Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕринцип ответственности 6 страница




2. ѕреимущество быти€ перед ничто и индивидуум

ѕризнание этого превосходства, а тем самым и долженствовани€ в пользу быти€, разумеетс€, не означает в этическом отношении, что каждый отдельный человек при всех обсто€тельствах должен принимать выбор в пользу своего продолжени€ жизни, против возможной или несомненной смерти, т. е. должен цепл€тьс€ за жизнь. ∆ертвование собственной жизнью ради спасени€ другого человека, принесение ее в жертву отечеству, общечеловеческому делу Ц все это выбор в пользу быти€, а не небыти€. “акже и обдуманна€, свободно избранна€ смерть дл€ защиты собственного человеческого достоинства от крайних форм унижени€ (как стоическое самоубийство, всегда €вл€ющеес€ также и общественным де€нием) свершаетс€ в конечном итоге ради продолжени€ существовани€ человеческого достоинства вообще. ¬ обоих случа€х справедливо, что "das Leben nicht der Güter höchstes ist (жизнь не высшее из благ)"32*. ƒаже право индивидуального отча€ни€ на выбор в пользу ухода из жизни, хот€ и спорное с этической точки зрени€, однако допускаемое состраданием, не отрицает первенство быти€ как такового: это есть уступка слабости в единичном случае, как исключение из универсального правила. Ќапротив того, возможность выбора в пользу гибели человечества касаетс€ вопроса долженствовани€ быти€ "человека как такового", а это с неизбежностью возвращает нас к вопросу, должно ли вообще существовать нечто, а не ничто.

3. —мысл Ћейбницева вопроса "почему есть нечто, а не ничто?"

ќднако это есть также и единственный приемлемый смысл представл€ющегос€ в во всех прочих случа€х таким праздным фундаментального положени€ Ћейбницевой метафизики: почему есть "нечто просто, а не ничто". »бо поставленное здесь "почему?" не может же иметь в виду предшествующую причину, котора€ уже сама принадлежит к области сущего, так что обследовать ее можно лишь в его рамках: ведь нелепо было бы относить вопрос о ней Ц к совокупности всего сущего или факту быти€ как такового. “акую логическую ситуацию нисколько не мен€ет учение о творении, усматривающее причину возникновени€ мира в целом в божественном де€нии, однако дающее тем самым повод дл€ точно такого же нового вопроса, а именно о бытии самого Ѕога.  ак известно, в ответ рациональна€ теологи€ говорит здесь о causa sui, самопричинении. ќднако пон€тие это, чтобы сказать самое меньшее, весьма сомнительно; и пламенное исповедание веры "“ы Ц Ѕог из вечности в вечность"33* €вл€етс€ скорее свидетельством в пользу, в конечном счете, логической случайности посто€нно требующего подтверждени€ factum brutum34*, чем неоспоримой рациональной необходимостью. Ќо вопрос об этом мы можем оставить в стороне. »бо даже если остановитьс€ на предположении “ворца, неважно, необходимо оно или произвольно, посто€нно возникает вопрос, "почему" создал он сам этот мир, с которым мы здесь, собственно, и имеем дело. –елиги€ дает на это ответ не каузальный, что, мол, уже сама мощь способности “ворца имела своим следствием де€ние (это приговорило бы всю последовательность к голой фактичности); нет, религи€ утверждает, что он этого пожелал, причем именно как чего-то благого (см., например,  нигу Ѕыти€ и "“имей" ѕлатона35*). ќднако здесь нам следует сказать, что в таком случае одобрение это было делом божественного суждени€, а не слепой воли, т. е. “ворец желал его, потому что существование благо, а не оно благо, потому что он его желал (хот€ таковым было удивительное воззрение ƒунса —кота). » как ни сильна склонность благочестивого человека согласитьс€ с божественным суждением, в которое он верит, уже на основании благочести€, а не лишь в результате усмотрени€, вообще говор€, такое суждение должно быть получено также и независимым образом (fides quaerens intellectum36*). »ными словами, вопрос долженствовани€ быти€ мира возможно отделить от этого положени€ о его тварности, именно, предположив, что также и дл€ божественного “ворца такое долженствование быти€ в соответствии с пон€тием блага было основанием дл€ его творени€: он желал его, потому что нашел, что оно должно существовать. ƒействительно, можно утверждать, что обнаружение ценности в мире €вл€етс€ одним из побудительных мотивов дл€ того, чтобы сделать отсюда заключение о божественном создателе (ранее это было даже одним из "доказательств" существовани€ Ѕога), а не наоборот, когда предположенный заранее создатель €вл€етс€ основанием признани€ ценности его творени€.

“аким образом, наше утверждение не в том, что лишь с исс€канием веры метафизика должна вз€тьс€ за задачу, с которой прежде могла на свой лад справл€тьс€ теологи€; нет, мы утверждаем, что задача эта всегда и была собственной задачей метафизики, причем только ее задачей, в услови€х как веры, так и безвери€, поскольку альтернатива эта вовсе не касаетс€ самой природы задачи. „ему метафизика может от теологии научитьс€, так это лишь прежде неизвестной радикальности вопросов: ведь вопрос наподобие Ћейбницева был немыслим в античной философии.

4. Ќа вопрос о возможном долженствовании быти€
должен быть дан независимый от религии ответ

» вот, если еще раз вернутьс€ к "почему" в знаменитом фундаментальном вопросе "почему вообще нечто есть?", нами обнаружено, что его понимание в смысле разыскани€ причинного "откуда это вз€лось?" делает весь вопрос в отношении быти€ как целого бессмысленным, однако понимание его в смысле оправдывающей нормы ("сто€щее ли это дело, бытие?") сообщает ему смысл и в то же врем€ освобождает от вс€кой св€зи с вопросом о творении, т. е. от веры. “аким образом, смысл вопроса, почему вообще есть нечто, а не ничто, должен быть следующим: почему вообще должно быть нечто, как превосход€щее ничто, какова бы ни была причина, почему оно возникает. »сключительно от смысла этого "должно" все и зависит.

“ак что, с верою или без нее, вопрос о возможном долженствовании быти€ должен сделатьс€ (по крайней мере в виде пробы) задачей независимого суждени€, т. е. делом философии, где он тут же св€зываетс€ с вопросом познани€ (даже, пожалуй, оценки) ценности вообще. »бо ценность или "благо", если таковое существует, есть единственное, что уже само по себе, на основе простой своей возможности, довлеет в сторону быти€ (или же, естественно, из уже данного быти€ Ц в сторону его продолжени€), обосновыва€ таким образом прит€зание на бытие, на долженствование быти€, и там, где бытие зависит от свободно избираемой де€тельности, вмен€ет ее в об€занность. —ледует учитывать, что уже простой присваиваемостью ценности бытию, независимо от того, много ли, мало ли может ее там оказатьс€ в действительности, решаетс€ вопрос о превосходстве быти€ над небытием (которому ведь просто невозможно ничего приписать Ц ни ценность, ни малоценность), и что никакое, будь то временное или посто€нное, преобладание зла над добром в мире в целом не в состо€нии это превосходство отменить, т. е. не может преуменьшить его бесконечности. ‘ундаментальна€ присваиваемость как такова€ образует решающее и не подлежащее никаким градаци€м отличительное свойство. —пособность обладать ценностью представл€ет собой ценность и сама по себе, она есть ценность всех ценностей, а тем самым Ц способность обладать также и малоценностью, поскольку уже проста€ присваиваемость различи€ между ценным и малоценным обеспечивает бытию абсолютную предпочтительность перед небытием. “аким образом, не кака€-либо ценность, а еще лишь возможность ценностью обладать, сама уже ценность, имеет претензии на бытие и отвечает на вопрос, почему должно существовать то, что такую возможность предоставл€ет. ¬се это, однако, справедливо лишь в том случае, если пон€тие ценности с надежностью удостоверено.

5. ¬опрос преобразуетс€ в вопрос
о статусе ценности

“аким образом, все сводитс€ к вопросу, а существует ли она вообще, "ценность", не как действительна€, здесь и теперь, но как нечто возможное по своему пон€тию. Ќасущно важно было бы поэтому установить онтологический и эпистемологический статус ценности вообще и исследовать вопрос ее объективности. »бо простой и неопровержимый факт мельтешащих в мире субъективных оценок, указание на присутствие здесь субъективных ценностных позиций, на то, что существуют вожделение и страх, устремление и отторжение, надежда и опасение, удовольствие и мука, а потому желательное и нежелательное, высоко ценимое и пренебрегаемое, как и то, что существует вол€ вообще, а внутри этого всего Ц еще и вол€ субъекта к собственному бытию, еще ничем не обогащают радикальную теорию и ничего не отбирают у нигилиста. ¬сегда ведь можно усомнитьс€: а есть ли вообще смысл во всей этой мучительной и страшной драме, не великим ли самообманом оборачиваетс€ ее необорима€ прит€гательность? «десь всегда еще возможно подвести итог радостей и горестей: баланс, составленный на основании их суммы пессимизмом Ц от вульгарного до шопенгауэровского Ц хорошо известен, и как бы он ни был недоказуем, его затруднительно опровергнуть, исход€ из субъективных €влений. ¬ысказанное ему возражение скорее может быть заподозрено в поверхностности. ¬ерно, даже и без подбитого баланса можно допустить сопр€женность терзаний с волей как таковой (в том числе и с волей к власти, вызванной на замену поверженной метафизике), избавлением от чего было бы отсутствие воли, а тем самым Ц ничто. “акже и сама интенсивность чувства, пр€мо-таки засилье в нем устремленности могут сделатьс€ аргументом против его соблазна. ќдним словом, ничего в оперирующих здесь чувствах как таковых не может служить разворачивающемус€ действу защитой от провозглашени€ его пустыми "sound and fury" и "idiot's tale"37*; и ничего в факте его исполнени€ не мешает вынужденным актерам искать убежища в ничто.

“аким образом, поскольку речь у нас идет об этике и должном, необходимо углубитьс€ в теорию ценностей или, вернее, в теорию ценности вообще, лишь из объективности которой и может быть выведено объективное долженствование быти€, а тем самым и об€зательность сохранени€ быти€, ответственность по отношению к бытию. »так, вот во что Ц в логический вопрос о статусе ценностей как таковых Ц преобразуетс€ теперь наш этически-метафизический вопрос о долженствовании быти€ человека в долженствующем быть мире. ѕри современном предварительном и запутанном состо€нии теории ценности, с ее нигилистическим, в конечном счете, скептицизмом38*, обнадеживающим такое предпри€тие никак не назовешь. ќднако попытатьс€ следует Ц хот€ бы ради €сности.   этой задаче мы теперь и переходим.

√лава треть€
ќ цел€х и их месте в бытии

„то должно быть про€снено первым делом, так это отношение ценностей и целей (или задач), которые часто друг с другом путают, при том, что они никоим образом не совпадают. Ќачнем с целей. ÷ель есть то, ради чего существует вещь, и дл€ достижени€ или сохранени€ чего происходит некий процесс или предпринимаетс€ де€тельность. ÷ель отвечает на вопрос "дл€ чего?" “ак, молот существует, чтобы бить39*; пищеварительный тракт Ц чтобы переваривать и тем самым поддерживать жизнь и здоровье в организме; человек идет, чтобы куда-то прийти; суд заседает, чтобы осуществл€ть правосудие. —ледует обратить внимание на то, что цели или задачи, о которых мы в данном случае говорим как об определ€ющих соответствующие вещи или действи€, делают это независимо от их ценностного статуса и признание их как таковых еще не говорит об их одобрении. “ак, мое утверждение, что то-то есть цель x, не предполагает никакого ценностного суждени€ с моей стороны. я могу находить естественное состо€ние без молота лучшим, чем состо€ние цивилизованное, когда в стены вгон€ют гвозди; € могу сожалеть о том, что львы не €вл€ютс€ траво€дными животными и потому не одобр€ть пищеварительного тракта, устроенного дл€ плото€дного образа жизни; € могу полагать, что люд€м лучше было бы оставатьс€ там, где они есть, вместо того, чтобы посто€нно срыватьс€ с места; € могу быть невысокого мнени€ о любого рода справедливости, порождаемой судами, Ц короче, € могу объ€вить все эти цели не имеющими ценности сами по себе. » тем не менее € все-таки должен буду признать их в качестве целей соответствующих вещей, вз€тых сами по себе, если только € верно их описал. —амолично станов€сь, так сказать, на "точку зрени€" предметов, € могу, далее, от признани€ присущих им целей переходить к суждени€м относительно их большего или меньшего им соответстви€, т. е. об их пригодности дл€ достижени€ этих целей, и способен говорить о лучшем или худшем молоте, состо€нии пищеварени€, акте передвижени€, юридической системе. ¬се это будут уже ценностные суждени€, однако они, разумеетс€, не основаны на моих определени€х ценности того или другого предмета или же моих целевых установках: они выведены из быти€ самих соответствующих вещей и основаны на моем понимании этих вещей, а не на моих чувствах по их поводу. “ак мы в состо€нии построить дл€ разных вещей и их сочетаний и пон€тие специального "блага" с его противоположностью, а также различных градаций между ними: исход€ из того предположени€, что мы действительно способны (и в той мере, в какой мы способны) усматривать "цели" в самих вещах, как присущие их природе. Ёто есть "благо" в меру пригодности дл€ определенной цели (о самой благости которой суждение еще не выноситс€), т. е. относительна€ ценность чего-либо.

ќчевидно, здесь тут же возникают два вопроса: а чьи это цели, обнаруживаемые нами в вещах? » какова ценность самих этих целей, по отношению к которым обладают ценностью соответствующие вещи, способные быть лучшими или худшими средствами дл€ их достижени€? ћогут ли быть лучшими или худшими также и они? ѕервый из этих вопросов имеет в виду пон€тие цели как таковой, второй Ц ценность как таковую. ѕоскольку нам на первых порах предстоит иметь дело с цел€ми, а не с ценност€ми, займемс€ пока исключительно лишь первым вопросом.

I. ћолот

1. ≈го целеположенность

¬ вопросе о том, "чь€" это цель, следует обратить внимание на двусмысленность, заложенную в самом выражении "иметь цель". ћолот "имеет" цель быть пригодным к тому, чтобы им бить: этой целью и ради нее он создан; и цель эта принадлежит его выстроенному на ее основании бытию совсем иначе, чем сиюминутна€ цель бросани€ Ц подобранному вот только что камню, доставани€ Ц отломленной дл€ этого ветви. ÷ель, могли бы мы сказать, принадлежит пон€тию молота, а пон€тие это, как и во всех искусственно созданных предметах, предшествует его существованию и было причиной его возникновени€. Ёто значит, что пон€тие лежит здесь в основе предмета, а не предмет Ц в основе пон€ти€, как это имеет место в случае абстрагирующихс€ от уже существующих вещей, а потому возникающих задним числом классических пон€тий. “ак, например, измерение времени было действующей причиной часов, и они всецело этой целью определ€ютс€. Ёто буквально их raison d'être40*. “ак что они действительно "обладают" этой целью как предназначением их сущности, а не просто как случайным применением (прибегающим к случайно подворачивающимс€ пригодным средствам) Ц измерение времени есть их предназначение; и правда, они настолько идентичны со своей целью, что без нее их вообще бы не было.

2. ÷ель находитс€ не в вещи

» тем не менее это послужившее причиной их быти€ и их образовани€ пон€тие принадлежит не им, но их изготовителю, который, даже их произвед€, не смог его на них перенести: измерение времени было "его" целью в подлинном смысле, ею остаетс€ и целью самих часов никогда не сделаетс€. “аким образом, в этом, втором смысле "иметь" эта цель имеетс€ у часов или молота вовсе не у самих по себе: ее "имеет" только их производитель или тот, кто ими пользуетс€. Ёто так в отношении всех неживых приспособлений: цель, существенна€ дл€ них как дл€ искусственно созданных предметов Ц все же не их цель; несмотр€ на свою тотальную целесообразность, собственной цели они совершенно лишены.

II. —уд

ѕерейдем к другому концу р€да, к суду. “акже и он €вл€етс€ искусственным созданием, а именно человеческим учреждением, и, разумеетс€, также и в его случае пон€тие предшествует вещи: суд был устроен, чтобы отправл€ть правосудие. ѕон€ти€ права и судопроизводства лежат в основе существовани€ этого образовани€. ќднако здесь пон€тие не только каузально предшествовало вещи: чтобы ей существовать как тому, дл€ чего она была создана, оно должно было в нее внедритьс€, так что, введенный в бытие причинной каузальностью, суд сохран€етс€ в нем исключительно ею, как в нем действующей.

1. »мманентность цели

ќднако как может она действовать в нем? ћожет Ц постольку, поскольку функционирующие его части (не так, как в случае часов) сами одухотворены целью, т. е. ее желают и сообразно с ней действуют, дл€ чего им прежде всего следует быть стрем€щимис€ к цели и самоде€тельными существами. Ёто значит, что здесь нет различи€ между бытием изготовител€ и того, что изготовлено: первый (например, законодатель) и второе (общественное учреждение) €вл€ютс€ онтологически, если не персонально, одним и тем же субъектом. ѕоэтому оба они "обладают" целью в одинаковом, изначальном смысле. ѕо крайней мере, этого мы ожидаем, и если при отправлении функции вклиниваютс€ какие-то иные цели, возможно это лишь потому, что тут, в отличие от бездушных, просто целесообразных устройств, имеет место образование, поддерживающее в себе свои цели самосто€тельно, и отклонение от изначальной цели (от лежащего в основе пон€ти€) становитс€ поводом дл€ критики.  ритика относитс€ здесь не к создателю, как в случае приспособлени€, но к тому, что создано: если не идут часы, виноват часовщик, а не часы; однако если не работает суд, виновен судь€, а не автор законоположени€. ¬ол€ учреждавшей силы продолжаетс€ в воле самого учреждени€, или же в нем искажаетс€, и т. д. » нам вовсе нет нужды разбиратьс€ в весьма сложном вопросе о подмене, смешении и переносе целей, как и в вопросе, с какой степенью верности происходит отождествление исполнительного лица с намерени€ми законодател€, чтобы быть в состо€нии сказать, что цели оперируют здесь вдоль всей последовательности в одинаково первообразном смысле.

“ак что, в отличие от "молота", в отношении "суда" (оба они в некотором смысле "инструменты"!) справедливо, что цель €вл€етс€ не только объективно его raison d'être, но также и субъективно продолженным условием его функционировани€, поскольку сами члены суда должны усвоить ее себе, чтобы он мог функционировать в качестве такового.

2. Ќезримость цели в ее вещественном выражении

» вообще, эта субъективна€ сторона, или же определенна€ изнутри иде€, есть даже единственное, на основании чего можно опознать такой общественный "инструмент". я могу верно описать молоток и не называ€ его цели (даже и не зна€ ее) Ц по его видимому облику, композиции, материалу и форме частей, и то же касаетс€ часов (даже когда они сто€т). » уже на основании такого, чисто физического осмотра, способного дать однозначное определение соответствующих вещей в сфере чистых объектов, может быть установлена также и их пригодность дл€ той или другой цели, а отсюда можно с величайшей веро€тностью предполагать, что дл€ нее они и были созданы, замыслены. Ёто значит, что невидимое ("субъективное") намерение создател€ усматриваетс€ из видимых ("объективных") свойств предмета; ибо мне, уж конечно, известно, что вещи такого рода не возникают случайно@1.

ќднако никакое описание людей в манти€х и париках, заседающих в определенном пор€дке, с определенной последовательностью речей, заслушиваний, протоколов и пр., не в состо€нии дать ни малейшего пон€ти€ о том, что такое "суд" и что в нем происходит. ћне необходимо некоторое врем€ следить за тем, что тут говоритс€, причем следить с пониманием, чтобы пон€ть, что в центре всего находитс€ здесь право и правосудие, и € должен самосто€тельно осознать эти пон€ти€, чтобы вообще получить представление об учреждении "суд" (а тогда уже и о процессе "судебного заседани€"). Ћишь на основании абсолютно незримой идеи цели (здесь Ц идеи права) обретают смысл, в качестве более или менее случайных вспомогательных средств ее воплощени€, и все внешние, зримые детали Ц мантии, парики, столы и стуль€, перь€ и бумага. –егистраци€ материального положени€ дел, какой бы полной она ни была, выведени€ обратного заключени€ здесь не допускает.

3. —редство не существует дольше имманентной цели

— какой полнотой происходит в случае человеческих учреждений не только определение "инструмента" его предназначением, но и посто€нное его им образование, может быть усмотрено также и из того, что, в отличие от материального инструмента, это не есть с сáмого момента своего по€влени€ независимый от пользовани€ и понимани€ цели, существующий сам по себе объект. Ќапример, неиспользуемый молоток, как материальный объект, можно найти и спуст€ тыс€чу лет, и, возможно, удастс€ его опознать; упраздненный парламент превращаетс€ в ничто и оставл€ет после себ€ лишь свою идею, но никакого пребывающего объекта, который в надлежащее врем€ мог бы снова быть использован дл€ своей цели. ¬се это есть лишь распространение предыдущего наблюдени€. ћолот можно, даже и не называ€ его цели, описать как предмет, "выгл€д€щий так-то и так-то", именно потому, что он обладает отделимым от своей цели существованием; парламент, налоговое управление, юстици€ не обладают никаким, способным быть описанным независимым образом "внешним видом" именно потому, что они никаким отличным от цели существованием не обладают@2.

4. ”казание цели посредством вещественных инструментов

ќднако здесь следует заметить, что компоненты невещественного общественного инструментари€ могут пользоватьс€ вещественными инструментами первой категории, на основании распознаваемой целесообразности которых все же можно делать кое-какие заключени€ и в отношении их собственной цели. “ут существуют различные градации, завис€щие от рода самой цели: чем больше материальной де€тельности в нее включено, тем более возможным делаетс€ ее опознание. »з использовавшихс€ в јфинах дл€ процедуры остракизма черепков, процесса их выдачи и сбора (как и из современного голосовательного бюллетен€) инопланет€нин просто ничего не смог бы пон€ть в смысле и предназначении этого учреждени€; однако по вооружению афинской армии можно заключить куда о большем (даже помимо его боевого применени€). —овременные вооружени€, о техническом предназначении которых возможно судить уже по их чисто материальным характеристикам, могли бы поведать о себе еще больше. » тем не менее, в принципе, даже в таком отчетливо вырисовывающемс€ случае, образование "арми€" в его общественно-политической сущности не может быть познано по его материальным средствам ("hardware") и материальным действи€м, т. е. из чисто внешнего его вида. “ак что и здесь внутренн€€, идеальна€ целенаправленна€ вол€ целого и частей (например, знание того, что такое "государство", "суверенитет", "национальный конфликт") всегда остаетс€ решающей инстанцией, на основании которой объ€сн€етс€ социальное средство. ¬ большинстве случаев эта целенаправленна€ вол€ в высшей степени абстрактна, и даже наиболее массивные оруди€ пыток инквизиции ничего нам не говор€т, из-за чего, собственно, происходил процесс по обвинению в ереси, как и весь обмен бумагами и подпис€ми Ц не раскрывают ни того, что есть договор, ни что есть (если говорить о его предмете) собственность. » даже наиотчетливейша€ цель €дерного оружи€ в случае его возможного использовани€ (а именно уничтожение) ничего не говорит о том, что целью его накоплени€ было неиспользование.

5. —уд и молот: местопребывание цели
в обоих случа€х Ц человек

ќднако прервем здесь это чисто элементарное рассмотрение того и другого случа€ и подытожим то, что о них узнали. ћожно вспомнить, что первым делом мы вз€ли противоположные концы р€да "молот, орган пищеварени€, ходьба, суд" и поставили их р€дом, как по причине радикального между ними различи€, так и их радикальной общности. ќбщность заключаетс€ в том, что в случае обоих нет никакого сомнени€ в том, что они созданы ради цели и на нее ориентированы, так что их пригодность вовсе не случайна. “аким образом, оба они есть искусственные создани€ человека. ќднако отсюда следует, что и сами возложенные на них задачи €вл€ютс€ человеческими, а именно цел€ми их изготовителей и тех, кто ими пользуютс€, будь то отдельный человек или общество.

ќднако у материального приспособлени€ цель оказываетс€ внешней, между тем как в случае не только устроенного людьми, но и из них образованного целевого учреждени€ она в описанном смысле внутренн€€, хот€ даже и при этом учреждение продолжает быть средством, и внутренний характер цели не делает самого его целью. “аким образом, самоцели мы все еще не достигли. ќднако в обоих случа€х в ответ на вопрос, "чь€" это цель, вы€снилось, что Ц человека; так что если этим удовлетворитьс€, самоцелью (котора€ €витс€ тем самым и конечной целью) неизменно окажетс€ человек, либо она будет в нем находитьс€. Ёто соответствовало бы современному убеждению, что и вообще "цель" есть всецело человеческое пон€тие, которое сообщаетс€ другим вещам только им одним Ц посредством их изготовлени€ или приписывани€ при их истолковании, и что более нигде на свете цели нет.

 ак бы то ни было, об обсужденных нами образовани€х можно утверждать как то, что они €вл€ютс€ однозначно целевыми образовани€ми, так и то, что цель устанавливаетс€ и поддерживаетс€ человеческими субъектами. —ледует прибавить лишь то, что "бытие однозначно целевым образованием" необ€зательно влечет за собой однозначность цели: в его изначальной концепции могут соедин€тьс€ много целей или же они могут наращиватьс€, прокрадыватьс€ и т. д. вместе с его позднейшими функци€ми, вплоть до полного отчуждени€ от первоначальной цели. ¬ случае же общественно-личного "средства", а именно должности, не исключено и то, что оно, в противоречии со всеми изначальными намерени€ми, превратитс€ в самоцель.

III. ’одьба

1. »скусственное и естественное средство

¬ остальных примерах речь идет о предметах и функци€х, не созданных искусственно, т. е. о естественных. —ледует вы€снить, что значит различие между искусственным и естественным предметом дл€ присваиваемости ему "цели".   этому добавл€етс€ еще и наличное в самих этих категори€х примеров, представленных органом пищеварени€ и ходьбой, различие между произвольностью и непроизвольностью функции, при всей идентичности того и другого "инструмента" в их природной данности. Ќадо обследовать и это различие дл€ определени€ цели, причем мы замечаем, что оно пересекаетс€ с различием между человеком и животным. “ак что мы будем неоднократно выходить за пределы области чисто человеческого намерени€, а, возможно, и намерени€ или умысла в строгом смысле вообще, причем относительно естественного существовани€ органа это будет происходить вс€кий раз, а относительно его функционировани€, независимо от того, произвольное оно или непроизвольное Ц во всех случа€х, с человеком не св€занных. Ќачнем с ходьбы, как примера, принадлежащего к классу "произвольных" €влений, в которых человеческий умысел по крайней мере имеет место, а именно постольку, поскольку идущим может оказатьс€ человеческий организм.

2. –азличие между средством и функцией (использование)

ћы говорим: "люди ход€т, чтобы куда-либо добратьс€". Ёто "чтобы" означает цель. Ћюди ход€т ногами; эти последние (со всем подчиненным им нервно-мускульным аппаратом) €вл€ютс€ средством. —редство существует от природы и €вл€етс€ живым, составл€€ часть самого пользовател€, однако оно не действует само собой, и обладание им еще не означает приведени€ его в действие. »дут не ноги, идет идущий с их помощью; смотр€т не глаза, но ими смотрит смотр€щий; а "чтобы" указывает, помимо цели, еще и на (называемый нами волей) контроль со стороны субъекта. “ак, по крайней мере, прин€то полагать относительно всех вообще внешне- моторных отправлений (либо, в случае человека, судить об этом на основании субъективных свидетельств). ¬ случае же сенсорных отправлений преднамеренность уже не столь выражена. ћы видим, слышим, обон€ем, того не жела€. ќщущение понимаетс€ скорее как воспри€тие или претерпевание ("аффицируемость", "восприимчивость"). ќднако и здесь в дело может вступать активный, а потому произвольный элемент: всматривание Ц это больше, чем пассивное смотрение, вслушивание Ц больше, чем вынужденное слушание, принюхивание больше, чем обон€ние и т. д. ј при ощупывании, которое уже и само по себе включает моторную де€тельность, произвольно-активное участие в воспри€тии очевидно. (Ќа самом деле моторика, пусть даже по большей части непроизвольно и исподволь, например, через коррекцию хрусталика, участвует также и в непреднамеренном акте смотрени€.) ¬ этих случа€х "чтобы" как субъективна€ цель присоедин€етс€ также и к пользованию органом чувств.

ќднако случай наиболее четкого размежевани€ между обладанием органом и пользованием им, а тем самым между целью самого органа и целью его приведени€ в действие, мы встречаем в моторных приспособлени€х, когда мы говорим, что наделенный ногами ("инструментами ходьбы") волен идти или не идти, а когда идет, идти туда или же сюда: все это может быть предписано ему и со стороны, но само по себе обладание и владение ногами ему еще ничего не предписывает. “ак что слова "он волен" еще ничего не говор€т свободе в целом, но лишь о том, что у "него" (а "им" всегда €вл€етс€ сам субъект) есть свобода со стороны соответствующего органа, что сам этот орган уже не определ€ет пользование им.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 422 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

¬аше врем€ ограничено, не тратьте его, жив€ чужой жизнью © —тив ƒжобс
==> читать все изречени€...

2016 - | 1982 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.038 с.