Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


„истое учение о праве √.  ельзена




„истое учение о праве √. ельзена (1881Ч1973) представл€ет собой теорию позитивного права, разработанную с позиций логико-аналитической юриспруденции.  ритику€ традиционное правоведение XIXЧXX вв. и аттесту€ свое чистое учение как строгую и последовательную науку о праве,  ельзен писал: "ќно пытаетс€ ответить на вопрос, что есть право и кате оно есть, но не на вопрос, как оно должно быть или создаватьс€. ќно есть правоведение, но не политика права"5.

1 Hyppolitz. Le Tragique et le rationnel dans la philosophie de Hegel // "Hegel-ahrbuch 1964". Meisenheim / Glan. 1965, p. 13.

2 Hyppolite. Le Tragique et le rationnel dans la philosophie de Hegel, p. 14. : Ibid., p.15.

4 —м. подробнее: Ќерсес€нц B.C. √егелевска€ философи€ права: истори€ и современность. ћ., 1974. —. 226Ч272.

5 „истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 1. ћ., »Ќ»ќЌ јЌ ———–, 1987. —. 7, –абота  ельзена увидела свет в 1934 г. ¬торой (переработанный и расширенный) вариант работы, перевод которой здесь цитируетс€, был опубликован автором в 1960 г.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции

—мысл "чистоты" этого учени€, согласно  ельзену, состоит в том, что оно занимаетс€ одним только правом и "очищает" изучаемый предмет от всего того, что не есть право. ѕравоведение, утверждает он, необходимо освободить от всех чуждых ему элементов, поскольку оно некритично "расширилось" за счет психологии, социологии, этики и политической теории.

 ельзеновска€ концепци€ правоведени€, ориентированна€ на "чистоту" позитивистской теории права, по сути своей отвергает не только разного рода естественноправовые доктрины, но и вообще философию права (с присущим ей различением права и закона) как метафизические и идеологизированные учени€, не соответствующие позитивистским критери€м "строго научного" понимани€ права.

— учетом философской продуманности, оснащенности и изощренности чистого учени€ его можно, конечно, характеризовать как позитивистскую философию позитивного права, но по своему профилю, содержанию и существу это учение разработано в виде именно юридико-позитивистской теории в русле аналитической юрисдикции.

"ќчищение" предмета правоведени€ как нормативной науки осуществл€етс€  ельзеном с помощью специфического нормологи-ческого (нормативистского) метода изучени€ и описани€ права как особой системы норм и определенной сферы долженствовани€. ѕричем, согласно  ельзену, "специфический метод определ€ет специфический предмет"1. ѕринципиальное отличие метода, замечает  ельзен, влечет за собой и принципиальное отличие исследуемого предмета.

ѕри таком соотношении предмета и метода предмет познани€ (т. е. право) €вл€етс€, по словам  ельзена, произведением метода познани€ (т. е. нормативистского, нормологического способа его изучени€ и описани€). »наче говор€, не само право (как нечто само по себе объективное) определ€ет его нормативистское (нормологиче-ское) понимание и описание в виде системы норм, а нормативист-ский (нормологический) метод определ€ет его в качестве системы норм долженствовани€. —амо же по себе право, т. е. право до его понимани€ и описани€ с позиций определенного метода, Ч это, по оценке  ельзена, лишь алогический материал.

— позиций такой методологии  ельзен видит задачу правоведени€ в исследовании права как нормативной формы (и структуры), в изучении тех норм, которые имеют характер норм права и придают определенным действи€м характер правовых или противоправных актов.

ѕраво при этом трактуетс€ как нормативный пор€док человеческого поведени€, т. е. как система норм, регулирующих человече-

1 Kelsen H. Der Soziologische und der uristische Staatsbegriff. Tubingen. 1928. S. 106.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

ское поведение. "ѕон€тие "норма", Ч по€сн€ет  ельзен, Ч подразумевает, что нечто должно быть или совершатьс€ и, особенно, что человек должен действовать (вести себ€) определенным образом"1.

ѕоложени€  ельзена о праве и его нормативности опираютс€ на неокантианские представлени€ о дуализме быти€ (сущего) и долженствовани€ (должного). ¬ духе такого же дуализма  ельзен трактует соотношение фактичности (факта, акта, действи€, поведени€, естественного событи€ и т. д.) и его правового смысла (правового значени€).

¬ рамках подобного дуализма право относитс€ не к области быти€ и фактичности, не к чувственно воспринимаемым событи€м, подчиненным закону причинности, а к сфере долженствовани€ и смысла (значени€). Ќорма при этом выступает как схема толковани€ фактичности (быти€) и придани€ ей правового смысла. Ќормативное толкование фактичности (того или иного акта, действи€, событи€) тем самым принципиально отличаетс€ от ее каузального (причинно-следственного) толковани€. " онкретное действие, Ч пишет  ельзен, Ч получает свой специфически юридический смысл, свое собственное правовое значение в силу существовани€ некоторой нормы, котора€ по содержанию соотноситс€ с этим действием, надел€€ его правовым значением, так что акт может быть истолкован согласно этой норме. Ќорма функционирует в качестве схемы истолковани€. Ќорма, доставл€юща€ акту значение правового (или противоправного) акта, сама создаетс€ посредством правового акта, который в свою очередь получает правовое значение от другой нормы"2.

¬ этой иерархии норм последующа€ норма выступает как "более высока€" норма, а вс€ система норм в целом восходит, в конечном счете, к основной норме. "«аконодательный акт, который субъективно имеет смысл долженствовани€, Ч пишет  ельзен, Ч имеет этот смысл (т. е. смысл действительной нормы) также и объективно потому, что конституци€ придала акту законодательной де€тельности этот объективный смысл. јкт создани€ (введени€ в действие) конституции имеет не только субъективно, но и объективно нормативный смысл, если предполагаетс€, что должно действовать так, как предписывает создатель конституции. “акое допущение, обосновывающее объективную действительность нормы, € называю основной нормой (Grundnorm)"3.

ќсновна€ норма составл€ет основание действительности нормативного пор€дка, т. е. системы норм, единство которых зиждетс€ на том, что их действительность выводитс€ из основной нормы данного пор€дка. Ќапример, отдельна€ норма есть норма права,

„истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 1. —ѕ.

2 “ам же. —. 10Ч11.

3 “ам же. —. 18.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции 589

если она относитс€ к определенному правопор€дку, а она относитс€ к определенному правопор€дку, если ее действительность покоитс€ на основной норме этого пор€дка. “ак же обстоит дело и в других (моральных, религиозных) социальных нормативных пор€дках.

¬се социальные нормативные пор€дки (правопор€док, моральный пор€док, религиозный пор€док) устанавливают свои специфические санкции, и существенное различие между этими нормативными пор€дками, согласно  ельзену, состоит в характере соответствующих санкций. "ѕраво, Ч подчеркивает он, Ч отличаетс€ от других социальных пор€дков тем, что это принудительный пор€док. ≈го отличительный признак Ч использование принуждени€; это означает, что акт, предусмотренный пор€дком в качестве последстви€ социально вредного действи€, должен осуществл€тьс€ также и против воли его адресата, а в случае сопротивлени€ с его стороны Ч и с применением физической силы"1. ѕри этом устанавливаемые правопор€дком санкции социально имманентны (в отличие от трансцендентных, надчеловеческих) и социально организованы (в отличие от простого одобрени€ или осуждени€).

ѕраво как принудительный пор€док человеческого поведени€ регулирует действи€ людей по отношению друг к другу. ѕравова€ власть Ч- в интересах индивидов и правового сообщества в целом Ч предписывает определенное человеческое поведение только потому, что считает его (верно или ошибочно) ценным дл€ правового сообщества людей. ѕравопор€док предусматривает, что при определенных услови€х (при противоправных действи€х) должны быть осуществлены определенные меры принуждени€.

Ќо долженствование содержитс€ не только в приказании правового органа (нормотворческого, нормопримен€ющего), но и в приказе уличного грабител€, под угрозой причинени€ зла требующего отдать ему деньги. ¬ субъективном смысле, отмечает  ельзен, между этими двум€ приказами никакой разницы нет. "–азница, Ч пишет он, Ч обнаруживаетс€, лишь когда мы описываем не субъективный, но объективный смысл приказани€, которое один человек адресует другому. “огда объективным смыслом об€зывающей адресата нормы мы надел€ем только приказание правового органа, но не приказание грабител€. »ными словами, как объективно действительную норму мы истолковываем приказание правового органа, но не грабител€"2.

ѕочему же из этих двух актов, имеющих субъективный смысл долженствовани€, только один акт (акт правового органа) объективно создает действительную (т. е. об€зывающую) норму? »наче говор€, в чем основание действительности нормы,

1 “ам же. —. 51Ч52.

2 “ам же. —. 64Ч65.

20 Ќерсес€нц Ђ‘илософи€ праваї

–аздел V. »стори€ философии права и современность

которую  ельзен считает объективным смыслом этого акта? –ечь, по сути дела, идет об отличии правового (правоустановительного или правоприменительного) акта от правонарушени€, да и вообще права от неправа.

ќтвеча€ на эти вопросы,  ельзен утверждает, что только в допущении основной нормы заключаетс€ "последнее (но по своей природе обусловленное и в этом смысле гипотетическое) основание действительности правопор€дка"1. ѕрименительно к исторически первой конституции такое допущение состоит в том, что должно вести себ€ в соответствии с субъективным смыслом этого акта, что должно осуществл€ть акты принуждени€ при таких услови€х и таким образом, как это предусматривают нормы, истолковываемые как конституци€.

Ёто означает допущение существовани€ нормы (основной нормы), согласно которой акт, толкуемый как создание конституции, должен рассматриватьс€ как акт, устанавливающий объективно действительные нормы, а люди, осуществл€ющие этот акт, Ч как власть, издающа€ конституцию. Ёта "основна€ норма государственного правопор€дка", по словам  ельзена, "не установлена позитивным правовым актом, но Ч как свидетельствует анализ наших юридических суждений Ч представл€ет собой допущение, необходимое в том случае, если рассматриваемый акт истолковываетс€ как акт создани€ конституции, а акты, основанные на этой конституции, Ч как правовые акты"2. ѕричем в вы€влении этого допущени€  ельзен видит важнейшую задачу правоведени€.

Ќо чтобы признать соответствующую норму как правовую, она, согласно  ельзену, должна быть не только действительной, но и действенной. ≈сли действительность нормы означает, что должно вести себ€ так, как предписывает норма, то действенность нормы выражает факт, что люди в самом деле так себ€ ведут. —в€зь этих двух пон€тий  ельзен характеризует следующим образом: принудительный пор€док, считающий себ€ правом, может быть признан действительным лишь в том случае, если в общем и целом он действен. Ёто означает, что основна€ норма, представл€юща€ собой основание действительности правопор€дка, соотноситс€ лишь с такой конституцией, котора€ есть основа действенного принудительного пор€дка. "“олько если фактическое поведение людей в общем и целом соответствует субъективному смыслу направленных на него актов, Ч пишет  ельзен, Ч то их субъективный смысл признаетс€ также их объективным смыслом и эти акты истолковываютс€ как правовые"3.

1 “ам же. —. 66.

2 “ам же. —. 66.

3 “ам же. —. 67.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции 591

¬ этом контексте  ельзен замечает, что приказание отдельного грабител€ Ч это не правовой акт уже потому, что изолированный акт отдельного индивида вообще нельз€ считать правовым актом, а его смысл Ч правовой нормой, ибо право есть не отдельна€ норма, а система норм, социальный пор€док, и частна€ норма может считатьс€ правовой нормой лишь в том случае, если она принадлежит к такому пор€дку. „то касаетс€ систематической де€тельности организованной банды грабителей в определенной местности, то учреждаемый такой бандой принудительный пор€док (внутренний и внешний) не истолковываетс€ как правопор€док, поскольку отсутствует допущение основной нормы, согласно которой должно вести себ€ в соответствии с этим пор€дком. ј такое допущение "отсутствует потому, что (а точнее Ч если) у пор€дка нет длительной действенности, без которой не мыслитс€ основна€ норма, соотнос€ща€с€ с этим пор€дком и обосновывающа€ его объективную действительность"1.

“аким образом, правопор€дком  ельзен признает тот из конкурирующих между собой принудительных пор€дков (официальный или бандитский), который на данной территории оказываетс€ действеннее. » если принудительный пор€док банды в пределах определенной территории оказываетс€ действенным настолько, что действительность вс€кого другого принудительного пор€дка исключаетс€, то его, согласно  ельзену, можно считать правопор€дком, а созданное им сообщество Ч государством, даже если его внешн€€ де€тельность с точки зрени€ международного права имеет преступный характер.

¬ этой св€зи  ельзен ссылаетс€ на так называемые "пиратские государства", существовавшие в XVIЧXIX вв. на северо-западном побережье јфрики (јлжир, “унис, “риполи). Ёти сообщества, по характеристике  ельзена, были "пиратскими" лишь в том смысле, что нарушали международное право, напада€ на корабли других стран. Ќо их внутренний пор€док запрещал взаимное применение силы, и этот запрет был достаточно действенным, чтобы обеспечить тот "минимум коллективной безопасности"2, который, согласно трактовке  ельзена, составл€ет условие относительно длительной действенности пор€дка, конституирующего определенное сообщество.

»з приведенных рассуждений  ельзена видно, что в содержательном плане именно упом€нутый им "минимум коллективной безопасности" выступает как основание и критерий дл€ того, чтобы в обсуждаемом контексте отличить право от преступлени€ (и неправа), государство (правовое сообщество) Ч от разбойничьей банды. ќтсюда следует, что он должен был бы, казалось, включить этот "минимум коллективной безопасности" в пон€тие права и по-

1 “ам же. —. 68.

2 “ам же. —. 69.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

н€тие государства (как правового сообщества)1. ќднако такое "ес-тественноправовое" понимание неприемлемо дл€ кельзеновского нормативизма с его разрывом между должным и сущим. ќбнаруживаемое здесь фундаментальное противоречие в подходе  ельзена состоит в следующем: с одной стороны, правопонимание (норма права, правопор€док, право и правоведение) должно быть "очищено" от всего сущего (фактического, социально и ценностно содержательного), а с другой стороны, он трактует право и правопор€док как именно социальный пор€док и социальную ценность, как социально действенный феномен (т. е. как факт сущей действительности, а не только как чисто формально-смысловую действительность долженствовани€). ¬ силу такой двойственности ему приходитс€ в решающем дл€ любой теории права вопросе о критери€х отличи€ права от неправа Ч вопреки претензи€м "чистого" учени€ о праве Ч прибегать к доводам не только из сферы долженствовани€ (право как система норм долженствовани€, действительность и объективный смысл которых завис€т от основной нормы Ч умозрительного эквивалента естественноправового Ѕога и позитивно-правового «аконодател€), но и из сферы сущего (право как принудительный социальный пор€док человеческого поведени€, факт реальной действенности системы норм и обеспечени€ "минимума коллективной безопасности").

Ќо в кельзеновской интерпретации права как системы норм долженствовани€ все фактическое (в том числе реальна€ действенность норм и "минимум коллективной безопасности" как фактические критерии отличи€ права от неправа) остаетс€ вне пон€ти€. " оллективна€ безопасность, или мир, Ч пишет  ельзен, Ч есть... функци€, в той или иной степени присуща€ всем принудительным пор€дкам, обозначаемым словом "право", на определенном этапе их развити€. Ёта функци€ есть факт, который может быть объективно установлен. ”тверждение правоведени€ о том, что некий правопор€док умиротвор€ет конституируемое им правовое сообщество, не есть оценочное суждение. ¬ особенности такое утверждение не означает признани€ некоей ценности справедливости; эта ценность отнюдь не становитс€ элементом пон€ти€ права и потому не может служить критерием, позвол€ющим отличить правовое сообщество от банды грабителей (в противоположность теологии јвгустина)"2.

јвгустина, которого критикует  ельзен, справедливость €вл€етс€ необходимым свойством права и выступает в качестве критери€ того, чтобы отличить право от неправа и насили€, госу-

1 ѕри таком подходе соответствующее определение права как минимума коллективной безопасности подобно, скажем, определению права у B.C. —оловьева (право Ч минимум нравственности) зан€ло бы свое место в длинном р€ду естественно-правовых концепций.

2 “ам же. —. 69.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции

дарство Ч от банды разбойников. ¬ своей работе "ќ граде Ѕожьем" он писал: "„то такое царства без справедливости, как не большие разбойничьи банды?" (IV, 4); "... ѕрава не может быть там, где нет истинной справедливости. »бо что бывает по праву, то непременно бывает справедливо. ј что делаетс€ несправедливо, то не может делатьс€ по праву" (XIX, 21). —праведливость при этом јвгустин вслед за античными авторами определ€л как "добродетель, котора€ дает каждому свое" (XIX, 21).

 ельзен отвергает такое правопонимание. "—праведливость, Ч пишет он, Ч не может быть признаком, отличающим право от других принудительных пор€дков... Ќекоторый правопор€док может считатьс€ несправедливым с точки зрени€ определенной нормы справедливости. ќднако тот факт, что содержание действенного принудительного пор€дка может быть расценено как несправедливое, еще вовсе не основание дл€ того, чтобы не признавать этот принудительный пор€док правопор€дком"1.

“акой подход  ельзена обусловлен тем, что справедливостьиные объективные свойства права в его различении с законом) он относит к морали и при этом придерживаетс€ представлений о нравственном рел€тивизме, об относительности различных моральных ценностей и метафизическом (религиозном) и идеологизированном характере абсолютных ценностей. ѕоэтому, полагает  ельзен, при оценке позитивного права с точки зрени€ относительной справедливости придетс€ с позиций христианского идеала справедливости отрицать правовой характер римского права, с точки зрени€ коммунистического идеала справедливости отрицать правовой характер принудительных пор€дков капиталистических стран «апада, а с точки зрени€ капиталистического идеала справедливости Ч правовой характер коммунистического принудительного пор€дка в ———–. ј такой подход, подчеркивает он, абсолютизирует относительные нравственные ценности и неприемлем дл€ позитивистской науки о праве.

 ельзен утверждает, что "вс€кое произвольное содержание может быть правом. Ќе существует человеческого поведени€, которое как таковое Ч в силу своего содержани€ Ч заведомо не могло бы составл€ть содержание правовой нормы"2.

 ельзеновское "очищение" права как формы (формы нормо-логического долженствовани€) от содержани€ сочетаетс€ необходимым образом с допущением (и признанием) любого произвола в качестве права. ќчищенное таким способом от правовых начал правопонимание (и правоведение) оказываетс€ вынужденным даже тоталитарное насилие от имени науки легитимировать как право. "— позиций правовой науки, Ч утверждал  ельзен в 1962 г. во

“ам же. —. 70. 1 „истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 2. ћ., »Ќ»ќЌ јЌ ———–, 1988. —. 74.

594. –аздел V. »стори€ философии права и современность

врем€ дискуссии о естественном и позитивном праве, Ч право под господством нацистов есть право. ћы можем об этом сожалеть, но мы не можем отрицать, что это было право. ѕраво —оветского —оюза есть право! ћы можем чувствовать к нему отвращение, как мы питаем отвращение к €довитой змее, но мы не можем отрицать, что оно существует. Ёто означает, что оно действует. Ёто и есть суть. √оспода, € повтор€ю еще раз: основна€ норма не может ничего изменить в данности права"1.

’от€ основна€ норма, по  ельзену, ничего не мен€ет в "данности права", однако именно она в нормологической схеме чистого учени€ определ€ет соответствующую "данность" как право (как "данность права"). “ак что в теоретико-доктринальном плане именно благодар€ концепции основной нормы чистое учение о праве наиболее выразительным образом про€вл€ет себ€ как позитивистское учение. ¬едь именно основна€ норма дает правовое значение любому действенному пор€дку принуждени€ и определ€ет действительность правопор€дка Ч безразлично к его содержанию. ќсновна€ норма выступает в нормативной интерпретации  ельзена как исходный пункт процедуры создани€ позитивного права. » люба€ правова€ норма (и право в целом), согласно этой формально-логической схеме, действительна (независимо от своего содержани€) потому, что она создана определенным способом, предусмотренным, в конечном счете, основной нормой. ќсновна€ норма, по  ельзену, лишь делегирует нормотворческую власть, т. е. устанавливает правило, в соответствии с которым должны создаватьс€ нормы этой системы, но содержание этих норм безразлично дл€ основной нормы и не может быть выведено из нее посредством логической операции. "ќсновна€ норма, Ч пишет  ельзен, Ч определ€ет основной фактор правотворчества, так что ее можно назвать конституцией в смысле правовой логики, в отличие от конституции в смысле позитивного права"2.

“олкование позитивного права, т. е. вс€кого действенного пор€дка принуждени€, в качестве объективно действительного нормативного пор€дка, по  ельзену, возможно лишь при условии постулировани€ основной нормы, в соответствии с которой субъективный смысл правоустанавливающих актов €вл€етс€ также и их объективным смыслом.

ѕо€сн€€ логическое значение основной нормы дл€ обосновани€ Ч без помощи метаправовой властной инстанции (Ѕога или природы) Ч действительности исторически первой конституции (т. е. конституции, котора€ не создавалась путем правомерного изменени€ предшествующей конституции),  ельзен пишет, что признание такой конституции в качестве об€зывающей адресата нормы воз-

1 Das Naturrecht in der politischen Theorie. Hrsg. von F.-M. Schmolz. Wien, 1963, S. 148.

2 „истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 2. —. 74.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции

можно при постулировании следующей основной нормы: "ƒолжно вести себ€ так, как предписывает конституци€"1. ¬ более развернутом виде описывающее эту основную норму высказывание, т. е. основное высказывание (Grundsatz) о государственном правопор€дке, звучит так: "јкты принуждени€ должны осуществл€тьс€ при таких услови€х и таким образом, как это предусматривает исторически перва€ конституци€ и установленные в соответствии с ней нормы"2.

“ем самым основна€ норма, согласно  ельзену, обосновывает объективную действительность правопор€дка и истолковывает субъективный смысл конституции и созданных в соответствии с ней норм принудительного пор€дка как их объективный смысл, т. е. как объективно действительные правовые нормы. ¬ данной св€зи  ельзен, пользу€сь кантовской теорией познани€, называет основную норму "трансцендентально-логическим условием этого истолковани€"3.

Ћогическа€ необходимость восхождени€ всей системы норм к основной норме обусловлена в схеме  ельзена тем, что должное (норма) может быть выведено лишь из другого должного (более высокой нормы), а вс€ система позитивных норм нуждаетс€ (дл€ своей действительности в плоскости долженствовани€) в постулате (допущении) основной нормы. ќсновна€ норма обосновывает действительность всех норм, принадлежащих к одному и тому же пор€дку, и конституирует единство этого множества норм. ¬ силу такого единства правопор€док можно описать посредством не ѕротиворечащих друг другу правовых высказываний (суждений). ѕодобные суждени€ могут быть истинными или ложными. Ќо сама норма не истинна и не ложна: она либо действительна, либо недействительна.

ќсновна€ норма непосредственно соотноситс€ с определенной реально установленной конституцией, созданной на основе обыча€ или посредством законодательной де€тельности, а опосредованно Ч с созданным в соответствии с данной конституцией правопор€дком. ¬ силу такой соотнесенности с вполне определенной конституцией основна€ норма и обосновывает действительность этой конституции и соответствующего ей правопор€дка. “аким образом, отмечает  ельзен, основную норму не изобретают и не постулируют произвольно, ибо дл€ каждого правопор€дка есть сво€ основна€ норма и не существует выбора между различными основными нормами. ѕоскольку основна€ норма не может быть желаемой нормой и поскольку эта норма (точнее, высказывание о ней), по  ельзену, логически необходима дл€ обосновани€ объективной действитель-

1 “ам же. —. 79.

2 “ам же. —. 77.

3 “ам же. —. 78.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

ности позитивных правовых норм, она, сама не будучи позитивной нормой, может быть лишь нормой мыслимой, а именно нормой, котора€ мыслитс€ как предпосылка правопор€дка, когда действенный пор€док принуждени€ истолковываетс€ как система действительных правовых норм.

—огласно основной норме государственного правопор€дка, эффективное правительство, которое на основании действенной конституции создает действенные общие и индивидуальные нормы, есть легитимное правительство этого государства. "ѕринцип, согласно которому норма правопор€дка действительна до тех пор, пока ее действительность не будет прекращена предусмотренным правопор€дком способом или заменена действительностью другой нормы этого пор€дка, Ч этот принцип есть принцип легитимности"1.

— того момента, как стара€ конституци€ утрачивает действенность, а нова€ ее приобретает, Ч с этого момента акты, наделенные субъективным смыслом создани€ или применени€ правовых норм, истолковываютс€ посредством допущени€ не старой, а новой основной нормы. ≈сли же революци€ не €вл€етс€ успешной, т. е. если революционна€ конституци€ (созданна€ не в соответствии с предписани€ми старой конституции) не стала действенной и революци€ не стала процессом создани€ нового права, то нова€ основна€ норма не постулируетс€; в этом случае така€ неуспешна€ революци€ €вл€етс€, согласно старой конституции и соответствующему ей уголовному кодексу, государственным преступлением. ѕримененный в этих рассуждени€х принцип  ельзен называет принципом эффективности и добавл€ет: "“аким образом, принцип легитимности ограничен принципом эффективности"2.

ѕозитивистское правоведение при этом, замечает  ельзен, может лишь констатировать, что данна€ основна€ норма предполагаетс€, но оно вовсе не стремитс€ вз€ть на себ€ функции нормо-творческой власти и остаетс€ познавательной де€тельностью: "ѕредлага€ теорию основной нормы, Ч пишет  ельзен, Ч чистое учение вовсе не открывает новый метод правопознани€. ќно лишь выводит на сознательный уровень то, что делают все юристы (в основном бессознательно), когда вышеописанные факты они понимают не как каузально детерминированные, но вместо этого истолковывают их субъективный смысл как объективно действительные нормы, как нормативный правопор€док, не возвод€ при этом действительность этого пор€дка к высшей метаправовой норме (т. е. к норме, установленной властной инстанцией, вышесто€щей по отношению к правовой власти); когда под правом они понимают исключительно позитивное право. “еори€ основной нормы Ч это лишь результат ана-

1 “ам же. —. 87.

2 “ам же. —. 89.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции 597

лиза тех методов, которыми издавна пользуетс€ позитивистское правопознание"1.

¬ отличие от традиционного позитивизма чистое учение о праве изображает объективную действительность позитивного права как обусловленную постулированием основной нормы и благодар€ такой предпосылке, согласно  ельзену, истолковывает отношени€ между людьми как нормативные отношени€, т. е. как конституируемые объективно действительными правовыми нормами об€занности, полномочи€, права, компетенции и т. д. Ќо эти отношени€ между людьми, замечает он, "можно истолковать и беспредпосы-лочно, без постулировани€ основной нормы: как властные отношени€, т. е. взаимоотношени€ приказывающих и подчин€ющихс€ (или неподчин€ющихс€) людей, иначе говор€, социологически, а не юридически"2.

¬ кельзеновской нормологической интерпретации позитивного права пон€тие действенности права (его реальной силы, реальности) выступает как условие действительности права, но не тождественно действительности права (его смыслу нормативного долженствовани€), под которой имеетс€ в виду специфическое существование права, отличное от природной реальности, тот собственный смысл права, с которым право обращаетс€ к реальности: природна€ (в том числе Ч социальна€) реальность может соответствовать или противоречить праву лишь в том случае, если сама она не тождественна действительности права. –азрыва€ сущее и должное,  ельзен вместе с тем, как бы стрем€сь преодолеть крайние последстви€ такого разрыва, признает невозможность отвлечьс€ от реальности (действенности) права при определении его действительности, хот€ и предостерегает против их отождествлени€.

ѕо существу же (т. е. социологически, по словам  ельзена) под действенностью позитивного права имеетс€ в виду власть (правоустанавливающа€ власть, властна€ сила права), а под действительностью права Ч установленное этой властью позитивное право, т. е. приказы власти любого произвольного содержани€, нормо-логически интерпретируемые в чистой теории права  ельзена как система правовых норм долженствовани€, исход€ща€ из гипотетической основной нормы. ¬ этой св€зи  ельзен пишет: "≈сли заменить пон€тие реальности (истолкованной как действенность правопор€дка) пон€тием власти, то вопрос о соотношении действительности и действенности правопор€дка совпадает с хорошо известным вопросом о соотношении права и власти. » тогда предложенное здесь решение оказываетс€ всего лишь строго научной формулировкой старой истины: хот€ право и не может существовать без власти, оно, однако, власти не тождественно. ѕраво, с точки зрени€

1 “ам же. —. 81Ч82.

2 “ам же. —. 98.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

изложенной здесь теории, представл€ет собой пор€док (или организацию) власти"1.

— этих позиций  ельзен выступает против традиционного дуализма государства и права, отождествл€ет государство и право и трактует государство как правопор€док (в кельзеновско-нор-мативистском понимании права как принудительного социального пор€дка). " ак только, Ч пишет  ельзен, Ч мы начнем подразумевать под государством правопор€док, тотчас обнаружитс€, что противосто€ща€ простым этико-политическим постулатам "действительность" или "реальность" государства есть позитивность права. "ƒействительное" государство представл€ет собой позитивное право в отличие от справедливости, т. е. требовани€ политики"2.

¬ отличие от традиционного позитивизма, который этатизиру-ет право, кельзеновский нормативизм, напротив, легализирует (в кельзеновском смысле чисто формального долженствовани€!) государство. ѕри этом не следует забывать, что в чистом учении  ель-зена речь идет о теоретическом обосновании объективной действительности вс€кого уже данного (установленного официальной властью, государством) позитивного права с любым произвольным содержанием. » если в концепци€х этатистского позитивизма исходное оправдание государства (и его властных полномочий на установление любого права) подразумевает оправдание и соответствующего позитивного права (приказов государственной власти), в нор-мативистском позитивизме тот же эффект (но в более "чистом" виде, т. е. не откровенно социологически, а юридически, по  ельзену) достигаетс€ противоположным путем: исходна€ оправданность любого позитивного права подразумевает (и включает в себ€) оправданность и любого государства (и как правопор€дка Ч в "юридической" плоскости долженствовани€, и как фактической власти с монополией насили€ и принуждени€ Ч в социологической плоскости).

ѕри этом следует признать, что в своей критике традиционной (т. е. позитивистской в некельзеновском варианте) доктрины государства и права  ельзен верно отмечает р€д ее существенных недостатков. —огласно такой доктрине, государство существует независимо от (и даже до) права, но оно создает право, "свое" право, объективный правопор€док, а затем само ему подчин€етс€, т. е. об€зывает и управомочивает себ€ посредством собственного права. "“аким образом, Ч критически замечает  ельзен, Ч государство Ч как метаправова€ сущность, как своего рода социальный организм --есть предпосылка права, но в то же самое врем€ государство предполагает бытие права в своем качестве правового субъекта, так как государство подчин€етс€ праву, им об€зываетс€ и управомочива-етс€. “ак выгл€дит теори€ двусторонности и самооб€зывани€ госу-

1 “ам же. —. 93.

Kelsen H. Allgemeine Staatslehre. Berlin, 1925, S. 45.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции

дарства, котора€, несмотр€ на свои очевидные противоречи€ и выдвигаемые ее оппонентами возражени€, по-прежнему обнаруживает поразительную жизнеспособность11.

√осударство  ельзен характеризует как централизованный правопор€док Ч в отличие от таких совершенно децентрализованных пор€дков принуждени€, как правопор€док первобытного общества и общий международный правопор€док. "„тобы быть государством, Ч пишет  ельзен, Ч правопор€док должен иметь характер организации в узком и специальном смысле слова: он должен устанавливать органы, которые, функциониру€ по принципу разделени€ труда, создают и примен€ют нормы, образующие этот правопор€док; он должен обнаруживать известную степень централизации. √осударство Ч это относительно централизованный правопор€док"2. √осударственна€ власть имеет нормативный характер и представл€ет собой действительность эффективного государственного правопор€дка. "“аким образом, Ч пишет  ельзен, Ч государство, основными элементами которого €вл€ютс€ население, территори€ и государственна€ власть, определ€етс€ как относительно централизованный, в общем и целом действенный правопор€док с ограниченной пространственной и временной сферой действительности, суверенный или непосредственно подчиненный международному праву"3.

ќтверга€ концепции "самооб€зывани€ государства" и правового государства,  ельзен утверждает, что "государство, не подчиненное праву, немыслимо"4. ¬едь государство, согласно юриди-ко-нормативной трактовке  ельзена, только и существует в своих актах, которые представл€ют собой человеческие акты, приписываемые государству как юридическому лицу. ј такое приписывание возможно лишь на основании правовых норм, предусматривающих эти акты. “ак, высказывание: "√осударство создает право", замечает  ельзен, значит лишь, что люди (например, члены парламента, правительства и т. д.), чьи акты приписываютс€ государству на основании права, создают право. Ќо это означает, что право регулирует процесс своего создани€. Ќе государство подчин€етс€ созданному им праву, а право регулирует поведение людей, в особенности направленное на создание права, и таким образом подчин€ет себе этих людей. ѕриписывание государству (а не кон-

1 „истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 2. —. ѕќ. ќдним из известных представителей критикуемой здесь концепции "самоограничени€" государства созданным им же позитивным правом как "этическим минимумом" был √. ≈лли-нек, чьи юридико-позитивистские идеи (в том числе и концепци€ юридического понимани€ и толковани€ государства) оказали (нар€ду со взгл€дами  . Ѕергбома, ј. ћеркел€ и др:) заметное вли€ние на учение  ельзена.

2 “ам же. —. 112. :l “ам же. —. 116. 4 “ам же. —. 145.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

кретным люд€м) прав и об€занностей, в результате чего государство как самосто€тельное лицо персонифицирует правопор€док, Ч это, согласно  ельзену, "есть всего лишь мыслительна€ операци€, вспомогательное средство познани€"1. ј предмет познани€ Ч это только право.

ѕоскольку  ельзен отождествл€ет государство и право, дл€ него "вс€кое государство есть правовое государство, а сам этот термин представл€ет собой плеоназм"2. »спользование же пон€ти€ "правовое государство" в специальном смысле Ч дл€ характеристики "такого типа государства, которое отвечает требовани€м демократии и правовой безопасности",  ельзен отвергает, поскольку при этом предполагаетс€ и "прин€тие допущени€, согласно которому лишь такой пор€док принуждени€ может считатьс€ "насто€щим" правопор€дком"3.

Ќо такое допущение, по оценке  ельзена, это "предрассудок, основанный на теории естественного права"4.  ельзен же под правопор€дком (и в качестве права, и в качестве государства) имеет в виду только позитивное право с любым произвольным содержанием. "¬едь, Ч пишет он, Ч и относительно централизованный пор€док принуждени€, имеющий характер автократии, и при неограниченной гибкости не гарантирующий никакой правовой безопасности, Ч это тоже правопор€док... — точки зрени€ последовательного правового позитивизма, право, как и государство, не может быть пон€то иначе, нежели как принудительный пор€док человеческого поведени€, что само по себе еще никак не характеризует его с точки зрени€ морали или справедливости. “огда государство может быть пон€то в "юридическом смысле" не в большей и не в меньшей мере, чем само право"5.

Ќар€ду с основной нормой позитивного правопор€дка отдельного государства  ельзен выдел€ет (и формулирует) также основную норму международного права и основную норму естественного права.

≈сли, как обычно, исходить из примата государственного, а не международного правопор€дка, то тогда, замечает  ельзен, международное право Ч лишь составна€ часть суверенного государственного правопор€дка, основна€ норма которого €вл€етс€ основанием действительности одновременно и государственного, и международного правопор€дка. ѕри примате же международного права, из чего исходит  ельзен, международное право Ч это единственный суверенный правопор€док, которому подчинены все государственные правопор€дки. ¬ таком случае основанием действи-

1 “ам же. —. 146.

2 “ам же. ѕлеоназм Ч словесное излишество.

3 “ам же. —. 153.

4 “ам же.

5 “ам же. —. 153Ч154.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции 601

тельности индивидуальных государственных правопор€дков €вл€етс€ не постулируема€ норма (не основна€ норма каждого такого правопор€дка), а позитивна€ (фактически установленна€) норма международного права, котора€ описываетс€ так: "¬ соответствии с общим международным правом, правительство, независимо от других правительств осуществл€ющее эффективный контроль над населением определенной территории, есть легитимное правительство, а население, живущее на этой территории и контролируемое этим правительством, образует государство (в смысле международного права)"1. ќснованием же действительности и этой позитивной нормы международного права, и всего международного права, и опосредованно Ч каждого отдельного государственного правопор€дка при примате международного права €вл€етс€ основна€ норма (т. е. не позитивна€, а постулируема€) международного права.

ќсновна€ норма международного права, по  ельзену, гласит: "√осударства, т. е. правительства, в своих взаимоотношени€х должны вести себ€ в соответствии с существующим в международных отношени€х обычаем", или: "ѕринуждение одного государства по отношению к другому должно осуществл€тьс€ при таких услови€х и таким образом, которые соответствуют существующему в международных отношени€х обычаю"2.

Ёто основна€ норма международного права Ч логико-юридическа€ предпосылка, позвол€юща€ рассматривать так называемое общее международное право, т. е. действенные нормы, регулирующие поведение всех государств по отношению друг к другу, как правовые нормы, об€зывающие государства.

 ельзен подчеркивает, что основна€ норма международного права тоже не утверждает никакой ценности, внеположеннои позитивному праву, даже ценности мира, т. е. содержание позитивного права (международного и государственного) может быть любым.

ѕри примате международного правопор€дка он "понимаетс€ как более высокий по отношению к государственному и, следовательно, как наивысший и суверенный правопор€док"3. ≈сли же исходить из примата государственного правопор€дка и государства (государственные правопор€дки) все же называть "суверенными", то, критически замечает  ельзен, "этот "суверенитет" может означать только то, что государственные правопор€дки подчин€ютс€ одному лишь международному правопор€дку, или (пользу€сь прин€той терминологией) что государства представл€ют собой непосредственные международно-правовые сообщества"4.

1 “ам же. —. 94.

2 “ам же. —. 96. : “ам же. —. 97. 4 “ам же.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

„истое учение  ельзена, акцептирующее любое позитивное право, направлено как против традиционного позитивизма, так и против всех антипозитивистских концепций правопонимани€, критикуемых им в качестве идеологизированных (ненаучных) естест-венноправовых воззрений. ¬ этой св€зи он посто€нно подчеркивает, что основна€ норма, котора€ в его учении обосновывает объективную действительность позитивного права, выполн€ет эпистемологическую, а не этико-политическую функцию (как естественное право, различные концепции морального обосновани€ или отрицани€ позитивного права). ѕравда, признает он, и основна€ норма (как и естественное право), обосновывающа€ позитивное право, сама не €вл€етс€ позитивным правом. "¬ этом, Ч отмечает он, Ч можно обнаружить определенное ограничение, налагаемое на принцип правового позитивизма, а различие между позитивистской и естественноправовой теорией можно счесть всего лишь относительным, а не абсолютным. ќднако это различие достаточно значительно, чтобы отвергнуть игнорирующую его точку зрени€, согласно которой позитивистска€ теори€ основной нормы, предлагаема€ чистым учением о праве, представл€ет собой разновидность естественноправовой теории"1.

¬ своей критике естественноправовой теории (и ее попыток этико-политического оправдани€ или отрицани€ того или иного позитивного правопор€дка)  ельзен отмечает, что основные усили€ данной теории обычно сосредоточены на поисках критери€, согласно которому позитивное право можно оценить как справедливое или несправедливое, а главное Ч можно оправдать как справедливое. ќднако, по  ельзену, такого критери€ абсолютной справедливости нет. ѕоэтому представители этого учени€, замечает  ельзен, провозглашали не одно естественное право, а множество разных, противоречащих друг другу естественноправовых пор€дков. “ак, согласно одной теории, "естественна", т. е. справедлива, только частна€ собственность, согласно другой Ч только коллективна€; согласно одной Ч только демократи€, согласно другой Ч только автократи€.

»ллюзорным, по оценке  ельзена, €вл€етс€ и представление, согласно которому теори€ естественного права может дать ничем не обусловленный ответ на вопрос об основании действительности позитивного права. “ака€ теори€ видит основание действительности позитивного права в естественном праве, т. е. в пор€дке, установленном природой в качестве высшей властной инстанции, сто€щей над обычным законодателем. Ќо при такой трактовке, отмечает  ельзен, естественное право Ч это тоже установленное, т. е. позитивное право, только оно установлено актом не человеческой, а надчеловеческой воли. ѕоэтому логически последовательна€ теори€ естественного права тоже должна постулировать свою основ-

1 “ам же. —. 100.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции 603

ную норму, а именно: "ƒолжно исполн€ть повелени€ природы"1. ѕо  ельзену, это означает, что и теори€ естественного права (как и чистое учение о праве) может дать не беспредпосылочный, а лишь обусловленный (обусловленный допущением своей гипотетической основной нормой) ответ на вопрос об основании действительности позитивного права.

Ќо подобный ответ (в виде основной нормы естественного права)  ельзен считает неприемлемым. ¬едь природа, замечает он, это система каузально детерминированных элементов, у нее нет воли, и она поэтому вообще не может устанавливать никаких норм. "Ќормы, Ч пишет  ельзен, Ч могут считатьс€ имманентно присущими природе, только если видеть в ней про€вление воли Ѕога. ”тверждение о том, что Ѕог через природу (или как-то иначе) повелевает люд€м вести себ€ определенным образом, есть метафизическое допущение, которое не может быть прин€то наукой вообще и правоведением в частности, потому что предметом научного познани€ не может быть €вление, о котором говоритс€, что оно существует за пределами вс€кого возможного опыта"2.

—ущественное различие между юридическим позитивизмом и естественноправовым учением, согласно  ельзену, состоит в утверждении, что действительность позитивного права не зависит от его соотношени€ с нормой справедливости. ѕри этом он считает справедливость присущей люд€м добродетелью и относит ее к области морали. " ак и вс€ка€ добродетель, Ч пишет  ельзен, Ч справедливость есть моральное качество; поэтому справедливость находитс€ в сфере морали"3.

¬се социальные нормы  ельзен делит на правовые и моральные (как моральные он при этом рассматривает все неправовые нормы, включа€ и религиозные). "ѕравоведение, Ч пишет он, Ч не единственна€ дисциплина, занимающа€с€ изучением и описанием социальных норм. Ёти другие социальные нормы можно объединить под названием "мораль"; изучающую и описывающую их дисциплину можно назвать этикой"4.

Ётика, как и правоведение, Ч это, по  ельзену, наука о нормах, а не о фактах, и она изучает и описывает моральные нормы, установленные властной инстанцией в области морали (моральным авторитетом) или сложившиес€ на основании обыча€.

—праведливость как свойство человека (добродетель) про€вл€етс€ в его социальном поведении по отношению к другим люд€м. —оциальное поведение человека, согласно  ельзену, справедливо, если оно соответствует некоей норме, котора€ предусматривает это

1 “ам же. —. 101.

2 “ам же. —. 102. :i “ам же. —. 156.

4 „истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 1. —. 82.

–аздел V. »стори€ философии права и современность

поведение, т. е. устанавливает его в качестве должного и тем самым конституирует ценность справедливости. —оциальное поведение человека несправедливо, если оно противоречит некоей норме, предписывающей определенное поведение. "Ёту норму, Ч пишет  ель-зен, Ч можно назвать нормой справедливости"1.

Ќорма справедливости Ч моральна€ норма, и пон€тие справедливости подчинено пон€тию морали. "ћетодологической чистоте правоведени€, Ч подчеркивает  ельзен, Ч угрожает опасность не только потому, что часто не замечают границу, отдел€ющую его от естествознани€, но и Ч гораздо больше Ч потому, что правоведение не отличают (или отличают недостаточно €сно) от этики и, соответственно, не провод€т четкого различи€ между моралью и правом"2.

— этих позиций  ельзен возражает против того, что "справедливость, как и несправедливость, считаетс€ также свойством самих норм, что нормы тоже оцениваютс€ как хорошие или плохие, справедливые или несправедливые, когда говор€т о хорошем или плохом, справедливом или несправедливом позитивном праве"3.

ѕо  ельзену же, норма (права или морали) может быть Ч и это по существу ее единственна€ характеристика Ч либо действительной, либо недействительной, причем при конфликте норм (например, нормы справедливости, на которую опираетс€ естественное право, и нормы позитивного права) лишь одна из них может считатьс€ действительной. ѕоэтому, замечает  ельзен, когда норму позитивного права считают действительной лишь постольку, поскольку она соответствует естественному праву, то собственно действительным в этой норме €вл€етс€ только естественное право.

 ельзеновское "очищение" права от справедливости продиктовано позитивистским характером его чистого учени€. ”же то, что  ельзен относит справедливость к морали, предрешает его негативное отношение к теории естественного права, да и вообще к любой концепции различени€ права и закона (позитивного права). —воеобразие кельзеновского легизма обусловлено спецификой его нормативизма: разрывом сущего и должного, трактовкой приказани€ власти как логического ("чистого") долженствовани€, любой практически успешной системы насили€ (включа€ тиранию, деспотизм, диктатуру, социализм, фашизм, словом Ч любой тоталитаризм) как действенного социального пор€дка принуждени€ и, следовательно, объективного правопор€дка, оправданного гипотетической основной нормой. ѕричем така€ норма каждый раз без вс€ких проблем примысливаетс€ к соответствующему случаю и, словно Ѕог из логической машины, произносит магическое заклинание кельзе-

1 „истое учение о праве √анса  ельзена. ¬ып. 2. —. 156.

2 “ам же. ¬ып. 1. —. 83.

3 “ам же. ¬ып. 2. —. 157Ч158.

√лава 5. ‘илософи€ права в XX в.: основные концепции 605

новского нормативизма: "ƒолжно считать это действенное насилие действительным правом".

„истое учение о праве как должном тем самым предстает как нормологическа€ легитимаци€ сущего, включа€ любое действенное насилие, в том числе и организованной и действенной банды. ћежду правом и произволом при таком подходе нет принципиального различи€. –азличие это в лучшем случае не качественное, а количественное: большой произвол (в масштабах страны) Ч это, по  ельзену, право, а малый произвол Ч правонарушение.  ельзе-новское "очищение" права от любого содержани€ в действительности означает оправдание вс€кого содержани€ права.

 ельзеновска€ теори€ права как принудительного пор€дка представл€ет собой по существу не теорию права, а интерпретацию силы как права.

Ќеобходимо, правда, отметить, что сама постановка  ельзе-ном задачи очищени€ предмета правоведени€ от всего неправового €вл€етс€ в принципе правильной. ¬ этом плане  ельзен обоснованно критикует смешение права и морали и отмеченные подобным смешением различные естественноправовые концепции1. Ќо поскольку  ельзен исходно считает правом только позитивное право (т. е. закон), а его отличительный признак видит в принудительности, он по существу (и логически и фактически) отрицает наличие" у права своего специфического принципа, отличающего право от неправа и всего неправового (морального, произвольного, насильственного и т. д.).

“ак, очевидно, что в подходе  ельзена игнорируетс€ правовой смысл не только справедливости, но и вообще формального равенства как объективной отличительной особенности и фундаментального принципа права. ясно также, что ни фактическа€ (т. е. по природе своей Ч хаотическа€ и неопределенна€) принудительность, ни трансцендентальна€ основна€ норма не €вл€ютс€ (и не могут быть) принципом права. ѕоэтому можно сказать, что дл€ решени€ своей основной задачи (очищени€ правоведени€ от всего неправового) у  ельзена нет самого главного Ч адекватного основани€ такого очищени€, т. е. объективного критери€ отличи€ права от неправа. ѕричем речь идет именно о формализованном (формально-правовом) критерии и принципе, каковым, на наш взгл€д, €вл€етс€ принцип формального равенства (подразумевающий и включающий в себ€ формальность свободы и справедливости), определ€ющий право как форму (т. е. отличие права от фактичности, фактического содержани€) и вместе с тем выражающий содержа-

1 ќднако верна€ критика различных естественноправовых концепций, смешивающих право с моралью, сопровождаетс€ у  ельзена игнорированием тех правовых начал (и прежде всего Ч правового смысла равенства, справедливости и свободы), которые в той или иной мере и форме имеютс€ в учени€х о естественном праве.

–аздел V. »стори€ философии права и современность





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1212 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

∆изнь - это то, что с тобой происходит, пока ты строишь планы. © ƒжон Ћеннон
==> читать все изречени€...

1328 - | 1161 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.135 с.