Глава 16: Командный бой
Лекции.Орг

Поиск:


Глава 16: Командный бой




Справка:
Димахер — Использовали два меча, по одному в каждой руке.
Секутор — Этот тип бойцов специально предназначался для схваток с Ретиариями. Шлем практически круглый, что позволяет быстро выпутываться из сети Ретиария.
Ретиарий — Были вооружены трезубцем, кинжалом и сетью.
Скиссор — гладиатор, вооружённый коротким мечом (гладиус) и вместо щита надевал на левую руку железный полый стержень с острым горизонтальным наконечником. В данном рассказе у него щит и стержень с горизонтальным наконечником.
Лаквеарий — могли быть разновидностью ретиариев, которые старались поймать своих соперников с помощью лассо вместо сети.
Эсседарий — боец на колеснице.

Джеймс зашёл на часть тренировочного поля для Бывалых. Надеты на нём были его кожаный нагрудник, металлическая маника на левом плече, кожаные перчатки и две поножи ("покопыты"), в поясе в ножнах висел небольшой кинжал, а в копытах была кусаригама.
Многие гладиаторы расступались перед ним, показывая своё уважение к нему. За несколько дней протиснуться в Бывалые — это вообще практически невозможно. Но Джеймс протиснулся. Все помнили, как он в одной лишь футболке сражался с Обезьяной. А теперь он был выглядел как настоящий гладиатор. Правда, от Профессионалов он отличался тем, что у них были шлемы, и причём сделанные так, как пожелал тот или иной гладиатор. А надета почти на всех была кольчуга.
Джеймс встал с одним из противников и начал тренировку. Насколько он знал, следующее сражение — командный бой, где будут участвовать десять гладиаторов по пять в каждой команде.
Но теперь он был в группе бывалых, и риск умереть сильно увеличивался. К тому же, в командном бою. Надо тренироваться.
Джеймс поудобнее обхватил каму и приготовился к бою.

А между тем советник, дождавшись, когда очередной посетитель выйдет из тронного зала, снова обратился к Крыклювику по поводу турнира:
— Итак, мой повелитель, как вы смотрите на идею об изменённом командном бое?
— Что ты предлагаешь? — поинтересовался правитель.
— Может, добавить в бой... эсседариев?
— Э-э-э... — протянула Рейнбоу, — А кто такие эсседарии?
— Войны на колесницах, — ответил император, — Два грифона на каждую. Один — стрелок, а второй — погонщик, не гладиатор. В колесницы запрягают гончих псов.
— Но раз стрелок... это же получается, что эти... эсседарии выиграют?
— Ну, шестьдесят на сорок. В конце концов, пеших гладиаторов больше.
— И когда будет этот бой?
— Уже завтра.

Джеймс стоял перед воротами, которые с минуты на минуту должны раскрыться и пустить их на арену. На его копыте был закреплён щит, точь в точь совпадающий с человеческим легионерским. По какой-то причине всем войнам был выдан такой щит, но по какой — никто понятия пока не имел.
Внезапно позади него послышался звук шагов и шёпот:
— Атаман... Пропустите Атамана... Дайте дорогу Атаману...
Джеймс обернулся и увидел идущего к воротам грифона с красным хохолком, хмурым взглядом и ножнами с мечами на спине. У него, как и у всех, в когтях был щит.
Пегаса оттащил лаквеарий Кнут, который как-то выиграл на тренировке пегаса.
— Посторонись, дай пройти димахеру Атаману! — шёпнул он, — Это самый умный стратег из всех нас, с его тактикой мы выиграем любое испытание.
Джеймс ещё не знал, за что уважают Атамана, но один его вид внушал уважение и трепет. Доспех на нём почти не было, и широкая грудь грифона была выпячена вперёд. Глаза янтарного цвета были серьёзны как никогда.
— Кто? — спросил он у одного из гладиаторов.
— У нас ретиарий, лаквеарий, секутор, скиссор, — он кивнул на своё правое крыло, на которое был закреплён железный полый стержень с горизонтальным наконечником, — димахер, — он кивнул на самого Атамана, — а также "кусаригамер", — он кивнул в сторону Джеймса.
— Хм... Неплохо. Значит так, я думаю, раз нас взяли шестерых, значит, у остальных четверых будет преимущество. Для начала мы соберёмся в центре и защитимся щитами. Если они захотят сразиться как нормальные гладиаторы — Пегас, Кнут, вы должны будите нападать издалека, из-за наших спин, но только по команде, чтобы до поры до времени ваше оружие было в секрете — вряд ли они концентрировали память на этом. Остальные — сразу держать строй и ни в коем случае не выходить! Больше пока ничего говорить не буду. Увидим противника — там посмотрим.
Двери открылись, и гладиаторы выбежали на арену Крылизея. Тут же они выбежали на середину и, встав в кучку, приготовились спрятаться за и под щитами. Но пока они смотрели на противоположные ворота, откуда должна была выйти вторая команда.
И она вышла. Вернее, выехала.
Под бурный рёв болельщиков, на арену выехало четыре... колесницы! ЧЁРТ, КОЛЕСНИЦЫ!
— БЫСТРО СПРЯТАЛИСЬ! — скомандовал Атаман. И очень даже кстати. Едва гладиаторы притаились за щитами, как в их противоположные стороны вонзились стрелы.
Эсседарии. Вот, оказывается, кто у них противник.
Тут подал голос вожака:
— Кнут, Пегас, как только дам команду — сразу вылезайте и цепляйте эсседариев!
Вокруг, заглушая гул колёс, бушевали болельщики. Жеребец неожиданно почувствовал, как внутри него становится пусто, а крики грифонов издаются у него внутри...
— ДАВАЙ!
Джеймс и Кнут резко выпрямились.
Пегас, как назло, промахнулся по проезжающей мимо колеснице. Зато Кнуту повезло: он ухватил стоящего лучника и сдёрнул его с колесницы.
Джеймс среагировал молниеносно: миг — и его кинжал уже в копыте, ещё миг — и этот самый нож уже торчит под рёбрами лучника.
— Отлично, Кнут, так держать, Пегас! Молненос, Китобой, выдвиньтесь вперёд и возьмите лук!
Из общей крепости выдвинулся маленький клин из двух щитов и, подобрав лук со стрелами, зашёл назад. Тем временем колесница без лучника по правилам боя выехала с арены.
— Хорошо, давайте его сюда, — Атаман выхватил лук из лапок гладиаторов и, вскочив, быстро выстрелил. Тут же все услышали звук падения. Довольное лицо только что присевшего Атамана говорило о том, что он попал по цели.
Внезапно Джеймса что-то дёрнуло на подвиг. Какого сена дёрнуло — он вообще не знал. Но его дёрнуло.
— ПЕГАС! СТОЙ! — заорал главарь.
Поздно.
Джеймс выпрыгнул из-за щитов и со всех копыт, быстро, насколько мог, побежал в сторону той колесницы, на которой не было лучников, и которая уже направлялась к воротам. Стрелы били практически в дюйме от копыт, но не долетали до него.
Джеймс подбежал к собакам, спрятавшись за саму колесницу от уцелевших лучников, крикнул на погонщика, чтоб тот затормозил, и перерезал возжи одной из собак.
"К каждому существу нужно найти свой подход" — вспомнились ему слова Флаттершай...
Тут же он стал чесать пузико пса. И тот вдруг изогнулся от удовольствия и высунул язык. Ту же самую процедуру он проделал с остальными четырьмя собаками. Как же здесь помогло то обстоятельство, что он из мира людей... ну, и то, что его подруга — Флаттершай.
А как их направить на другую колесницу? Может, по старинке?
— Фас! — крикнул он, махнув в сторону одной из двух действующих колесниц.
И — о чудо! — собаки бросились на транспорт и на находящихся там грифонов. Лучник успел-таки расстрелять собак, но только их. Он забыл про Пегаса...
Быстро схватив лежащий на земле лук, Джеймс, поставив его на землю, зубами натянул тетиву со стрелой и выстрелил.
МИМО!
Лучник, почувствовавший расходящийся возле его уха воздух, тут же заметил пони и направил на него лук.
И тут ему в бок влетела стрела, пущенная Атаманом. Как же кстати оказался отвлекающий манёвр жеребца!
Оставалась одна колесница, остановившаяся прямо перед "крепостью" гладиаторов, в которую быстро вернулся Джеймс. Судя по тому, как колесница встала, её седаки решили снести гладиаторов нахрен.
Но Атаман уже придумал план.
— Ждём. Держать строй, пока не дам команды...
Погонщик встряхнул возжами, и собаки со всей скорости понеслись на гладиаторов.
— Стоим.
Лучник приготовился расстрелять гладиаторов.
— Ни шагу.
Один метр.
— В СТОРОНЫ!
Гладиаторы по трое разошлись, и колесница на полной скорости проехала мимо. Лучник вовремя не сориентировался из-за отсутствия замедления по причине задавленных гладиаторов и неожиданного манёвра.
— ЩИТЫ!
Тут же пешие подставили защитные атрибуты. Атаман взбежал по ним, прыгнул и в воздухе, словно бы на секунду застыв, выстрелил эсседарию точно между лопаток.
Бесчувственный грифон упал с колесницы на землю, окрасив песок в красный цвет.
Погонщик тут же затормозил. Бой был окончен.
А болельщики орали во всю, крича имена выигравших гладиаторов.
— БРАВО! УРА! УРА ГЛАДИАТОРАМ!
А шестёрка гладиаторов — Атаман (димахер), Кнут (лаквеарий), Пегас, Китобой (ретиарий), Молненос (секутор) и Металлоударник (скиссор) — стояла в центре арены, смотря на толпу и радостно поднимая своё оружие вверх и издавая клич.
Они победили!

— И снова твой собрат выигрывает, — увлечённо говорил Крыклювик Рейнбоу, сидя на троне во дворце, — Снова он побеждает в испытаниях и попадает аж в четвертьфинал турнира. А с ним — Атаман, и Кнут. И ещё профессионалы. Вот это будет зрелище!
— А знаете, — вдруг заговорил Гиппоклюв, — у меня тут появилась идея...
"Ну уж нет, — подумала Рейнбоу, — Ты уже достал со своими советами. Надо самой браться за игру. Джеймсу нужно выиграть турнир, мы тогда сможем связаться"
И она заговорила:
— Знаешь что, Крыклювик. А не мог бы ты... Отправить его сразу на финал?
— В смысле? — удивился правитель, — Зачем тебе?
И тут Рейнбоу пошла во банк:
— Считай это как... подарок на свадьбу.
Крыклювик и Гиппоклювик разинули клювы. Но через пару секунд правитель тут же заявил:
— Конечно, конечно, всё ради тебя! Пегас сразу пройдёт в финал!





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 303 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.