Лекции.Орг

Поиск:


Тел/факс (095)700-12-08. E-mail: dao@moscow.portal.ru 11 страница




В последние годы последствия сексуальной революции проявляются все более ярко. и теперь ситуация изменилась. Теперь не только невинные девушки становятся невольными жертвами опытных мужчин, но все чаще романтически на­строенные мальчики имеют свой первый сексуальный опыт с женщиной более старшей, опытной и чувственной.

Мы снова сталкиваемся с конфликтом тела и сердца. сексуальности и эмоциональности. Юноши, чувственность которых элементарно пробуждается через эмоциональность. и которые, при правильном подходе, могли бы продемонстри­ровать великолепные сексуальные возможности, оказывают­ся жертвами чувственных и опытных подруг, которые, не по­лучив на свои агрессивные ласки мгновенного отклика, бук­вально "кастрируют" мужчин, выражая им свое разочарова­ние и пренебрежение. Травма, нанесенная юноше в таком важном вопросе, еще больше затрудняет возможность его эмоциональной "раскрутки", и если травмирующий опыт впо­следствии повторится, он может стать даже причиной импо­тенции.

Именно поэтому знание даосских классификаций типов мужчин и женщин и умение взаимодействовать с каждым из типов так. чтобы общение или сексуальные контакты с ним были удовлетворяющими и плодотворными, без конфликтов и взаимных травм и обид. так важно для современного чело­века.

"Спокойные" с детства равномерно развивали у членов клана качества всех стихий - воды, огня. земли, воздуха и де­рева. и также планомерно воспитывали их чувственность, эмоциональность и интеллект. Вступая в сексуальную связь с партнером даже девственник, воспитанный надлежащим об­разом. знал, какую часть своего "я" он должен задействовать для того, чтобы контакт стал взаимоудовлетворяющим. На чувственность он откликался чувственностью, на эмоцио­нальность - эмоция-ми, на интеллектуальные изыски - гибко­стью своего ума. Если бы я во время своих первых контактов с


девушками обладал подобными знаниями, мне не пришлось бы сейчас разыскивать Веронику и Аню. чтобы исправить ошибки, совершенные когда-то и внесшие искажения в мою модель мира.

Аня, несмотря на свою настойчивость, никогда не пыта­лась причинить мне вред. и я не испытывал к ней отрица­тельных чувств. С Вероникой все было по-другому. Встречи с ней оставили во мне взрывчатую смесь ненависти и отвра­щения. которую мне с помощью техник управления эмоциями удавалось подавить, но полностью избавиться от неё я не мог.

Я вспоминал ее наглые высокомерные манеры, злоб­ность самовлюбленной шлюхи, любящей натравливать муж­чин друг на друга и уверенной, что каждый из них сочтет за честь умереть ради сомнительной возможности обладать ее телом, Я до сих пор чувствовал ужас. пережитый мной, когда дог. перепрыгнув забор, бросился на меня и повалил на зем­лю. Было чудом, что я остался жив и даже не искалечен, и эта маленькая сучка действительно была готова пойти на убий­ство только из-за того. что я не захотел с ней переспать, и она проспорила бутылку коньяка.

При мысли о том. что я должен найти Веронику и за­няться с ней любовью, меня чуть не затошнило, но дело есть дело. и я должен был выполнить задание Лин. В глубине души я понимал, что кореянка права, что я действительно должен избавиться от травм, не позволяющих мне полностью рас­крываться в отношениях с женщинами, но Вероника не ста­новилась от этого более желанной.

Вздохнув и стараясь не думать о том. что меня ожидает. я отправился по адресу, который Вероника когда-то продик­товала мне по телефону, выдумав историю, что должна сроч­но поговорить о моей маме.

Хотя прошло немало времени, я легко отыскал дом. еще более обветшавший с тех пор. Рама. высаженная мной. была на месте, и я усмехнулся, вспоминая, как я, насмерть перепу­ганный. выскакивал в окно.

Я позвонил в дверь. Изнутри послышались неторопли­вые шаркающие шаги. Мне открыла пожилая усталая жен­щина.

- Простите. Вероника здесь живет? - спросил я.

- Не знаю никакой Вероники,- недовольно ответила женщина. - Это моя квартира.

Я выяснил, что когда-то квартиру сдавала дочь этой женщины, которой сейчас нет в городе, и узнать что-либо о квартирантах, живших здесь несколько лет назад, просто не­возможно.

По-правде говоря, у меня камень с души свалился. Я ре­шил начать с Вероники, чтобы побыстрее покончить с самой неприятной частью задания. Кроме того. у меня была хоть какая-то информация о ней. Аня. подобно Тане. всегда сама звонила мне и назначала встречи. Я не представлял, где ее искать. Возможно, подобные игры в таинственность достав­ляли девушкам удовольствие, и в то время среди определен­ного типа дам они были в ходу, но мне это задачу не облегча­ло.

Решив про себя, что Вероника, наверняка, как и дочь той женщины, уехала из Симферополя, я почувствовал облегче­ние и приступил к поискам Ани.

В книге "'Тайное учение даосских воинов"' я уже расска­зывал. как мои друзья и ученики время от времени перево­площались в сыщиков, помогая мне обнаруживать слежку и выпутываться из столкновений с бандитами. Подобное про­ведение досуга всегда вносило в их жизнь свежую струю, и мои ученики с энтузиазмом согласились вновь поиграть в де­тективов. тем более, что объектом поиска была красивая мо­лодая женщина.

Живи я в то время в Москве или Ленинграде, шансы оты­скать Аню. фамилию которой я тоже. кстати, не знал. были бы почти нулевыми. Но у Симферополя было одно преимуще­ство - "Пушкарь" или Пушкинская улица - центральная пеше­ходная улица города, по которой рано или поздно отправлял­ся гулять любой обитатель столицы Крыма, способный само­стоятельно передвигаться.

Пост наблюдения я установил около "Черной аптеки" -той самой, где когда-то я впервые увидел Учителя. Дежурив­шие по двое с утра до одиннадцати ночи ученики, вооружен­ные словесным портретом Ани. сменялись каждые два часа.

Завидев подходящую под описание красотку, один из учеников должен был подойти и спросить:

- Извините, вы случайно не Аня?

Если на лице девушки, отрицавшей, что ее так зовут, по­являлось смущение или подозрительная нервозность, другой ученик должен был незаметно проследить за ней. выяснив, где она живет. Затем уже я занимал пост у ее подъезда, или выясняя в разговорах с соседями, как зовут нужную мне кра-


сотку, или поджидая, пока она сама не появится во дворе.

Аня оказалась четвертой подозрительной девушкой, ка­тегорически отрицавшей, что ее так зовут. Ученик довел ее аж до новостроек Новоромановки. Гордый своими детектив­ными талантами, он сообщил мне. что предполагаемая Аня обитает в квартире вместе с большой черной собакой, и что к ней периодически приезжает на машине представительный мужчина средних лет. который иногда остается ночевать.



Мысленно я поблагодарил скучающих на скамейках ба­бушек. знающих все и про всех, и всегда готовых поделиться информацией просто из любви к искусству.

Ученик отправился дежурить у подъезда, я должен был подъехать чуть позже с тем. чтобы он указал мне на девушку, если она вдруг появится на улице. Не было никакой гарантии. что в этот раз нам повезет больше, чем с тремя предыдущими кандидатками.

Заворачивая за угол при подходе к нужному дому, я не­ожиданно. буквально нос к носу столкнулся с Аней. Эта столкновение ошеломило нас обоих. На лице девушки отра­зилась целая гамма чувств - радость, удивление, недоверие, и ее эмоциональный настрой передался и мне. стирая всю не­ловкость наших прошлых отношений.

- Милая, я пришел к тебе. чтобы стать мужчиной,- сказал я, вспоминая, как мы прощались.

Анино лицо исказила странная гримаса. Казалось, еще мгновенье - и она заплачет, выплескивая переполнявшие ее чувства, но она сдержалась. Быстро повернув голову направо и налево, она осмотрелась, убеждаясь, что поблизости нет знакомых, потом с глубоким вздохом, почти стоном, схватила меня за руку. и. плотно зажав ее под мышкой, быстрым ре­шительным шагом почти поволокла меня к дому.

С огромным удовольствием я отметил, как при виде этой сцены вытянулось лицо ученика, ожидающего меня у подъез­да. Незаметно для своей спутницы я дал ему знак уйти.

Мы взбежали вверх по лестнице. Аня торопливо повер­нула ключ в замочной скважине, и огромная черная собака бросилась к нам. подпрыгивая от радости и ласкаясь.

Схватив несчастного пса за ошейник, Аня безжалостно запихнула его в ванную комнату и заперла дверь, а потом ри­нулась ко мне. все еще стоящему в прихожей. Она торопи­лась. словно не веря. что все это происходит на самом деле. Я "стал мужчиной" прямо тут. в прихожей, на полу, на коврике у входной двери.

Падая, мы даже не заметили, как опрокинули вешалку, и оргазм настиг нас три раза еще до того, как мы полностью ос­вободились от одежды. В этот момент мне было не до даосско­го секса.

Когда радость встречи слегка исчерпала свои резервы, и мы оказались способны просто поговорить, я поставил на ме­сто вешалку, и как следует познакомился с освобожденной из заточения черной собакой, оказавшейся довольно ревнивой по отношению к хозяйке и откровенно обиженной на то, что Аня на какое-то время предпочла меня ей.

Мы приняли душ. смывая пот и налипшую с пола грязь, и отправились пить чай в маленькую кухню небольшой двух­комнатной квартиры. Аня рассказала мне, что эту квартиру снимает для нее один ухажер - богатый человек, занимающий важный пост и к тому же большой друг аниного отца. Отец был во многом обязан этому человеку, и именно по просьбе отца Аня согласилась стать его любовницей. Отчасти она по­шла на это из-за типичного для большинства симферопольцев квартирного вопроса.

Отец хотел, чтобы его квартира досталась аниной сестре, а Аню прописал в бабушкину однокомнатную. Бабушка уми­рать не собиралась, и, удрученная своим безрадостным суще­ствованием. девушка отнеслась к идее завести богатого по­кровителя философски - без особой радости, но и не рыдая от угрызений совести.

Аня рассказала, что ее друг очень ее любит, но в сексу­альном плане у них жизнь никак не ладится.

- Он совсем не возбуждает меня. - объяснила она. - и. ви­димо, поэтому мне тоже не удается его завести. Фактически, несмотря на все мои старания, он остается импотентом. По-настоящему между нами так ни разу ничего и не было. Он хо­роший человек, и мне жаль его. Мне бы хотелось, чтобы у нас все было нормально, но, увы, природу не победишь.

Аня помолчала, погрузившись в свои невеселые мысли, и вдруг встрепенулась.

- Ой, тебе уже давно пора уходить, - воскликнула она. - Иван может появиться с минуты на минуту.

- Я умею побеждать природу. - сказал я. - Если ты дейст­вительно хочешь наладить вашу сексуальную жизнь, я могу помочь, Но для этого я должен встретиться с вами обоими.

- Ты что. действительно можешь помочь? - не поверила


Аня.

- А зачем мне тебя обманывать? - удивился я. - Надеюсь, ты заметила, что я слегка подрос после нашей последней встречи и не очень напоминаю застенчивого школьника.

Какое-то новое чувство промелькнуло на анином лице. Я понял, что только сейчас она отдала себе отчет в том, что с тех пор. как мы расстались, действительно много воды утек­ло, и я здорово изменился.

- Ладно, я устрою вашу встречу,- сказала она.

Прежде, чем встретиться с Иваном, я еще раз посетил Аню. На этот раз нам уже удалось добраться до кровати, и по­том. наслаждаясь заслуженным отдыхом, я рассказал ей о возможных причинах импотенции и о даосских методах ее лечения.

Благодаря методикам лечения Спокойных, которые я уз­навал от Учителя, я приобрел в Симферополе довольно об­ширную клиентуру. Я практически всегда лечил бесплатно, мне было просто приятно помогать людям, заодно осваивая на практике приемы, показанные мне Ли. Лечение помогало, и я приобрел устойчивую репутацию знахаря. Я рассказал о некоторых случаях из моей практики Ане. чтобы она могла спланировать, как лучше представить меня Ивану.

Аня рассказала ему все обо мне - о том, как мы познако­мились. как ей так и не удалось меня соблазнить и даже о на­ших последних встречах, когда мы. наконец, стали любовни­ками.

Иван оказался действительно умным и рассудительным человеком. Он воспринял рассказ девушки спокойно, пони­мая. что коль скоро он сам неспособен удовлетворить ее в сек­суальном плане, пусть уж лучше она решает свои проблемы, не обманывая его и по-прежнему продолжая поддерживать их отношения.

К идее попробовать решить с моей помощью их сексу­альные проблемы Иван отнесся с энтузиазмом. Импотенция всегда была одним из самых тяжких испытаний для мужчи­ны. и я прекрасно понимал, что день за днем находясь рядом с волнующим телом Ани, лаская его, и не имея возможности вкусить плоды наслаждения, он должен был испытывать по­истине танталовы муки.

Для разговора мы собрались на кухне, традиционно по­пивая чай и закусывая его всевозможными сладостями.

Я предложил Ивану ряд даосских упражнений по укреп­лению мужской силы - с тестикулами, с анальным отверсти­ем, медитации и психофизические упражнения. Затем я про­вел ему сеанс иглоукалывания и научил, как самостоятельно прижигать полынной сигаретой нужные точки. Ум и искрен­няя заинтересованность Ивана дали мне понять, что для че­ловека такого склада излечение не станет тяжелой пробле­мой.

Затем я принялся показывать им некоторые элементы "спящей собаки", начиная с "игры крабов" и "плавания рыб" -техники обласкивания рук.

Я демонстрировал эту технику на Ане, и, наблюдая, как она реагирует, заводясь, как безумная, от простых прикосно­вений пальцев. Иван. напрочь позабыв о своей импотенции. возбудился, как подросток, украдкой разглядывающий порножурнал.

Затем он начал сам выполнять с Аней те же упражнения, и я с удовлетворением увидел, как на сей раз они оба заводят­ся друг от друга.

- Ладно, вы тут поупражняйтесь, а я пока пойду посмот­рю телевизор,- сказал я. плотно притворил за собой дверь и, посмеиваясь, отправился в комнату с чувством исполненного долга.

Я действительно включил телевизор и отыскал какой-то более или менее сносный фильм. Я смотрел его. потягивая кофе. чашечку которого я предусмотрительно захватил с со­бой, и с интересом прислушиваясь к звону посуды, ударам и скрипу раскачивающегося кухонного стола и возбужденным протяжным стонам, доносящимся из-за стены.

Результат превзошел все самые смелые ожидания аниного покровителя, и. вдохновленный, он великодушно разрешил нам продолжать наши встречи, желая лишь время от времени получать новые уроки техник даосского секса.

К чести Ивана надо сказать, что он. восстанавливая нормальное функционирование своих половых органов, не полагался только на вдохновение и с похвальной регулярно­стью выполнял все данные мной рекомендации. И, хотя в дальнейшем проблем у него не возникало, мы все же продол­жали время от времени встречаться втроем, я показывал но­вые техники ласк, и он. наблюдая, как я ласкаю его любовни­цу, возбуждался до самых невероятных пределов, гораздо сильнее, чем просто с ней наедине.

Иван снял для наших встреч с Аней отдельную квартиру,


которую оплачивал вскладчину с несколькими своими друзь­ями, также нуждавшимися в любовном гнездышке, где они могли отдохнуть со своими подружками от семейного счастья.

Меня радовало, что отношения Ани и Ивана по мере улучшения их сексуальной жизни становились все лучше и лучше. Опыт с Аней многому научил меня. Я уже начинал по­нимать. как важно для человека иметь многих и разнообраз­ных партнеров. Я никогда не смог бы дать Ане то, что давал ей Иван. и он никогда не дал бы ей то, что она получала от меня. Только со мной или только с ним она не была бы счаст­лива.

Наш тройственный союз оказался подарком судьбы для всех нас.

Если бы Иван не имел за плечами богатого жизненного опыта и не оказался достаточно мудр, чтобы найти правиль­ное решение проблемы любовного треугольника, а принялся, следуя типичным для европейской морали реакциям, щедро швырять камни упреков и обвинений в Аню и в меня. крича, что все женщины - предательницы и шлюхи, это не принесло бы пользы никому, и окончательно бы ухудшило его сексу­альных потенциал, если в тот момент вообще было возможно его ухудшить.

Жизнь подтверждала мудрость даосизма.


ГЛАВА 13

За тренировками и встречами с Аней я как-то совсем за­был о Веронике. Перспектива снова встретиться с ней и, тем более, переспать, была мне достаточно отвратительна, так что произошло нечто вроде вытеснения мыслей о необходи­мости выполнить это задание, и. поскольку Лин больше не напоминала мне об этом. я решил, что судьба ко мне благо­склонна, и об этом этапе обучения женщиной я могу благопо­лучно забыть. Однако жизнь распорядилась иначе.

Весь город готовился к традиционной осенней ярмарке, приуроченной к седьмому ноября. Конечно, эта ярмарка не шла ни в какое сравнение со знаменитой ярмаркой в Севилье. но для крымчан она была не менее важным мероприятием.

На площади возводили ярко разукрашенные торговые павильоны, шла подготовка к народным гуляньям, кустари заготавливали впрок всевозможные поделки, устанавлива­лись жаровни для шашлыков, плова и разных национальных блюд.

Ярмарка продолжалась два дня. субботу и воскресенье, и за эти два дня снмферопольцы должны были запастись на всю зиму дешевой картошкой, морковкой, соленьями и про­чими разносолами.

Народ плясал, пил. гулял, веселился и. с запасливостью предусмотрительного хомяка, мешками тащил в дом дары полей.

Я, если исключить выпивку, занимался тем же самым, активно включаясь в общее веселье, и с живым интересом бродил по ярмарке, слушая музыку, разглядывая павильоны и принюхиваясь к ароматам кухонь народов СССР, прикиды­вал, чего бы еще такого попробовать.

Симферопольская ярмарка, с детства ставшая важной частью моей жизни, наряду с восторженными и радостными чувствами, неизменно отзывалась у меня в душе смутной тревожной грустью. Она была своеобразным рубежом, по­следним всплеском активности и веселья перед наступлением


долгой и унылой зимы. С ярмаркой уходили последние, ино­гда по-летнему теплые дни крымской осени, и вместе с ними уходил в прошлое очередной этап моей жизни.

Шел последний день ярмарки, когда покупательский ажиотаж достигал апогея, и у меня просто не оставалось вре­мени размышлять о связанных с приближением зимы душев­ных переживаниях.

Я бодрым аллюром курсировал между ярмаркой и домом с закинутыми на плечи мешками овощей и фруктов. Мать. для которой осенние заготовки оказывались гораздо более важным событием, чем для Рокфеллера приобретение новых и исключительно доходных нефтяных месторождений, пре­бывала в состоянии крайнего возбуждения и громовым ко­мандирским голосом отдавала все новые распоряжения, ко­торые я должен был исполнить как минимум со сверхзвуко­вой скоростью.

Под громовые раскаты хорошо поставленного голоса Александры Авериновны я скинул с загривка огромный ме­шок с картошкой, и. отирая пот со лба, тут же бодрой рысцой потрусил обратно к чадящему разгулу ярмарки. К счастью, основная часть работы была выполнена, и оставалось купить какую-то мелочь. Сокращая путь. я двинулся наискосок через парк Тренева, лавируя среди толпы озабоченных, нагружен­ных покупками граждан. Я как раз собирался обогнать де­вушку. шедшую впереди меня с тяжелой авоськой, набитой картошкой, как вдруг ручка авоськи оторвалась, и картошка посыпалась на землю.

Пытаясь подхватить оторвавшийся край другой рукой. девушка резко развернулась, и, наткнувшись на меня, выро­нила авоську и оказалась прямо в моих объятиях.

Наградив меня убийственным злобным взглядом, она начала было какую-то малолестную для меня фразу и осек­лась на полуслове. Мы с Вероникой ошеломленно уставились друг на друга, и я прочел в ее глазах пришедшее на смену зло­сти узнавание, в свою очередь сменившееся черной ненави­стью, смешанной с испугом.

Когда я понял, кто передо мной. все неприятные воспо­минания. ненависть и отвращение, так долго хранившиеся в моей душе, вдруг испарились словно по мановению волшеб­ной палочки.

Я не знал, чему я был обязан столь неожиданным пово­ротом сюжета - судьбе или личной силе. Для меня несомнен­ным было одно: эта встреча не была случайной. Она должна была произойти, хотел я того или нет. потому что это был не­обходимый этап обучения. Я вспомнил, что с Аней я столк­нулся почти так же, неожиданно и нос к носу. Теперь, когда работа с Аней была завершена, судьба привела в мои объятия Веронику. В такой ситуации я не мог цепляться за старые детские чувства и обиды. Я готовился стать воином жизни, и я должен был действовать, как даос.

Все эти мысли промелькнули у меня в голове буквально в доли секунды, и. честно говоря, хотя я и решил действовать, как даос. я не имел ни малейшего представления, что должен делать даос в подобном положении. Поскольку ничего путного мне в голову так и не пришло, я, на всякий случай покрепче сжав ее запястья, попавшие мне в руки во время столкнове­ния, поцеловал в щечку сочащуюся ненавистью, как буль­терьер при виде волка, девушку.

Вероника ошалело отпрянула, ее руки напряглись в по­пытке вырваться из захвата, и я едва успел заблокировать подъемом вверх согнутой ноги яростный удар коленом, на­правленный мне в пах. Казалось, она находится на грани ис­терики.

Я понял, что памятуя о мучительной смерти когда-то на­травленного на меня дога. девушка собирается дорого про­дать свою жизнь, и будет сопротивляться до последнего.

В попытке обезопасить себя. я резко присел, выполнив технику "прыжок с камня", и одновременно завел ее руки за спину. Сомкнув кольцо рук у нее под ягодицами, я резко вы­прыгнул вверх, прижимая ее к себе и лишая таким образом возможности размахивать конечностями с целью нанесения мне тяжелых телесных повреждений.

Туфелька, свалившись с ноги Вероники, покатилась по асфальту, и я понял, что она сейчас завопит, как пожарная сирена.

- Успокойся! Я тебя не трону! - скороговоркой начал объ­ясняться я, надеясь предотвратить ее вопль. - Я был малень­ким и глупым. Я не знал, что такое женщина. Тыменя на­смерть перепугала, когда набросилась на меня. Забудем про­шлое. Такие женщины, как ты - редкость. Ты - прелесть. Ты красавица.

Я подумал, что насчет прелести я, пожалуй, чуть-чуть переборщил, но в общем получилось неплохо.

Вопль застрял у нее в глотке, так и не вырвавшись нару-


жу. тело начало расслабляться, а на лице даже появилась по­луистерическая усмешка. Вероника пребывала в промежу­точном состоянии, все еще не сообразив, стоит ли орать и пы­таться выцарапать мне глаза, или лучше приступить к мир­ным переговорам.

Желая закрепить успех, я решил перейти к неожидан­ным действиям в ее собственном стиле, и, вцепившись зуба­ми в верхнюю пуговицу ее кофточки, неловким движением оторвал ее и выплюнул на землю. Раздвигая носом мешаю­щие мне края кофточки, как собака кучу листьев в поисках упавшего в них кусочка колбасы, я принялся покрывать жар­кими поцелуями ее грудь.

Ошеломленный зрелищем народ, позабыв о своих авось­ках и симферопольской ярмарке, окружил нас плотным коль­цом, на разные голоса комментируя происходящее.

Приученный в тренировках с Учителем даже во время напряженного поединка с врагом уделять внимание тому. что происходит вокруг, я уловил настойчиво повторяющиеся предложения вызвать милицию, и понял, что пора принимать срочные меры. Объясняться с милицией мне не хотелось.

С громкими криками:

- Я нашел свою любовь! Я нашел свою любовь! - я закру­жился на месте, продолжая сжимать Веронику в объятиях, и. когда по моим расчетам, ее голова должна была закружиться до такой степени, чтобы ей и на ум бы не пришло опровергать мои громогласные утверждения, я поставил ее на ноги и раз­жал руки, на всякий случай готовясь сблокировать увесистую оплеуху.

- Чего не сделаешь ради Учения. - обреченно подумал я. - Может и не стоит защищаться от ударов? Должна же дама в конце концов получить удовлетворение.

Но оплеух не последовало. Смуглые руки Вероники скользнули вдоль моего тела, и она резким порывистым дви­жением прижалась ко мне изо всех сил.

Разочарованный народ, убедившись, что скандала не бу­дет, стал понемногу расходиться.

Только теперь я понял глубину мудрости Лин. говорив­шей о том, как ограничивает мужчину привязанность лишь к одной женщине. Как бы ни была прекрасна партнерша, все­гда найдется другая женщина, способная разжечь в душе мужчины не менее сильные, хотя и совершенно иные чувства, и при правильном отношении к вопросу связь с разными женщинами может подарить счастье как самому мужчине. так и многим его любовницам.

Я извлек из воротника всегда хранящуюся там булавку и. отыскав на земле оторванную пуговицу, аккуратно подколол ее к кофточке, чувствуя, что Вероника так и не пришла в себя и до сих пор не может поверить в происходящее.

Затем я вытащил из кармана "коготь каменной птицы" -короткую палочку, до блеска отполированную моими руками. и моток веревки, которые я тоже всегда носил с собой, во вре­мя прогулок по улицам выполняя с ними необходимые трени­ровочные упражнения.

Собрав в авоську рассыпанную картошку, я перевязал ее, приспособив "коготь" в качестве ручки.

- Давай, я провожу тебя домой, - предложил я. Реакция Вероники тронула меня до глубины души. Ис­чезли без следа ее вечная напыщенность, злоба и высокоме­рие. На меня смущенно и чуть виновато смотрела обыкновен­ная красивая девушка.

- Я буду тебе очень благодарна. - тихо сказала она.

- Удивительно, как легко оказалось сломать барьер вра­жды между нами,- подумал я. - Правду говорят, что от любви до ненависти один шаг. Похоже, что от ненависти до любви -тоже.

Я подхватил авоську, и мы рядом пошли по парку, как старые добрые друзья.

Вероника жила вместе со старенькой матерью. Я быстро очаровал старушку, и мы отправились на кухню попить чая с тортом. Потом мы с Вероникой вернулись на ярмарку, и я по­мог ей отнести домой очередные покупки.

Той же ночью мы были вместе. Мама мирно посапывала в соседней комнате, а мы, стащив с кровати на пол матрас. чтобы не шуметь, совершили, наконец, то, от чего я так лег­комысленна отказался, будучи школьником.

В три часа ночи, в последний раз поцеловавшись в при­хожей, мы расстались. Окрыленный, я бежал домой по пус­тынным улицам, предвкушая, каким отличным рассказом я смогу порадовать Лин.

Вероника была ярчайшей представительницей стихии огня. Наша встреча зажгла в ней сумасшедшую страсть. Ка­ждое наше свидание в постели превращалось в неистовый по­единок желаний и плоти.

С учетом моего и без того насыщенного расписания я не


мог уделять Веронике слишком много времени, и. естествен­но, ее характер и темперамент не позволяли ей мириться с таким ходом вещей. Она звонила мне домой, тоном, не при­нимающим отказа,заявляя:

- Чем ты там занимаешься? Я тебя хочу!

Она поджидала меня около института и у дома родите­лей, и мне приходилось пускать в ход самые изощренные ди­пломатические приемы, чтобы уклоняться от ее чересчур пристального внимания и в то же время продолжать поддер­живать хорошие отношения.

Вероника относилась к редкому типу спирального по­строения с преобладанием эмоциональности, находящейся на внешней стороне спирали. Классификация женщин по сексуальным, эмоциональным и интеллектуальным показа­телям, приведенная выше, относилась к линейному построе­нию, и не полностью подходила к описанию личности Веро­ники. Построение по спирали - более сложное, и о нем я рас­скажу в одной из последующих книг.

Тело и сердце, сексуальность и эмоциональность были в ней накрепко спаяны и неразделимы, образуя гремучую смесь, способную как воспламенить мужчину, так и спалить его дотла.

Сложная смесь жажд, начиная от жажды господина и кончая жаждой опасности- заставляли ее постоянно ставить себя в ситуации на грани фола. Ей не нужна была любовь или нежность. Веронику заводила именно борьба полов, борьба, в которой она неизменно должна была побеждать, хищно и умело манипулируя чувствами и поведением мужчины.

Одним из ее любимых развлечений было сталкивать своих поклонников, провоцируя их умирать от ревности и бо­роться за нее. Вероника получала наслаждение, унижая муж­чин и сравнивая их с другими, более мужественными, удач­ливыми и сексуальными. Фактически, она паразитировала на их эмоциях, испытывая оргазмические ощущения при виде их ярости, ревности, обиды или разочарования.

Одной из причин наших достаточно долгих и хороших отношений с Вероникой было то, что я ко всем ее вывертам относился совершенно безразлично. Лин однажды сказала мне:

- Ты никогда не должен обращать вниминие на женские эмоции, если чувствуешь, что женщина провоцирует тебя. сознательно или подсознательно желая добиться определен­ной реакции, доставляющей ей скрытое или явное психоло­гическое удовлетворение. Естественно, в данном случае речь не идет о направленных на тебя искренних положительных эмоциях - бескорыстной любви, дружбе, желании сделать что-либо приятное. Такие эмоции со стороны любого человека ты должен воспринимать, как подарок, и откликаться на него всем своим сердцем.

К сожалению, искренние и бескорыстные эмоции со сто­роны женщин встречаются не слишком часто. По большей части их эмоциональные взрывы и проявления связаны с достижением какой-либо четко определенной цели, зачастую неосознаваемой, но обычно направленной на удовлетворение какой-либо из жажд.

Так. женщина с жаждой жалости к себе может велико­лепно изображать беспомощное и сломанное в столкновении с суровой действительностью или с твоей собственной муж­ской жестокостью существо для того, чтобы, как вампир, уто­лить свою жажду возникающими у мужчины чувствами со­страдания, жалости или собственной вины. Если же реакция мужчины оказывается отрицательной, ее устраивает и этот вариант, поскольку в нем она черпает дополнительную под­держку и подтверждение своей жажды жалости.






Дата добавления: 2015-05-06; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 294 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:



© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.019 с.