КОНТЕНТ-АНАЛИЗ
Лекции.Орг

Поиск:


КОНТЕНТ-АНАЛИЗ




Контент-анализ активно используется для решения за­дач анализа коммуникации в области государственных и бизнес-структур. Его суть заключается в переводе вер­бальной информации в более объективную невербальную форму. Поэтому все определения контент-анализа под­черкивают его объективный характер. В качестве приме­ра можно привести такие формулировки:

• статистическая (квантитативная) семантика;

•техника для объективного количественного анали­за содержания коммуникации;

• техника для получения выводов при помощи объек­тивного и систематического установления характеристик сообщений.

Объективность при этом трактуется так: каждый шаг может быть произведен только на основе явно сформули­рованных правил и процедур. Поэтому важным прове­рочным механизмом становится повторяемость результа­тов при использовании одного и того же материала разными исследователями. Ведь что обычно происходит в рамках гуманитарных наук: мы можем дать задание для 50 человек, и они дадут нам 50 результатов. В этом отно­шении контент-анализ является довольно точной иссле­довательской техникой.

Для более полной характеристики метода необходимо добавить следующее. Первое: все данные статистики вер-

бального материала используются для формулирования выводов о невербальных аспектах, например, о тех или иных характеристиках адресата и адресанта. Поэтому тек­стовый материал здесь представляется промежуточным объектом. Нас в данном случае интересует вовсе не текст. И второе: само по себе выяснение частоты употребления, например, писателем X., такого-то слова с такой-то час­тотой не является контент-анализом. Контент-анализ -это всегда сопоставление двух потоков. Например, сопос­тавление двух газет как двух вербальных потоков. Воз­можно также сопоставление невербального и вербально­го потоков: данных о рождаемости и информации о детях-героях в литературных журналах. Интерес пред­ставляет исследование данного вербального потока и нормы: частота употребления определенного слова в про­изведениях писателя и стандартная частота употребления этого же слова в языке того времени.

Контент-анализ используется в таких областях, как изучение социальных оценок тех или иных событий, ана­лиз пропаганды, методов журналистики, изучение арсе­нала средств массовой коммуникации, психологические, психоаналитические исследования. Этот диапазон охва­тывает, по подсчетам исследователей, 60% всех работ.

Что можно подсчитывать в вербальном потоке, какие типичные исследовательские модели существуют? Можно подсчитывать:

а) частоту,

б) наличие/отсутствие каких-то тем,

в) связь между темами,

г) основные темы.

При обработке текстов малого объема больше преиму­ществ имеет, конечно, качественный, а не количествен­ный анализ. Так, смена одного из терминов в китайской периодике выявила переход к более агрессивному этапу действий Пекина, за которыми последовала война.

Примеры исследовательских тем: "Как культурные различия отражаются в песнях разных народов?", "Лин­гвистические различия между шизофреником и нормаль­ным человеком", "Как длина предложения влияет на вос-

приятие текста?", "Установление автора анонимного тек­ста", "Какие характеристики отличают бестселлер, мыль­ную оперу?". Последний пример особенно интересен для феномена рыночного существования литературы и теле­видения. При этом устанавливается на основе предыду­щих успешных изданий: средний возраст героя, средний возраст героини, тип антигероя и т. д.. Имея все эти ха­рактеристики, можно прогнозировать успех будущей книги или постановки.

Установлены три существенные условия развития коммуникативных процессов, при которых использова­ние контент-анализа является наиболее эффективным:

1. Когда мы имеем непрямой выход на говорящего, ав­тора. Обычного собеседника мы можем спросить, что именно означают его слова, зачем он это сказал. Но есть целый круг ситуаций, когда прямой вопрос невозможен. Например, когда речь идет о президенте недружественно­го государства, о давно умершем писателе, о чужой про­паганде. Во всех этих случаях перед нами есть только непрямые выходы. Так, в условиях дефицита информа­ции, например, американцы анализировали отношения Ельцина и военных на основе того, застегнул ли он пуго­вицы на пиджаке, поднимаясь из президиума для выступ­ления.

2. Когда языковой фактор является решающим для исследования. Есть специфические задачи, где язык очень важен, или только языковой подтекст доступен для исследователя. Например, установление шизофрении, поиск автора анонимного текста. Установление авторства текстов, принадлежащих Шекспиру, Шолохову и т.д. -это тоже задача контент-анализа.

3. Когда объем материала слишком велик. Мы имеем подобные объемы в случаях массовой коммуникации, ли­тературы, кино. Именно опора на совершенно иные объемы дает новые результаты. Джон Несбит заложил ос­новы анализа тенденций, который публикуется раз в квартал, на базе контент-анализа 6000 газет. Наше инди­видуальное прочтение одной-двух газет не дает возмож­ности увидеть то, что показывает анализ целого массива.

Поэтому подписчиками подобных материалов, которые позволяют предсказывать будущие социальные и эконо­мические условия, становятся корпорации и правитель­ственные учреждения.

Оле Хольсти [494, р. 21] цитирует следующее распре­деление исследований в области контент-анализа по нау­кам, где три дисциплины "закрыли" собой приблизитель­но 75% всех исследований: социология, антропология — 27,7%, теория коммуникации - 25,9%, политическая нау­ка - 21,5%.

Что может быть единицей анализа? Словоили символ — это наименьшая единица. Тема — это другая единица, представляющая собой отдельное высказывание об от­дельном предмете. При исследовании литературы и кино, где надо отражать особенности героя, используют такую единицу, как характер.

Существуют достаточно четкие требования к возмож­ной единице анализа:

а) она должна быть достаточно большой, чтобы выра­жать значение;

б) она должна быть достаточно малой, чтобы не выра­жать много значений;

в) она должна легко идентифицироваться;

г) число единиц должно быть настолько велико, что­бы из них можно было делать выборку.

Определив единицу, следует решить, что мы будем подсчитывать. Это может быть частота, может быть мес­то (для газеты это также могут быть размер заголовка, страница, на которой размещено данное сообщение), это может быть время для телевидения, радио и кино. Следу­ет добавить, что без компьютерной обработки материала такая работа невозможна, поскольку объемы текстового материала очень велики.

Приведем некоторые примеры возможных задач: один источник исследуется в разное время (например, газета "Правда" с 1975 по 1995 годы), один источник при выхо­де на разные аудитории (одна реклама в разных издани­ях). Можно сравнить несколько источников, чтобы опре­делить, чем различаются коммуникаторы: сравнить

нормального человека и самоубийцу, или выступления разных кандидатов в депутаты, или разных президентов. Мы можем сравнивать разные источники, не только вер­бальные: например, биографические данные писателя и его романы. Нас могут заинтересовать результаты воз­действия какого-либо события, поведение до и после по­лучения сообщения: например, экранизация на телевиде­нии и последующее увеличение спроса на книгу в библиотеках или книжных магазинах. Нас может заинте­ресовать количество разных слов, которые употребляет в своей речи человек в массивах в 100, 200, 500 и 1000 слов. У шизофреников это количество намного меньше. Они говорят обо всем в негативном тоне, сориентированы на прошлое, очень много рассказывают о себе. Если взять, например, такую характеристику, как количество прила­гательных на 100 глаголов, то у нормального человека их будет больше, чем у шизофреника.

Первые примеры использования контент-анализа да­тированы восемнадцатым веком, когда в Швеции часто­та появления тем, связанных с Христом, использовалась для принятия решении о еретичности книги. Во время Второй мировой войны редакторы ряда газет в США бы­ли обвинены в связях с нацистами на основании того, что было обнаружено сходство в повторении тех или иных тем на страницах их изданий.

Более сложные модели контент-анализа предлагают суммарную оценку предложений. Шкала оценки занима­ет от -3 до +3. Так, предложение "Японские правящие круги являются коррумпированными" получают следую­щие оценку "являются" - +3, "коррумпированными" - -3. Суммарная оценка складывается следующим образом: +3 х -3 = -9, т.е. японские правящие круги получают оцен­ку -9, которая является достаточно негативной [526, р. 95].

Оценочный анализ, предложенный Осгудом и разви­тый Ольсти, переводит высказывания в два возможных вида. В первом случае объект оценки с помощью вер­бального коннектора присоединяется к прилагательному или оценке в виде общего мнения. Американский пример таков: Советский Союз (объект оценки) является (вер-

бальный коннектор) враждебным (прилагательное). Во втором случае объект оценки с помощью вербального коннектора присоединяется к другому объекту оценки. Например: Советский Союз (объект оценки) обычно про­тивостоит (вербальный коннектор) американским инте­ресам (объект оценки).

Контент-анализ предоставляет важный инструмента­рий для ПР. Сегодня ведутся разработки по выявлению автоматическим способом слов с негативной окраской (группа Т. Амака из ФРГ) по ряду европейских языков, что даст возможность отслеживать отрицательные отзывы прессы по заказам фирм и корпораций. Это в принципе отдельная и очень серьезная проблема определения на­правленности по отношению к символу. Предлагается несколько подходов, которые помогают определить, яв­ляется ли отношение позитивным, отрицательным или нейтральным. Как считает Ричард Будд с коллегами, не­гатив может отражать социальные конфликты и дезорга­низацию, политическую/экономическую нестабильность и слабость, позитив — социальную связанность и сотруд­ничество, политическую и экономическую стабильность и силу [444, р. 52-53].

Особое место занимает контент-анализ выступлений политических лидеров [595]. Уже первые работы такого рода, анализируя выступления Гитлера, показали, что ин­декс военной пропаганды, выдающий агрессивные уст­ремления, состоит в увеличении высказываний о пресле­довании, увеличении отсылок на силу, характеризуется установкой на агрессию в качестве самозащиты, с однов­ременным уменьшением учета благосостояния других. В результате такого сопоставления Кеннеди и Хрущева по­лучила подтверждение "зеркальная гипотеза", по которой как восприятие Америки, так и восприятие Советского Союза искажались однотипно. А сравнение речей Гитле­ра и Рузвельта за 1935-1939 гг. показали одинаковое воз­растание высказываний о преследовании в период вой­ны, однако только у Гитлера уровень их был высок и до начала войны.

Первый американский анализ инаугурационных речей своих президентов был сделан в 1937 г. Для этого исполь­зовались четыре категории самых общих символов: наци­ональный/подлинный (форма правительства, Америка, на­ша/моя страна и т.д.), историческая отсылка (великое прошлое, предки и т.д.), фундаментальные концепты (Бог, Конституция, свобода и т.д.), факт и ожидание (сегод­няшнее благополучие, уверенность в будущем).

Возможные примеры анализов реального историчес­кого материала представлены также такими работами, как [38, 319].

Отталкиваясь от исследования войны 1914 г. в аспек­те принятия решений всеми участвующими в ней сторо­нами, Оле Хольсти [526] выделил два вида исторических источников: первичные, куда попали официальные доку­менты, и вторичные, куда отнесены журналистские отче­ты о происходящих событиях, интервью с действующими лицами в газетах.

При этом подсчету подлежат темы, а не слова. Общая модель ситуации, от которой отталкивается кодировка, выглядит следующим образом:

Исходя из этого представления, формулируются неко­торые правила выделения темы:

1) Тема не может выходить за пределы абзаца.

2) Новая тема возникает, если происходит смена:

а) воспринимающего,

б) действующего,

в) цели,

г) категории.

В результате этого тема не должна иметь больше одно­го воспринимающего, больше одного действующего, больше одной цели, больше одной категории. Категории в рамках этого исследования войны 1914 г. носят следу­ющий характер: констатация политических условий, кон-

статация разрешения конфликта (возможные способы разрешения, возможные последствия разрешения), кон­статация возможностей (количественное измерение эко­номического потенциала, военного могущества и т.д.), констатация силы (относительная сила/слабость участни­ков), констатация дружеских отношений, констатация враждебности, констатация удовлетворенности, констата­ция тревожности (негативная оценка себя или своей си­туации).

Р. Тернер к числу преимуществ контент-анализа отно­сит следующие характеристики:

• это ненавязчивый метод (нет взаимодействия с фо­ном исследования, который мог бы исказить результаты);

• это косвенный метод (выводы исходят из того, что непосредственно не наблюдается);

• он дает представление об объектах, которые иссле­дователь непосредственно не наблюдает (к примеру, тен­денции вражеской пропаганды или понимание культур и социальных структур прошлого).





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 533 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.005 с.