Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕринцип ответственности 4 страница




»бо так уж мы устроены: познание malum оказываетс€ дл€ нас делом бесконечно более легким, чем познание bonum17*. «ло непосредственнее, принудительнее, подвержено куда меньшей разноголосице мнений, но прежде всего Ц не чинитс€: уже само наличие зла нав€зывает его нам, между тем как добро может присутствовать незаметно и оставатьс€ непознанным, если мы не станем предаватьс€ рефлексии (дл€ которой у нас должна иметьс€ особа€ причина). Ќасчет зла у нас, когда мы его испытываем, нет никаких сомнений; относительно добра уверенность по€вл€етс€ по большей части кружным путем, через зло. —омнительно, приходило ли кому-либо в голову петь хвалу здоровью, не зна€ болезни хот€ бы по виду, честности Ц не познакомившись с мошенством, превозносить мир Ц не зна€ бедствий войны. ѕо этой причине философи€ нравственности, дабы узнать, что мы по-насто€щему ценим, должна советоватьс€ с нашими страхами еще прежде наших желаний@1. » хот€ то, чего больше всего бо€тс€, не об€зательно в наибольшей степени страха достойно, а его противоположность должна оказатьс€ наивысшим благом еще с меньшей об€зательностью (скорее наивысшее благо может быть совершенно свободно от противоположности злу), так что эвристика страха, разумеетс€, не есть последнее слово в наших поисках добра, она тем не менее €вл€етс€ здесь в высшей степени полезным первым словом, и от нее следует вз€ть все, что она способна дать в той области, где нам отпущено так мало слов, €вл€ющихс€ сами по себе.

4. "ѕерва€ об€занность" этики будущего:
формирование представлени€ об отдаленных последстви€х

Ќо и там, где это слово само не €вл€етс€, разыскивать его становитс€ нашим долгом, потому что также и там не обойтись без руководства со стороны страха. “ак обстоит дело с разыскиваемой нами "этикой будущего", где как раз то, чего следует опасатьс€, еще неведомо и, быть может, не имеет никаких аналогов в прошлом и нынешнем опыте. » здесь, таким образом, данное в представлении malum должно вз€ть на себ€ роль malum изведанного, а такое представление не возникает само собой, но должно быть сформировано преднамеренно. “аким образом, заблаговременное формирование этого представлени€ должно стать первой, так сказать, предвар€ющей об€занностью разыскиваемой здесь этики.

5. "¬тора€ об€занность": мобилизаци€ соразмерного
представлению чувства

ќднако тут же становитс€ очевидно, что это данное в представлении malum, поскольку оно не €вл€етс€ непосредственно моим, вовсе не склонно вызывать страх с тем автоматизмом, с каким он возникает в случае зла известного и угрожающего мне самому. Ёто значит, что как представление о том, чего следует опасатьс€, так и сам страх этого в равной степени неспособны возникнуть самосто€тельно. “акже и его нужно еще вызвать. “аким образом, дело здесь обстоит не так просто, как дл€ √оббса, который делает исходным положением нравственности не любовь к summum bonum, а страх перед summum malum18*, а именно страх насильственной смерти. “ака€ смерть хорошо нам знакома, она посто€нно р€дом и порождает сильнейший страх в качестве непроизвольной, совершенно неизбежной реакции прирожденного нашей природе инстинкта самосохранени€. явл€юща€с€ мне в представлении судьба будущего человека (уж не говор€ о судьбе планеты), котора€ не затрагивает ни мен€, ни кого другого, поскольку он не св€зан с нами ни узами любви, ни непосредственного сопереживани€, сама по себе неспособна оказать такое воздействие на наши души. » тем не менее она "должна" таким вли€нием обладать, т. е. мы в себе должны зарезервировать за нею такое вли€ние. »так, речь здесь следует вести не о √оббсовом "патологическом" (если применить выражение  анта19*) страхе, самопроизвольно обрушивающемс€ на нас пред лицом того, что его вызывает, но о страхе духовном, который, как результат зан€ти€ определенной позиции, €вл€етс€ нашим собственным творением. “ак что зан€тие этой позиции, т. е. самоподготовка к готовности прин€ть близко к сердцу еще только воображаемые счастье и несчастье будущих поколений20*, представл€ет собой вторую "предвар€ющую" об€занность разыскиваемой этики, сто€щей после первой Ц подвести нас к самому этому способу мышлени€. ѕолучив же от него наставление, мы будем принуждены выработать в себе соответствующий данным обсто€тельствам страх. ясно, что характер долженствовани€, св€занный с той и другой об€занностью, восходит к этическому фундаментальному принципу, который должен быть уже познан и признан, чтобы они были признаны в качестве им заповеданных, т. е. именно об€занностей. Ќо об этом Ц немного погод€.

6. Ќенадежность проекций в будущее

—начала же возвратимс€ к возложенной на наше мышление об€занности (если она и в самом деле ею €вл€етс€). ћы сказали, что разыскиваема€ здесь истина €вл€етс€ предметом научного познани€, ибо как предпри€ти€, чьи отдаленные последстви€ нам следует узнавать с помощью экстрапол€ции, возможны только на научной основе, так и сама эта экстрапол€ци€ требует по крайней мере той же степени научности, котора€ была применена в самих этих предпри€ти€х. ‘актически же экстрапол€ци€ требует научности даже еще более высокой ступени. »бо того, чего оказываетс€ достаточным дл€ ближнего прогноза, на основании которого вс€кий раз предпринимаютс€ соответствующие действи€ в рамках технической цивилизации, может оказатьс€ принципиально недостаточным дл€ прогноза отдаленного, к которому мы стремимс€ в экстрапол€ции, необходимой дл€ этических целей. Ётому отдаленному виду прогноза навсегда отказано в надежности, которой обладает ближний прогноз, без чего вообще не было бы в состо€нии функционировать все технологическое предпри€тие. ѕриводить основани€ этого здесь нет необходимости. Ќазовем лишь неподдающуюс€ никаким (в том числе и электронным21*) математическим расчетам сложность общественных и биосферных комплексных воздействий, сущностную, извечно чреватую неожиданност€ми неисчерпаемость человека, и непредсказуемость будущих изобретений, т. е. невозможность их совершить до реального их совершени€. ќб этом мы еще поговорим.  ак бы то ни было, необходима€ экстрапол€ци€ требует на пор€док более высокой степени научности, нежели та, что уже присутствует в технологическом процессе, а поскольку там представлен вс€кий раз оптимальный уровень реально существующей научности, требующеес€ знание всегда с неизбежностью оказываетс€ все еще вне нашей дос€гаемости, так что в качестве же предвидени€ (Vorwissen) мы им вовсе никогда обладать не будем, и в лучшем случае оно сделаетс€ доступным нам задним числом.

7. «нание о возможном
эвристически достаточно дл€ учени€ о принципах

ќднако это не мешает заниматьс€ проекци€ми веро€тных или хот€ бы только возможных конечных последствий в будущее: одного знани€ возможностей, которого, разумеетс€, недостаточно дл€ предсказани€, вполне хватает дл€ целей эвристической казуистики, встающей на службу этическому учению о принципах. ≈е средством €вл€ютс€ мысленные эксперименты, дл€ которых характерна гипотетичность не только в сфере посылки (" если будет сделано то-то, последует то-то"), но и предположительность в заключении от "если" к "тогда" ("Етогда может последовать то-то"). »менно содержание, а не достоверность €вл€ющегос€ представлению в качестве возможного "тогда" делает зримыми неведомые прежде, потому что в них никогда не возникало нужды, моральные принципы. ”же сама возможность приводит к необходимости, а рефлекси€ относительно полностью разработанного в воображении возможного открывает доступ к новой истине. ќднако эта истина относитс€ к сфере идеального, т. е. в такой же степени €вл€етс€ предметом философского знани€, как и сам фундаментальный первый принцип, и ее надежность не зависит от степени надежности научных проекций, снабжающих ее парадигматическим материалом. » пускай даже эта истина имеет свое последнее удостоверение в самоочевидности разума, априорном утверждении веры или же метафизическом волевом решении Ц ее высказывани€ все равно имеют аподиктический характер, между тем как результаты гипотетических мысленных экспериментов в лучшем случае могут претендовать на веро€тность. Ётого достаточно в случае, если им определено быть не средствами доказательства, но нагл€дными демонстраци€ми. “аким образом, речь здесь идет о вымышленной казуистике, котора€, в отличие от казуистики, обыкновенно используемой в праве и морали дл€ обследовани€ уже известных принципов, служит отслеживанию и обнаружению принципов еще неизвестных. «аслуживающей серьезного отношени€ стороной "science fiction"22* €вл€етс€ как раз постановка таких возникающих на основе хорошей информированности мысленных экспериментов, гибкие результаты которых вполне отвечают эвристической функции, о которой идет здесь речь. (¬спомним, к примеру, "ѕрекрасный новый мир" ќ. ’аксли.)

8. ќднако, по всей видимости, непригодно
дл€ применени€ принципов в области политики

–азумеетс€23*, ненадежность проекций в будущее, остающа€с€ без последствий дл€ учени€ о принципах, становитс€ вполне ощутимой слабостью там, где она должна вз€ть на себ€ роль прогноза, а именно в области практически-политического применени€ (которое вообще, как мы еще увидим, €вл€етс€ не только теоретически, но и в смысле действенности самым слабым звеном всей системы в целом). »бо здесь €вленный представлению конечный результат должен приводить к решению о том, что теперь делать, а что нет, между тем как от предсказани€ требуют уже значительной надежности, чтобы отказатьс€ от желательного и вполне надежного ближайшего результата из-за каких-то отдаленных последствий, да еще нас самих не затрагивающих. ѕравда, в случа€х действительно эпохальных решений пор€док величин нежелательных последствий настолько превосходит желаемые близкие результаты, что это уже само по себе должно перевесить различие в надежности. » тем не менее "чиста€ возможность" проекций, неизбежно сопр€женна€ с теоретической слабостью всех имеющихс€ здесь в нашем распор€жении процедур экстрапол€ции, вполне может оказатьс€ губительной, потому что она, конечно же, означает, что возможен (а кто запретит кому-либо сказать "столь же возможен"?) и иной результат. » здесь уже интерес, склонность или мнение могут отыскивать среди прогнозов по поводу и так уже покровительствуемого ими проекта вс€кий раз наиболее благопри€тный или вообще отделыватьс€ от них агностическим суждением, что "мы знаем слишком мало, чтобы отказыватьс€ от известного ради неизвестного", и вообще наставать на том, что можно будет что-то подправить "по ходу дела", так что "посмотрим (т. е. будущие поколени€ посмотр€т), что получитс€". ќднако из-за этого те узрени€, что были, возможно, казуистикой приобретены, вследствие нерешительности даваемых прогнозов останутс€ без своевременного применени€, и самые прекрасные принципы будут вынуждены пребывать без дела, пока, быть может, не будет слишком поздно.

II. ѕреимущество неблагопри€тного прогноза
перед благопри€тным

ќднако именно эту-то неуверенность, угрожающую сделать этическое узрение недействительным дл€ рассматриваемой здесь ответственности за будущее, неуверенность, котора€, разумеетс€, не ограничиваетс€ пророчествами одних лишь бедствий, следует включить в этическую теорию и сделать ее поводом дл€ нового фундаментального положени€, которое, в свою очередь, может сделатьс€ практическим предписанием. Ёто предписание, сформулированное в примитивной форме, велит больше прислушиватьс€ к пророчествам бедствий, чем к пророчествам благоденстви€.  ратко обрисуем причины этого.

1. ¬еро€тности в случае значительных предпри€тий

Ќачать с того, что с распределением веро€тностей благопри€тного и неблагопри€тного исхода неизвестного эксперимента все обстоит совершенно так же, как с попаданием и непопаданием в цель: попадание в цель представл€ет собой лишь одну из бесчисленных альтернатив, представл€ющих собой более или менее удаленные от нее неудачные попытки. » хот€ в случае мелочей мы можем смиритьс€ с большим числом таких неудач ради того, чтобы достичь редко выпадающего успеха, в случае предметов более значительных их количество должно быть весьма и весьма ограниченным, когда же дело идет о вещах поистине великих, необратимых, затрагивающих корни всего человеческого предпри€ти€ в целом, неудач не может быть вообще. — небольшими вещами работает эволюци€, котора€ никогда не ставит на карту все сразу и потому может совершать раз за разом бесчисленное количество "ошибок", на основе которых ее терпеливым, медлительным процедурам удаютс€ немногие, и также небольшие по величине "попадани€". Ќе облада€ ни терпеливостью, ни медлительностью, громадное предпри€тие современной технологии собирает (как предпри€тие в целом, так и отдельные его проекты) множество крошечных шажков естественного развити€ воедино, в несколько скачков колоссальной величины, и тем самым лишаетс€ обеспечивающих устойчивость жизни преимуществ действующей на ощупь природы.   каузальному размаху добавл€етс€ еще и каузальна€ скорость вмешательств в жизненные взаимосв€зи. ѕоэтому технологи€ очень и очень далека от того, чтобы "распространить контроль на собственную эволюцию", т. е. заменить, полага€сь на разум, слепой и медлительный случай сознательным и стремительным планированием, повышающим надежность перспектив человека на успех в ходе эволюции. ћежду тем все это порождает совершенно новые неуверенность и опасность, возрастающие в том же масштабе, что и размеры предпринимаемого вмешательства, притом что с сокращением времени достижени€ значительных целей его уже не остаетс€ на исправление пр€мо-таки неизбежных и уже не незначительных ошибок. „то касаетс€ неизбежности последних, то при этой замене долговременности естественной эволюции относительной краткостью человеческого планировани€ не следует упускать из виду, что скоротечное дл€ эволюции оказываетс€ очень прот€женным дл€ человека, и здесь также вступает в игру бессилие нашего знани€ в отношении долговременных прогнозов. ј если прин€ть во внимание еще и вышеуказанную, существующую независимо от всего прочего диспропорцию веро€тностей, становитс€ вполне естественной заповедь: в отношении вещей, св€занных с возможным наступлением столь капитальных последствий, придавать угрозе большее значение, чем обетованию благ, и избегать апокалиптических перспектив даже ценою того, что при этом останутс€ нереализованными эсхатологические свершени€. Ёто есть заповедь благоразуми€ перед лицом происход€щей в революционном стиле, под знаком технологии, подмены принципа "или-или" эволюционного механизма Ц имманентным технологии и чуждым эволюции "иду ва-банк".

2.  умул€тивна€ динамика технических процессов

  этому соображению общего характера присоедин€етс€, во-вторых, следующее: весьма своеобразно обстоит здесь дело с тем, всегда оказывающимс€ под рукой "походудела", которому столь часто полагают возможным поручить исправление промахов. ќпыт показывает, что процессы, запускаемые имеющей в виду ближайшие цели технологической де€тельностью, имеют тенденцию делатьс€ самосто€тельными, т. е. приобретать свою собственную, вынужденную динамику, самоде€тельный импульс, в силу которого они оказываютс€ не только, как уже говорилось, необратимыми, но и самодвижными, так что опережают волю и планы самого де€тел€. ќднажды начатое отбирает закон его де€тельности у нас из рук, и приобретшие окончательный вид факты, положившие ему начало, кумул€тивно нараста€, станов€тс€ законом его продолжени€. “ак что пускай даже случитс€ так, что мы "распространим контроль на собственную эволюцию", она тем не менее ускользнет от нашего контрол€ именно в силу того, что вберет запустивший ее толчок в себ€, и здесь в большей степени, чем где-либо еще, справедливо будет сказать, что, в то врем€ как первый шаг мы делаем еще свободно, второй и все следующие за ним делают нас рабами. “аким образом, усвоив то положение, что ускорение подпитываемых технологией процессов уже не оставл€ет времени на самокоррекцию, мы оказываемс€ перед лицом следующего, а именно того, что во врем€, которое нам все-таки отводитс€, исправлени€ делаютс€ все более затруднительными, а свобода их предпринимать все более стесн€етс€. Ёто с новой силой об€зывает нас быть настороже при запуске таких процессов, предоставл€€ здесь достаточно серьезно обоснованным (т. е. отличным от фантастических кошмаров) возможност€м бедстви€ преимущество перед пускай даже не менее обоснованными надеждами.

3. —убъект развити€ как св€та€ св€тых

Ќаконец, в-третьих, уже не в столь прагматическом плане, следует подумать и о необходимости сохран€ть наследие предшествующей эволюции, которое не может быть столь уж дурным хот€ бы в силу того, что наделило своих сегодн€шних владельцев самовольно ими присвоенной способностью располагать благом и злом по собственному усмотрению. ќднако наследие это можно и утратить. Ќаход€сь в ужасающем положении, мы можем ожидать, что само по себе изменение способно его улучшить, или уж во вс€ком случае (подобно пролетарию, которому "нечего тер€ть, кроме своих цепей") спокойно ставить на кон то, чем обладаем, потому что, если нам повезет, положение лишь улучшитс€, если же нет, с проигрышем ставки потер€ невелика. ќднако поборники отважных утопических предпри€тий не могут апеллировать к этой логике. »бо самое начало таких предпри€тий одушевл€ет гордость за достигнутое знание и способность его обрести, которые ведь могли €витьс€ лишь плодом прошлого естественного развити€. “ак что в своей готовности ниспровергнуть достигнутые результаты, объ€вл€€ их тем самым недостаточными, такие люди подвергают эти предметы поношению, но тогда они, сами будучи таким результатом, расписываютс€ в собственной непригодности дл€ решени€ подобной задачи; или же они подтверждают свою квалифицированность дл€ ее решени€, но тогда одобр€ют и ее предпосылки@2.

–азумеетс€, существует еще и треть€ альтернатива: не пуска€сь ни в поношени€, ни в прит€зани€ на квалифицированность, просто говорить, что поскольку, мол, природой ничего не санкционировано, а потому все дозволено, существует свобода творческой игры, руковод€ща€с€ исключительно прихот€ми стремлени€ поиграть и не претендующа€ ни на что, кроме как на овладение правилами самой этой игры, т. е. на техническую компетентность. Ёта позици€ нигилистической, избавленной от необходимости оправдыватьс€ свободы, внутренне непротиворечива, однако у нас нет нужды ее обсуждать, поскольку не можем же мы доверить свою судьбу неприкрытой безответственности.  акой-то авторитет должен быть признан уже хот€ бы дл€ вы€снени€ идеалов, а он может опиратьс€ (если только не исходить, в дуалистическом стиле, из полной чуждости по происхождению субъекта познани€ и мира) лишь на сущностную достаточность нашей внутримировой реализации. ћежду тем эта достаточность человеческой природы (она €вл€етс€ необходимой предпосылкой дл€ даровани€ любых полномочий на творческое управление судьбой и сводитс€ к достаточности в трех отношени€х: истины, способности судить о ценност€х и свободы) представл€ет собой некое диво посреди потока становлени€, откуда оно вынырнуло, превзойд€ его по сущности, но который, однако, может вновь его поглотить. “ак что обладание этой достаточностью, в той мере, в какой оно даетс€, говорит о том, что здесь, в этом потоке, возможно как сохранить, так и утратить бесконечно многое. », прежде всего, в полномочи€, которые здесь даютс€, ни в коем случае не могут включатьс€ права на искажение, на угрозу самóй достаточности человеческой природы или ее "переделку". Ќикакой выигрыш не стоит такой цены, никакие перспективы выигрыша не оправдывают риск, которому она подвергаетс€. » тем не менее этому трансцендентному началу грозит опасность быть брошенным в плавильный тигель технологической алхимии Ц как будто пересмотру может подлежать само то, что делает нас способными на пересмотр всего прочего. ƒаже отвлека€сь от заложенного здесь неверного расчета, демонстрируема€ тем самым неблагодарность к наследию плохо согласуетс€ с величайшим наслаждением его даром, который €вл€ет собой сама дерзка€ попытка его пересмотра. ќ благодарности, благочестии, благоговении как составных част€х этики, котора€ должна защитить будущее от технологического натиска и не в состо€нии это сделать без прошлого, мы еще будем говорить впоследствии. ѕока же следует констатировать лишь то, что среди сто€щих на кону ставок находитс€, при всей его укорененности в материальном, метафизический факт, абсолют, возлагающий на нас великий долг по сохранению этой вверенной нам ценности Ц величайшей и бесконечно хрупкой. ƒолг этот стоит неизмеримо выше всех заветов и пожеланий любого мелиоризма24* во внешних област€х жизни, и там, где речь идет о нем, дело уже не в рассмотрении шансов на успех или неудачу, но о не подлежащей никакому взвешиванию опасности бесконечной неудачи р€дом с надеждой на конечный успех. Ётому фундаментальному €влению, целостность которого следует сохранить любой ценой, не следует ждать благодати ни от какого будущего, поскольку €вление это "благо" уже в его теперешнем виде, так что дл€ него достаточно убедительный неблагопри€тный прогноз и в самом деле имеет куда большее значение, чем, может быть, не менее убедительный, однако распростран€ющийс€ на сущностно более низкую область прогноз благопри€тный. Ќа высказываемый в адрес такой склонности к бедственным пророчествам упрек в "пессимизме" можно ответить, что еще больший пессимизм про€вл€ет тот, кто считает наличное настолько дурным или недостаточно ценным, что решаетс€ вз€ть на себ€ какой угодно риск возможного его улучшени€.

III. ћомент лотереи в де€тельности

¬от что можно сказать об основани€х дл€ указанного предписани€. ќднако сформулируем теперь сто€щий за этим этический принцип, который только и сообщает самим основани€м силу. ћы исходим из того, что саму ненадежность всех отдаленных прогнозов, котора€, в услови€х равновеси€ их альтернатив, надо полагать, парализует применимость принципов к сфере фактов, следует воспринимать как факт, дл€ надлежащего обращени€ с которым у этики должен иметьс€ свой, вовсе уже не ненадежный принцип. “о, что обсуждалось нами до сих пор, было уже практическим предписанием, где находил выражение принцип, согласно которому в отношении вещей, обладающих размерностью определенного пор€дка, а именно апокалиптическим потенциалом, неблагопри€тные прогнозы должны иметь больший вес, чем прогнозы благопри€тные. ќтправным моментом дл€ всего этого рассуждени€ служило то, что сегодн€ (и так будет продолжатьс€ впредь) наша де€тельность оперирует с величинами именно такого пор€дка, что уже само по себе есть нечто небывалое в истории человечества. Ётой небывалостью отмен€етс€ принимавша€с€ в не€вном виде отправна€ точка всей предыдущей этики: в услови€х невозможности учесть все долговременные последстви€ принимать в расчет лишь ближайшее, возлага€ заботы об отдаленном будущем на само это будущее. ƒанный отправной момент продолжает сохран€ть свое значение в сфере частной де€тельности, где как заманчивые, так и угрожающие отдаленные перспективы в равной степени представл€ют собой не более, чем праздные фантазии, за которыми не может признано ни прагматическое, ни моральное вли€ние на решени€, принимаемые в области ближайшего. »гнорировать такие перспективы, как и любые безосновательные надежды и страхи Ц вот единственное соответствующее их ненадежности предписание, недопущение же терзаний по поводу неизвестного есть предварительное условие де€тельной добродетели. ќднако с приобретением де€тельностью новых измерений речь идет уже не о праздных фантази€х: проекци€ на отдаленную перспективу €вл€етс€ ее сущностной составл€ющей и ее долгом, а ненадежности такой проекции должно быть поэтому дано уже иное предписание.

—одержание такого предписани€ мы знаем; принцип его становитс€ нам известен, когда мы размышл€ем над моментом лотереи или пари, присутствующим во всей человеческой де€тельности как в отношении ее исхода, так и побочных последствий, и спрашиваем самих себ€, кака€ ставка допустима здесь с этической точки зрени€.

1. ¬праве ли € делать ставку,
затрагивающую интересы других людей?

ќтвет на это готов сразу: строго говор€, никто не может держать пари на то, что ему не принадлежит (причем остаетс€ открытым вопрос, вправе ли мы держать пари на все из того, что нам принадлежит). ќднако при соблюдении такого правила жизнь становитс€ невозможной, поскольку в услови€х теснейшей переплетенности человеческих дел, как и вообще всего на свете, совершенно невозможно избежать того, чтобы мои действи€ не оказали вли€ние на судьбу других людей, так что, став€ на кон свое, € всегда ставлю и нечто принадлежащее другому, на что €, собственно говор€, не имею никакого права. Ётот момент вины приходитс€ брать на себ€ во вс€кой де€тельности (причем квиетистское невмешательство €вл€етс€ лишь одним видов де€тельности), и это справедливо не только в отношении той, остающейс€ нам неизвестной, вины, с чьей неизбежностью нам, как правило, приходитс€ миритьс€, но также и вины известной и предвидимой. "Der Handelnde ist immer gewissenlos (ƒе€тель всегда бессовестен)", Ц сказал √Єте25*, имевший в виду скорее всего готовность к этой виновности. ќпределение того, какой объем такой бессовестности способна допустить высша€ нравственна€ совесть, т. е. насколько далеко могут наши проекты заходить в сознательном нарушении или хот€ бы риске (в качестве "ставки") чужими интересами, представл€ет собой в каждом отдельном случае задачу казуистики ответственности и, в сущности, учением о принципах установлено быть не может. ¬ообще говор€, в ставке как на свое, так и на чужое недопустимы лишь баловство и легкомыслие, т. е. бессовестность не должна быть бездумной; так, баловством было бы, например, поставить на кон что-то значительное ради ничтожных целей. Ћегкомыслие по отношению к собственному благу и даже жизни €вл€етс€ неоспоримым правом каждого, и самое большее, что может быть сказано о таком праве Ц это то, что оно ограничиваетс€ противосто€щим ему долгом, однако никак нельз€ утверждать, что оно таким долгом уничтожаетс€. Ћишь вовлечение в мое "пари" другого делает легкомыслие неприемлемым.

2. ћогу ли € делать ставку на интересы других
в полном их объеме?

Ќо что до вовлечени€, при соблюдении этого услови€, в игру с сомнительным исходом того, что нам не принадлежит, то дополнением к первому, не всеобщезначимому ответу может быть утверждение, что в ставку никогда не должны включатьс€ интересы другого, о котором здесь идет речь, в их полном объеме, и прежде всего Ц его жизнь. » в самом деле, при преследовании моих личных интересов это безусловно так, уже из-за несоразмерности, существующей здесь между частичностью преследуемого интереса и тотальностью того, что подвергаетс€ риску; однако это продолжает быть верным и тогда, когда речь идет уже не только о моей выгоде, но и о жизни. ќднако относитс€ ли это к преследованию бескорыстных целей? ќсобенно таких, к которым устремл€ютс€ в интересах того, кто подвергаетс€ риску? Ќикто не будет отрицать право государственного де€тел€ поставить под угрозу будущее существование нации, когда игра действительно идет до последнего. “ак возникают ужасные, однако нравственно оправданные решени€ относительно войны и мира, когда ставкой ради будущего делаетс€ само это будущее. Ќужно только прибавить, что это может иметь место не ради соблазна счастливого будущего, а лишь под угрозой будущего ужасающего: не дл€ того, чтобы обрести высшее благо (что, возможно, и вообще есть про€вление гордыни), но лишь дл€ избежани€ крайнего зла. «а последним соображением всегда должно сохран€тьс€ первенство, лишь им извин€етс€ необходимость. »бо жизнь без высшего блага возможна, в то врем€ как в услови€х крайнего зла неприемлема. ” альтернативы "все приобрести или все потер€ть" никогда не бывает прочного основани€; однако попытка спасти неотчуждаемое даже с риском утратить все может быть нравственно оправдана и даже рекомендована. ѕри таких ограничени€х утверждение, что ставкой в сопр€женной с моментом лотереи де€тельности никогда не могут быть интересы затрагиваемого другого в их полном объеме, тер€ет свою безусловную значимость.

3. ћелиоризм не €вл€етс€ оправданием ставки ва-банк

ќднако это ограничение, а именно то, что лишь защита от крайнего зла, но не достижение высшего блага, может в некоторых обсто€тельствах оправдать, ради интересов самих же других субъектов, ставку на их интересы в полном объеме, исключает из сферы этого дозволени€ великие дерзновени€ технологии. »бо они-то предпринимаютс€ не дл€ спасени€ существующего или уничтожени€ невыносимого, но дл€ посто€нного улучшени€ уже достигнутого, т. е. дл€ прогресса, тщеславнейшим образом нацеленного на достижение земного ра€. ѕоэтому прогресс и все дела его пребывает скорее под знаком гордыни, чем необходимости, и отказ от его авантюр затрагивает то, что выходит за пределы необходимого, в то врем€ как их осуществление может коснутьс€ самого безусловного. “ак что здесь, в тех случа€х, на которые не распростран€етс€ действие ограничени€, положение о том, что мои действи€ не должны вовлекать в игру интересы соответствующих субъектов (в данном случае Ц людей будущего) " в полном их объеме " вновь обретает силу.

4. ќтсутствие у человечества права на самоубийство

» наконец, как свод Ц замковым камнем, все здесь скрепл€етс€ тем обсто€тельством, что "совокупность" интересов, подвергаемых риску лотереи, имеет в случае технологического прогресса несравненно более расширенный смысл, чем при иных человеческих решени€х с рискованными последстви€ми. ƒаже когда политический лидер, в судьбоносную годину, ставит на карту само существование своего племени, своего города, своей нации, он все-таки знает, что и после возможной их гибели здесь, на «емле, все-таки сохранитс€ человечество, уцелеет мир жизни. Ћишь в рамках этой перекрывающей все прочее предпосылки, в определенных крайних случа€х, оказываетс€ подчас нравственно оправданным великое рискованное дерзновение. ќднако даже дл€ спасени€ своей нации государственный де€тель не имеет права примен€ть такие средства, которые могут уничтожить человечество. “ак вот, если говорить о возможных де€ни€х технологии, многие из них обладают в своей кумул€тивности именно такими глобальными охватом и глубиной, т. е. способностью представить собой угрозу существованию человека в будущем или же его сущности. Ќа правах доверенного лица граждан, государственный де€тель может (в плане идеальном) базировать свои судьбоносные решени€ на согласии тех людей, за которых он решает. ќднако от будущего человечества не может быть получено, не может быть даже предположено согласие на его небытие или обесчеловеченность; а если бы некто все же захотел бы такое согласие предположить (почти безумное предположение), его следовало бы оспорить, ибо имеетс€ (правда, это еще должно быть продемонстрировано) безусловна€ об€занность человечества существовать, которую не следует смешивать с условной об€занностью существовать отдельного человека. ¬озможно рассуждать об индивидуальном праве на самоубийство; право на самоубийство человечества обсуждению не подлежит.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 403 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

≈сть только один способ избежать критики: ничего не делайте, ничего не говорите и будьте никем. © јристотель
==> читать все изречени€...

514 - | 475 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.022 с.