Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


–азличные пон€ти€ о корне слова




ћы видели, что по€вление данного слова предполагает существо≠вание предыдущего; это в свою очередь возникает из другого и т. д. ѕока остановимс€ на этом наблюдении, хот€ оно не может нас удов≠летворить, так как невозможно допустить, не впада€ в мистицизм, чтобы р€ды слов продолжались до бесконечности и чтобы €зык не имел начала.   этому наблюдению мы прибавим другое. ¬ словах индоевропейских €зыков замечаетс€, кроме различи€ элементов, т. е. кроме того, что слово состоит из звукового единства, представ≠лени€ и значени€, еще другого рода сложность, состо€ща€ в том, что слово заключает в себе более одной части 2 и что части эти не могут быть выведены одна из другой: -та в верс-та не есть порождение части верт и не предполагает ее, и наоборот. ѕравда, в санскрите есть слова, частью употребл€емые самосто€тельно (например, гирЧ воззвание, речь; двишЧ враг), частью сто€щие на конце других,

1 —лово народ употреблено здесь дл€ краткости.  руг единства понимани€
известного слова может быть гораздо теснее отвлеченного пон€ти€ Ђтакой-то
(русский и проч.) народї.

2 ¬осклицание как о! и т. п., не есть слово.

128


более сложных слов, как лик в мадhу-лиh (собственно медолиз, пчела),Ч слова,- коих звуки не могут быть разбиваемы на части без уничтожени€ вс€кого их значени€. ќстанавлива€сь только на зву≠ках этих слов, не можем заметить в них никакого различи€ частей; но, обраща€ внимание на то, что эти слова суть имена, а не дру≠га€ кака€-либо часть речи и что этот оттенок не может быть вы≠веден из значений, как Ђзватьї, Ђненавидетьї, Ђлизатьї, вз€тых сами по себе, мы должны признать в этих словах сложность значени€ в том же самом смысле, в каком ее находим в слове верста и т. п. Ќа вопрос: Ђоткуда могла вз€тьс€ эта сложность значени€ и по≠чему слово, как гир Ч речь, есть существительное женского рода в именит. пад. единств, ч.?ї Ч можем ответить только таким обра≠зом:, так как в огромном большинстве случаев значение определен≠ной грамматической категории (им€, глагол и т. д.) достигаетс€ в слове индоевропейских €зыков тем, что оно заключает в себе бо≠лее одной части, то и сложность значени€ слов, как двиш их грам≠матическа€ определенность может быть только отражением более нагл€дной сложности других слов. 1 ѕотому двиш понималось как им€, что р€дом с ним было сложное двеш-ми (или друга€, более древн€€ форма того рода), имевшее функцию глагола.

—прашива€ себ€ после этого, какое значение можно придать тер≠мину Ђкорень словаї, прежде всего ответим, что корнем может быть то, из чего возникает данное слово. ¬ этом, впрочем, неупотребитель≠ном значении вс€кое относительно первообразное слово будет кор≠нем своего производного, с тем непременным условием, чтобы первое объ€сн€ло все части последнего, например верста Ч поворот плуга по отношению к верста Ч борозда. Ќо этим значением термина удо≠вольствоватьс€ нельз€, ибо, например, верста в первом своем зна≠чении предполагает слово, которое не объ€сн€ет нам происхождени€ части -та. Ёта последн€€ должна иметь свой корень. “ак при≠ходим к тому, что слово, посредственно или непосредственно, пред≠полагает столько корней, сколько в нем частей 2. ћы видели выше, что под част€ми данного слова следует разуметь как такие значени€ или их оттенки, которые изображаютс€ в слове особыми звуками, так и такие, которые в данном слове звукового выражени€ не име≠ют, а предполагают лишь сложность других слов. ≈сли бы, разложив двеш-ми и все слова подобного строени€ (юс-мь, €(д)-мь) на состав≠ные части (двиш, юсЧас, €дЧад и -ми), мы нашли корень каждой из них, то мы увидели бы, что такой корень не мог бы иметь и той сложности значени€, кака€ существует в имени двиш Ч враг. Ётой сложности или грамматической определенности не от чего было бы

1 ≈сть случаи, когда звукова€ неделимость слова только мнима€, когда сло≠
во потер€ло звуковой элемент, бывший некогда носителем формального значени€,
но отсюда не следует, что так бывает всегда

2 — этой точки зрени€ нельз€ было бы сказать, что Ђder ausdruck stoffwurzel
ist tautologisch; formwurzel Ч eine contradictio in adjecto Den die wurzel ist nur
staffї (S t e i n t h. Ueb. die Wurz.ЂZeitschr. f.Volkerpsї. II, 461), так как суффикс,
имеющий уже лишь формальное значение, может быть корнем другого суффикса.

Х i29


 


зависеть. ѕри таком состо€нии €зыка и им€ двиш не могло бы существовать как им€. ¬ области исторически данных индоевропейских
€зыков не находим уже такой простоты строени€, такого отсутстви€
грамматических разр€дов, но наверное предполагаем в них такое
состо€ние, основыва€сь как на анализе самых этих €зыков, на существовании в наше врем€ других €зыков подобного, хот€ и не вполне
такого же устройства, так и на наблюдени€х над €зыком наших
детей.

ѕод детским €зыком разумеем здесь не те так называемые детские слова, как вава, цаца, которые вход€т в состав наших словарей и суть не более, как результаты старани€ взрослых применитьс€ к дет≠скому выговору и. пониманию.  атегории нашего €зык так тесно св€заны с нашею мыслью, что мы их мыслимой произнос€ и такие слова, как вава и проч. —лова эти в наших устах выход€т сложными результатами мысли, и потому это не детские слова. ѕрактически воротитьс€ к первым ступен€м развити€ мы уже не можем, но на≠блюда€ за первыми детскими попытками сознательного мышлени€, присутствуем тем самым и при зарождении €зыка, при самосто€≠тельном создании слов, которые, хот€ в наше врем€ почти никогда не переход€т в €зык взрослых,, да и самими детьми весьма скоро забы≠ваютс€, но дают возможность заключать о €влени€х первобытного €зыка народов. ¬от одно из подобных наблюдений.

–ебенку показали в окне игрушечной лавки статуэтку безобраз≠ного старика в очках, читающего книгу, и сказали при этом, что он. бу-бу-ба, т. е. он читает, произнос€ такие звуки. “о, что здесь было произнесено взрослым так называемое детское слово, нам важно лишь дл€ сравнени€ с тем, что произведено этим словом в самом ре≠бенке. «вуки бу-бу-ба сочетались в нем с одновременным впечатле≠нием от статуэтки, и из этой ассоциации вышло в течение немногих следующих дней несколько слов с теми же звуками, слов, возникно≠вени€ которых никак нельз€ было предвидеть вначале. ѕоследова≠тельность этих слов была, приблизительно такова: нечто безобраз≠ное и страшное; нечто нехорошее, непри€тное в насто€щем смысле и в шутку (например, один знакомый в очках, которого ребенок знал еще прежде и жаловал); нечто чужое, но не страшное, а безразлич≠ное; нечто новое, странное, с переходом от чужого к странному, как в Ђстранныйї и etrange=extraneus.  онечно, тут легко было оши≠битьс€ в толковани€х, но несомненно, что ребенок различал не≠сколько значений, т. е. слов, и что умысел лица, от которого заим≠ствованы звуки бу-бу-ба, мысль, вложенна€ этим лицом в эти звуки, в развитии последующих значений были ни при чем. “от же ребе≠нок кухарку ѕрасковью называл кухон€, а пироги, которые она подавала на стол,Ч пухон€ 1. ¬ первом примере безусловное начало рода слов есть сочетание звуков бу-бу-ба и известного чувственного образа. “акое сочетание не только не есть им€ или глагол, но это

1 ќттого, что при более настойчивом требовании им€ кухарки повтор€лось с обычным в таких случа€х изменением ударени€: ѕрасковь€\ ѕрасковь€\

130


даже вовсе не слово, потому что в нем недостает одного из сущест≠венных элементов вновь возникающего слова, именно представлени€: в нем новое воспри€тие не сравниваетс€ ни с чем, ничем не объ€с≠н€етс€", не доводитс€ до сознани€, а лишь без ведома лица св€зы≠ваетс€ в нем со звуком, так что повторение того же воспри€ти€ при≠водит в пам€ть и воспроизводит звук, и наоборот. ќтсюда заклю≠чаем, что и в €зыке первобытного человека качало р€да слов не было словом. ¬ нашем примере звук был дан ребенку извне, независимо от самосто€тельно полученного им впечатлени€. ¬полне самосто€тель≠но созданных членораздельных звуков мы в детском €зыке не за≠мечаем, впрочем не потому, что их теперь вовсе не бывает, а потому, что степень их членораздельности весьма низка и что эти несовер≠шенные создани€ весьма скоро вытесн€ютс€ более совершенными заимствовани€ми; ¬ первобытном человеке, которому не у кого было заимствовать, подобные звуки могли быть лишь отражением впечат≠лени€ и находились от него в зависимости, условленной психофизи≠ческим механизмом. „то и эти звуки сто€ли на низкой степени членораздельности сравнительно со строгой определенностью зву≠ков многих позднейших €зыков, в том убеждают, между прочим, и наблюдени€ над фонетическими изменени€ми €зыков исторически известных. ѕервое слово в нашем примере возникло тогда, когда ре≠бенок обозначил нечто страшное, "например лицо, картинку, тень, но непременно нечто,, не сливающеес€ с первым впечатлением, теми же звуками бу-бу-ба, с коими сочеталось это первое впечатление. —лово это было сознательным признанием сходства второго воспри€≠ти€ с первым в одном признаке. ќно не осталось одиноким, но не≠медленно стало средством новых актов сознани€ и дало начало но≠вым словам, в р€ду коих каждое предыдущее по отношению к своим производным может назватьс€ корнем , притом с большим правом, чем первообразное слово флексивных €зыков по отноше≠нию к своим последующим. —ложное первообразное слово может вовсе не заключать в себе некоторых частей производного, так что последнее может дл€ своего по€влени€ нуждатьс€ в нескольких словах, между тем как в нашем примере этого нет. «десь предыдущее слово заключает в себе все данные дл€ возникновени€ последующего при по€влении нового воспри€ти€, требующего сравнени€ и объ€с≠нени€. Ёто потому, что пример наш относитс€ к тому периоду развити€, в котором еще не возникла потребность в сочетании слов дл€ обозначени€ форм мысли и самих этих форм нет. ¬се слова р€да, раз≠лича€сь по значению, сходны, кроме звуков, в том, что не относ€т своего содержани€ ни к какому общему разр€ду. «начение их не есть ни действие, ни качество, ни предмет, а чувственный образ, предшествующий выделению этих отвлечений. ƒл€ наших детей период отсутстви€ флексий проходит очень скоро благодар€ вли€нию €зыка взрослых. ƒети, начавшие лепе≠тать в конце первого года, на третьем при благопри€тных услови€х доход€т до правильного употреблени€ лиц, падежей, предлогов, даже некоторых союзов. ѕериоды же жизни народов обнимают тыс€че-

 


 


лети€. »ндоевропейское плем€ с незапам€тных времен говорит флексивным €зыком. Ѕез сомнени€, неисчислимые теперь тыс€челети€ протекли дл€ него между началом членораздельной речи и началом флексий. Ќа всем этом прот€жении жизни €зыка мы на основании того, что доступно непосредственному наблюдению, не можем пред≠положить ничего, кроме простых сочетаний звуков и воспри€тий в самом начале и затем длинных р€дов слов дофлексивного и флексивного периода. ≈сли под корн€ми по преимуществу, согласно с сказанным до сих пор, будем разуметь действительные величины, т. е. насто€щие слова, но не представл€ющие никакой сложности частей и относ€щиес€ к доформальному и дофлексивному периоду, то спрашиваетс€, может ли отыскивание таких корней входить в число задач €зыкознани€? ѕо-видимому, €зыкознание по крайней мере теперь не может пойти далее определени€ самых общих свойств корн€, понимаемого в таком смысле. ќтдельные корни дл€ него недоступны. „тобы найти корень, необходимо, чтобы нам было дано слово, ибо корень есть только предыдущее слово и без после≠дующего не есть корень, как отец, не имевший никогда детей, не есть отец. ѕоложим, нам было бы дано флексивное слово, непосред≠ственно примыкающее к дофлексивному периоду €зыка, хот€, соб≠ственно говор€, нет исторически известного слова, относительно которого мы имели бы право питать такую уверенность. ƒл€ боль≠шей простоты обратим внимание на одну лексическую сторону этого слова. ќпределить его корень значило бы показать тот круг призна≠ков (значение предыдущего слова), из которого вз€то его представле≠ние. «десь, очевидно, не говор€ уже о звуках, две искомые вели≠чины, между тем как известна только одна, именно значение дан≠ного слова.  ак найти эти две неизвестные?  онечно, никак не легче в доисторическом €зыке, чем в €зыке наших детей. ≈сли бы мы случайно не знали, какой образ св€зан был ребенком со звуками бу-бу-ба, то никакие соображени€ не навели бы нас. на то, почему ребенок, например, медвед€ называет бу-бу-ба. —корее всего мы бы подумали, что это слово звукоподражательное, между тем как на деле звуки этого слова дл€ самого ребенка никогда не были звукоподра≠жанием —толь же очевидно, что и в другом примере по одному име≠ни пирогов (пухон€) совершенно невозможно узнать отношение его к лицу (пухон€ Ч ѕрасковь€).

»так, если о корне мы думаем, что он есть насто€щее слово, ве≠личина действительна€, а не идеальна€, и если мы относим его к пе≠риоду €зыка, недоступному дл€ наблюдени€, то корень так и оста≠нетс€ нам неизвестным. —огласно с этим, мы должны предположить, что если €зыкознание не есть одно огромное заблуждение, то под корн€ми, которые оно отыскивает, следует разуметь нечто иное. » действительно, дл€ практической этимологии корень не есть на≠сто€щее слово.

 орень в индоевропейских €зыках, говорит  урциус, есть знаменательное сочетание звуков, которое остаетс€ от слова по отделении всего фор-

132


мального и случайного1. ѕод случайным здесь ра≠зумеетс€ чисто фонетическое, не св€занное с значением слова, не знаменательное, например опущение гласной в при ќстава€сь на точке зрени€ автора, можно дополнить это определение. ќно предполагает сознание функционального различи€ между такими част€ми слова, как вьрт в верс-та, такими, как -та, но затем оно берет во внимание только части первого рода, т. е. те, которые имеют вещественное значение. Ёто так несправедливо, что можно с таким же правом вместо вышеприведенного определени€ поставить другое, столь же одностороннее: в слове, разложимом на две части (ад-ми, €мь), корень есть то знаменательное сочетание, ко≠торое остаетс€ по отделении всего вещественного, т. е. в нашем при≠мере -ми, -мь. –азделивши слово верста на варт -та, видим, что по первой части оно сходно с вертеть, ворот и проч., а по второйЧ с перс-т, рос-т, п€-та, корос-та, золо-то, ле-то и проч., т. е. что слова соедин€ютс€ в семейства не только лексическими, или вещест≠венными, но и формальными своими част€ми. ѕоэтому вышеприве≠денному определению предпочтем другое: корень есть зна≠мен а те л ь н ое сочетание звуков, которое ос≠таетс€ по выделении из слова всех остальных, знаменательных сочетаний и по устра-нений звуковых, случайностей...

... орень как отвлечение и корень как реальна€ объективна€ величина, т. е. как слово (ибо только слово имеет в €зыке объектив≠ное бытие), суть два совершенно различные пон€ти€. ¬с€кому про≠дукту отвлечени€ необходимо свойственно заключатьс€ в каждой из единиц, бывших исходными точками отвлечени€, и быть общим всем этим единицам. Ёто свойство имеет корень как отвлечение, но не≠корень как слово. ѕроцесс отвлечени€ корн€ не предполагает меж≠ду словами, над которыми производитс€, никаких других отноше≠ний, кроме отношени€ сходства. Ќапротив, корень как действитель≠ное слово предполагает между словами этого корн€ генетическое от≠ношение, о котором мы узнаем не посредством отвлечени€, а посред≠ством сложного р€да веро€тных умозаключений. ќтношение корн€ как действительного слова к производным сходно с отношением родо≠начальника к потомству. ¬ роду, как и в р€ду сходных слов, до не-которой степени сохран€ютс€ известные наследственные черты. –о≠довые черты могут быть отвлечены, но это отвлечение, хот€ и вхо≠дит в характеристику каждого из членов рода и хот€ может служить посылкою к заключению о. свойствах родоначальника, никаким чу≠дом не станет пон€тием об этом родоначальнике. ѕодобным образом и корень как отвлечение заключает в себе некоторые указани€ на свойства корн€ как насто€щего слова, но не может никогда равн€тьс€ этому последнему. —транно было бы утверждать, что родоначаль-

Ђќсновы греческой этимологииї. (ѕримечание составител€.\

133


 


 


 


ник живет в своем потомстве, хот€ бы и не Ђсам по себеї, а в соедине≠ний с чем-то посторонним. ќн в нем не живет никак; он был лишь ви≠новником того, что в потомстве сохран€ютс€, хот€ и не неизменно, некоторые черты. “очно так нельз€ думать, что в производных живет как бы то ни было корень как слово. ¬ дошедших до нас индоевро≠пейских €зыках нет корней в смысле дофлексивных слов, но отно≠шени€ этих корней к своим производным были в существенном такие же, как отношени€ известных нам первообразных слов к своим. » вот спрашиваетс€, разве первообразное слово подъшьва (подошва), почва заключено в своем производном почва - верхний слой земли? 1 ќчевидно, что элементы первого слова, кроме звуков, суть: значе≠ние Ч Ђподошва обувиї и представление Ч Ђнечто подшитое", и что этих элементов, оп€ть кроме звуков, нет во втором слове, в кото≠ром значение (верхний слой . земли) представлено наход€щимс€ под ногою, подобно подошве. ¬еликорус, початок (укр. починок) Ђесть веретено пр€жи, представленное имеющим один початок (на≠чало) нити, стало быть, одну нить; но в производном початок Ч колос кукурузы представлени€, первого слова нет и следа, а от значени€ (веретено пр€жи) осталс€ один след в том, что колос кукурузы представлен имеющим очертание веретена с пр€жей. “аким образом, в последующем слове, как уже выше было указано, заключено всегда не предшествующее слово, а лишь отношение к нему. ≈сли же предыдущее слово исчезло из €зыка, то тем самым исчезло и отношение к нему последующего. “о же следует сказать Хо звуковых отношени€х слов. ¬о множестве случаев очевидно, что известное сочетание звуков не есть общее всему семейству слов. «аключа€ от случаев, имеющих дл€ нас силу аксиом, мы говорим, что ча початок) предполагает ча; но второе вовсе не заключено в первом, ча. не заключено в своей соответственной русской форме. —огласно со всем этим и корень, как дофлексивное слово, не заключен в своих производных и не существует в них объективно ни сам по себе, ни в соединении с другими корн€ми. ѕодобно тому как дальнейшие члены рода получают жизнь не от того, кого людска€ пам€ть считает их родоначальником, а от своих родителей, и при создании слова пред мыслью создател€ находитс€ корень только тогда, когда слово пр€мо примыкает к до-флексивному периоду. ¬ остальных случа€х реальной основой про≠изводного слова служит не корень, как дофлексивное слово, и не тема, котора€ есть отвлечение, а флексивное же слово...

...ƒовольно давно уже считаетс€ не сто€щим опровержени€ мне≠ние, что все содержание €зыка идет от ограниченного числа, на-

1 ќшибочно предположение ƒал€, что это слово относитс€ к почивать —р.

Ђподошва церковна€ї Ч фундамент, 1552 г. јк. отн. до ёр. Ѕ. II, 776; Ђ...с пош-вы (т. е. побиты) до конька » около презренным взгл€дом ћое строение слегка — своим обозрева€ р€дом, “ы... мнишь...ї (ƒержавин); Ђдо подошвы они

<мироеды) всех да разор€ютї (Ѕарс. ѕричит. I, 285).

134


пример, по Ѕеккеру от 82, кардинальных пон€тий. Ќапротив, мы слышим теперь, что содержание первобытного €зыка должно было быть более частно, что, заключа€ от различи€ звуковой формы к раз≠личи€м значений, следует считать корни индоевропейского €зыка; сотн€ми, а не дес€тками, а тем менее единицами. “ем не менее в ны≠нешних взгл€дах можно заметить отблески прежних Ђкардинальных, пон€тийї и т. п.  онечно, уже большое рассто€ние между попытка≠ми, например, вывести весь греческий €зык из άω и т. п. и утверж≠дением, что Ђиндогерманец сначала обозначал частные пон€ти€, под≠ход€щие под общее ити, а лишь потом это общееї; но и тот, ктої в древнейшем достижимом дл€ нас слове находит, положим, не об≠щее пон€тие Ђвидетьї, а частные:Ч schauen, spähen, blicken, achten др., все-таки предполагает, что мысль человека того времени вращалась в кругу общих пон€тий. Ђ„еловек,Ч говорит ћакс ћюл≠лер,-Ч не может дать имени никакому предмету, не открывши предварительно общего качества, которое во врем€ на≠блюдени€ показалось ему наиболее поразительным признаком этого предметаї, например, в словах асва-с, equus, ϊππος конь назван по быстроте, от ас Ч быть быстрым, острым. Ђ»сследу€ любое слово, мы посто€нно приводим к тем же результатам; каждый раз выра≠жаетс€ (предварительно) общее качество, приписываетс€ предмету -как его свойство... —лед€ за словом по веем степен€м его развити€ до-√ его исходной точки, в конце или, лучше сказать, в начале мы встре≠чаем лишь корни совершенно общего значени€, как идти, двигатьс€, бежать, делать... ¬з€вши во внимание, что человек из этих неопре≠деленных и бледных пон€тий сумел образовать слова, выражающие тончайшие оттенки нашей мысли и чувства, мы лишь тем более долж≠ны удивл€тьс€ чудодейственным силам €зыкаї. ћыле станем удив≠л€тьс€ тому, что если в €зыке есть названи€, отвлеченных качеств и действий, то от них могут образоватьс€ слова со значени€ми более конкретными. ѕримеры этому у нас посто€нно перед глазами, так что за ними нечего ходить в древность или в чужие €зыки. „то удиви≠тельно и непостижимо, так это то, если только это правда", что €зык некогда состо€л из одних названий отвлеченностей, что человек должен был сначала создать эти названи€ и от них уже спуститьс€ к конкретному. » правда ли это? ¬_ утверждении, что при исследо≠вании начала слов все г д а наталкиваемс€ на общее качество, под, всегда следует разуметь Ђв концеї, т. е. в такой дали, в которой от наблюдени€ ускользают уже определенные очертани€ €влений. ¬ большей близи видно и не то.  огда в наших €зыках имена произ≠вод€тс€ от имен, когда, например, початок Ч колос пшенички про≠изводитс€ от початок - веретено пр€жи, то разве при этом предва≠рительно выражаетс€ общее качество, приписываемое предмету в производном слове? Ќет, одного слова дл€ качества Ђподобный вере≠тену пр€жиї или дл€ действи€ Ђбыть подобным веретену пр€жиї у нас вовсе и не было в €зыке.  огда ребенок назвал сферичный кол≠пак лампы арбузом, то открыл ли он сначала общее качество шарооб≠разности? Ќет. ≈сли бы такое мгновение было, как оно бывает впос-

135


 


 


ледствии, то оно оставило бы по себе след в слове, подобном нашему круглый, шаровидный, арбузовидный и т. п., а не в названии стекл€н≠ного шара арбузом. ”тверждать противное не заставит ли нас ут≠верждать и то, что собака составл€ет сначала, хот€ и бессловесно, Ђобщие пон€ти€ о качествах нищеты и богатства, а потом уже начи≠нает с лаем бросатьс€ на вс€кого нищего, вход€щего во двор?

¬се заставл€ет думать, что и в €зыке, как и вообще, за исходную точку мысли следует признавать чувственные воспри€ти€ и их комп≠лексы, стало быть, нечто весьма конкретное сравнительно с отвле≠ченностью общего качества.  ак теперь правильный ход мысли со≠стоит в восхождении от частного к общему, а потом на основании этого процесса и в обратном движении, так было и всегда. ћнение, что первобытное слово всегда означает общее качество, основано на смешении пон€тий значени€ слова и заключенного в нем представлени€ и на замене первого вторым. ќбщий закон €зыка состоит в том, что вс€кое новое слово имеет представление, т. е. что значение общего слова всегда заключает в себе один признак, об≠щий со значением, ему предшествующим. ѕредставление есть сред≠ство доводить до сознани€ новое значение, но само оно сознаетс€ только тогда, когда направим внимание на свойства нашего слова. ≈го можно сравнить с глазом, который сам себ€ не видит. ќно ни≠когда не бывает даже временной целью мысли. ќно не существует до возникновени€ нового слова. Ќапротив, общее значение слова есть именно то, что сознаетс€ в слове и посредством слова. ќно есть всегда цель мысли (хот€ и временна€, ибо непосредственную цен≠ность дл€ нас имеет только конкретное и отвлечени€ создаютс€ лишь ради разработки этого конкретного и подчинени€ его мысли).  ак скоро общее значение есть в слове, то существование его нисколько|не зависит от по€влени€ следующего слова. Ѕольша€ разница между возникновением бессознательного представлени€ такой-то формы тела при образовании слова початок Ч колос кукурузы от початокЧ веретено пр€жи и между существованием в сознании качества, например бел, которое примен€етс€ к частному €влению в белок. ќтыскива€ корни наших слов при помощи списков санскритских глаголов, мы сводим все в €зыке на этот последний случай, забыва€ при этом, что если бы даже действительно общее значение этих глаголов не было выдумано, если бы оно точно предполагалось зна≠чением наших слов, то глаголы эти, будучи продуктом сильного от≠влечени€, в свою очередь имели корни, содержание коих в конце кон≠цов должно было состо€ть из чувственных воспри€тий, стало быть, например, не из общего качества быстроты, а из отражени€ опреде≠ленного €влени€: быстро лет€щей птицы, быстро падающего камн€ и т. п., т. е. не из сознательного отвлечени€, а из материала дл€ от≠влечени€. ћожно думать только, что в сравнительно поздний период образовани€ грамматических форм из этого хаотического значени€ слов выделилось значение де€тельности, так или иначе приписы≠ваемой своему производителю.

136


√–јћћј“»„≈— »≈ ‘ќ–ћџ

ќпределение слова как звукового единства с внешней стороны и единства представлени€ и значеии€-с внутренней без дополнений применимо только к €зыкам простей≠шего строени€. ѕривод€ в пример слово верста, мы оставили в сто≠роне то обсто€тельство, что оно не только значит, например, длину в 500 саженей, но одновременно с этим есть существительное жен≠ского рода в именительном падеже единственного числа. ѕодобное-слово заключает в себе указание на известное содержание, свойствен≠ное только ему одному, и вместе с тем указание на один или несколько общих разр€дов, называемых грамматическими категори€ми, под ко≠торые содержание этого слова подводитс€ наравне с содержанием многих других. ”казание на такой разр€д определ€ет посто€нную роль слова в речи, его посто€нное отношение к другим словам. ¬ерста, в каком бы ни было значении, и вс€кое другое слово с теми же суффиксами, будучи существительным, само по себе не может быть сказуемым, будучи именительным, может быть только подлежа≠щим, приложением или частью сложного сказуемого и т. д. »з бли≠жайших значений дво€кого рода, одновременно существующих в та≠ком слове, первое мы назовем частным и лексическим, значение вто≠рого рода Ч общим и грамматическим. Ѕлижайшее значение первого-рода мы прежде назвали формальным по отношению к значению даль≠нейшему; но по отношению к грамматическим категори€м само это-формальное значение €вл€етс€ вещественным. ѕо такому значениюї слово, как верста, назовем вещественным и лексическим.  роме таких слой, в арийских €зыках есть другие, которые не имеют своего частного содержани€ и не бывают самосто€тельными част€ми речи. ¬с€ суть их в том, что они служат указател€ми функций других слов и предложений. Ќередко слова эти лишены даже звуковой самосто≠€тельности (по воду, знаешь ли), так что могут называтьс€ словамї лишь в том смысле, в каком суффиксы и предлоги, считаемые слит≠ными, суть слова. “акие слова называютс€ чисто формальными и грамматическими. »х можно также назвать служебными, противополага€ вещественным (знаменательным), как главным, на содержании которых сосредоточен весь интерес мысли, но при этом не следует смешивать прин€того нами делени€ слов на лексические и формальные с делением на знаменательные и служебные в том ви≠де, в каком оно у Ѕуслаева.   служебным словам, означающим До т-влеченные пон€ти€ и отношени€", Ѕуслаев отно≠сит, кроме предлога и союза, еще числительные, местоимени€, ме≠стоименные наречи€ и вспомогательные глаголы. ќснований делени€ здесь два: отвлеченность и значение отношени€ (формальность), но не вс€ка€ отвлеченность есть формальность, так что в сущности здесь смешаны два делени€. „исло есть одно из высших отвлечений, но числительное не есть слово формальное: в €зыках простейшего строе≠ни€ оно не имеет никаких грамматических определений: как детское цаца, вава; в €зыках арийских оно заключает в себе, а не предпола-

137'


Ђтает только в прошедшем как лексические, так и формальные сти≠хии, т. е. имеет и свое специальное содержание и отношение к грамматической категории существительного, прилагательного, наречи€, рода, падежа, числа и проч. “о же следует сказать о местоимении. Ќе требует доказательства то, что в тот, этот мы различаем указание, как частное содержание Ётих слов, и грамматическую форму: род, число и проч. ћестоимени€, кроме некоторых случаев, обоз≠начают не отношени€ и св€зи, а €влени€м воспри€ти€, но обозна≠чают их не посредством признака, вз€того из круга самых воспри€тий, а посредством отношени€ к говор€щему, т е. не качественно, а указательно. „то до личных местоимений, то они, смотр€ по при≠сутствию или отсутствию грамматических форм в €зыке, метут быть или только вещественными словами, или то вещественно-формальными, как и указательные тот, этот, то часто формальными. ќб этом, а равно и о вспомогательных глаголах будет сказано ниже. «десь ограничусь ссылкою на Ўейнтал€. ≈сли наречи€ отместоименные служебны потому, что образованы от слов, прин€тых за служебные, то почему не отнесены к служебным наречи€ числитель≠ные? ≈сли это не недомолвка, то что такое значит служебность? ¬о :вс€ком случае не формальность в нашем смысле. ¬ местоименных наречи€х формально не то, что они указательно означают Ђкачествої (как, так), Ђколичествої (сколько, столько), Ђместої (где, там), " ЂЂврем€ї, (когда, тогда), а то, что они суть наречи€, т. е. что они в качестве особого члена предложени€, равносильны деепричасти€м и наречи€м от других качественных (неместоименных) слов. Ёти слова столь же вещественны, как верста и т. п. ѕотер€ склон€емости не св€зана в них с уничтожением специального значени€, как Хв предлогах и союзах, а есть только средство обозначени€ категорий наречи€.

‘ормальна€ часть слова по строению сходна со словами чисто ве≠щественными. √рамматическа€ форма тоже имеет или предполагает три элемента: звук, представление и значение. “ак, например, суф≠фиксы великорус, -енок, укр, -енко, образующие отечественные и фамильные имена, предполагают действительно существующие, од- . нозвучные с ними или близкие к ним суффиксы со значением умень≠шительности. ќтечественность (патронимичность) в них сравнена с уменьшительностью, фамильность Ч с отечественностью, и каждое из этих сравнений основано на признаке, общем его членам,признаке, который по отношению к значению есть представление.  ак бы ни было трудно здесь и вообще отделить представление от предше≠ствующего значени€, мы, основыва€сь на случа€х, где эти величи≠ны €вственно различаютс€, можем быть уверены, что они и здесь различны. ¬ каждом из приведенных суффиксов можно разли≠чить по три составные части, в свою очередь подлежащие такому же разбору.

Ќесмотр€ на такую сложность внутреннего строени€ веществен≠но-формальных слов в арийских €зыках, в словах этих есть един≠ство значени€, по крайней мере в некотором смысле. ћоменты

138


вещественный и формальный различны дл€ нас не тогда, когда? говорим, а лишь тогда, когда делаем слово предметом наблюдени€. Ќа мышление грамматической формы, как бы она ни была много≠сложна, затрачиваем так мало новой силы кроме той, кака€ нужна дл€ мышлени€ лексического содержани€, что содержание это и грамматическа€ форма составл€ют как бы один акт мысли, а не два или 0олее и живут в сознании говор€щего как неделима€ единица. √оворить на формальном €зыке, каковы арийские, значит системати≠зировать свою мысль, распредел€€ ее по известным отделам. Ёта первоначальна€ классификаци€ образов и пон€тий, служаща€.осно≠ванием позднейшей умышленной и критической, не обходитс€ нам при пользовании формальным €зыком почти ни во что. ѕо этому свой≠ству сберегать силу арийские €зыки суть весьма совершенное орудие умственного развити€: остаток силы, сбереженной словом, неизбеж≠но находит себе другое применение, усилива€ наше стремление воз≠выситьс€ над ближайшим содержанием слова. Ќаш ребенок, дошед≠ший до правильного употреблени€ грамматических форм, при всей скудости вещественного содержани€ своей мысли в некотором отношений имеет преимущество перед философом, который поль≠зуетс€ одним из €зыков, менее удобных дл€ мысли.

≈сть €зыки, в коих подведение лексического содержани€ под. общие схемы, каковы предмет и его пространственные отношени€, действие, врем€, лицо и проч., требует каждый раз нового усили€ мысли. “о, что мы представл€ем формой, в них €вл€етс€ лишь со≠держанием, так что грамматической формы они вовсе не имеют. ¬ них, например, категори€ множественного числа выражаетс€ сло≠вами много, все; категори€ времени Ч словами, как когда-то, давно; отношени€, обозначаемые у нас предлогами,Ч словами, как зад, спина, например а Ч спина бЧа за б. “о же в словообразова≠нии. ≈сть, положим, тема дл€ вещественного значени€ спасти. „тобы образовать nom. agent is спаситель, нужно к этой теме при≠соединить человек: спасти-человек (retten-mensch). “ак прибавка ма≠териального слова вещь образует им€ действи€ (спасти-вещь, ret-ten-sache = спасение), прибавка слов место, орудие Ч имена места, оруди€. ’от€ в тех же €зыках могут быть и более совершенные спо≠собы обозначени€ категорий, но тем не менее дл€ них характеристич≠но то, что в них слово, ƒолженствующее обозначать отношение, слишком т€желовесно по содержанию; что оно слишком часто заклю≠чает в себе указание на образ или пон€тие, чуждые главному содер≠жанию, усложн€ющие это содержание прибавками, ненужными с на≠шей точки зрени€, уклон€ющие мысль от пр€мого пути и замедл€ю≠щие ее течение..

јрийские €зыки представл€ют лишь случаи мнимого сходства с, вещественным обозначением категорий.  онечно, мы говорим, на≠пример, на лицевой стороне дома:, но в таком случае мы останавли≠ваемс€ на значении лицева€ сторона, как на содержании, коего фор≠му, отношение к дом выражаем невещественными флекси€ми. ¬ бол≠гарском вместо предлога по встречаем в одном значении след (след

139


смерть пока€не-то небыва), а в другом Ч според, куда входит слово
р€д (според поп-am и приход-ат); вместо за Ч зад: зад врата-та Ч за
ворота, за воротами; в сербском због, т. е. с-бок(а), со стороны, значит wegen, по причине, ради. —ерб, код из кон. Ќо след, зад, употребленные в формальном значении предлогов, вовсе не тождественны с
подобнозвучными вещественными словами, а только образованы из
них. ќбразование и состо€ло в возведении вещественных слов к та≠кому значению, которое не вводит мысль в лишние затраты и не от≠влекает ее от предмета. ¬ болгарских предлогах след, зад так же не
мыслитс€ указание на предметы след, зад, как в предлоге под печной или другой какой-либо под. ¬прочем, известно, что формальные
€зыки образуют свои формы из вещественных слов не столько качественных, сколько указательных.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 503 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„еловек, которым вам суждено стать Ц это только тот человек, которым вы сами решите стать. © –альф ”олдо Ёмерсон
==> читать все изречени€...

247 - | 260 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.032 с.