Глава 12: Первый Финальный Бой
Лекции.Орг

Поиск:


Глава 12: Первый Финальный Бой




Музыка к главе. Включать после: "...что?..."

Джеймс медленно пережёвывал то, что грифоны называют "стряпнёй", а именно — зёрна. В других, более благоприятных условиях он бы, отплёвываясь, пошёл бы искать себе другую еду, однако здесь, в гладиаторском пункте, это месиво из семян и масла было единственное, что вообще годилось для еды.
Стоял он в столовой с десятком деревянных столов, за которыми сидели грифоны и жадно поедали "деликатесы". Он бы и сам сел, но, во-первых, новичков за стол не пускают, а во-вторых, копыта не позволяли. Вот бы ему, как Лира, сесть за стол и отдохнуть.
Лира... пони... Когда они уже вспомнят о нём с Рейнбоу?! Уже прошли целые сутки...

Тем временем в Кантерлоте...

Принцесса Твайлайт, со встрёпанной гривой и широко раскрытыми от волнения глазами, как, собственно, и у её подруг, вместе со Спайком стояла перед Принцессами Селестией и Луной, с серьёзным видом её слушавших.
— ...и теперь мы просим помощи, — заключила она.
— Вы уверены, что его никто не видел? — серьёзно спросила Принцесса Селестия.
— Вообще-то... Бон-бон видела, как Джеймс пролетал мимо её домика за каким-то силуэтом, а за каким — она не различила, но всё-таки увидела разноцветные цвета.
— Возможно, это и была Рейнбоу Деш. А в каком направлении?
— На восток. Но в Балтимейре их тоже нет, мы уже проверили у всех, — Твайлайт устало вздохнула.
Сущая правда. Фиолетовая аликорн использовала мощное заклинание проверки города, чтобы найти друзей, и оно отняло у неё много сил... лишь за тем, чтобы узнать, что потрачены они были зря.
— Значит, они в Грифонии, — задумчиво проговорила Принцесса Селестия, — Я думаю, нужно отправить письмо их нынешнему правителю Крыклювику II...

— Господин Гиппоклюв!
— Чего ещё? — советник с раздражением отвлёкся от заполнения пергамента.
— Письмо Крыклювику II от Принцессы Селестии!
— Да? И кто принёс?
— Оно появилось прямо передо мной!
— Ладно, давай сюда.
Слуга поклонился и вышел из кабинета советника, отведённого правителем специально для него. Да, не всё время Гиппоклюв сидел возле императора. Большую часть времени он работал за своим столом, проверяя письма Крыклювику II и принося их его величеству.
Имя отправителя заинтересовало его. Едва слуга вышел, как грифон тут же оторвал печать с рулона пергамента и пробежался глазами по строчкам:
"Уважаемый Крыклювик II,
Насколько нам известно, двое наших пегасов Рейнбоу и Джеймс прибыли в вашу страну с неизвестной нам целью. Если вы заметили пегаску с радужной гривой и голубой шёрсткой и пегаса с коричневой гривой светло-оранжевой шерстью — пожалуйста, сообщите нам"
"Хм... — задумался Гиппоклюв, — двое пегасов... Если говорят о пропаже их двоих — значит, они улетели вместе. Наверняка этот пегас мчался за Рейнбоу, чтобы спасти её... Он знает её, а от сюда следует, что и она знает его. Похоже, у меня теперь есть козырь в перьях"
Он быстро взял перо, написал на пергаменте несколько строк, запечатал его и позвал слугу.
— Отправь это Принцессе Селестии, — он протянул пергамент.
— Эм...
— Крыклювику II нет дела до тех дел, которые считает за важные Принцесса Селестия. Так что изволь.
— Простите, я хотел спросить другое. Как мне отправить его?
— Позови Шамана...

— Не имеем понятия... Возможно, находятся на вашей территории... Приносим извинения... Созывайте стражников! — провозгласила Принцесса Селестия, — Мы должны найти их!
Поскольку поиски по Эквестрии будут длиться долго, мы имеем право переместиться обратно в Грифонию, к Джеймсу, медленно переваривающего утреннюю стряпню.

К пегасу медленно подошёл какой-то грифон с приплюснутым клювом и зеленовато-голубыми глазами. Джеймс не обращал внимания, пока тот неожиданно не сказал:
— Здравствуй.
И неожиданно для пегаса он протянул ему когтистую лапу. Пегас недоверчиво покосился на его конечность, но всё-таки пожал.
И, как оказалось, копыто-лапко-пожатие оказалось совершенно искренним.
— Моё имя Вихрь, — представился он, — Ты Пегас, да?
— Это не моё имя, — покачал головой пони.
— Привыкай, здесь к тебе будут так обращаться. как ты можешь на двух копытах ходить?
— Это долгая история.
— Хм... Тогда как ты попал сюда?
Тут он заметил, что Джеймс смотрит на него так же недоверчиво, и сам заговорил:
— Сейчас ты считаешься никем. Ты призираешься всеми, кроме меня. Тебе решать, быть ли здесь последним дерьмом, или же попытаться хоть как-то здесь укрепиться.
Пегас вздохнул, понимая, что его собеседник прав, и выложил некоторую долю правды:
— Мчался сюда, была одна цель. Упал уставший на берегу, меня и подобрали.
— Хе. Со многими такое бывает. Вчера сидели в тёмном уголке какого-нибудь дряхлого переулка, а уже сегодня сражаются за жизнь. А у меня была другая причина.
— Хм... И какая?
— Деньги нужны. Деньги. Я повяз в долгах, год как пытаюсь их отплатить. Уже со своим оружием хожу. Ты вот догадываешься, почему я Вихрь?
— Нет. А почему?
Грифон вытащил из-за пазухи две пары металлических нунчаков и мастерски повертел ими вокруг себя. Металл блестел на солнце, в обычном бою ослепляющего противника, а само оружие свистела практически в дюйме от носа Джеймса.
— Круто, — оценил пегас.
— Побудешь с моё время тут — ещё и не такому научишься.
— Кстати, о времени. Сколько турнир длится?
— Каждый день проводится несколько боёв, два-три. Все гладиаторы в нём участвуют. Когда-то бой длился до смерти того или иного противника, сейчас же достаточно отправить его в нокаут, но с колюще- режущим оружием чаще всего всё равно убивают.
— И сколько боёв всего нужно выиграть?
— Десяток примерно. Иногда добавляются новые участники, но это изредка. Появляются в некоторые периоды испытания, но об этом ты как-нибудь потом узнаешь.
— А оружие?
— У победившего забираешь при желании. Я вот эти нунчаки забрал у одного грифона, когда у меня в когтях были какие-то деревяшки...
— Да, я понял.
— Самое интересное — это то, что турнир теперь будет проводится в разных местах. Правда, далеко от столицы мы отлетать всё равно не будем, но всё равно смена обстановки — это хорошо.
— Хочется верить...
Тут он заметил, как один широкоплечий грифон с дубинками, висящими на поясе, с ирокезом на голове и нахальным лицом сталкивает со скамейки какого-то молодого грифона. Но тут его останавливает другой грифон с капюшоном на голове и кожаными наплечниками, положив ему когти на плечо.
— Спокойнее, Кирпич, держи себя в когтях. Вон есть более выгодное место, сядем там.
Крупный грифон сплюнул и сел за другой стол. Рядом с ним сел грифон в капюшоне.
— Кто это? — спросил Джеймс, кивнув в сторону тех двоих.
— С дубинками — это Кирпич. Сильный, но медленный, тупой, — последнее слово он шёпнул.
— А второй?
— А второй — это один из лучших... новичков. Его зовут Ворон. Его оружие — тонфа. Он, может, не настолько силён, как Кирпич, но зато ловок и проворен, а так же холоден, как сталь.
— Они... типа самые крутые?
— Они самые крутые из новеньких. Я — из бывалых, пришёл сюда с тобой поболтать.
— А кто ещё есть?
— Н-ну, вот новенькие, потом идут любители, за ними — бывалые, а потом — профессионалы, зрители называют это так. В турнире чем выше твой "ранг", тем меньше тебе нужно выиграть схваток для того, чтобы выиграть. Правда, есть доля вероятности, что тебя, как лакомого кусочка для зрителей, поставят с кем-нибудь сильным...
— Например, с Кирпичом?
— Ну, например, с ним.
— М-да.
— Так что готовься ко всему. Всякое может случиться.
— А где будет первые схватки?
— На площади нашей столицы Грайфуса. Там будут первые бои турнира.
— Они же были.
— То были вступительные. Так, для развлекухи.
— Понял.
— Ну, рад был познакомиться... Пегас.
— Взаимно, Вихрь. Ещё увидимся.

И снова советник болтал с правителем рядом с Рейнбоу:
— Ваше величество, могу ли я вам предложить об одной идеи насчёт турнира?
— Говори, конечно.
— Я думаю, лучше бы поставить Пегаса с кем-нибудь сильным.
— Зачем?
— Это было бы интересно для толпы.
— Хм... И с кем же?
— Я вам предлагаю Самых сильных новичков — это Кирпич и Ворон.
— Так быстро его скидывать?
— Нет, только ради толпы, — Гиппоклюв мельком глянул на Рейнбоу. На мгновение ему показался ужас на её мордашке, но миг — и спокойное, бесстрастное лицо.
— Н-ну, думаю, можно так сделать. Далеко он всё равно не пройдёт...

Гладиаторы-новички стояли строем на краю площади. Прямо перед ними сражались два гладиатора, один из которых — Кирпич — прямо-таки избивал бедного молодого противника.
Лучи заката осветили валяющегося на земле молодого бойца, всего избитого и поражённого. Кирпич издал громкий рык.
— И победил КИРПИЧ! — прокричал комментатор, тот же самый, что и на бое в Крылизее, — А теперь наша новая знаменитость — ПЕГАС!
Толпа взревела. Пегас так и зашатался.
Он?! С Кирпичом?! О нет, нет...
Но его прямо-таки вытолкали в центр площади. Его оружие — браслеты на копытах — были ничем по сравнению с мощными дубинками в когтях...
— НАЧАЛИ!
И Кирпич понёсся с занесёнными дубинками на Джеймса.
Тот еле успел увернуться, отступив назад и тут же попытался ударить вниз браслетами, но ничего не добился — противник уже стоял прямо. Ему осталось только попятиться.
Единственным превосходством у жеребца была только ловкость, и пони искал момента ею воспользоваться, постоянно уворачиваясь от мощных, но предсказуемых ударов Кирпичаю
Наконец появился тот самый момент.
Кирпич махнул дубинкой вперёд, но Джеймс, скрестив копыта, поймал дубинку браслетами и тут же ударил задним копытом вперёд — в живот.
Кирпич попятился.
— ААААААААААААА!
С яростным криком он, крутясь вокруг своей оси и делая "вертушку" дубинками, понёсся в сторону пегаса. Но тот резко упал и сделал подножку.
И как только Кирпич упал, задним копытом Джеймс со всей силы надавил на переднюю его конечность с дубинкой. И — о чудо! — дубинка откатилась в сторону! Схватив её и быстро вставив в браслет, он резко развернулся...
Кирпич стоял в ступоре с бешенным лицом. И зря стоял.
С разворота Джеймс нанёс критический удар по лицу противника.
Противник упал. Но тут же стал подниматься.
Но пегас тут же ударил его дубинкой по затылку. И наконец противник был повержен.
Все с раскрытыми глазами уставились на победителя, медленно вставлявшего вторую дубинку в браслет.
— УРА ПЕГАСУ!
После чьего-то возгласа вся толпа радостно заревела.
— Ну а теперь, дамы и господа, настало время финала новичков!
... Финала? Так быстро?...
— Переместимся на крыши домов, друзья!

Полная луна освещала крышу дома. Вокруг неё летали зрители, готовясь наблюдать решающую дуэль. По правилам, гладиаторам нельзя было пользоваться крыльями, однако интерес никуда не пропадал.
— Итаак... ПЕГАС против ВОРОНА!
...что?...
На крышу опустился Ворон в своём капюшоне. В паре метрах от него опустился Джеймс.
— Ну, здравствуй, Пегас, — тихо проговорил гладиатор, вытаскивая из-за пояса тонфы, — Я думаю, здесь и кончится твои радости. Готовься.
Он встал в стойку, прикрывая передние конечности тонфами.
Джеймс так же встал в стойку, поудобнее расположив дубинки ("обхватив" — неправильно сказано, так как он держал дубинки в специальных маленьких минибраслетах, приделанных к большим, надетыми на копыта).
Настало время финала.
— НАЧАЛИ!
Противники не спешили нападать. Медленно подходили друг к другу...
Когда между ними оставалось чуть больше метра, Джеймс не выдержал и махнул дубинкой в сторону грифона, но тот наклонился и, ловко развернув тонфу, подцепил рукояткой за заднее копыто пегаса и сбил его на землю. Едва он упал, как Ворон другим орудием нанёс удар вниз, но Пегас вовремя откатился в сторону. Дубинкой он попытался нанести удар сбоку, но — вот чёрт! — резко ударив тонфой снизу, Ворон отбросил одну дубинку в сторону.
Джеймс пока был в проигрыше.
Ворон сделал серию ударов тонфами, и лишь каким-то чудом пегас смог увернуться почти ото всех ударов. Один лишь ушиб остался на копыте. Но тут, едва последний удар его был завершён, как Джеймс замахнулся для удара дубинкой — и задним копытом ударил в грудь грифона. Тот попятился — и вот тут Джеймс нанёс мощный удар дубинкой снизу вверх
Ворон упал, но тут же вскочил. Подбородок его болел, но это была мелочь.
Он нанёс ему удар. ДВА удара...
Это непростительно.
И вот тут началась схватка, освещаемая полной луной...
Джеймс ловко уворачивался от коротких ударов тонфами, отбивая дубинкой мощные и копытом пытаясь достать до Ворона, но всё время терпя неудачи.
И тут он резко схватил летящую в его сторону тонфу зубами и дёрнул на себя. Противник поддался.
Он ударил его дубинкой по лицу. И грифон попятился.
Ворон только успел выпрямиться...
И словно в замедленной съёмке...
Джеймс прыгнул с разворотом...
Выпрямил заднее копыто...
И нанёс мощнейший удар в прыжке с разворотом по виску...
Крыша словно сотряслась от этого падения. Падения Ворона. Без сознания...
Словами не описать, какой шок был на лицах у грифонов, особенно — у Гиппоклюва...
И какая радость была в глазах у Рейнбоу...
Джеймс отбросил дубинку и подобрал гладкие и лёгкие тонфы и вдел их в минибраслеты. Повертел ими.
Теперь это ЕГО оружие.
Это ЕГО победа.





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 310 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.