдвинутых нами положени€х в последние годы неоднократно высказывались отри≠цательные суждени€ чрезвычайно общего характера, которые дока≠зывают только то, что авторы этих высказываний совершенно еще не подумали над тем, руководству€сь какими мотивами мы сле≠дуем именно этому методу и никакому другому. ¬заимопонимание и согласие между, различными направлени€ми, борющимис€ сейчас в нашей науке, не может быть достигнуто с помощью таких случай≠ных, не касающихс€ основных вопросов стычек и с помощью кри≠тики частностей (это отнюдь не значит, что мы со своей стороны не будем искренне благодарны за указание отдельных ошибок и заб≠луждений). ¬заимопонимание и согласие могут быть достигнуты толь≠ко в том случае, если будут обсуждены основные мотивы и принципы.

√ейдельберг и Ћейпциг, июнь 1878 г. \


√≈–ћјЌ ѕј”Ћ№ ѕ–»Ќ÷»ѕџ »—“ќ–»» я«џ ј1

(»«¬Ћ≈„≈Ќ»я)

¬¬≈ƒ≈Ќ»≈

Ќи в одной области культуры нельз€ с такой точностью изучить услови€ развити€, как в области €зыка. ѕоэтому не существует ни одной гуманитарной науки, метод которой мог бы быть доведен до такой степени совершенства, как метод €зыкознани€. Ќикака€ друга€ наука не смогла до сих пор так далеко проникнуть за пре≠делы пам€тников?, никака€ друга€ из них не была в такой же сте≠пени конструктивна, как и спекул€тивна. »менно благодар€





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 608 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќе будет большим злом, если студент впадет в заблуждение; если же ошибаютс€ великие умы, мир дорого оплачивает их ошибки. © Ќикола “есла
==> читать все изречени€...

666 - | 529 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.134 с.