Роль философии в развитии науки
Лекции.Орг

Поиск:


Роль философии в развитии науки




Обусловливая содержание и само существование философии, частные науки в свою очередь находятся в глубокой зависимости от нее, даже если ученый этого не осознает. Смысл этой зависимости за­ключается в том, что особенное, как предмет частных наук, существу­ет только в связи со всеобщим и поэтому не может быть понято вне связи со всеобщим.

Иначе говоря, частнонаучное описание и объяснение всегда принципиально неполно и должно дополняться, в явном или неявном виде, философским объяснением. Каждое частнонаучное решение крупных вопросов имеет явную или неявную философскую компоненту.

Прежде всего, выделяя предмет своей науки, ученый так или иначе исходит из представления о целостном внешнем мире, сущес­твующем вне человеческого сознания. Признано, что без такой мате­риалистической предпосылки, основанной хотя бы на общечеловечес­ком здравом смысле, научное познание не может осуществляться. Убеждение в существовании внешнего мира может иметь стихийный или сознательный, глубокий характер Таким образом, материалисти­ческая философия выступает либо стихийной, бессознательной, либо глубоко осознанной широкой предпосылкой частнонаучного мышле­ния Такова первая, наиболее широкая функция научной философии в развитии частных наук.

Однако влияние философии не ограничивается ролью необхо­димой общей или “фоновой” предпосылки частнонаучного знания. Научная философия дает глубоко разработанную, многомерную и хо­рошо структурированную картину мира и его познания, трактовку сущности мира и человека, обусловливая поэтому глубокое и органи­ческое “вторжение” философской мысли в структуру частнонаучного знания.

Связь диалектико-материалистической философии с частными науками осуществляется преимущественно через решение крупней­ших, узловых проблем естественных, общественных и технических на­ук. В решении частных проблем наука обычно не обращается к мощ­ному аппарату научной философии, составленному системой фило­софских категорий, хотя последние, войдя в структуру и стиль мышле­ния, продолжают действовать на бессознательном или интуитивном уровне. Исследования “диалектики тракторного” или “кузнечного де­ла” 20-х гг. — дань первым наивным попыткам некоторых, еще неис­кушенных знаниями, людей усвоения научной философии.

Рассмотрим несколько групп конкретно-научных проблем, пол­ное решение которых средствами частных наук (“в терминах частных наук”) принципиально невозможно. К ним следует отнести прежде всего серию проблем относите­льно природы крупнейших областей действительности, изучаемых фи­зикой, химией, биологией, социальными науками. Для создания исчер­пывающей, или полной, теоретической концепции каждой из этих об­ластей реальности (насколько это вообще возможно, поскольку абсо­лютно исчерпывающее познание невозможно) необходима разработка теоретических процедур выделения, обособления физического, хими­ческого, биологического, социального “качеств”, или природы, каж­дой из этих реальностей из бесконечной последовательности качеств реальной действительности. Для этого необходимо отличить каждое качество, каждую реальность от смежных с нею реальностей, напри­мер, во многом “неуловимое” до сих пор химическое качество, от “смежных” с ним физического и биологического, качеств. Необходи­мо, далее, найти место каждой из этих реальностей в едином законо­мерном мировом процессе

Естественно, что теоретическое выделение и осознание этих наиболее крупных реальностей или качеств средствами какой-либо од­ной науки — физики, химии, биологии и т. д. принципиально невоз­можно Для этого необходимо привлечь понятия смежных наук и сис­тему философских категорий, отражающих всеобщие черты, свойства, законы объективной реальности в целом. Необходимо также опреде­лить место человека в системе этих реальностей или качеств, поскольку само выделение этих реальностей производится фактически и в со­поставлении с человеком (независимо от того, осознает это ученый или нет)

Вторая группа проблем — проблемы развития каждой из осо­бенных реальностей, или форм материи — физической, химической, биологической и социальной С позиций материалистической диалек­тики процесс развития имеет всеобщий характер, обладает одними и теми же всеобщими чертами в каждой из форм материи. В то же время в каждой из них он выступает в специфической форме. Для глубокого понимания сущности физической, химической и других реальностей необходимо выяснить как всеобщие, так и особенные черты развития. Однако обособить, абстрагировать всеобщие черты развития в узких рамках одной специфической области знания невозможно. Более того, никакая частная наука не обладает сама по себе категориями и язы­ком, которые могли бы отобразить всеобщие черты, свойства и законы развития. Уже термин “развитие”, широко употребляемый в частных науках, заимствован ими из философии, так же, как и многие другие термины — материя, реальность, существование, бесконечность, необ­ходимость и т. д. Язык и категории философии уже давно и глубоко вплетены в язык и понятийный строй частных наук. Если бы этот язык и категории философии внезапно исчезли, разрушилось бы все здание науки, исчезла бы система опорных смысловых “узлов”, без которых не существует никакое человеческое знание. Можно сказать, что вся частная наука существует и развивается в едином континууме осознан­ного или бессознательного философского (материалистического) подхода

Чтобы понять сущность физической или биологической эволю­ции, необходимо выйти за пределы физической или биологической теории. Так, находясь исключительно в рамках биологического подхо­да, нельзя отличить развитие как таковое от процесса адаптации живо­го к внешней среде и, следовательно, нельзя понять и саму адаптацию. С точки зрения Дарвина, эволюция живого идет от низших форм жи­вого к высшим, в конечном счете — к человеку. Однако с точки зре­ния чисто адаптационной интерпретации биологической эволюции, обособленной от общей идеи развития как движения от низшего к высшему, одноклеточные организмы, существующие на Земле не ме­нее трех миллиардов лет, являются более приспособленными, чем мле­копитающие или человек. С этих позиций оказывается, что биологиче­ская эволюция идет скорее в сторону наименее, чем наиболее приспо­собленных живых существ, что тоже является неверным. Критерии биологической эволюции могут быть выработаны только на основе диалектико-материалистической концепции развития как движения от низшего к высшему, которая позволяет полностью понять и дарви­новский закон выживания наиболее приспособленных. Третья группа фундаментальных проблем естественных, общес­твенных и технических наук связана с проблемой человека Человек занимает необходимое и закономерное место в системе бесконечного мира, находится в глубокой связи с эволюцией мира. Поэтому каждая частная наука так или иначе приходит к проблеме человека. Если для биологии эта проблема возникает прежде всего потому, что человек — необходимый продукт биологической эволюции, ее “неограниченного прогресса" (Дж. Хаксли), то связь проблем химии и физики с пробле­мой человека имеет более скрытый характер Однако в физике послед­них десятилетий эта связь блестящим образом всплыла в так называ­емом антропном принципе. В своей “сильной форме” антропный принцип был сформулирован Б. Картером следующим образом: “Все­ленная (и, следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эво­люции допускалось существование наблюдателя”[27].

Антропный принцип активно обсуждается в физической и фи­лософской литературе в течение последних десятилетий. Каково бы ни было при этом различие в его интерпретации, бесспорно то, что с антропным принципом проблема человека серьезным образом, фактиче­ски на концептуальном уровне, вошла в физику. Как глубоко подметил американский физик Ф. Дайсон, “возможно, нельзя будет до конца по­нять происхождение и судьбу энергии во Вселенной, рассматривая ее отдельно, вне факта существования Жизни и Разума”[28].

Поскольку возникновение человека коренится не в случае, а в самой природе мира, в сущности каждая из фундаментальных наук со­держит в себе тот или иной вариант антропного принципа. Однако, не­избежно сталкиваясь в своей фундаментальной теории с проблемой человека, частная наука не может решить эту проблему собственными средствами, не вовлекая в ее решение философию человека. Идя в глу­бины материи, казалось бы все более удаленные от человека, наука не­пременно приходит к человеку. Маркс в свое время предсказал вели­кое объединение наук о природе и наук о человеке. “Впоследствии ес­тествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука[29]’’

Особенно велика роль философской концепции человека и ма­териалистического понимания истории для системы наук об обществе. Исторический процесс развития общества — это процесс развития человеческой сущности. Игнорируя философскую концепцию человека, историческая наука рискует превратиться в описание отвлеченных и оторванных от реального человека “исторических событий”, как это во многом и случилось в исторической науке вопреки действительной марксистской концепции исторического процесса как развертывания человеческой сущности.

Замечательным проявлением огромной эвристической роли марксистской философии, не имеющей аналогов в какой-либо другой философской системе, является создание — при прямом и непосредс­твенном участии идей и категорий марксистской философии — поли­тической экономии капитализма. “Капитал” Маркса является непре­взойденным образцом применения теории диалектического и истори­ческого материализма. Его действительное теоретическое содержание нельзя понять, не зная теории диалектического и исторического мате­риализма, а также рационального содержания гегелевской “Науки ло­гики”, во многом повлиявшей на теорию и логику “Капитала”.

Философская концепция человека в ее значении для системы частных наук выступает еще одной важной стороной. Изучая человека как высший цвет материи, высшую ценность, раскрывая смысл чело­веческого существования, философия способствует выработке гумани­стической ориентации развития системы наук, ее направленности на всестороннее и свободное развитие человека, человеческих индивидуумов.

Как уже отмечалось, необходимость философии для решения частнонаучных проблем коренится в принципиальной неполноте частнонаучного объяснения, которая в свою очередь связана с объектив­ной неполнотой или незамкнутостью любого особенного. В математи­ке существует весьма интересная проблема полноты формальных сис­тем. Формальная система “полна, если ее постулаты дают уже все, что нам нужно для некоторой цели”[30]. По аналогии с понятием полно­ты формальной системы в математике можно ввести понятие полноты частнонаучного объяснения: частнонаучная теория полна, если она способна ре­шить все проблемы той области действительности, к которой она относится.

В 1931 г. математиком К. Гёделем была доказана замечательная теорема, названная “теоремой Гёделя”, “о формально неразрешимых предложениях Principia Mathematica и родственных систем”, в которой он показал, что из терминов формальной системы можно составить предложения, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть в рамках аксиом этой системы, т.е. эти предложения оказываются неразреши­мыми в рамках данной формальной системы, которая является поэто­му неполной. Клини отмечал, что теорема Гёделя о неполноте форма­льных систем несет в себе целую философию математики. Нам представляется, что значение теоремы о неполноте выходит далеко за пре­делы математики. В сущности принципиальной неполнотой обладает каждое особенное и поэтому описывающая это особенное частнонаучная теория. В силу этого “полное” решение коренных проблем физи­ки, химии, биологии и других наук предполагает привлечение понятий смежных наук и философии.

Роль философии резко возрастает в критические периоды раз­вития науки и общества, которые заставляют обращаться к фундамен­тальным проблемам объективного мира и человеческого бытия. Такая ситуация возникала в связи с появлением развитого капитализма с его противоречиями, вызвавшего к жизни марксистскую теорию, с рево­люцией в естествознании на рубеже XIX-XX вв. Острая необходи­мость обращения к фундаментальной философской теории появилась в связи с современной научно-технической революцией, коренными сдвигами в развитии капиталистического общества, кризисом прежней модели социализма и необходимостью создания современной модели социализма.

Научная философия обладает неисчерпаемым творческим по­тенциалом. Этот потенциал, как уже говорилось, был блестяще реали­зован в политической экономии капитализма и классической теории социализма. Вместе с тем он еще только начал реализовываться в раз­витии частных наук. Наука и научная философия с момента их оконча­тельного оформления в XIX в. прошли еще в сущности лишь первые этапы своего развития и взаимодействия. Зрелые творческие связи между наукой и научной философией еще далеко не сложились. Одна­ко уже сейчас стала явной глубокая зависимость новых научных кон­цепций от новаторских философских идей.

Известно, что в современной науке новые радикальные концепции все более явственно инициируются новыми идеями в философии.
Новая трактовка бесконечности лежала в основе появления конструктивистского направления в математике. Появлению теории относительности содействовали определенные философские предпосылки. По­литическая экономия социализма и новая концепция социализма явно нуждаются в новых философских идеях. По мере развития фундамен­тальных наук, роста их теоретического уровня, по мере их фундаментализации значение философских подходов будет резко возрастать.
Подлинный расцвет философской культуры мышления ученых еще впереди.

 

НормыВ заключение мы предлагает читателю
взаимоотношенийсамостоятельно сформулировать нормы
философии и наукивзаимоотношений философии и частных

наук. Эти нормы должны представлять

собой правила творческого взаимовлияния науки и философии и ис­ключать грубые, некомпетентные вмешательства их “в дела друг друга”.

Философская аргументация.Завися от частных наук, филосо­фия строит свою аргументацию на основе фактов и теоретических по­ложений этих наук. Существование природы до человека, подтвержда­емое всей системой наук о природе, служит аргументом в пользу идеи первичности материи, материальности мира. Совокупность биологиче­ских наук, анатомия и физиология высшей нервной деятельности, зоопсихология и психология человека, кибернетика дают аргументы в по­льзу тезиса о зависимости (производности) сознания от высокооргани­зованной материи — человека.

Из всего опыта развития частных наук следует обобщающий ар­гумент в пользу материализма, ибо для объяснения природных и соци­альных явлений наука не испытывает необходимости прибегать к по­сторонним объяснительным факторам — богу, духу и т. п. Вся практи­ка развития научного исследования свидетельствует, что каждая ре­альность объяснима естественным путем из самой себя и ее условий.

Система частных наук об обществе — политическая экономия, история, совокупность технических наук дают материал, подтвержда­ющий материалистическое понимание истории.

Современное естествознание, общественные и технические на­уки содержат убедительные аргументы в пользу диалектической идеи развития.

В свою очередь философские положения, сформулированные и обоснованные на базе материала частных наук, выступают в качестве аргументов теоретических положений частных наук. Каждая наука, имея дело с определенной выделенной областью реального мира, нуж­дается в более широком обосновании своих положений, которое дает научная философия, обобщающая данные всей системы наук. Так, нуждается в философском обосновании идея эволюции, возникшая в настоящее время во всех основных науках, включая химию и физику. Идея эволюции жизни получает полное обоснование только тогда, ког­да она опирается на достаточно полный и убедительный материал биологии и наиболее широкую идею универсального, мирового разви­тия. Идея всеобщего диалектического развития и его основных зако­нов (единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество, отрицания отрицания) выступает в качестве необходимого аргумента в пользу специальных теорий развития в физике, химии, биологии, истории.

Диалектико-материалистическая трактовка пространства и вре­мени, как зависимых от материи форм ее бытия, является наиболее об­щим аргументом идей неевклидовой геометрии и теории относитель­ности. Марксистская концепция человека формулирует аргументы в пользу оптимистической трактовки исторического процесса.

Следует учесть, что философские аргументы в пользу тех или иных конкретно-научных теорий, положений или открытий имеют не­обходимый, но недостаточный характер. Одними лишь философскими доводами нельзя полностью обосновать ни одной особенной теории или открытия. Полное обоснование частнонаучной теории, утвержде­ния или открытия дается совокупностью частнонаучных и философс­ких аргументов. При этом частнонаучные аргументы играют определя­ющую роль.

Переоценка абстрактно-философских аргументов таит в себе опасность деформации науки, лысенковщины в науке, которая, как из­вестно, пыталась опровергнуть классическую генетику с помощью ву­льгарных теоретических утверждений, выдаваемых за марксистские.





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 526 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.