Конец 2 Части; Глава 18: Возвращение
Лекции.Орг

Поиск:


Конец 2 Части; Глава 18: Возвращение




Тронный зал был краше любого помещения из всех, существующих в стране Грифонов. Множество золотых орнаментов на стенах и фамильное дерево, растянувшиеся в разные стороны, украшали стены, а с потолка свисала огромная люстра, освещающая длинный стол, за которым сидело этак пятьдесят гостей.
Дадао в ножнах на ремне висело на его удобном стуле, сделанном специально для него. На нём были всё те же доспехи. Слева от него сидел Шаман, справа — Гиппоклюв, перед ним — Атаман с гипсом на лапе, а ещё чуть правее, во главе стола — молодожёны.
Он сидел за длинным столом, наполненным вкуснейшими яствами, которые вообще могут существовать, однако он не обращал на них внимания. Он сидел здесь и ничего не мог сделать из-за накопытников, позволявших ему лишь свободно есть, чем он как раз и не занимался.
Уже скоро придёт их священник, с помощью их бога благословит их, и всё. И будет поздно.
На столе возле когтей Гиппоклюва сверкал нож, схватив который, он тут же сможет сделать хоть что-то. Но мешало отсутствие браслетов и присутствие накопытников.
— А сколько вы за гектар даёте? — увлечённо спрашивал Крыклювик у своего собеседника — толстого богача с кругловатым клювом и весёлыми глазками.
— Поверьте мне, моя цена окупит вашу землю! — заверил тот, — Я вам её, пожалуй, напишу.
Взяв лежащее рядом перо, но написал на пергаменте какие-то цифры. Имератор посмотрел на пергамент и, приподняв бровь, задумчиво закивал.
— Неплохая цена, очень даже...
Подвыпивший Гиппоклюв, решив не мешать Крыклювику разговаривать с каким-то там богачами, повернулся к тарелке и как раз заметил, как Джеймс косит взгляд на его нож.
Жеребец тут же отвёл взгляд, но грифон неожиданно зашептал ему как-то нахально:
— Хотел бы схватить его? Хотел бы, приложив его к шее императора, убежать от сюда вместе со своей подружкой?
Пони промолчал.
— Хе, — хмыкнул советник, — Поздновато как-то ты собрался. Пока ты дрался со своими противниками, она успела сделать кое-что... Вернее, я успел...
Пегас покосился теперь уже на грифона.
— О, да, — прошептал он, — Успел... А как она кричала, как она плакала... Когда я вставлял в неё свой член... Снова и снова...
Внутри Джеймса всё закипело. Ему вдруг захотелось так вмазать этому ублюдку, как он никогда никому не вмазывал, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы удержаться от этого соблазна.
"Если бы не эти цепи... сволочь ты вонючая..."
Джеймс зажмурился.
"Я должен выбраться... Добраться до друзей... Мне нужны мои друзья... Друзья..."

Тем временем в Эквестрии...

Флаттершай, Эпплджек, Рарити, Пинки, Твайлайт, Принцесса Селестия, Принцесса Луна и Принцесса Каденс находились в библиотеке Твайлайт и раздумывали о местоположении Рейнбоу и Джеймса, как вдруг Флаттершай робко спросила:
— Эм... А что это... С элементом Джеймса?
Все удивлённо уставились на пегаску, а через секунду — на элементы Гармонии. Сероватый знак на золотистом головном обруче Джеймса, по очертаниям напоминавшим слегка повёрнутую в сторону чашу весов (его кьютимарку), мигал. Резко засветится — и медленно потухает в течении секунды, и снова вспыхивает — и опять медленно гаснет.
— Похоже, Джеймс каким-то образом только что связался с элементом, — предположила Принцесса Селестия.
— И что нам делать? — спросила Твайлайт, удивлённо смотря на обруч пегаса.
— Используйте элементы и попытайтесь связаться со своими друзьями, — ответила принцесса Солнца, — И при возможности помогите ему...
Твайлайт тут же раздала телекинезом элементы, положив оставшиеся два — Рейнбоу и Джеймса — на стол посреди библиотеки.
Элементы их засветились. Словно бы по воде, от них расходились волны — каждые своего цвета.
В действие вступила магия дружбы.
И подруги вдруг почувствовали всё то, что сейчас чувствовали то, что чувствовали сейчас оба пони — ярость от Джеймса и страх от Рейнбоу.
Твайлайт сосредоточилась...

"Рейнбоу... Джеймс... Что бы ни случилось... Мы — ваши друзья... Мы с вами..."

Джеймс разжал веки.
Накопытников на нём не было...
Он посмотрел на своё плечо, где чувствовалось сильное тепло, и увидел лапку Шамана.
— Ты? — удивился он, — Но ты же...
— Я помогаю тому, кому считаю нужным помочь, — кротко ответил грифон, — У каждого из нас своя роль в жизни.
— Но тогда... Ты же вроде помог найти ему её... Зачем?
— Я — лишь марионетка Всевидящего. Я выполняю его приказы. Настало время помочь тебе — и я помог. Действуй.
Жеребец кивнул и посмотрел на Рейнбоу. А та смотрела на него. Видимо, она уже знала, что копыта пегаса, спрятанные под стол, уже свободны. Видимо, она тоже слышала голос у себя в голове.
Пегас кротко кивнул.
В миг Рейнбоу схватила Крыклювика за шею. В ту же секунду Джеймс быстро сбросил нож со стола и, поймав копытом его на лету, кинул его подруге. Та схватила оружие зубами и подставила его к горлу грифона.
Стража, уже схватившая оружие, замерла на месте, едва Джеймс крикнул:
— Замрите, или останетесь без императора!
Повисла мёртвая тишина, едва нарушаемая дыханием сидящих за столом.
— Так, хорошо. Теперь бросьте оружие.
Охранники воздержались.
— Император, — он вопросительно посмотрел на Крыклювика, и тот тихо проговорил:
— Делайте то, что он сказал.
— Не слышу! — крикнул пегас.
— Выполнять!
Охранники нехотя бросили оружие.
— Рейнбоу, — прошептал правитель, — как ты могла...
— Так, а теперь я с тобой поговорю, — Джеймс тут же встал из-за стола и, подойдя к императору с ножом возле шеи, практически нос к носу посмотрел ему в глаза.
— Слушай сюда, — начал он, — Вообще с каких это пор ты решил, что она на твоей стороне? Или то, что она тебя любит — откуда ты знаешь?
— Она с минуты на минуту должна была на мне жениться! Почему это она не должна любить меня?
— Почему?! Тебе не приходило в голову, что она могла любить кого-то другого?
— Такого быть не может! Если я хочу на ней жениться — она женится и полюбит меня!
— Да пойми ты, — пегас схватил за грудки императора, — что жизнь не такая! Не может так быть, что каждое твоё желание будут выполнять с благоговением! Тем более, Рейнбоу вообще из другой страны, у неё другие интересы, и в конце концов — она не такая, как ты! Она — не грифина, которая готова отдаться в твои объятия! Она — КОБЫЛКА! ОНА ТЕБЯ НЕ ЛЮБИТ!
Все так и застыли. Джеймс дышал медленно и глубоко. А Рейнбоу удивлялась, какую же пегас иногда может выдать речь. Правдивую и властную.
— Если же ты её правда любишь, — продолжал жеребец спокойно, — Ты должен отпустить её домой. К друзьям. Отпусти её.
Император сжался от страха смерти. Услышав просьбу пегаса, он посмотрел куда-то в пол... Посмотрев на пегаса, он кротко и быстро кивнул.
— А теперь скажи это всем, — почти прошептал Джеймс.
И Крыклювик II прошептал:
— Не трогать их, дать им выйти.
Стражники отошли назад, к стенам. Рейнбоу отпустила Крыклювика, по которому было видно его прозрение, из чего следовало, что передумывать он не собирается, и, выплюнув нож, вместе с Джеймсом пошла к раскрытому окну.
Проходя мимо Гиппоклюва ,пегас остановился.
— А, чуть не забыл, — прошептал он.
И прежде, чем кто-либо успел хоть что-то предпринять, жеребец с размаху врезал советнику императора по клюву. Тот, вскрикнув, схватился за погнутый конец.
— За то, что трахаешь кого попало! — заявил он, чтобы Крыклювик услышал, и, быстро повесив ножны дадао через плечо, вместе с пегаской вылетел в окно. Рейнбоу, задержавшись, сама подошла к Гиппоклюву и, на секунду замерев с мстительным взглядом, с размаху ударила грифона со стороны по голове, заставив того покачнуться, после чего помчалась за жеребцом.
— Так... Что вы думаете о цене? — тихо шёпнул богач императору. Но тому в данный момент было не очень-то интересен сей нюанс.

Крыклювик неожиданно быстро догадался, что имел ввиду Джеймс, вмазав Гиппоклюву по клюву.
— Советник, — позвал он грифона, — Неужели ты... Насиловал Рейнбоу?
— Император, — тут же затараторил тот, — Я всё могу объяснить...
— Мне не нужно ничего объяснять, — отрезал тот, — Я отстраняю тебя от должности советника. Покинь дворец.
— Но...
— Живо!
Гиппоклюв на секунду замер, но тут вдруг вылетел через окно наружу.
За ним рванул, как ни странно, Атаман (крылья у него всё-таки были целы).

Гиппоклюв приземлился на тренировочном поле и тут же крикнул:
— Носорог, Ворон, Кирпич, сюда ,быстро!
Названные грифоны отвлеклись от тренировки и тут же подошли к звавшему.
— Мне нужна ваша помощь, — заговорил он, — Нужно убить одну персону... Пегаса. Вы помните его?
Грифоны тут же закивали.
— Вы в деле?
Они хотели было снова закивать, но услышали вверху голос парящего в воздухе Атамана:
— Не делайте этого.
— В смысле? — спросил Кирпич, — Чё это? Мы его давно хотим прибить.
— А я не хочу, — отрезал Атаман, — И тот, кто попытается напасть на него — будет иметь дело со мной.
Трое гладиаторов на земле заколебались. С Атаманом никто не хотел встречаться в бою, даже с его поломанной лапой, к тому же, на стороне Атамана многие Бывалые гладиаторы...
— Не слушайте его! — тут же прокричал Гиппоклюв, — Я — советник императора, и я имею право...
— Он врёт, — тут же возразил парящий грифон, — Две минуты назад Крыклювик лишил его звания советника.
Гиппоклюв хотел было возразить, но по виду гладиаторов понял, что их уже не переубедить — Атаману они верили.
Раздражённо фыркнув, бывший советник схватил из когтей Ворона лук и стрелы и, взлетев в небо, помчался в неизвестном направлении.
Атаман хотел было сделать хоть что-то, но увидел летящих за ним стражников и хмыкнул. Всё кончено.

Но это было ещё не всё.
Гиппоклюв только что пролетел над берегом и увидел вдали силуэты двух летящих пони.
Минут через десять полёта он уже был над ними и выбирал момент. Лук его был наготове, целился он немного дальше своей цели, чтобы за время полёта стрелы пони не успел отлететь вперёд.
На конце стрелы была цепь, которая при возможном промахе обмотается вокруг цели и потянет её вниз — на другом её конце был увесистый груз, от которого связанный цепью пегас не сможет высвободиться.
Позади него были видны стражники.
Он разжал когти.
Промах!
Ну нет, цепь точно сработает...
И она сработала.
Зацепившиеся за копыто пегаса металлические звенья Гиппоклюв дёрнул на себя и бросило груз вниз. Пегас из-за неожиданного груза камнем понёсся вниз...

В Эквестрии...

Твайлайт раскрыла глаза.
— Я знаю, где они! В стране Грифонов! Я их найду!
Снова зажмурившись, Твайлайт создала перед собой маленький мигающий шарик света. И сосредоточилась.
На помощь пришли принцессы, так же зажмурившись...
Минут через двадцать Принцесса Селестия провозгласила:
— Они найдены. Летят над морем недалеко от страны Грифонов. Мы создадим портал, чтобы они переместились сюда...

Над морем...

Рейнбоу, увидев стремительно теряющего высоту Джеймса и понеслась вниз, на помощь.
Обняв пегаса, она тут же усиленно замахала крыльями, затормозив падение, и одновременно попыталась снять цепь.
А Гиппоклюв, увидев замедление падение, снова прицелился. На этот раз он попадёт...

Вспышка.
В библиотеке появился яркий жёлтый портал...

Вспышка.
Портал раскрылся прямо под двумя пегасами.
Выстрел...

Поздно.
Стрела пролетела там, где секунду назад был проход.
Гиппоклюв замер в воздухе.
Они сбежали. Всё кончено.
Грифон испустил яростный клич.

Через десяток секунд к нему подлетели стражники вместе с императором Крыклювиком II, который заговорил:
— Да уж, не ожидал от тебя такого. Стража — в темницу его. Я подумаю, на какой срок тебя заключить за неповиновение...
Гиппоклюву надели наручники на передние и задние лапы.
И с пленным бывшим советником грифоны направились обратно в страну Грифонов.

Эпилог

При вашем желании я могу оставить ссылку на ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ, не относящиеся к сюжету фанфика, но хранящие некоторые факты, вдохновения и тому подобное.
Пока же — вот последняя глава сего фанфика.

Рейнбоу с Джеймсом шлёпнулись на пол библиотеки Твайлайт.
Пегас медленно приподнялся и огляделся. Вокруг стояли Элементы Гармонии со Спайком и принцессы.
И прежде, чем Джеймс успел что-либо сказать, на него и на пегаску, только что вставшую рядом, набросились все подружки Рейнбоу. Крича что-то типа: "Мы так волновались!" и "Как хорошо, что вы вернулись!", они, кто со слезами, а кто с улыбками, обнимали их двоих.
А пегас просто расслабился. То дружеское тепло обнимающих его подруг он едва ли не забыл. Тепло, которое чувствовал он последние дни — это горячая кровь на его теле...
Подружки выпустили прибывших из объятий и только теперь удивлённо уставились на костюм Джеймса: Варварский доспех, металлические наплечники, "мотоциклётный" шлем, кожаные перчатки, покопыты на задних конечностях и впечатляющих размеров ножны с дадао, с помощью дополнительного ремня в виде пояса крепко закреплённого на спине, из-за чего он и не свисал, пока его хозяин стоял на четырёх копытах. Пегас увидел их удивлённый взгляд и, на секунду задумался, быстренько снял доспехи с себя.
И тут же немного пожалел об этом. Все увидели его раны на груди от тигриных когтей. Да и пару царапин на копытах они тоже заметили.
— Что случилось? — тут же спросила Твайлайт.
— Оу... Это... Так, просто.
— Ничего не просто! — Твайлайт вновь напрягла рог вместе с Принцессами, и телекинез охватил Джеймса. Через несколько секунд на нём не было ни единой царапины.
— Спасибо, — поблагодарил он, чувствуя явное облегчение на груди. Только сейчас он понял, что из-за царапин, частично заживших благодаря мази Шамана, он не мог нормально расправлять грудь, теперь же он чувствовал непривычную лёгкость, даже голос его окреп.
— Ну? — ожидающе поинтересовалась Пинки, — Мы требуем сплетен!
— Расскажите нам о том, что с вами случилось, — тихо попросила Флаттершай, — если вы не против.
Джеймс уселся на пол прямо перед столом. Рядом с ним села Рейнбоу.
И вместе они стали рассказывать то, что творилось с ними последнюю неделю.
Они рассказали о половине времени, проведённого ими в Граифусе, как вдруг настал момент рассказывать о времени, предшествующих испытаниям.
— И вот, когда я узнала, что на испытаниях с Джеймсом сразятся пауки, я попыталась уговорить их сменить противника...
Вот тут Рейнбоу осеклась. И вот тут Джеймса осенило:
"Так вот почему Гиппоклюв... Бедная..."
— Что? — спросила Пинки, во все глаза смотрящая на Рейнбоу.
— Я... я...
— Она решила воспользоваться позицией, — ответил за неё Джеймс, — и упросила императора.
— А-а-а, — протянула Пинки, — Тогда давайте дальше!
Рейнбоу с благодарностью глянула на Джеймса. Тот совсем слегка улыбнулся ей и продолжил рассказывать сам.
Он промолчал об убийстве Вихря, да и об остальных убийствах тоже, попытавшись смягчить их травмами и переломами. А то мало ли что будет с его подругами (и с ним) из-за услышанного.
О голове Громилы, превращённой в кровавое месиво, он так же тактично промолчал, ограничившись "Победой в неравном бою".
И о погнутом кончике клюва пегасу пришлось не говорить.
А вот о цепи с грузиком, зацепившей его копыто, лежащей сейчас на столе, он и сам не знал, так как назад он не смотрел. Предположил, что это кто-то из недоброжелателей (и сам догадался, какой ублюдок это сделал, но снова промолчал).
Когда он наконец закончил, Принцесса Селестия заговорила с ним:
— Тебе выпало испытание, пройти которое не каждому пони под силу. Но ты справился. Ты пережил множество ранений и спас Рейнбоу. И ты доказал, что ты элемент Справедливости, образумив Крыклювика II. Поздравляю тебя.
— И это отличный повод для того, чтобы устроить ГИПЕР! СУПЕР! ВУПЕР! МУПЕР! МАКСИ! ФАКСИ! ШМАКСИ! ВЕЧЕРИНКУ! — радостно закричала Пинки Пай, — И она наступит в Сладком Уголке СЕЙЧАС!
— Может, сначала пойдём в туда? — флегматично заметила Эпплджек.

Как обычно, в Сладком Уголке было весело. Хотя сейчас и было уже одиннадцать часов ночи, никто спать не хотел. Разные пони веселились до упаду и болтали о своём. Самой обсуждаемой темой было возвращение Джеймса и Рейнбоу, и уже появились свои сплетни об этом. Уже где-то шептались о сражении радужногривой пегаски с пантерой, а коричневогривого пегаса — с самим императором страны Грифонов. Иногда даже мелькал шёпот о драконах. Но суть была одна: Джеймс и Рейнбоу вернулись.
Кстати, об этих двоих. Они как раз сидели за одним из столиков. Все остальные подружки веселились, за исключением Рарити, пьющая чай и освежаемая холодным воздухом от огромного веера в когтях Спайка, сидящей на достаточном расстоянии, чтобы не слышать пегаса с пегаской.
Рейнбоу сидела за столиком, положив голову на передние копыта, и думала. Джеймсу, сидящему рядом с ней, было всё более и более неудобно, или, точнее говоря, страшновато, и он тихо спросил:
— О чём думаешь?
Рейнбоу подняла взгляд своих сапфировых глаз на пегаса и зашептала:
— Тогда, до испытаний... Я сделала то, что не должна была делать никогда...
Рейнбоу шмыгнула носом:
— Я хотела тебе помочь, но сделала только хуже... И... И я... С Гиппоклювом...
Её глаза наполнились слезами.
— Прости меня, — прошептала она тихо и подавлено.
Пегас смотрел на неё серьёзным и мудрым взглядом несколько секунд и вдруг:
— А ну иди сюда!
Обняв её за шею, он с ухмылкой стал быстро чесать её голову.
— Ай, больно! — со смехом Рейнбоу стала выкручиваться, но пегас держал крепко и с ухмылкой говорил:
— Никуда ты не пойдёшь, я хочу веселиться!
После пары минут шутливой борьбы. Джеймс вдруг замер и, повернув к себе пегаску, зашептал:
— Знаешь что... А может мы... Ну, это...
— Что? — улыбающаяся пегаска вопросительно смотрела на него.
Джеймс невинно сжал губы и закатил глаза.
Вдруг до Рейнбоу дошло:
— Ты не имеешь ввиду...
Она удивлённо уставилась на пегаса. Тот смотрел на неё так же вопросительно, как радужногривая смотрела на него пару секунд назад.
— Ты... ты... — она ухмыльнулась, — Извращенец.
— В этом нет ничего такого, — так же закатив глаза, продолжил Джеймс наступление.
— Н-ну, даже не знаю...
— Да давай, чё ты?
— Хм... Ну, если ты настаиваешь...
— Вот и отлично.

Попрощавшись с друзьями, Рейнбоу и Джеймс направились домой к пегаске. Летели не спеша, наслаждались свежим воздухом... Хотя чего тянуть. Пора бы уже описать то, что творилось в спальне Рейнбоу.
Радужногривая пегаска изящно разлеглась на своей облачно кровати.
Джеймс стоял в паре метрах от неё.
— Н-ну, — протянула кобылка, — Н-начинай.
— С радостью.
Джеймс подошёл к ней...
... и бесцеремонно плюхнулся на кровать и, уткнувшись в подушку, закрыл глаза.
Ошарашенная пегаска удивлённо вскрикнула:
— Эй, ты спать собрался?! Мы же собирались сделать... Это!
— Перестань, я спать хочу, — отмахнулся пегас, — Я неделю как нормально отоспаться не мог, так что спокойной ночи.
Хозяйка так и застыла с открытым ртом, не находя слов для ситуации, и, в конце концов, надулась и отвернулась в противоположную секунду от пегаса.
Но через десяток секунд Джеймс неожиданно обнял Рейнбоу и прижал её к себе, шёпнув ей на ушко:
— Ну, не надо так сердиться... Может, в другой раз...
Пегаска, повернувшись к жеребцу, удивлённо уставилась в его добрые серые глаза, которые уже слипались, и, закатив глаза, прижалась к жеребцу.
А что? Джеймс жив, она тоже. Чего она так рассердилась то? Может, и правда как-нибудь в другой раз.
А пока — какой он тёплый...

"...Какая она тёплая" — подумал Джеймс, засыпая...





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 278 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.005 с.