Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕринцип ответственности 10 страница




9. Ёмоциональна€ сторона нравственности
в прежней этической теории

а) Ћюбовь к "высшему благу"

«анимавшимс€ нравственностью философам с самого начала было известно, что дл€ того, чтобы объективное благо обрело власть над нашей волей, к разуму должно присоединитьс€ чувство, а значит, таким образом, что нравственность, котора€ должна повелевать страст€ми, сама нуждаетс€ в страсти. —реди великих, пожалуй, один только  ант согласилс€ с этим через силу, как с уступкой нашей чувственной природе Ц вместо того, чтобы усматривать здесь интегральную составл€ющую этического как такового. ¬ €вном или не€вном виде такое усмотрение присутствует во вс€ком учении о добродетели, как ни разнообразны определени€ постулируемого здесь чувства. »удейский "страх божий", платоновский "эрос", аристотелевска€ "эвдемони€"63*, христианска€ "любовь", спинозовска€ "amor dei intellectualis"64*, "благожелательность" ’атчесона65*, "благоговение"  анта, "интерес"  ьеркегора, "наслаждение волей" Ќицше Ц все это способы определени€ данного аффективного элемента этики. ћы не можем обсуждать их здесь; отметим, однако, что "чувства ответственности" среди них нет. Ќам придетс€ объ€снить это отсутствие позднее, чтобы оправдать собственный выбор. «аметим далее, что большинство (хоть и не все) из названных чувств такого рода, что они внушаютс€ предметом высшей ценности и направлены на него. ѕо традиции такое summum bonum нередко обладало тем сопутствующим онтологическим значением (королларием к идее совершенства), что это должно быть нечто вневременное, апеллирующее к нашей смертности приманкой вечности. ÷елью нравственного стремлени€ €вл€етс€ в таком случае уравн€ть собственное состо€ние с этим высшим предметом, в меру этого им "овладеть" и способствовать такому овладению также и другими, вообще создать дл€ него место во временнóм мире. Ќепреход€щее приглашает преход€щее к причастности себе и возбуждает в нем охоту к тому.

¬ полную противоположность этому, предметом ответственности €вл€етс€ преход€щее именно как преход€щее, и все же, несмотр€ на эту общность между ним и мной, € оказываюсь здесь лицом к лицу с куда более "неучаствуемым" (unpartizierbarer) "иным", чем любой из трансцендентных предметов классической этики: "иное" не как несравненно лучшее, но всего лишь как оно само в его изначальном праве, и без того, что эта инаковость должна быть перекрыта моим уподоблением ему или его Ц мне. »менно инаковость и завладевает моей ответственностью, а никакого присвоени€ здесь не предусматриваетс€. » тем не менее этому далекому от "совершенства", почти случайному в своей фактичности предмету, воспринимаемому именно в его бренности, нуждаемости и ненадежности, хватает силы на то, чтобы просто уже своим существованием (а не какими-то особыми качествами) подвигнуть мен€ предоставить свою персону в его распор€жение, и это без вс€кого желани€ им овладеть с моей стороны. ј он €вно на это способен, потому что иначе такое существование не вызывало бы чувства ответственности. ќднако такое чувство существует как опытный факт, и оно не менее действительно, чем аппетитивные чувства из сферы опыта, св€занного с summum bonum. ќб этом речь еще пойдет. ќбратим теперь внимание только на то, что в двух противопоставленных друг другу типах все же имеетс€ общее: об€зывающа€ сила исходит от прит€заний одного предмета, и об€зывание св€зываетс€ с этим предметом, будь он вечным или преход€щим. ¬ обоих случа€х нечто должно быть исполнено в вещном мире.

б) ƒействие ради действи€

Ётим направленным на предмет этическим позици€м, в которых правит бал наход€щеес€ вне мен€ содержание цели, противосто€т беспредметные виды этики, в которых сама форма или дух де€ни€ €вл€ютс€ лейтмотивом нормы, и предоставл€емый ситуацией внешний предмет €вл€етс€ в большей степени поводом, чем действительной целью де€ни€. «десь имеет значение не "что", а "как" действи€. —овременной крайностью этой этики субъективного умонастроени€ €вл€етс€ экзистенциализм (ср. "волю к воле" Ќицше, "аутентичное решение" —артра, "подлинность" и "решимость" ’айдеггера и т. д.), где объект в мире не надел€етс€ со своей стороны прит€занием на нас, но воспринимает свою значимость от выбора нашего страстного интереса. «десь правит бал свобода самости. Ќе станем углубл€тьс€ в то, состо€тельна ли эта точка зрени€ в своем буквальном выражении, не признает ли она втайне ценность также и за объектом (о которой потому-то и должен принимать решение субъект), и не есть ли именно это истинное основание €кобы безосновательного решени€. „то важно здесь дл€ теории этики, так это фундаментальное отрицание в любой из вещей внутренне им присущего пор€дка уровней или прав, а тем самым и вообще идеи объективно значимых об€занностей в их отношении, источником которой могли бы быть они сами@5.

в)  антовское "благоговение перед законом"

—воеобычна, что бывает с ним нередко, занимаема€  антом позици€ в этой борьбе "материального" и "формального", "объективного" и "субъективного" оснований нравственного де€ни€. ’от€ он, с одной стороны, не отрицает того, что предметы могут воздействовать на нас своей ценностью, с другой стороны, им отрицаетс€ (ради "автономии" нравственного разума), что такое "патологическое" воздействие чувства могло бы дать истинный мотив нравственного де€ни€. » между тем как  ант подчеркивает основанную в разуме объективность универсального нравственного закона, им допускаетс€ и необходима€ роль чувства при приведении в соответствие единичной воли с законом66*. —воеобразие заключаетс€ в том, что чувство это не обращено ни на какую предметность, но на сам же закон. ¬ообще говор€, то было глубокое узрение  анта (тем более впечатл€ющее, что исходит оно от поборника безусловной автономии разума в вопросах морали), что дл€ того, чтобы нравственный закон обрел власть над нашей волей, помимо разума в игру должно вступить также и чувство. —огласно ему, это есть чувство, вызываемое в нас не объектом (что сделало бы нравственность "гетерономной"), но идеей долга или нравственного закона: чувство благоговени€.  ант подразумевал этим благоговение перед законом, перед возвышенностью безусловного "ты должен", исход€щего от разума. »наче говор€, сам разум делаетс€ источником аффекта и его конечным предметом! –азум, конечно же, не в качестве способности познани€, но как принцип универсальности, в соответствие с которым должна привести себ€ вол€, причем сделать это не выбором своих объектов, но формой выбора, т. е. способом самоопределени€ с огл€дкой на возможную универсализацию своей максимы. ќдна лишь эта внутренн€€ форма волени€ и составл€ет содержание категорического императива, возвышенность которого внушает благоговение.

ќднако эта мысль, хот€ сама она не лишена возвышенности, приводит к абсурду. »бо смысл категорического императива, как показывают все его применени€ в казуистике, состоит не в определении целей, но в самоограничении свободы в преследовании целей Ц с помощью правила самосогласовани€ воли. ќднако если иде€ нравственного закона такова, кантовска€ формула приходит к виду "самоограничение свободы из благоговени€ перед идеей самоограничени€ свободы", что есть очевидна€ бессмыслица. »ли же там, где самоограничение должно происходить с огл€дкой на способность приведени€ ко всеобщности, можно будет сказать: "ѕеревод частной воли во всеобщую из благоговени€ перед идеей всеобщности", что немногим лучше. »бо и на самом деле распространение всеобщности €вл€етс€ добродетелью в случае теоретических положений в любой истинностной системе, и ее значимость дл€ вс€кого другого разума пон€тна сама собой. ќднако в случае индивидуальных, принимаемых в отношении действий решений, така€ вот сопровождающа€ уверенность, что вс€кое разумное существо должно с ними согласитьс€ по причине всеобщности их принципа, €вл€етс€, разумеетс€, усилением, которое можно только приветствовать (возможно, даже критерием их правильности), однако это никак не может быть первым основанием моего выбора, и уж, конечно, не может стать источником чувства, будь то благоговение или какое иное, которое здесь и теперь одухотвор€ет мою св€зь с делом. Ёто чувство может быть порождено только самим делом, а никакой не идеей всеобщности, причем порождено как раз его абсолютно единичной самодостоверностью. ѕоследн€€ может сама подчин€тьс€ более общим основани€м, однако они были бы тогда онтологическими, и если таковые воздействуют на чувство, то своим содержанием, а не степенью своей всеобщности. (  нелепост€м, подобным данному величайшему примеру, должна приводить вс€ка€ попытка пон€ть нравственный закон как цель себ€ самого.)

Ќа самом деле, как следует добавить,  антово нравственное узрение было более значительным, чем то диктовалось логикой системы. Ќередко отмечалась выраженна€ пустота, в которую заводит чисто формальный "категорический императив" с его критерием непротиворечивого приведени€ ко всеобщности максимы воли@6. ќднако сам же  ант отпустил голый формализм своего категорического императива на свободу с помощью "материального" принципа поведени€, €кобы из него следующего, на самом же деле к нему добавленного: уважение к достоинству личностей как целей самих по себе. ”ж сюда-то упрек в пустоте неприложим! ќднако безусловна€ самоценность разумных субъектов не выводитс€ ни из какого формального принципа: ей приходитс€ убеждать в этом оценивающее чувство вынос€щего суждение наблюдател€ Ц на основании созерцани€ им того, что есть свободно действующа€ самость в мире необходимости.

г) »сходна€ позици€ дальнейшего исследовани€

¬ыража€сь просто, занимаема€ нами противоположна€ позици€, лежаща€ в основе следующих размышлений об ответственности, такова: что обладает значением, так это прежде всего вещи, дела, а не состо€ни€ моей воли. ”влека€ за собой волю, вещи станов€тс€ моими цел€ми. ÷ел€м не возбран€етс€ быть возвышенными Ц по тому, что они есть; и многие действи€ или даже течение жизни в целом могут быть таковы, однако это не должно быть правилом, налагаемым на волю с тем, чтобы его соблюдение было дл€ вс€кой цели условием ее моральности или, если выразитьс€ точнее, условием того, что она не аморальна. «акон как таковой не может быть ни причиной, ни предметом благоговени€; но вот бытие, признанное в его полноте или каком-либо единичном ее про€влении, встреча€сь со способностью видеть, не обуженной себ€любием и не притупленной косностью, вполне способно вызывать благоговение, и способно этим затрагиванием нашего чувства приходить на помощь бессильному в ином случае нравственному закону, приказывающему в этом случае откликнутьс€ на присущую существующему претензию, удовлетворив ее своим собственным бытием. » нет нужды из-за принципа автономии страшитьс€ наличной здесь "гетерономности" такого рода, а именно того, что мы позвол€ем увлекать себ€ правомерными призывами воспринимаемых объектов, или даже ее отрицать. ќднако совершенно недостаточно также и благоговени€, ибо такое утверждение воспринимаемого достоинства предмета в чувстве, как бы живо оно ни было, может тем не менее остатьс€ совершенно безде€тельным. Ћишь присоедин€ющеес€ сюда чувство ответственности, св€зывающее этого субъекта с этим объектом, заставл€ет нас ради него действовать. ћы утверждаем, что именно это чувство, более, чем что-то иное, способно породить в нас готовность поддержать собственным де€нием претензию объекта на существование. ¬спомним, наконец, и о том, что забота о потомстве (см. гл. 2, с. 60 слл.), настолько самопроизвольна€, что она не нуждаетс€ в обращении к нравственному закону, €вл€етс€ элементарно-человеческим прототипом совпадени€ объективной ответственности и субъективного чувства ответственности, которым природа предвоспитала нас ко всем прочим, не столь гарантированным инстинктом видам ответственности, подготовив к тому же и наше чувство.   этому €влению "ответственности", насчет которого теори€ нравственности в целом оказалась такой несловоохотливой, мы теперь и переходим.

II. “еори€ ответственности:
первые различени€

1. ќтветственность как каузальное вменение
совершЄнных де€ний

а) ”словием ответственности €вл€етс€ сила каузальности. ƒе€тель должен отвечать за свое де€ние: он считаетс€ ответственным за его последстви€ и при известных обсто€тельствах он должен держать за него ответ. ѕоначалу здесь присутствует лишь юридическое, но не нравственное в собственном смысле значение. Ќанесенный ущерб должен быть возмещен, даже если причиной был вовсе не проступок, даже если последстви€ не предвиделись и не предусматривались. ƒовольно лишь того, что € €вилс€ действующей причиной. Ќо лишь в тесной каузальной св€зи с де€нием, так что отнесение его на мой счет однозначно, а последстви€ не тер€ютс€ в том, что и не могло быть предвидено. «наменитый недостававший в подкове гвоздь не делает кузнецова подмастерь€ реально ответственным за проигранную битву и утраченное королевство. ќднако непосредственный клиент, всадник, ехавший на той лошади, был бы вполне вправе предъ€вить рекламацию кузнецу, "ответственному" за небрежность своего подмастерь€ даже при том, что виноват не он сам. Ќебрежность €вл€етс€, пожалуй, единственным пунктом, по которому здесь может быть усмотрена нравственна€ вина, причем в совершенно заур€дном ее про€влении. ќднако этот пример показывает (как и пребывающее в пор€дке вещей привлечение родителей к ответу за детей), что об€занна€ расплачиватьс€ ответственность может быть свободна от вс€кой вины. ѕринцип причинной вмен€емости все еще сохран€етс€ в положении, когда начальник вообще объедин€ет в своем лице каузальность его подчиненных (за достойные де€ни€ которых он, правда, пожинает и похвалу).

б) » вот с давних времен с идеей правового возмещени€ ущерба смешалась иде€ наказани€, имеюща€ нравственный смысл и квалифицирующа€ послужившее причиной де€ние как нравственно преступное. ѕровозглашение "виновен!" имеет здесь иной смысл, чем в утверждении "ѕетер об€зан возместить ѕавлу ущерб"67*. ≈сли речь идет о преступлении, наказываетс€ в большей степени де€ние, чем его последстви€, и в соответствии с ним отмер€етс€ кара. ƒл€ этого должно быть рассмотрено само де€ние Ц намерение, обдуманность, мотив, вмен€емость: было ли де€ние преступным "само по себе". ”говор о совершении преступлени€, оставшийс€ по причине своевременного обнаружени€ без последствий, сам €вл€етс€ преступлением и подлежит наказанию. Ќаступающа€ здесь расплата, которой де€тель привлекаетс€ к ответственности, служит не дл€ возмещени€ другим лицам причиненного им ущерба или ущемлени€ их прав, но дл€ восстановлени€ нарушенного нравственного пор€дка. “ак что решающим моментом дл€ наступлени€ ответственности €вл€етс€ здесь не каузальность, но качество де€ни€. » тем не менее conditio sine qua non68* остаетс€ наличие здесь по крайней мере потенциальной силы. Ќикто не привлекаетс€ к ответственности за бессильное измышление самых отвратительных злоде€ний, и, возможно, возникающее здесь чувство вины так же лично, как психологическое преступление. ƒе€ние должно быть совершено в действительности или по крайней мере (как в случае уговора) в ней начато. » истиной остаетс€ то, что удавшеес€ де€ние €вл€етс€ более т€жким, чем неудавшеес€.

в) ”казанное различие между правовой и нравственной ответственностью находит отражение в различии между гражданским и уголовным правом, в расход€щемс€ по разным направлени€м развитии которых оказались разделенными изначально смешанные пон€ти€ возмещени€ ущерба (в результате "имущественной ответственности"69*) и наказани€ (за вину). ќднако общим дл€ них €вл€етс€ то, что "ответственность" относитс€ к совершЄнным поступкам и делаетс€ действительной в привлечении к ответственности внешними факторами. ¬озможно, возникающее здесь одновременно в де€теле чувство, с которым он внутренне воспринимает ответственность (чувство вины, раска€ние, готовность понести наказание, но также и упр€ма€ гордость) будет задним числом столь же интенсивно, как и объективна€ необходимость нести ответственность; также и ее предчувствие в начале де€ни€ служит дл€ него не мотивом, но лишь (в случае, когда это так) дл€ подбора де€ни€, т. е. мотивом допущени€-недопущени€. Ќаконец, чем меньше совершено, тем меньше оказываетс€ и ответственность, и в случае отсутстви€ положительной об€занности неде€ние может оказатьс€ советом, подаваемым нам благоразумием.  ороче, так пон€та€ "ответственность" не намечает сама цели, а €вл€етс€ всецело формальным об€зательством в отношении всей человеческой каузальной де€тельности, от которой за ее причинность может быть востребован ответ. “ем самым она €вл€етс€ предварительным условием морали, однако не самой моралью. ќтождествл€ющеес€ с ней чувство (как до де€ни€, так и после него), хот€ и нравственно (готовность ответить за де€ние), однако в своей голой формальности неспособно сделатьс€ аффективным принципом дл€ этической теории, альфой и омегой которой €вл€етс€ представление, засвидетельствование и мотиваци€ позитивных целей в св€зи с bonum humanum70*. ¬дохновленные такими цел€ми, ощуща€ воздействие блага на чувство, мы можем испытать радость ответственности; когда же ее нет, т. е. нет об€зывающих нас ценностей, бо€знь ответственности, возможно, дает повод дл€ сожалени€ (поскольку чисто гедонистическа€ осторожность может быть делом негодным), но не дл€ осуждени€@7.

2. ќтветственность за подлежащее исполнению:
долг силы

»меетс€, однако, и совершенно иное пон€тие ответственности, касающеес€ не наступающего задним числом расчета за соде€нное, но определени€ "подлежащего исполнению" (Zu-Tuenden); согласно ему, € ощущаю себ€ таким образом ответственным не первичным образом, за свое поведение и его последстви€, но за дело, предъ€вл€ющее претензии на мои действи€. Ќапример, ответственность за преуспе€ние других не только "просеивает" наличные намерени€ в отношении поступков с точки зрени€ их нравственной допустимости, но и об€зывает на совершение поступков, никакой иной цели не имеющих. "«а" в словосочетании "ответственность за" имеет здесь, очевидно, совершенно иной смысл, чем в предыдущем, направленном на себ€ самого разр€де. “о, "за что" имеет место ответственность, находитс€ вне мен€, однако в сфере дос€гаемости моей силы, будучи ей поручено или наход€сь под ее угрозой. ќно противопоставл€ет этой силе свое право на существование исход€ из того, чем оно €вл€етс€ или может быть, и, посредством нравственной воли, возлагает на силу об€занность в отношении себ€. ƒело становитс€ моим, поскольку сила мо€, а она находитс€ именно с данным делом в каузальной св€зи. Ќаход€щийс€ в собственном праве зависимый становитс€ приказывающим, сильный в своей каузальности Ц об€занным. —ила становитс€ объективно ответственной за то, что ей таким образом доверено, а склонность со стороны чувства ответственности аффективно увлекает ее за собой: в чувстве об€зательное св€зываетс€ с субъективной волей. ќднако склонность чувства изначально происходит не из идеи ответственности вообще, но берет начало в познанном, неотъемлемо присущем вещи благе, как оно воздействует на воспри€тие и посрамл€ет голое себ€любие силы. ѕервое Ц это долженствование быти€ объекта, второе Ц долженствование де€ни€ призванного к распор€жению делом субъекта. “ребование дела, в необеспеченности его существовани€, с одной стороны, и совесть силы, в повинности ее каузальности, с другой, соедин€ютс€ в утверждающем чувстве ответственности активной, посто€нно вмешивающейс€ в бытие вещей самости. ≈сли сюда добавл€етс€ еще и любовь, ответственность окрыл€етс€ преданностью личности, обретающей отныне способность трепетать за участь достойного существовани€ любимого.

Ётот-то род ответственности и чувства ответственности, а не формально пустую "способность к ответственности" вс€кого де€тел€ за свое де€ние71*, и имеем мы в виду, когда говорим о подлежащей ныне обоснованию этике ответственности за будущее. ≈е и следует нам сравнить с движущим принципом предшествующей системы нравственности и ее теорий. ¬сего лучше было бы нам подойти к этому сущностному, целесообразованному пон€тию ответственности эмпирическим путем, задав вопрос (поскольку мы можем, не впада€ в противоречие, сказать в смысле обоих различных пон€тий ответственности, что можно быть ответственным за свои даже самые безответственные действи€), что может подразумеватьс€ под "безответственным действием". ‘ормальное значение "безответственности", когда она значит лишенность способности ответственности, которую поэтому невозможно к ответственности привлечь, нами при этом исключаетс€.

3. „то значит "действовать безответственно?

јзартный игрок, став€щий в казино свое имущество на карту, действует легкомысленно; если имущество не его, а чужое, то преступно. ќднако если это отец семейства, то Ц безответственно, даже если имущество несомненно принадлежит ему, и вне зависимости от того, проигрывает он или же выигрывает. ѕример свидетельствует: безответственно может действовать лишь тот, на кого возложена ответственность. ќтрицаема€ здесь ответственность €вл€етс€ более обобщенной и более продолжительной по времени. ¬одитель-лихач легкомыслен в отношении самого себ€, однако безответствен, если подвергает опасности еще и пассажиров: посадив их в машину, он на врем€ и в одной сфере де€тельности вз€л на себ€ ответственность, которую он вообще-то за этих лиц и их благополучие в других отношени€х не несет. Ѕеззаботность, в иных случа€х невинна€ и нередко очаровательна€, становитс€ здесь виной как таковой, даже если все кончитс€ хорошо. ¬ обоих случа€х имеет место определимое, невзаимное отношение ответственности. Ѕлагополучие, интерес, судьба другого человека в силу обсто€тельств или по договоренности оказались у мен€ в руках, что означает, что мой над ними контроль включает и мою за них ответственность. ѕользование силой без учета об€занности оказываетс€ тогда "безответственным", т. е. нарушением верности отношению ответственности. Ётому отношению свойственно €вно неравномерное распределение силы или прав.  апитан €вл€етс€ главным лицом на корабле, властным над всеми, кто на нем находитс€, и несет за это ответственность. Ќаход€щийс€ среди пассажиров миллионер, по случайному совпадению оказавшийс€ основным акционером судоходной компании, в чьей власти назначать или смещать капитана, обладает в целом большей властью, однако не в пределах данной ситуации.  апитан будет безответственен, если он, слуша€сь того, у кого больше власти, поступит вразрез со своим более основательным мнением: дл€ того, например, чтобы побить рекорд скорости, хот€ в другом отношении (в качестве подчиненного) он как раз перед этим лицом и "несет ответственность", так что будет за свою покорную безответственность поощрен, а за непокорную ответственность Ц наказан. Ќо в насто€щих отношени€х он стоит выше, и потому он может брать ответственность на себ€.

4. ќтветственность Ц невзаимное отношение

Ќе вполне €сно, возможна ли ответственность в строгом смысле слова между полностью равными (в рамках данной ситуации) лицами. ќтветный вопрос  аина на вопрос Ѕога об јвеле: "–азве € сторож брату моему?" не совершенно безосновательно отвергает требование (притворное) ответственности за равного и самосто€тельного. » в самом деле, Ѕог желает его обвинить не в безответственности, но в братоубийстве. –азумеетс€, могут быть описаны отношени€ взаимной ответственности, как в опасном командном предпри€тии, например горном восхождении, где каждый должен положитьс€ на другого в отношении собственной безопасности, так что все взаимно станов€тс€ "сторожами своего брата". ќднако такие €влени€ солидарности, взаимное ручательство в общем деле и общей опасности (например, товарищество на войне, о котором так выразительно рассказывают солдаты) относитс€ скорее к другому разделу этики и чувства; и в конечном итоге собственным объектом ответственности €вл€етс€ здесь удача общего предпри€ти€, а не благополучие товарищей, перед которыми € не выдел€юсь ничем таким, что предопределило бы мен€ к особой за них ответственности@8. ÷елевое братство несет ответственность перед целью; между брать€ми по крови ответственность наступает лишь тогда, когда один из них попадает в беду или нуждаетс€ в какой-то особой помощи Ц так что вновь в одностороннем пор€дке, €вл€ющемс€ типичным дл€ невзаимного отношени€ ответственности. “ака€ "горизонтальна€" семейна€ ответственность всегда становитс€ слабее, менее безусловной, чем "вертикальна€" ответственность родителей за детей, дл€ которой характерно, что в отношении своего нынешнего объекта она не специальна, а тотальна (т. е. простираетс€ на все, чем следует их обиходить), и про€вл€етс€ не от случа€ к случаю, но посто€нно, пока он остаетс€ ребенком.  роме того, посто€нной €вл€етс€ здесь и опасность небрежени€ ответственностью Ц форма "безответственности", не включающа€ в себ€ никакого положительного акта отрицани€, как в случае игрока, никакого неэтичного в обычном смысле слова поведени€. Ќиже, в св€зи с последующим, мы еще рассмотрим эту незаметную, св€занную с невниманием, невольную, и по этой причине особенно опасную форму безответственности, которую невозможно идентифицировать никаким определенным де€нием (ибо она как раз и состоит в безде€тельном пускании на самотек).

5. ≈стественна€ и договорна€ ответственность

”строенна€ самой природой, т. е. существующа€ от природы ответственность, представленна€ пока что одним (и единственным достоверным) примером родительской ответственности, не зависит ни от какого предшествующего согласи€, безотзывна и бессрочна; и еще она тотальна. ќтветственность "искусственна€", устроенна€ распределением и прин€тием поручени€, например, должностна€ (однако также и та, что возникает на основе молчаливого согласи€ или вследствие компетентности), описываетс€ возложенным заданием по его содержанию и временнóй прот€женности. ≈е прин€тие содержит элемент выбора, от которого можно отказатьс€, подав в отставку, как и, с другой стороны, возможно освобождение от должности. ≈ще важнее то различие, что ответственность получает здесь свою об€зывающую силу от договоренности, чьим порождением она €вл€етс€, а не от самозначимости дела. “от, на кого возложен сбор налогов, кто позволил это дело на себ€ возложить, в подлинном смысле слова отвечает за выполнение этого, какого бы мнени€ он ни был о ценности данной или любой вообще налоговой системы. “ак что в исполнении таких исключительно договорных, не продиктованных собственными прит€зани€ми дела ответственных об€занностей возможно лишь поведение, противоречащее долгу, или им пренебрегающее, но не "безответственное" в собственном смысле. Ёто пон€тие в его строгом смысле зарезервировано за предательством в отношении ответственности перед независимой значимостью, которым подвергаетс€ опасности истинное благо. ќднако и в случае налогового чиновника, сразу же попадающем в более слабый разр€д, возможно отстаивать наш общий тезис, что долженствование быти€ самого дела €вл€етс€ первым моментом ответственности, поскольку конечным предметом ответственности, сто€щим выше предмета непосредственного, т. е. "дела" в буквальном смысле, €вл€етс€ сохранение отношений верности вообще, на которых основываютс€ общество и совместное обитание людей: и это-то и есть сущностное, об€зывающее само по себе благо. (‘ормальный категорический императив приходит здесь с иным основанием Ц и даже без последней фразы! Ц к тому же результату.) ќднако в отношении этого, вечно необеспеченного в своем существовании, целиком и полностью завис€щего от нас блага ответственность настолько же безусловна и безотзывна, как только может быть люба€ ответственность, установленна€ природой Ц если только она уже природной не €вл€етс€. “ак что если чиновник-предатель может быть непосредственно обвинен лишь в нарушении долга, то опосредованным образом безответственен и он.

6. —амосто€тельно избранна€ ответственность политика

ќстаетс€ еще случай, своеобразным, выдел€ющим специально человеческую свободу образом выход€щий за пределы природной и договорной ответственности. ƒо сих пор мы видели: благо первого пор€дка, когда и поскольку оно лежит в сфере дос€гаемости нашей силы, в особенности же тогда, когда это есть сфера нашей фактической и происход€щей уже и без того де€тельности, не оставл€ющим нам выбора образом предполагает нашу ответственность, не признава€ при этом никакого освобождени€ от соответствующй об€занности. »збранна€ (по крайней мере отчасти) самим человеком, так называема€ договорна€ ответственность обусловленного (а также и приказного) поручени€ сама по себе не имеет своим предметом никакого об€зывающего блага такого рода и возлагаетс€ на срок. »меетс€, однако, и такой, весьма примечательный случай, когда благо первого пор€дка и безусловного достоинства, само по себе еще не наход€щеес€ в действенной сфере нашей силы, так что мы за него нести ответственность никак не можем, также способно оказатьс€ предметом свободно избранной ответственности Ц так, что сначала происходит выбор, и только потом, в св€зи с избранной ответственностью, возникает та сила, котора€ необходима дл€ ее присвоени€ и использовани€. ѕарадигматическим случаем этого €вл€етс€ политик, который стремитс€ к власти, чтобы обрести ответственность.  онечно, власть обладает своими собственными приманками и наградами: престиж, блеск, удовольствие от отдачи распор€жений, вли€тельность, зиждительство, след в мире, да уже наслаждение одним лишь ее сознанием (не говор€ о вульгарных выгодах), так что в стремлении к ней всегда присутствуют честолюбивые мотивы. » все же, если отвлечьс€ от наиболее обнаженной и наиболее своекорыстной тирании, котора€ вр€д ли вообще уже попадает в сферу политики (кроме как при помощи лицемерной претензии на то, что она заботитс€ об общественном благе), в стремлении к власти присутствует также и желание св€занной с властью, станов€щейс€ через нее возможной ответственности, если же речь идет о подлинном homo politicus, она желанна в первую очередь. » насто€щий государственный де€тель будет усматривать свою славу (котора€ его, возможно, только и заботит) именно в том, что о нем может быть сказано, что он действовал на пользу тех, над кем имел власть Ц т. е. дл€ кого он ее имел. “о, что "над" становитс€ "дл€", и составл€ет существо ответственности.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 437 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќеосмысленна€ жизнь не стоит того, чтобы жить. © —ократ
==> читать все изречени€...

2097 - | 1835 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.025 с.