ПРЕДМЕТ НАУЧНОЙ ФИЛОСОФИИ
Лекции.Орг

Поиск:


ПРЕДМЕТ НАУЧНОЙ ФИЛОСОФИИ




Каждая наука имеет свой предмет, содержание, структуру и метод (методы). Предмет науки — та область действительности, ко­торая изучается данной наукой. Предметом науки может быть какая-либо область объективной действительности (например, физическая, химическая, биологическая, социальная реальности) или субъектив­ной, духовной реальности (например, психические процессы, духов­ная культура общества). От предмета науки нередко отличают ее объ­ект — сложную реальность, каждая сторона которой служит предме­том какой-либо отдельной науки. Так, человек является объектом ис­следования для целой системы наук о человеке — философии, психо­логии, логики, педагогики, медицины и др.

Предмет науки отражается в ее содержании, которое определя­ет структуру науки и методы, используемые данной наукой.

Вопрос о том, что изучает данная наука, — первый ключевой вопрос всякой науки.

В ходе развития философии ее предмет претерпел сложный процесс изменения, прежде чем возникла научная философия, опреде­лившая — в основных и принципиальных чертах—свой предмет ис­следования. Выявление подлинного предмета исследования позволило определить и ту действительную роль, которую должна играть научная философия в современном обществе, в системе наук, в духовной куль­туре вообще.

В истории философии наметились две полярные точки зрения, или две крайности, в понимании предмета философии и, следователь­но, ее функций или роли в обществе. Исторически первая точка зре­ния заключалась в весьма широком понимании предмета философии, к которому были отнесены существенные части предметов будущих частных наук. Она возникла в античной философии, которая в умозри­тельной форме, опираясь на первичные наблюдения природных и об­щественных явлений, стремилась решать вопросы об их сущности, ко­торые могли быть окончательно решены только с появлением экспери­ментальных наук — физики, химии, биологии и др.

Ошибочно было бы думать, что умозрительный подход к реше­нию таких вопросов (например, строения вещей) не дал никаких серь­езных результатов: в русле этого философского подхода возникла, на­пример, идея атомизма, которая позднее становится одной из важнейших идей физики и химии. Античный материализм сыграл неоцени­мую роль в подготовке будущего систематического конкретно-научно­го исследования

С началом все более интенсивного развития естественных наук от философии “отпочковывались” один вопрос за другим, одна от­расль знания за другой. Так, к физике и химии отходит проблема стро­ения вещества. В последней трети XIX в от философии отпочковыва­ется экспериментальная психология (1878-1879 гг.) Поэтому в среде естествоиспытателей возникает реакция на попытки идеалистической и особенно религиозной философии сохранить чрезмерно расширите­льное — по меркам нового, естественнонаучного, мышления толкова­ние предмета и функций философии. Если материализм XVII-XVIII вв., как уже отмечалось выше, позитивно воспринимал дух естествен­нонаучного исследования и оказал сильнейшее содействие развитию частных наук, расчищал дорогу для развития науки, исследовал и обо­сновывал ее методы, защищал науку от религии и идеализма, то иде­ализм и религия первоначально оказались “закрытыми” для научного мышления и лишь позднее, особенно с конца XIX в , начали приспоса­бливаться к данным естествознания, давая их извращенную интерпре­тацию. Этот процесс особенно широко развернулся в идеалистической и религиозной философии XX в

Последней крупной классической попыткой чрезмерно расши­рительного толкования предмета и функций философии послужила грандиозная философская система Гегеля, которая впервые для иде­алистической философии весьма широко использовала материал всех основных отраслей естествознания того времени, но пыталась цели­ком подчинить его целям обоснования и построения системы объекти­вного идеализма. Философия Гегеля выступала как “наука наук”, “ца­рица наук”, подчинявшая материал и логику частных наук идеалисти­ческим философским схемам. Так, следуя логике “отрицания отрица­ния”, действительной только в определенной сфере (забегая вперед, скажем — в сфере всеобщих сторон действительности), Гегель пытал­ся подогнать все конкретные частные процессы под схему “триад” Вся природа жестко укладывалась им в триаду механики, физики и ор­ганики. Весьма показательным для гегелевского понимания предмета и роли философии является объяснение им звука как “крика идеи, стесненной материей”

Крайней реакцией на чрезмерно расширительное, в условиях Нового времени, понимание предмета и роли философии явилась кон­цепция философского позитивизма, созданная в первой трети XIX в. О. Контом (1798-1857) и развивавшаяся далее Дж. С. Миллем (1806-1873), Спенсером (1820-1903) и другими. О. Конт утверждал, что философия как спекулятивная (умозрительная) наука не имеет права на существование, она целиком исключается системой частных, или положительных (позитивных), наук, не оставляющих места для какой-либо особой науки о мире как целом. По Конту, каждая наука “сама себе философия”. Родоначальник позитивизма утверждал, что право на существование имеют только те науки, проблемы которых могут быть выражены на языке эксперимента и доступны эксперимен­тальному решению Естественно поэтому, что все наиболее общие во­просы, прежде всего основной вопрос философии, оказывались, по Конту, “не имеющими смысла”, “псевдовопросами” и, соответствен­но, “упразднялось” деление философских взглядов на материализм и идеализм. Существование объективного мира за пределами человечес­кого сознания не может быть сформулировано на языке эксперимента, не может быть доказано какими-либо экспериментами Позитивизм объявил себя надпартийной философией, стоящей “выше” материали­зма и идеализма

Однако человеческое познание, в силу своей универсальной природы, неизбежно ставит основной вопрос философии, вопрос о сущности мира, человека, сущности и смысле человеческого сущес­твования. Поэтому, как глубоко подметил Энгельс, если ученый пыта­ется избавиться от философии, он неизбежно попадает в плен к наи­худшей философии “Естествоиспытатели воображают, — писал Эн­гельс,— что они освобождаются от философии, когда игнорируют или бранят ее. Но так как они без мышления не могут двинуться ни на шаг, для мышления же необходимы логические категории, то в итоге они все-таки оказываются в подчинении у философии, но, к сожалению, по большей части самой скверной, и те, кто больше всех ругает фило­софию, являются рабами как раз наихудших вульгаризированных остатков наихудших философских учений”[10]

Отказываясь даже от постановки вопроса о существовании объ­ективной реальности за пределами ощущений, Конт утверждал, что “последней реальностью” для нас, в существовании которой мы убеж­даемся из нашего опыта, являются ощущения. Таким образом, факти­чески Конт становился на позиции субъективного идеализма. Поско­льку философский “вакуум” требовал своего заполнения, Конт возво­дил в ранг философии наиболее развитую в то время науку — механи­ку (с соответствующими разделами математики) Субъективный иде­ализм и механицизм — две главные отличительные черты классичес­кого позитивизма.

С появлением позитивизма в буржуазной философии возникает феномен скрытой партийности, когда идеализм выступает под при­крытием якобы “нейтральных” по отношению к материализму и иде­ализму концепций.

Что остается в целом “за вычетом” частей?

Нетрудно выявить основной ход мыслей Конта, приводивший его к отрицанию фи­лософии как самостоятельной науки: по мнению позитивиста, система частных на­ук, отображающих мир по частям, дает исчерпывающее и всеохваты­вающее описание мира, не оставляющее места для философии. Будучи метафизиком и механицистом, Конт не понимал, что целое не сводит­ся к сумме частей: оно обладает такими целостными свойствами и за­кономерностями, которые “не схватываются” частными науками и со­ставляют предмет особой науки — философии.

Научная философия преодолевает обе крайние точки зрения на предмет и роль философии — чрезвычайно широкое и “нигилистичес­кое” истолкование последней. Однако если первая, античная концеп­ция философии, с позиций научной философии, содержала большой рациональный смысл — высокую оценку роли философии в человече­ском познании, то вторая, негативная, представляла интерес скорее как чрезмерная крайность, недопустимое упрощение.

В первом приближении, сравнивая философию с физикой, хи­мией, биологией, историей и другими частными науками, предмет фи­лософии можно определить как мир в целом и процесс его познания. Однако такая оценка философии содержит крупную неточность: мир как целое изучается системой наук, включая философию. Поэтому правильнее предмет философии определить как наиболее общие (все­общие) стороны (свойства, законы и т. д.) мира в целом и его позна­ния, или, иначе, как наиболее общая сущность мира и сущность со­знания, или сущность мира, сущность человека, место человека в ми­ре, смысл и сущность его существования.

Нетрудно понять, что изложенное ранее понимание двух важ­нейших вопросов философии содержит в себе совершенно определен­ную и прозрачную концепцию предмета философии. Проблематика философии выражает предмет философии как науки.

Изложенным выше представлениям о научной философии в наибольшей мере отвечает философия марксизма - диалектический материализм. Выше отмечалось, что серьезное научное содержание в определенных пределах имеется также в современной зарубежной фи­лософии. Однако нельзя не заметить, что все течения современной за­рубежной философии чрезмерно сужают предмет философии, сводят его, например, к логике и языку науки (неопозитивизм), особенностям научного знания и научных революций (постпозитивизм) и т.д. Преде­льная широта и универсальность диалектического материализма были справедливо отмечены Л. Грэхэмом.





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 338 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.