Зависимость философии от частных наук
Лекции.Орг

Поиск:


Зависимость философии от частных наук




Смысл этой зависимости заключается в том, что философия не имеет никакого другого первичного материала, из обобщения которо­го она могла бы выводить свою теорию, кроме совокупного фактичес­кого и теоретического материала естественных, общественных и тех­нических наук, прежде всего — фундаментальных наук. Философское исследование, используя специфические философские формы абстрак­ции, связанные с категориями философии, производит дальнейшую глубокую проработку эмпирического и теоретического материала на­уки, обнаруживая в нем имплицитное (скрытое) содержание, которое заключает в себе вся масса особенных предметов и явлений, изуча­емых частными науками. Частнонаучное мышление, выполняя свои собственные функции в познании частных областей действительно­сти, вместе, с тем подготавливает появление философских абстракций. Философия идет дальше, формулируя понятие о всеобщих чертах, свойствах, законах реального мира. Так, биология и история изучают реальные процессы эволюции жизни и развития человеческого общес­тва, философия, всецело опираясь на биологическую теорию эволю­ции и историческую теорию, раскрывает всеобщую сущность и зако­ны всякого развития, которые выходят за пределы возможностей частнонаучного способа мышления.

Чтобы сделать более глубокие обобщения, философия не может прямолинейно и “некритически” воспользоваться уже готовыми за­ключениями частных наук: философ должен понять как факты, на ко­торые опираются частнонаучные теории, так и содержание этих тео­рий, способ их выведения из фактов. Философия, следовательно, должна в некоторой степени уподобляться частным наукам, философ должен обладать своего рода профессиональной подготовкой в част­ных областях науки. При этом частнонаучный профессионализм фило­софа не может быть совершенно одинаков с профессионализмом уче­ного физика, химика, биолога, математика и т. д., философ не должен быть чрезмерно “специализирован”, владеть всеми деталями данной отрасли знания, ее методикой и т. п.. Иными словами, философия исхо­дит не из всего детализированного массива фактов и теории частных наук, а из основного и обобщенного совокупного фактического и тео­ретического материала науки.

Философская теория создается, таким образом, благодаря глу­бокому и квалифицированному (“профессиональному”) вторжению философии в содержание частнонаучного знания, на основе глубокого философского анализа материала науки. Такой анализ должен иметь критический характер, философия не должна принимать полностью на веру ни факты, ни заключения частных наук. Прекрасным случаем та­кого критического отношения является известная оценка Марксом теории Дарвина. Приходя к наивысшим абстракциям — всеобщим ка­тегориям, философская мысль (при условии ее собственного и частно-научного профессионализма) может делать заключения, по крайней мере гипотетические, о недостаточности того или иного конкретно-на­учного представления. Таким было и заключение Ленина об ограниченностях современного ему естествознания конца XIX — начала XX в., которое могло, по мысли Ленина, выйти из глубокого кризиса толь­ко при условии внутренней диалектизации и отказа от идеализма.

В советской философской науке после XX съезда КПСС опуб­ликовано немало квалифицированных исследований, в которых дан глубокий философский анализ квантовой механики, теории относительности, концепций современной химии, синтетической теории эво­люции, генетики и др. Ценные результаты получены также в исследо­ваниях языка и логики науки, проводившихся за рубежом в рамках не­опозитивизма и постпозитивизма. К ним можно отнести работы по фи­лософским проблемам математики и математической логики Б. Рассе­ла, исследования логики развития науки и научно-технических рево­люций Т. Куна, И, Лакатоса. Хотя эти исследования проводились в рамках иных философских концепций, они имеют ценное содержание, связанное прежде всего с решением “средних” по уровню общности философских проблем современной науки.

Глубокая зависимость философии от частных наук выражена в каждой исторической форме материализма, существенные черты кото­рых во многом определялись состоянием частных наук. Античный ма­териализм был наивным, а его диалектика — стихийной прежде всего потому, что он не имел под собой твердой конкретно-научной базы. Материализм XVII—XVIII вв получает серьезную опору в виде меха­ники и математики и носит поэтому механистический характер. Пре­обладание в науке XVII—XVIII вв. методов индукции, анализа, разде­ления реальности на отдельности обусловило метафизичность матери­ализма. Переход науки в систематизирующую стадию, возникновение научных концепций в надмеханических областях физики, в химии, биологии, геологии, т. е. окончательное становление частнонаучного исследования обусловило появление и научной философии — диалек­тического и исторического материализма. С возникновением послед­него философия окончательно определяет свой предмет, отношение к частным наукам, приобретает оптимальную относительную самосто­ятельность как наука о всеобщем и его познании. Взаимодействие на­учной философии и частнонаучного исследования впервые становится на действительно научную почву, приобретает “нормальный” харак­тер, определяемый постепенно складывающимися научными нормами взаимодействия философии с другими научными дисциплинами.

С возникновением научной философии ее взаимосвязь с част­ными науками становится глубокой и продуктивной, поскольку науч­ная философия приобретает адекватный науке характер. Эта нормаль­ная связь складывается по мере формирования и развития научной фи­лософии, сталкиваясь с большими трудностями, связанными с огром­ной сложностью и противоречивостью развития философии и науки, социальной практики, социально-политических процессов. Классики марксизма-ленинизма только положили принципиальное начало этому взаимодействию. Дальнейшее формирование “нормальной” и продук­тивной связи философии и частных наук зависело от сложнейшего процесса распространения и усвоения марксистской философии ши­рокими кругами научной интеллигенции в стране и за рубежом.

Укрепление творческой связи философии и частных наук было в значительной мере задержано и искажено под влиянием условий, сложившихся в ходе построения деформированного социализма. С мо­мента XX съезда КПСС постепенно восстанавливаются научные нор­мы взаимоотношения философии и частных наук. Однако только с осознанием глубоких деформаций социализма открываются перспек­тивы действительно глубокого и плодотворного взаимодействия фило­софии и науки, философии и жизни.

Как развиваетсяБудучи адекватной науке, открытой для
научная философия?всех революционных достижений, марксистская философия должна интенсивно развиваться под влиянием ускоренной эволюции современной на­
уки, современной научно-технической революции. Однако здесь мы
опять сталкиваемся со сформулированным ранее парадоксом научной
философии. Каким образом может развиваться действительно научная
философия, если ее научность заключается именно в том, что она уже
дала окончательное, не подлежащее пересмотру, решение важнейших
вопросов философии? В решении проблемы как развивается научная
философия
можно сделать три последовательных шага.

Первый шаг был сделан Энгельсом, согласно которому научная философия будет менять свою форму, или вид, с каждым крупным от­крытием в естествознании и науке об обществе. “С каждым составля­ющим эпоху открытием даже в естественноисторической области, — писал Энгельс,— материализм неизбежно должен изменять свою фор­му. А с тех пор, как и истории было дано материалистическое объясне­ние, здесь также открывается новый путь для развития материализма”[24].

Хотя научный материализм был создан и обоснован уже в 40-х гг. прошлого века, он превращается из гипотезы в окончательно дока­занную концепцию после создания “Капитала” Маркса. Революция в физике на рубеже веков потребовала серьезного изменения формы диалектического и исторического материализма, которое было осуще­ствлено Лениным. Опираясь на данные новейшей революции в естес­твознании, Ленин поставил задачу подвергнуть ревизии форму матери­ализма Энгельса, включая его натурфилософские взгляды. Такая реви­зия и была проведена Лениным.

Современное естествознание и социальные науки дали новый материал, связанный с несравненно более радикальными открытиями науки, чем те, которые были обобщены Лениным в “Материализме и эмпириокритицизме” — квантовой механикой, теорией относительности, современной неевклидовой геометрией, топологией, математичес­кой логикой, новыми концепциями химии, современной теорией эво­люции, генетикой, кибернетикой и др.. Уникальный материал для пере­смотра многих социологических взглядов дал кризис прежней модели социализма, обусловивший поиск современной модели социализма. Весьма существенны изменения, происшедшие в современном капита­лизме, которые подтвердили основную логику “Капитала” Маркса, предсказанное Марксом основное направление развития капитализма, но заставляют пересмотреть ряд классических представлений марксиз­ма. Современная научно-техническая революция и глубокие социаль­ные изменения сделали необходимым появление новой формы мате­риализма, которая, по нашему мнению, постепенно складывается в со­ветской философской науке. Формирование новой формы марксистс­кого материализма было сильно задержано условиями культа лично­сти и общественного застоя.

Идея изменения формы материализма оставляла открытым во­прос о том, что происходит при этом с существом научного матери­ализма, или, во всяком случае, не давала прямого ответа на этот во­прос. Поэтому Ленин делает второй шаг, отмечая, что ревизия формы материализма “не только не заключает в себе ничего “ревизионистс­кого” в установившемся смысле слова, а, напротив, необходимо тре­буется марксизмом. Махистам мы ставим в упрек отнюдь не такой пе­ресмотр, а их чисто ревизионистский прием — изменять сути матери­ализма под видом критики формы его, перенимать основные положе­ния реакционной буржуазной философии...”[25]1.

Изменение формы научного материализма, по мысли Ленина, означает сохранение существа марксистской философской концепции. Однако это решение также не является исчерпывающим и должно быть развито далее, ибо возникает вопрос, как следует понимать со­хранение сути марксистской философии-при изменении ее формы: означает ли это неизменность сущности научного материализма или же развитие научной философии заключается также в глубоком изме­нении ее сущности, ее основного концептуального содержания.

Хотя Ленин специально не рассматривал этот вопрос, его фак­тическая теоретическая позиция не оставляет никаких сомнений: сущ­ность диалектического материализма не является абсолютно поко­ящейся и неизменной. Однако способ развития этой сущности Ленин не исследовал. Этот вопрос предстояло решить советским философам. Развитие естественных, социальных и технических наук, социальной практики и самой марксистско-ленинской философии дает для этого богатейший материал. Однако проблема как развивается сущность марксистской философской концепции почти не разрабатывалась в со­ветской философской науке. В некоторых случаях это привело к появ­лению представлений, пока еще неясных, о гипотетическом и преходя­щем характере диалектического материализма. Серьезная недооценка фундаментальных проблем в советской философской науке, как уже отмечалось, не может не привести к определенным теоретическим потерям, к недооценке неисчерпаемого творческого потенциала научной философии.

Делая третий шаг в решении вопроса о способе развития мар­ксистской философии, необходимо прежде всего учесть специфику философского знания как мировоззрения, предельного взгляда на мир в целом, отличие мировоззрения, как науки о всеобщем, от частных наук. Тривиальный (и, к сожалению, очень распространенный) подход к выяснению способа развития философского знания заключается в фактическом отождествлении способа развития философии со спосо­бом развития частных наук. Некоторые полагают, что развитие фило­софии заключается в бесконечной смене одной концепции мира дру­гой. С этой точки зрения диалектико-материалистические утвержде­ния о материальности мира, его развитии на основе противоречий, из­вестных диалектических законах, необходимости и случайности и т. д. должны будут рано или поздно устареть и будут заменены принципи­ально иными, альтернативными положениями, снимающими утвер­ждения о материальности, развитии и т. д.

Необходимо различать два способа развития науки. Способом развития частных наук, предметом которых является особенное, част­ное, служит движение от единичного к общему в пределах соответс­твующей частной области исследования (физики, химии и т. д.). При этом наука переходит от первоначальных узких концепций ко все бо­лее широким и обобщающим. Классическим примером такого разви­тия является эволюция физики от механики Ньютона, с ее представле­ниями о неизменных и абсолютных пространстве и времени, к теории относительности Эйнштейна, в которой пространство и время рассма­триваются как взаимосвязанные, относительные, изменяющиеся в за­висимости от свойств физической материи — движения и тяготения. При этом теория Эйнштейна включила в себя теорию Ньютона как свой частный или “предельный” случай. Такой способ развития мож­но назвать концептуальной сменой, переходом от одних концепций к другим, характеризующимся новыми принципами, понятиями, логикой.

Философия как наука о всеобщем в мире и его познании разви­вается по способу концептуальной смены только до появления науч­ного материализма, ибо действительная сущность мира может быть либо схвачена в ее наиболее общих чертах, либо оставаться неизвестной. С момента, когда наиболее общие стороны, свойства, закономер­ности мира становятся известными, способ развития философии дол­жен коренным образом измениться. Нетрудно понять, что, например механика Ньютона, отражая лишь часть физической реальности, явля­ется наукой, однако философия, отразившая лишь часть мира, а не сущность мира как целого, научной теорией мира, научным мировоз­зрением в точном смысле этого слова еще не является. Так, нельзя бы­ло признать научной механистическую философию XYII—XVIII вв., поскольку она приписывала миру как целому механические свойства и законы.

С момента, когда философия действительно осознала наиболее общую сущность мира — его материальность, единство, способность к бесконечному развитию и т. д., она начинает развиваться по способу бесконечного концептуального углубления, развития концепции вглубь, от абстрактного к конкретному, путем бесконечного усложне­ния и обогащения. Этот способ развития почти не исследован в со­ветской философской науке.

Коренная особенность развития по способу концептуального углубления заключается в том, что развитие научного философского знания начинается с принципиальной формулировки основных положе­ний теории, отображающих сущность мира в наиболее общем и аб­страктном виде. Марксистская философия сформулировала положе­ния о материальности мира, идеальности сознания, развитии мира, первичности общественного бытия и т.д., которые не могут быть пере­смотрены и отменены, заменены альтернативными им положениями. Дальнейшее развитие научной философии, сохраняя наиболее общее и абстрактное содержание концепции диалектического материализма, будет заключаться в бесконечном углублении, усложнении и конкре­тизации этой концепции Логика такого способа развития удачно схва­чена Лениным, который считал, что человеческое познание развивает­ся от явления к сущностям все более высоких порядков. “Мысль чело­века, — писал Ленин, бесконечно углубляется от явления к сущно­сти, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца”[26]1.

Движение от явления к сущностям все более высоких порядков — это общий путь человеческого познания, как философии, так и частных наук. В философии этот путь развития заключается в перехо­де от одной ступени осознания всеобщей сущности мира и самого че­ловека к другим, все более глубоким уровням сущности мира и человека.

Сущности более глубоких порядков, осознаваемые научной фи­лософией, сохраняют наиболее общее и абстрактное содержание сущ­ности первого порядка, схваченной с появлением научной философии, не выходят за “общие пределы”, очерченные сущностью первого по­рядка, но они отличаются от нее большей глубиной, сложностью, большим богатством содержания, большим богатством “определений”. Сущности более высоких порядков представляют собой все более глу­бокие и сложные уровни всеобщей сущности мира и человека.

Различие между ступенями развития научной философии при наличии общего наиболее абстрактного содержания (признания мате­риальности мира, идеальности сознания, развития мира и т. д.) будет становиться все более глубоким и существенным. Так, концепция ма­териальности мира в настоящее время имеет смысл, который придан этому понятию квантовой механикой, теорией относительности, неев­клидовой геометрией, социальной практикой. Без учета этого смысла современная марксистская концепция мира не может быть понята. С дальнейшими, все более радикальными открытиями в области естес­твенных, общественных и технических наук понятие материальности мира будет принимать новые, более глубокие значения, для осознания которых потребуются огромные усилия философской науки, переход к новым, неожиданным, революционным формам абстракции, “дико­винным” поворотам мысли. Этот процесс будет бесконечным, поско­льку всеобщее, т. е. сущность бесконечного мира, а также сущность самого человека, являются бесконечно сложными и неисчерпаемыми.

Если говорят о неисчерпаемости электрона, то с еще больши­ми основаниями следует признать неисчерпаемость всеобщего и чело­веческой сущности.

Концептуальное углубление — несравненно более сложный способ развития философской мысли, чем концептуальная смена. С возникновением научной философии развитие философской мысли приобретает многократно более сложный и трудный характер, чем прежде. По сути с возникновением марксизма начинается подлинная история философии, аналогично тому, как с созданием коммунистиче­ского общества — подлинная история человечества. Резко повышают­ся требования к философскому исследованию, которое должно теперь адекватно и квалифицированно использовать все более высокими тем­пами растущий и усложняющийся материал науки и практики Все труднее становится перерабатывать и интегрировать, обобщать лави­нообразно растущий поток научной информации Философские иссле­дования требуют теперь все более высокой профессиональной культу­ры двоякого рода — философской и частнонаучной. Философия долж­на отвечать растущим требованиям научной объективности, партийно­сти, социального прогресса, связанными с общечеловеческими и клас­совыми (до возникновения бесклассового общества) ценностями Не учитывая колоссально возросшие требования к научной философии, сложность философского научного исследования, нельзя понять труд­ности, которые испытывает современная философская наука.

Тот факт, что марксистская философия, получив за последние десятилетия существенные теоретические результаты, не выдвинула, однако, крупных идей, сопоставимых с теми, которые были сформули­рованы классиками марксизма-ленинизма, объясняется не только де­формациями социализма. Догматизм и другие деформации марксистс­кой философии несомненно нанесли ей весьма существенный урон Однако не менее важной причиной недостатков советской философс­кой науки является колоссальная сложность дальнейшей разработки научной философской теории. Изъяны в развитии философской науки обусловлены также недостаточным развитием фундаментальных наук, снизившимся уровнем образования, недостатками в подготовке науч­ных кадров, включая философские. Вследствие отставания в развитии фундаментальных наук и подготовке научных кадров многие фило­софские исследования остаются “не востребованными”. Философская мысль такова, каково само общество.





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 365 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.