Б.Н. Чичерин
Лекции.Орг

Поиск:


Б.Н. Чичерин




Б.Н. Чичерин (1829—1904) — выдающийся русский юрист и философ права.

В его богатом и разностороннем научном творчестве значи­тельное внимание уделено философскому осмыслению проблем права и государства3.

В своих общефилософских и философско-правовых воззрени­ях Чичерин находился под заметным влиянием идей Гегеля и Кан­та4. Он предпринял попытку совершенствования философии объек­тивного идеализма и свою позицию называл универсализмом.При этом Чичерин заметно трансформирует гегелевскую концепцию философии, используя (в духе кантианства) принципы априориз­ма, автономных "начал" и индивидуализма.

Чичерин признает, что без диалектики нет философии, но ге­гелевскую триаду (тезис — антитезис — синтез) заменяет четы-рехчленом(с разделением антитезиса на два противоположных на­чала — единство и множество): исходное начало, единство — мно­жество, конечное единство. Такой четырехчленный подход он при­меняет повсюду — в онтологии, гносеологии и аксиологии. Тем са­мым в трактовке диалектики у Чичерина акцент переносится с борь­бы противоположностей (и "снятия" одной из них на пути к синте-

1 См.: Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1990. Авторами статей сборника были H.A. Бердяев, С. Н. Булгаков, М.О. Гершензон, A.C. Изгоев, Б.А. Кистяковский, П.Б. Струве, С. Л. Франк.

2 Там же. С. 4.

3 К числу публикаций Б.Н. Чичеринаотносятся, в частности, следующие работы: Философия права. М., 1900; История политических учений, Ч. 1—5, М., 1869—1902; Вопросы философии. М., 1904; Вопросы политики. М., 1903; Основания логики и метафизики. М., 1894; Наука и религия. М., 1879; Положительная философия и единство науки. М., 1892; Собственность и государство. Ч. 1—2. М., 1882—1883; О народном представительстве. М., 1866; Опыты по истории русского права. М., 1858; Очерки Англии и Франции. М., 1858; Областные учреждения России в XVII веке. М., 1856; Конституционный вопрос в России. М., 1906.

4 См. подробнее: Зорькин В.Д. Из истории буржуазно-либеральной мысли России второй половины XIX — начала XX в. (Б.Н. Чичерин). М., 1975; Он же. Чичерин. М-, 1984.

Зу) на их сохранение и разделенное бытие в виде двух самостоя­тельных начал. То, что у Гегеля выступает в качестве преходящих моментов развития (в истории и в философии), у Чичерина тракту­ется в виде вечных элементов человеческого духа.

Развитие человеческих идей и институтов, по Чичерину, про­исходит циклически,в уже заданном круге соответствующих на­чал и элементов. "Отличие позднейших циклов от предшествую­щих, — писал он, — состоит в большем или меньшем развитии начал, в методе исследования, иногда в примеси посторонних эле­ментов; но существенное содержание остается то же. Мысль не в состоянии выйти из этих пределов, ибо для нее нет иных элемен­тов, кроме существующих"1.

Ничего принципиально нового в содержательном плане в мыс­ли и действительности, следовательно, не происходит. Подобная закрытость для нового обусловлена, помимо собственно философ­ских соображений (тождество мышления и бытия, познавательный априоризм), также и религиозными доводами (мотивами синтеза религии и философии): "Человечество исходит от Бога и снова воз­вращается к нему"2.

Дуализм материи и разума как самостоятельных "начал" Чичерин стремится преодолеть посредством логической формы как идеального единства определений разума, лежащей в осно­ве реальных явлений. Логические категории и определения ап­риорны, происходят из разума и в качестве умозрительных кон­струкций представляют собой формы объединения в разуме ре­альных явлений.

Разум при этом трактуется как "закон всякого бытия": "Разум есть верховное определяющее начало как в субъективном, так и в объективном мире, как в сознании, так и в бессознательном"3.

Будучи общими по своей форме, законы разума предполагают и общее содержание. Совпадение формы и содержания, единство разума и бытия есть Абсолютное как Бог. Абсолютное обнаружива­ется повсюду, законы разума и внешнего мира едины. Рациона­лизм и реализм соединяются в универсализм.С позиций такой метафизической концепции философии Чичерин критиковал эмпи­ризм, материализм, позитивизм, дарвинизм, утилитаризм и соот­ветствующие трактовки права и государства.

Эти общефилософские представления лежат и в основе чи-черинской концепции философии права.Вытеснение метафи­зики позитивистскими учениями во II половине XIX в. приве­ло, по оценке Чичерина, к упадку философии права, которая Ранее занимала "выдающееся место в ряду юридических наук"

з ^ичерив Б.Н. История политических учений. Ч. 1. М., 1869. С. 5. , Чичерин Б.Н. Наука и религия. С. 450. Чичерин Б.Н. Философия права. С. 1.

Раздел V. История философии права и современность

Глава 4. Философия права в России

и была "одним из важнейших предметов преподавания в уни­верситетах"1.

Своей метафизической философией праваЧичерин и стре­мится содействовать возрождению былой значимости этой научной дисциплины.

Философские основания права, по оценке Чичерина, должны служить руководящими началами практики.Необходимость и глу­бокий смысл философии права, отмечает он, обусловлены тем, что "область права не исчерпывается положительным законодатель­ством"2.

Положительные законыизменяются сообразно с изменения­ми потребностей и взглядов людей и, будучи произведениями чело­веческой воли, могут быть хорошими или дурными. Они, следова­тельно, нуждаются в оценках, в том числе и со стороны законодате­ля. "Чем же, — продолжает Чичерин, — должен руководствовать­ся законодатель при определении прав и обязанностей подчиняю­щихся его велениям лиц? Он не может черпать руководящие нача­ла из самого положительного права, ибо это именно то, что требует­ся оценить и изменить; для этого нужны иные, высшие соображе­ния. Он не может довольствоваться и указаниями жизненной прак­тики, ибо последняя представляет значительное разнообразие эле­ментов, интересов и требований, которые приходят в столкновение друг с другом и между которыми надобно разобраться. Чтобы опре­делить их относительную силу и достоинство, надобно иметь общие весы и мерило, то есть руководящие начала, а их может дать толь­ко философия"3.

Для разумного установления в законе прав и обязанностей лиц необходимо знание того, "что есть право, где его источник и какие из него вытекают требования"4. Эти проблемы тесно свя­заны с человеческой личностью, так что их уяснение, в свою очередь, требует исследований природы человека, ее свойств и назначения.

Все эти вопросы относятся к сфере философии права."Отсю­да, — подчеркивает Чичерин, — та важная роль, которую играла философия права в развитии европейских законодательств. Под влиянием вырабатываемых ею идей разрушался завещанный ве­ками общественный строй и воздвигались новые здания. Достаточ­но указать на провозглашенные философией XVIII века начала свободы и равенства, которые произвели Французскую революцию и имели такое громадное влияние на весь последующий ход евро­пейской истории"5.

1 Там же.

2 Там же.

3 Там же. С. 1—2.

4 Там же. С. 2.

5 Там же.

Позитивистская реакция против прежней метафизики, по ха­рактеристике Чичерина, "обратилась не только против увлечений идеализма, но и против философии вообще"1.

Единственным руководящим началом всякого знания и всякой деятельности был признан опыт. Однако такой "реализм, лишен­ный идеальных, то есть разумных, начал, остается бессильным про­тив самых нелепых теорий"2. На этой почве, согласно Чичерину, и распространяется социализм. "Самое понятие о праве, — отмечает он, — совершенно затмилось в современных умах. Оно было низве­дено на степень практического интереса, ибо для идеальных начал не остается более места"3.

В этой связи Чичерин критикует Р. Иеринга за его трактовку права как "политики силы" и низведение им права на "степень интереса"4, а также представителей тогдашней русской психологи­ческой (Петражицкий) и социологической (Кареев) школ права за их юридико-позитивистские воззрения.

Путеводной нитью для возрождения и утверждения науки философии права, подчеркивает Чичерин, может служить "самое движение философской мысли в ее отношениях к общественной жизни"5. Обращаясь к истории философии права нового времени, Чичерин выделяет четыре главные школы: общежительную, нрав­ственную, индивидуальную и идеальную.Высшее развитие фило-софско-правовой мысли, согласно его оценке, представлено иде­альной школой,к которой и "должна примыкать возрождающаяся потребность философского понимания"6.

Среди представителей идеальной школы Чичерин особо выде­ляет Канта и Гегеля,творчество которых заслуживает самого вни­мательного изучения юриста-философа.Причем Гегель, согласно Чичерину, восполнил "еще чисто индивидуалистическую точку зре­ния" Канта "развитием объективных начал нравственного мира, осуществляющихся в человеческих союзах. Через это все умствен­ное здание человеческого общежития получило такую цельность и стройность, какие оно никогда не имело ни прежде, ни после. И эта логическая связь не была куплена ценою насилования фактов; на­против, чем более юрист, изучающий свою специальность, знако­мится с фактами, тем более он убеждается в верности и глубине определений Гегеля"7.

Чичерин, признавая определенные недостатки гегелевской философии права, отмечает, что она должна быть дополнена и ви-

1 Там же.

Там же. С. 3.

Там же.

' Там же. С. 3. 24. в Там же. С. 21.

Там же. С. 22.

Там же. С. 22—23. **ЧП пнфоошмф

в« права. С. SI.

F.T'

Л*

Раздел V. История философии права и современность

доизменена на основе ее проверки "историей философии права, раскрывающей закон развития мысли"1, и изучением фактов. "Толь­ко в силу этой проверки философия права может сделаться прочно установленною наукою, опирающеюся на непоколебимые основы умозрения и опыта"2.

Но существенное и главное в гегелевской философии права, по мнению Чичерина, верно и должно быть взято за основу возрож­дающейся философией правадля выхода из сложившейся ситуа­ции. Поэтому, замечает он, "мы должны примкнуть к Гегелю, кото­рый представляет последнее слово идеалистической философии. Наука тогда только идет твердым шагом и верным путем, когда она не начинает всякий раз сызнова, а примыкает к работам предшест­вующих поколений, исправляя недостатки, устраняя то, что оказа­лось ложным, восполняя пробелы, но сохраняя здоровое зерно, ко­торое выдержало проверку логики и опыта. Именно это я и старал­ся сделать в предлагаемом сочинении..."3.

Возрождение философии права у Чичерина совпадает с идеей возрождения и развития идей Гегеля в новых условиях начавшего­ся XX в. Примечательно, что со сходными мыслями о необходимо­сти возврата к "подлинному" Гегелю, "обновления" гегельянства и т. д. несколько позже Чичерина, с иных позиций и с иными целями выступили и многие западноевропейские исследователи творчест­ва Гегеля (например, В.Дильтей в 1905 г., Г.Боланд в 1906 г., Г.Ноль в 1907 г., В. Виндельбанд в 1910 г., Б.Кроче в 1915 г. и т. д.). "Ренес­санс Гегеля" и становление неогегельянского движения приходятся на 10—20-е годы, а в 1930 г. на первом конгрессе неогегельянцев в Гааге был создан "Интернациональный гегелевский союз", в дея­тельности которого большое внимание уделялось проблематике ге­гелевской философии права4.

Однако, если западноевропейские неогегельянцы, по преиму­ществу немецкие (И. Пленге, Г. Лассон, О. Шпанн, Э. Гирш, Г. Гизе, Г. Геллер, Ю. Биндер, К. Ларенц, Т. Гаеринг и др.) и итальянские (Д. Джентиле, С. Панунчио и др.), интерпретировали гегелевскую фи­лософию права в духе авторитаризма и антилиберализма,то Чи­черин, напротив, трактует ее с либерально-индивидуалистических позиций.

Гегелевское положение об осуществлении идеи свободы в объ­ективном мире Чичерин в своей "Философии права" выражает в следующей системе форм (ступеней) объективации свободы (сво­бодной воли): личность и общество; право; нравственность; чело­веческие союзы.

1 Там же. С. 23.

1 Там же. С. 23—24.

3 Там же. G. 24.

4 См. подробнее: Нерсесянц B.C. Гегелевская философия права: история и совре­менность. М., 1974. С. 198—228.

Глава 4. Философия права в России

При рассмотрении вопросов личности и обществаЧичерин излагает свою концепцию индивидуализма (субъекта как метафи­зической сущности и носителя разумной, свободной воли) в общем контексте развития свободы. "Свободная воля, — пишет Чичерин, — составляет таким образом основное определение человека как ра­зумного существа. Именно вследствие этого он признается лицом и ему присваиваются права. Личность, как сказано, есть корень и определяющее начало всех общественных отношений..."1.

Высшее достоинство человека как носителя Абсолютного на­чала лежит в том, что "человек, по природе своей, есть существо сверхчувственное, или метафизическое, и, как таковое, имеет цену само по себе и не должно быть обращено в простое орудие. Именно это сознание служит движущей пружиной всего развития челове­ческих обществ. Из него рождается идея права, которая, расширя­ясь более и более, приобретает, наконец, неоспоримое господство над умами"2.

Но человек — существо общежительное и, живя в обществе, находится в постоянном столкновении с другими людьми, каждый из которых стремится расширить сферу своей свободы. "Отсюда, — заключает Чичерин, — необходимость определить, что принадле­жит каждому, и установить известные правила для решения спо­ров. Таково происхождение права. Оно возникает уже на первона­чальных ступенях человеческого общежития и идет, разрастаясь и осложняясь, до самых высших. Право как взаимное ограничение свободы под общим законом составляет неотъемлемую принадлеж­ность всех человеческих обществ"3.

Таким образом, в человеческом общежитии, согласно Чичери­ну, присутствуют два противоположных элемента:"Духовная при­рода личности состоит в свободе; общественное начало как ограни­чение свободы выражается в законе. Поэтому основной вопрос за­ключается в отношении закона к свободе"4.

Это отношение закона к свободеможет быть двояким — при­нудительным (государственный закон) и добровольным (нравствен­ный закон). "Первое, — поясняет Чичерин, — касается внешних Действий, составляющих область внешней свободы, которая одна подлежит принуждению; второе обращается к внутренним побуж­дениям, истекающим из свободы внутренней. Из первого рождает­ся право; второе составляет источник нравственности"5.

Чичерин выступает против смешения права и нравственно­сти,за их трактовку в качестве самостоятельных начал, хотя юри­дический закон и нравственный закон имеют общий источник —

' Чичерин Б.Г. Философия права. С. 53. Там же. С. 55—56. Там же. С. 60. Там же. С. 83.

Там же. .. ч,*. . .'•::. /

*-Г- Т

Раздел V. История философии права и современность

Глава 4. Философия права в России

признание человеческой личности. "Право, — подчеркивает он, — не есть только низшая ступень нравственности, как утверждают морализирующие юристы и философы, а самостоятельное начало, имеющее свои собственные корни в духовной природе человека. Эти корни лежат в потребностях человеческого общежития"1. И вытекающие из общежития "юридические законы независимы от нравственных"2. Но в плане взаимодействия права и нравственно­сти Чичерин отмечает, что "нравственность служит иногда воспол­нением права" и там, где юридический закон оказывается недоста­точным, "нравственность может требовать совершения действий по внутреннему побуждению, например, при исполнении обязательств, не имеющих юридической силы"3.

При ответе на вопрос: "Что такое право?"Чичерин говорит о двояком значении права — о субъективном и объективном праве."Субъективное право, — пишет он, — определяется как нравствен­ная возможность, или иначе, как законная свобода что-либо делать или требовать. Объективное право есть самый закон, определяющий эту свободу. Соединение обоих смыслов дает нам общее определение: право есть свобода, определяемая законом"*. Поскольку, согласно Чичерину, в обоих случаях речь идет не о внутренней свободе воли, а только о внешней свободе, проявляющейся в действиях, постольку, замечает он, "полнее и точнее можно сказать, что право есть внеш­няя свобода человека, определяемая общим законом"*.

Таким образом, под "правом" здесь имеется в виду позитив­ное право,юридический закон, т. е. действующие нормы права. При­чем Чичерин специально подчеркивает: "В отличие от нравствен­ности право есть начало принудительное"6.

Наряду с трактовкой права как положительно действующего, принудительного права (т. е. как позитивного закона) Чичерин гово­рит о различении положительного и естественного праваи о на­правлениях влияния второго на первое. "Положительное право, — пишет он, — развивается под влиянием теоретических норм, кото­рые не имеют принудительного значения, но служат руководящим началом для законодателей и юристов. Отсюда рождается понятие о праве естественном, в противоположность положительному. Это — не действующий, а потому принудительный закон, а система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и должен­ствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства. Она и составляет содержание философии права"7.

1 Там же. С. 89.

2 Там же. С. 90.

3 Там же. С. 91.

4 Там же. С. 84.

5 Там же.

6 Там же. С. 88.

7 Там же. С. 94.

ш-.мц*.-

,Б8 .Э ,

s

АС, Гспммяквд!

Этим общим разумным естественноправовым началом, которое служит руководством как для установления закона, так и его осуще­ствления, является "правда, или справедливость"1. Право и правда проистекают из одного корня. "И все законодательства в мире, кото- , рые понимали свою высокую задачу, — пишет Чичерин, — стреми­лись осуществить эту идею в человеческих обществах"2.

Правда (справедливость)связана с началом равенства."Спра­ведливым, — пишет Чичерин, — считается то, что одинаково при­лагается ко всем. Это начало вытекает из самой природы человече­ской личности: все люди суть разумно-свободные существа, все созданы по образу и подобию Божьему и, как таковые, равны меж­ду собою. Признание этого коренного равенства составляет высшее требование правды, которая с этой точки зрения носит название правды уравнивающей"3.

Со ссылкой на римских юристов Чичерин пишет, что правдасостоит в том, чтобы каждому воздавать свое.При этом он, следуя Аристотелю, различает правду уравнивающую (с принципом ариф­метического равенства) и правду распределяющую (с принципом пропорционального равенства).

Равенствотрактуется Чичериным как формальное юридиче­ское равенство, как равенство перед законом. С этих позиций он критикует социалистические идеи и проницательно отмечает, что "материальное равенство" неизбежно ведет к полному подавлению человеческой свободы, к обобществлению имуществ, к обязатель­ному для всех труду, к "деспотизму массы"4.

Принцип арифметического равенства,по Чичерину, действу­ет в сфере гражданской, в области частных отношений и частного права, а принцип пропорционального равенства— в сфере поли­тической, в области публичного права. Но эти два начала, по Чиче­рину, не противоречат друг другу. Причем с позиций индивидуа­лизма Чичерин (в противоположность гегелевской трактовке) под­черкивает, что начало распределяющей справедливости (и полити­ческая сфера) не господствует над людьми и над частными отноше­ниями: распределяющая справедливость (как идеальное и высшее начало) получает свое бытие от уравнивающей справедливости — от признания лица свободным и самостоятельным субъектом. "Там, где государственное начало поглощает в себе частное или значи­тельно преобладает над последним, это отношение может дойти до полного уничтожения гражданского равенства, с чем связано не­признание лица самостоятельным и свободным деятелем во внеш­нем мире. Это и есть точка зрения крепостного права"5.

1 Там же. С. 95.

2 Там же.

3 Там же. С. 96. Там же. С. 98, 99. Там же. С. 103.

Раздел V. История философии права и современность

По поводу прирожденных и неотчуждаемых прав человека Чичерин придерживается позиции Канта, который утверждал, что прирожденное человеку право только одно, а именно — свобода:

все остальное заключено в ней и из нее вытекает. Данное положе­ние Чичерин трактует в том смысле, что человеческая свобода —. явление историческое, а не природное, т. е. это гражданская свобо­да, подчиненная общему закону.

Признание человека свободным лицом Чичерин характеризу­ет как величайший шаг в историческом движении гражданской жизни и достижение той ступени, когда гражданский порядок ста­новится истинно человеческим. Многие народы положили эту идею в основу своего гражданского строя. Имея в виду отмену крепост­ного строя в России, Чичерин пишет: "У нас этот великий шаг со­вершился позднее, нежели у других европейских народов, и это служит несомненным признаком нашей отсталости не только в ум­ственном, но и в гражданском отношении; а так как признание в человеке человеческой личности составляет также и нравственное требование, то и с этой стороны нам нечего величаться перед дру­гими. Новая эра истинно человеческого развития начинается для России с царствования Александра Второго"1. Недостаточно, одна­ко, провозгласить начало свободы, необходимо провести его в жизнь со всеми вытекающими из него последствиями.

Эти представления о свободе человека Чичерин конкретизи­рует, следуя гегелевской схеме, в учении о собственности как "пер­вом явлении свободы в окружающем мире"2, а также при освеще­нии вопросов договора и нарушения права.

После анализа проблем внутренней свободы в учении о нрав­ственности Чичерин, по логике гегелевской философии права, от субъективной нравственности переходит к сфере объективной нрав­ственности — к "человеческим союзам". Но здесь Чичерин заметно расходится с Гегелем. Так, вместо гегелевской трактовки сферы нравственности (семья — гражданское общество — государство), Чичерин говорит о четырех разных союзах: семье,затем о двух противоположных самостоятельных сферах — союзе гражданском(т. е. о гражданском обществе, сфере внешней свободы индивидов) и союзе церковном(сфере внутренней свободы и совести, взаимо­действия человека с Абсолютом и исполнения нравственного зако­на) и, наконец, о четвертом союзе — государстве,которое "пред­ставляет высшее сочетание противоположных начал, а с тем вме­сте и высшее развитие идеи общественных союзов"3. При этом государство у Чичерина (в отличие от подхода Гегеля) "не погло­щает в себе всех остальных, а только воздвигается над ними как

1 Там же. С. 107.

2 Там же. С. 120.

3 Там же. С. 235.

Глава 4. Философия права в России

Л -V

высшая область, господствующая над ними в сфере внешних отно­шений, но оставляющая им должную самостоятельность в принад­лежащем каждому круге деятельности"1.

Эти четыре союза, согласно Чичерину, представляют разви­тие таких четырех формальных начал всякого общежития, как власть, закон, свобода и цель(благо союза как общая цель). При­чем полное развитие идеи общежития предполагает независимое, самостоятельное бытие этих четырех начал и союзов в общей сис­теме человеческих союзов.

Ведущая либерально-индивидуалистическая идея Чичерина состоит в том, что вся эта система союзов всецело зиждется на личном начале, на живых лицах, а не мертвых учреждениях. "Че­ловеческие общества, — подчеркивает он, — суть не учрежде­ния, а союзы лиц... В этом именно и состоит существо духа, что орудиями его являются разумные и свободные лица. Они состав­ляют самую цель союзов. Не лица существуют для учреждений, а учреждения для лиц.От них исходит и совершенствование уч­реждений"2.

В конкретно-историческом плане речь шла об обосновании Чичериным необходимости реформирования российского самодер­жавного строя и продвижения к буржуазному гражданскому об­ществу и наследственной конституционной монархии.При этом Чичерин развивал идеи охранительного либерализма,лозунг ко­торого он формулировал так: "либеральные меры и сильная власть"3.

В сфере международных отношений Чичерин, придерживаясь в целом гегелевскихпредставлений о межгосударственных отно­шениях, международном праве и войне, вместе с тем в кантиан­скомдухе (с позиций безусловного нравственного закона) критику­ет "торжество голого права силы" и выступает за "установление более или менее нормального строя в международных отношени­ях"4. Вместо старой системы, основанной на "равновесии государ­ственных сил",по мысли Чичерина, требуется новая система, ос­нованная на "равновесии народных сил",но для этого "надобно, чтобы каждой народности предоставлено было право располагать своею судьбою по собственному изволению, или образуя самостоя­тельное государство или примыкая к тому отечеству, с которым она связана своими чувствами и интересами"5.

Эта плодотворная идея остается актуальной и в нашу эпоху.

Своей философией права, критикой юридико-позитивистских концепций, настойчивой защитой государственно-правовых начал и форм либерализма и свободы человека Чичерин внес существен-

1 Там же.

| Там же. С. 225.

Чичерин В.Н. Несколько современных вопросов. М., 1862. С. 200. s Чичерин Б.Я. Философия права. С. 334, 335.

Там же. С. 335.

Раздел V. История философии права и современность

ный вклад в обновление и развитие юридических и философско-правовых исследований в России.

Влияние его идей испытали E.H. Трубецкой, И.В. Михайлов­ский, П.И. Новгородцев, H.A. Бердяев и многие другие русские юри­сты и философы права.

Глава 4. Философия права в России





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 518 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.013 с.