Лекции.Орг

Поиск:


На переднем крае




 

Страна смогла «запрыгнуть» в поезд глобализационных тенденций раньше, чем это сделали другие. Ли Куан Ю всегда был чуток к новым мировым тенденциям и начинаниям. Именно он является инициатором создания финансового центра в Сингапуре.

Доктор Винсемиус, советник Ли Куан Ю, в 1968 году позвонил своему другу, вице-президенту сингапурского отделения «Бэнк оф Америка», который был тогда в Лондоне: «Господин Ван Онен, мы хотим в пределах следующих 10 лет стать финансовым центром Юго-Восточной Азии». Ван Онен ответил: «Хорошо, приезжайте в Лондон. Вы сможете добиться этого в течение 5 лет».

Винсемиус немедленно выехал в Лондон, где Ван Онен подвел его к большому глобусу, стоявшему в зале заседаний, и сказал: «Взгляните: финансовый мир начинается в Цюрихе. Банки Цюриха открываются в 9:00 утра, чуть позже открываются банки во Франкфурте, еще позже - в Лондоне. После обеда банки в Цюрихе закрываются, затем закрываются банки во Франкфурте и в Лондоне. В это время банки в Нью-Йорке еще открыты. Таким образом, Лондон направляет финансовые потоки в Нью-Йорк. К тому времени, когда после обеда закроются нью-йоркские банки, они уже переведут финансовые потоки в Сан-Франциско. К тому времени как закроются банки в Сан-Франциско, до 9:00 утра швейцарского времени, когда откроются швейцарские банки, в финансовом мире ничего не происходит.

Если мы расположим Сингапур посредине, то, до закрытия банков в Сан-Франциско, Сингапур сможет принять от них эстафету, а когда закроются банки в Сингапуре, они смогут перевести финансовые потоки в Цюрих. Таким образом, впервые в истории, станет возможным глобальное круглосуточное банковское обслуживание». С этой идеи начался расцвет Сингапура как одного из крупнейших финансовых центров мира. Сингапур влился в процессы глобализации и стал одним из лидеров в построении высокоэффективной общественной системы.

Сегодня это государство называют одним из наиболее успешных примеров «третьего», не западного пути развития, с сохранением культурной самобытности и собственной модели трансформации общества. Модели обществ молодых «азиатских драконов», к числу которых относят и Сингапур, не соответствуют классическим западным образцам демократии, но уровень промышленного роста, созданная технологическая база сравнимы с показателями самых развитых держав мира.

Идея третьего пути появилась, фактически, с появлением этих успешных примеров. Ли Куан Ю понял очевидную вещь, что для обделенного ресурсами Сингапура самым ценным достоянием являются люди, их активность, открытость знаниям и желание добиться успеха. Для этого использовалась сильная идеология, сплачивающая нацию и опирающаяся на традиции народа.

Сингапур сегодня – мировой индустриальный центр. Он динамично развивается и уже давно стал частью глобальной экономической системы. Разумеется, события и кризисы последних лет повлияли на страну, но она имеет опыт управления, и старается обходить подводные камни современной экономики, пользуясь накопленным опытом и солидными финансовыми возможностями. Например, для оздоровления экономики в 2004 году правительство приняло пакет стимулирующих мер на сумму 6,2 млрд. долларов, что может себе позволить далеко не каждая из стран региона.

В январе 1996 года решением Международной организации экономического развития и сотрудничества Сингапур был включен в группу развитых капиталистических стран.

Этот азиатский экономический «дракон» занимает 14-е место в мире по объему импорта и 17-е по экспорту, а общий торговый оборот за год составляет 344 млрд. долларов.

Валютные резервы страны составляют около 40 млрд. долларов. Эти сбережения, которые народ, благодаря своему упорству и труду, накопил за 40 лет, являются самыми высокими сбережениями в мире в расчете на душу населения.

Сингапур является третьей страной в мире после Японии и Швейцарии, где риск капиталовложений признан наименьшим. В то же время рынок очень жесткий, как говорится, выживает сильнейший. Но бизнес в Сингапуре доведен до степени искусства. Местные жители зарабатывают не только на финансовых и торговых операциях, но и благодаря развитию производства.

Сингапур активно диверсифицирует производственные мощности, уменьшая зависимость от низкотехнологичных производств и переходя на более продвинутые секторы, такие как производство современных полупроводников, развитие нефтехимической и химической отраслей, генетики, биотехнологии, машиностроения.

Сингапур признан одной из самых конкурентоспособных экономик, самым безопасным местом в Азии и страной с одним из самых низких уровней коррупции. Все эти достижения прекрасно иллюстрируют перспективные возможности самого маленького из «азиатских драконов».

Экономические показатели страны поразительные, но что же они дают простому сингапурцу?

Валовый доход на душу населения сегодня составляет 25,2 тыс. долларов, чего не имеют и некоторые страны Европы. За последние десять лет средняя продолжительность жизни местных жителей выросла с 72 до 76 лет. Собственным жильем владеют 90% жителей, а 31% имеют автомобили.

Ли Куан Ю всегда призывал свой народ учиться. Сегодня образование имеет свои материальные преимущества. Выпускник университета начинает свою карьеру с заработной платы примерно в 1700 долларов, а рабочий – 600. При этом среднестатистический сингапурец тратит на питание 34% доходов, и лишь 21% - на жилье.

Есть, конечно же, и серьезные перемены, связанные с изменением мировой конъюнктуры, и они требуют перехода к новым методам. Возможно, Сингапуру придется отказаться от политики чрезмерного государственного патернализма. Благодаря реформам Ли Куан Ю общество значительно окрепло, гармонично влилось в рыночные отношения и ему не требуется постоянная опека государства-няньки, как это было в 1970-1980-х гг.

Сегодня Ли Куан Ю уже не премьер-министр, но вся его жизнь прошла в управлении государством, и она настолько связана с судьбой Сингапура, что специально для него был создан пост «старшего министра», скорее формальный, чем имеющий реальный институциональный вес, и заключающийся в консультировании своего преемника. Ли Куан Ю так комментирует свой уход: «Я был премьер-министром на протяжении 31 года. Если бы я пробыл на этом посту еще один срок, я не доказал бы этим ничего, кроме того, что я был все еще способен выполнять эту работу. С другой стороны, если бы в оставшиеся годы мне удалось помочь своему преемнику лучше познакомиться с обязанностями премьер-министра и помочь ему лучше справляться с ними, то это было бы моим последним вкладом в развитие Сингапура».

Вклад же Ли Куан Ю в мировые процессы по достоинству оценен. Он является одним из наиболее уважаемых азиатских политиков. Никсоновский центр мира и развития удостоил Ли Куан Ю титула «Архитектор нового столетия» за «мужество, изобретательность, воображение, предвидение в закладке фундамента нового мира».

Но и с уходом с политической сцены Ли Куан Ю Сингапур не перестает быть страной, готовой к новым экономическим прорывам. И это видно из того, что говорит вице-премьер страны Ли Сянь Лу, сын архитектора Сингапура: «Как и рекорды в спорте, наши достижения будут оспариваться другими. Выиграв одно соревнование, чемпион должен немедленно начать готовиться к следующему. Так и Сингапур должен стремиться только вперед».


Сегодня многие называют наступивший XXI век веком Китая. Весь мир смотрит на эту восточную страну с чувством восхищения, а некоторые и с долей страха.

Впечатляющие успехи Китая за последние 20 лет, превратившие эту страну в одно из самых могущественных и влиятельных государств мира, заставили даже скептиков изменить свои взгляды на нее и заговорить о «китайском чуде».

С начала экономических реформ, развернувшихся в Поднебесной с 1978 года, валовый внутренний продукт ежегодно возрастал в среднем на 9,6%. Это означает, что он удваивался - каждые 7,5 лет!

При сохранении в экономике Китая таких темпов роста она, по оценкам экспертов, в ближайшие десять-двадцать лет по размерам ВВП превзойдет американскую и станет крупнейшей в мире.

Подобное положение далеко не случайно и является закономерным следствием всего предыдущего развития Китая. Над «Срединным государством», как называют его сами китайцы, всегда довлела древнейшая история великой цивилизации, уходящая корнями в седую глубь веков. Идея величия нации пестовалась и вынашивалась здесь тысячелетиями. Эта идея ни на миг не прекращала своего существования, даже в самые худшие и тяжелые для китайцев моменты их истории.

На новом витке своего развития Китай сумел нащупать для себя новую систему координат. Решительно отказавшись от величественного высокомерия Цинской империи периода ее расцвета в VIII-IX вв. и идеологического мессианства и гегемонизма эпохи Мао Цзэдуна, Поднебесная поставила перед собой предельно прагматичные, но не менее амбициозные задачи по интеграции обновленного Китая в современный глобальный мир.

Во многом это прямая заслуга лидера нации, которым в Китае по праву считается самый маленький и в то же время великий политик, принесший нищей и слабой стране славу и могущество; человек, который на протяжении всего XX века имел значительное, а временами и решающее влияние на все, что происходило в Китае; человек, который на собственном примере доказал уязвимость знаменитого изречения древнегреческого философа Гераклита о том, что невозможно дважды войти в одну и ту же реку, трижды побывав в опале и трижды воскреснув из политического небытия.

Это Дэн Ксиян, более известный под именем Дэн Сяопин.

 

Наследие Мао Цзэдуна

 

Когда в сентябре 1976 года скончался «великий кормчий» Мао Цзэдун, Китай, переживший к тому времени трагические страницы, связанные с авантюрными экспериментами «большого скачка» и «культурной революции», находился в тяжелейшем положении.

В наследство от Мао досталась архаичная экономика с абсолютным доминированием аграрного сектора и находившейся в зачаточном состоянии промышленностью; нестабильность в национальных окраинах, прежде всего в СУАР и Тибете; настороженное, а где-то и враждебное отношение со стороны соседей, порожденное политикой гегемонизма Китая; беспросветная нищета и безграмотность населения.

К тому времени в КНР насчитывалось порядка 120 миллионов безработных, более 200 миллионов людей систематически недоедали. Средняя продолжительность жизни составляла 35-40 лет. Китай был одним из немногих государств, где подавляющее большинство крестьян обрабатывало землю деревянной сохой, а главной и едва ли не единственной сельскохозяйственной культурой был выращиваемый вручную рис.

Жесткая ориентированность в сторону развития тяжелой промышленности, военной индустрии, перегибы в государственной политике и откровенные просчеты руководства страны дорого обошлись народу.

Чего стоил только знаменитый «большой скачок», развернутый в 1958 году! Творцы «большого скачка» решили радикально увеличить производство стали и обогнать Англию. Во дворах начали строить домны, крестьян сгоняли в народные коммуны, обобществляя даже мелкую собственность. Каждая деревня, коммуна, фабрика и даже школа были обязаны плавить железо.

Кампания проходила под лозунгом Мао Цзэдуна: «Три года упорной работы, десять тысяч лет счастья!». Особенно трудно приходилось сельчанам, поскольку в большинстве деревень не было железной руды, и чтобы выполнить поставленный план, в переплавку отправляли даже бытовую утварь. По всей стране рабочий инструмент был переплавлен в бесполезный железный лом. Работа на полях и деятельность в других сферах экономики были практически остановлены.

К началу 1959 года стал очевидным провал «большого скачка». Его последствия были просто катастрофическими: полный развал сельского хозяйства и последующий трехлетний голод, унесший жизни 43 миллионов человек.

Кончина «великого кормчего» подвела своеобразную черту под целой эпохой в жизни Китая. Впервые за многие годы в китайском обществе начали открыто поднимать и обсуждать вопрос, почему, несмотря на десятилетия развития страны в условиях социализма и упорного и самоотверженного труда всего китайского народа, Китай так и не сумел добиться сколько-нибудь серьезных результатов, а самое главное - преодолеть отсталость и бедность?

Действительно, несмотря на определенные успехи в государственном строительстве, а также индустриализации страны, обеспечившей создание целого ряда современных отраслей промышленности, как самолетостроение, автомобильная промышленность, тяжелое и точное машиностроение, производство энергетического, металлургического и горного оборудования, выплавка высоколегированной стали и цветных металлов, Китай, по большому счету, оставался отсталой аграрной страной третьего мира.

Развернувшиеся дискуссии охватили практически все общество, начиная от партийных управленцев и ученых-экономистов и заканчивая рядовыми гражданами. По сути, эти дискуссии стали предтечей знаменитых социально-экономических реформ, положивших начало стремительному экономическому росту Китая и его выдвижению к концу ХХ века в число ведущих государств мира.

Тон дискуссиям задавал Дэн Сяопин, будущий архитектор китайских реформ. Ясно понимая острую необходимость кардинального реформирования китайской экономики, Дэн Сяопин впервые озвучил свои соображения еще в бытность Мао Цзэдуна на IX съезде КПК в 1974 году. Соль была в том, что идеи Дэна носили откровенный «буржуазный», «контрреволюционный» оттенок, поскольку предполагали реформу экономики путем внедрения рыночных механизмов.

Для большинства это было подобно грому среди ясного неба, но не для Дэна Сяопина, который шел к этим идеям всю свою жизнь, в буквальном смысле выстрадав их.

 

Самый маленький и большой правитель

Поднебесной

 

Мировоззрение Дэна Сяопина сформировалось под влиянием трех китов: идей марксизма, знания реалий западного мира и тонкого понимания истории и психологии собственного народа.

Дэн Сяопин родился 22 августа 1904 года в уезде Гуанань провинции Сычуань в семье местного чиновника. Едва достигнув шестнадцатилетнего возраста, Дэн отправляется на учебу во Францию. Там он впервые знакомится с идеями К.Маркса и Ф.Энгельса. Под их влиянием он сближается с Чжоу Эньлаем, одним из молодых китайских революционеров. Дружба с ним впоследствии сыграет важную роль в жизни Дэна. Именно по настоянию Чжоу Эньлая Дэн вступает в Лигу китайской молодежи в Европе, одну из крупнейших и влиятельных организаций в среде китайской молодежи. За короткий срок Дэн проявил себя талантливым организатором-революционером и приобрел не только практический опыт революционной работы, но и бесценные знания о жизни западного общества. Во многом именно это понимание реалий западного мира повлияло в дальнейшем на его взгляды, критичные, а иногда категоричные по отношению к идеям Мао Цзэдуна.

В 1925 году Дэн попадает в «черный список» французской полиции и вынужден покинуть страну. Он отправляется в Советский Союз, где зачисляется в Коммунистический университет трудящихся Китая в Москве. Учеба в университете окончательно закрепила коммунистические взгляды Дэна.

В сентябре 1927 года он возвращается в Китай, который к тому времени был охвачен пламенем гражданской войны. Главные противоборствующие силы были представлены националистами-гоминьдановцами Чан Кайши и коммунистами Мао, с переменным успехом пытавшимися одержать верх.

Видя бедность и бесправие народа, простых крестьян, Дэн осознает, что стране нужны кардинальные перемены. В тот момент огромную популярность в народе имели прогрессивные идеи и решительные действия стремительно набиравшего авторитет коммуниста Мао Цзэдуна. Как и другие молодые революционеры, Дэн попадает под сильное влияние личности и идей Мао. Он без тени сомнений примыкает к Мао Цзэдуну, причисляя себя к его сторонникам.

В сентябре 1931 года ситуация в стране еще более усугубилась, когда в обескровленный длительной гражданской войной Китай вторглась Япония. Перед лицом внешней угрозы Мао Цзэдун и Чан Кайши пошли на перемирие с тем, чтобы вместе противостоять общему врагу. В 1945 году, после капитуляции Японии, гражданская война в Китае вспыхнула с новой силой. Временные союзники - коммунисты и гоминьдановцы – вновь оказались по разные стороны баррикад. Гражданская война продолжалась вплоть до 1949 года и закончилась поражением и изгнанием Чан Кайши на Тайвань.

Дэн Сяопин мужественно прошел сквозь все испытания и лишения, выпавшие на его долю в эти годы, не прячась за спинами товарищей и всегда находясь на самых опасных участках.

Именно в этот период начинает формироваться собственная позиция Дэна, которая в последующем принесет ему немало проблем, а стране процветание и благополучие. Видя, как старшие товарищи и соратники по партии нередко принимают неправильные, ошибочные решения, он на свой страх и риск действовал по-своему. При этом он всегда руководствовался соображениями целесообразности и здравого смысла, нежели идеологическими установками.

Из-за этого в 1932-1935 гг. Дэн попадает в свою первую опалу, оказавшись в немилости у высшего партийного руководства. Однако поддержка старого друга Чжоу Эньлая позволила ему не только избежать строгого наказания, но и, наоборот, стать одним из членов группы, руководившей в то время партией и вооруженными силами. Фактически эта группа до провозглашения независимости представляла высшую власть в коммунистическом движении.

Будучи маленького роста, Дэн слыл большим человеком. Обладая недюжинными способностями, острым умом и силой характера, он пользовался огромным авторитетом среди товарищей по партии и оружию и уверенно поднимался вверх по карьерной лестнице, приобретая все большую власть.

К моменту провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 году Дэн Сяопин уже был членом Центрального комитета Компартии Китая и заслужил славу одного из талантливых и непобедимых военных полководцев. Казалось, что теперь деятельность Дэна Сяопина как самого приближенного к Мао политика должна была разворачиваться в центральных коридорах власти. Но осторожный и недоверчивый Мао Цзэдун отправил подающего большие надежды Дэна во главе 8-й армии «укреплять» рубежи молодого государства.

Тем не менее, в 1956 году Дэн Сяопин избирается Генеральным секретарем КПК, вторым после председателя человеком в партии. Теперь Дэн получает реальную возможность непосредственно участвовать в управлении страной. И с этого момента его собственная позиция все чаще приходит в противоречие со взглядами Мао Цзэдуна. Особенно ярко это проявляется с началом политики «большого скачка». Как прагматик, Дэн не разделял эту абсурдную, с его точки зрения, политику, но не имел возможности помешать ее реализации. Открыто не выступая против, в эти годы он все свои усилия сосредоточивает на сохранении самой партии и партийного аппарата. Однако после признания ошибочности политики «большого скачка» часть вины за негативные последствия Дэн берет на себя. Свой шаг он объяснял тем, что решения руководства партии, куда входил и он, принимались коллегиально. Стало быть, ответственность также является общей.

Дэн всегда придерживался принципа «меньше болтовни, больше дела», так и после «большого скачка» он незамедлительно принялся исправлять последствия безумной политики Мао.

Чувствуя, что крестьяне теряют веру в коллективное хозяйство, Дэн убеждает партийных ортодоксов в необходимости либерализации сельскохозяйственной деятельности и добивается согласия Мао Цзэдуна на предоставление крестьянам права на индивидуальное хозяйствование. Дэн начинает собственную «политику регулирования», суть которой состояла в том, чтобы сдавать в аренду землю, разрешить сельчанам мелкотоварное производство и свободно продавать свою продукцию на рынке.

Именно к этому времени относится крылатая фраза Дэна Сяопина: «Частное хозяйство – это неплохо, если приносит эффект. Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Этим Дэн ясно дал понять всем, что во главу угла ставит прежде всего эффективность, а не абстрактные идеологические постулаты.

Идеи Дэна быстро находят положительный отклик в среде интеллигенции и обеспечивают широкую поддержку у крестьян.

Еще в начале 1960-х гг. многие трезвомыслящие люди из окружения Мао отчетливо понимали необходимость реформ в экономической и политической жизни страны. Но если в экономической сфере Дэну Сяопину все же удалось сделать определенные сдвиги, то попытка либерализировать политическую линию партийного руководства оказалась неудачной. Это и стало причиной второй политической «смерти» Дэна, которая совпала с началом «культурной революции».

В 1967 году он был отстранен от должности Генерального секретаря КПК и арестован. В это время в маховик репрессивной машины попадают практически все соратники Дэна. В тюрьме умирает Председатель республики Лю Шаоци, объявленный «первым лицом, идущим по капиталистическому пути». Но самому Дэну Сяопину удается выжить, хотя его и называют «вторым лицом, идущим по капиталистическому пути». Его осуждают и ссылают на «перевоспитание» в провинцию Цзянси, куда когда-то он с триумфом въезжал во главе седьмого корпуса Красной армии. Но на этот раз Дэн пребывает здесь в качестве слесаря тракторного завода, а его жена – мойщицей шурупов. Тем не менее, будучи ссыльным, заклейменным «классовым врагом народа», Дэн не перестает играть в свою любимую игру – бридж, которая как буржуазная была запрещена Мао Цзэдуном. Дэну Сяопину было в то время 65 лет. Но, несмотря на это, местные жители запомнили его бодрым и энергичным. Дома он выращивал капусту, дыни, зелень, рубил дрова и заготавливал уголь.

В Цзянси Дэн пробыл шесть лет. В 1973 году Дэн Сяопин возвращается на властный Олимп, став одним из двенадцати заместителей тогдашнего главы китайского правительства Чжоу Эньлая, и вновь включается в государственную и политическую жизнь страны.

Сегодня существуют различные мнения по поводу его второго «воскрешения».

Одни утверждают, что, еще пребывая в ссылке, Дэн многократно обращался к Мао Цзэдуну с просьбой о помиловании, и, наконец, Мао «простил» своего старого друга. Однако данное утверждение не имеет под собой почвы в силу того, что Мао не имел привычки возвышать опальных политиков, даже если они были очень близки ему.

Другая часть исследователей убеждена, что своим освобождением и возвращением во власть Дэн обязан своему соратнику Чжоу Эньлаю, который якобы походатайствовал перед Мао. Безусловно, Чжоу Эньлай был одним из главных сторонников освобождения Дэна. Но на тот период из-за своей тяжелой болезни он не имел реального влияния на партийное руководство, а всей текущей работой правительства в основном занимались его заместители.

Более правдоподобным выглядит предположение, что после двукратной «капитальной чистки» рядов партии в ее руководстве не осталось ярких политических фигур, способных вести взвешенную внешнюю и внутреннюю политику. Большинство нововыдвиженцев отличалось или крайне радикальной консервативностью, или ультра-либеральностью. В результате, страна, как и прежде, оставалась в пучине политических и внутрипартийных интриг, а экономика ухудшалась с каждым днем.

Из пропасти «культурной революции» необходимо было вытаскивать буквально все: образование, науку, армию, народное хозяйство, культуру, искусство. В этих условиях страна нуждалась в опыте и умении таких политических старожилов, как Дэн Сяопин.

После своей реабилитации Дэн становится не только двенадцатым заместителем главы правительства, но по совместительству занимает пост начальника Генерального штаба Национально-освободительной армии Китая (НОАК). Однако во всех политических вопросах он занимает, скорее, пассивную позицию и не проявляет прежней инициативы. Но он не сломался и не изменил своим взглядам, как могло показаться со стороны. Это была лишь внешняя оболочка, которой умудренный Дэн, подобно улитке в минуту опасности, прикрывался от посторонних и нередко откровенно враждебных взглядов своих недругов в партии и правительстве. И эта стратегия выжидания уже скоро оправдала себя и доказала свою дальновидность.

Дэн четко осознавал, что понимание блага страны и стратегических целей ее развития у него и Мао Цзэдуна существенно различаются. Единственным человеком, с кем Дэн делился с соображениями по поводу реформирования страны, был Чжоу Эньлай. Будущие преобразования они планировали совместно и даже дали им рабочее название «реформа четырех модернизаций».

Но смерть в январе 1976 года Чжоу Эньлая и интриги окружения Мао привели к новой опале Дэна. На похоронах Чжоу Эньлая люди открыто выражали недовольство политикой Мао. Полиция рассеяла толпу, но люди оказали сопротивление. В организации «контрреволюционной» демонстрации и заговоре обвинили Дэна. Его лишают всех партийных и иных должностей.

Однако на этот раз у Дэна были сильные союзники в лице министра обороны маршала Е Цзяньиня и командующего Гуандунским военным округом Сюй Ший. Оба они разделяли политические взгляды Дэна. Благодаря своим союзникам Дэн избежал ареста. Под охраной военных он поселился в небольшом курортном местечке, расположенном вблизи Гуанчжоу.

В это время Мао развернул в стране кампанию по «критике Дэна Сяопина и отпору правоуклонистскому вихрю пересмотра правильных оргвыводов» (формулировка самого Мао Цзэдуна). Однако эта акция не принесла желаемого результата. Напротив, в глазах населения Дэн становится народным героем.

После смерти 83-летнего Мао Цзэдуна Дэн Сяопин снова возвращается в Пекин. На июньском пленуме Центрального комитета КПК 10-го созыва он утверждается заместителем Председателя ЦК КПК, заместителем председателя Военного совета и начальником Генерального штаба НОАК, заместителем премьера Госсовета КНР.

И хотя, вернувшись во власть, Дэн Сяопин не занял первых должностей, внутри страны и за ее пределами понимали, что у руля власти стоит непотомляемый Дэн. Он намеренно выдвинул вперед молодых, полагая, что настало время руководителей нового поколения. В то же время он сохранил культ покойного Мао Цзэдуна. Признавая его ошибки, он позиционировал свои действия как возвращение к истинному учению Мао. В этом и был секрет постоянного первенства Дэна в аппаратной борьбе. Он не просто побеждал, но и каждый раз менял правила этой борьбы.

Дэн вновь одержал победу, и ему, наконец, открылась возможность реализовать собственные идеи. Он выдвигает лозунг четырех модернизаций - череду реформ в сфере сельского хозяйства, промышленности, науки и вооруженных сил, призванных обеспечить Китаю прорыв в будущее.






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 521 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.