Тел/факс (095)700-12-08. E-mail: dao@moscow.portal.ru 7 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Тел/факс (095)700-12-08. E-mail: dao@moscow.portal.ru 7 страница




Шалашин. в то время наслаждавшимся семейным адом с женой, которая питала к восточным учениям неодолимое от­вращение, обрадовался возможности поделиться своими соображениями по поводу самосовершенствования с очередным искателем смысла жизни, и беседы с ним придали существованию Игоря новую цель.


Антон вдохновенно описал своему молодому другу неог­раниченные возможности, открывающиеся перед ним после подъема кундалини. пробуждающего целый букет сверхспо­собностей. в том числе и ясновидение, которое можно исполь­зовать в самых разнообразных целях, например, для игры в спортлото. Шалашин рассказал о прелестях самокультива­ции с целью выделения астрального тела. тоже дающего це­лый ряд выгод, вроде безвизовых путешествий за границу, что в условиях социалистического лагеря звучало очень за­манчиво. Антон не забыл упомянуть и о развитии третьего глаза с целью получения из акаши-хроники любой необходи­мой информации о прошлом и будущем, и о многих других заманчивых перспективах.

Идея самокультивации и приобретения сверхспособно­стей необычайно увлекла Игоря, и, в отличие от Шалашина, не склонного к излишнему экспериментированию и удовле­творяющего свою жажду самоутверждения в основном в бесе­дах с очередным искателем Истины, он приступил к трени­ровкам и медитациям с истинно китайским трудолюбием и упорством.

Естественно, что при его врожденных способностях, Игорь легко и быстро научился входить в глубокие фазы из­мененных состояний сознания. К счастью, его ум был доста­точно здравым и острым, чтобы отличить видения и галлю­цинации. возникающие в измененных состояниях сознания, от реальности, и он избежал искушения принимать слыша­щиеся ему в медитациях голоса за глас богов или духов, и не воображал, что посещающие его видения были сценами из прошлых жизней или акаши-хроники.

Тем временем Шалашин, используя свои познания в хи­мии. обнаружил среди продающихся в аптеках медикаментов некоторые вещества, по своему строению близкие к дейст­вующему началу дурмана, галлюциногенное воздействие ко­торого было так красочно описано Карлосом Кастанедой.

Опробовав их на себе, Шалашин заметил, что его вос­приятие мира на некоторое время действительно изменялось, и порекомендовал их Игорю, как средство, позволяющее ви­деть ауру и эфирные тела людей, живой и неживой природы.

Использование психоделических средств помогло Игорю еще глубже погрузиться в пучину измененных состояний соз­нания, и, хотя он продолжал сохранять здравую трезвость серьезного исследователя, пытающегося обнаружить реаль­ные проявления сверхспособностей при подобных экспери­ментах. он угодил в другую ловушку: его психика привыкла питаться исключительно яркими, мощными и насыщенными переживаниями, возникавшими в медитациях и при приеме психотропных препаратов.

Будничная социалистическая жизнь не шла ни в какое сравнение с ошеломляющими чувствами, захватывающими его в измененных состояниях сознания. Так неудовлетворен­ная жажда доминирования и стремления к первенству трансформировалась в жажду ощущений, и, поскольку жаж­да ощущений всегда связана с проявлениями сексуальной энергии, хорошие и регулярные сексуальные контакты с лю­бимой женщиной могли бы оказаться той самой необходимой разрядкой, которая, сняв психосексуальное напряжение, пе­ревела бы жажду ощущений в естественную потребность в ощущениях, гармонично адаптировав модель мира Игоря к реальной жизни.

Но, как это часто бывает с чересчур ориентированными на интеллектуальное развитие и достижение каких-то прак­тических целей людьми. Игорь в вопросе взаимоотношений с женщинами, несмотря на свою подготовку психолога, был так далек от реальности что не знающим его с этой стороны лю­дям. было бы трудно в это поверить.

Единственной женщиной, с которой он был по-настоящему близок, была его мать. любившая его со всей без­оглядностью. Постоянно подвергаясь в детстве агрессивным нападкам старших братьев, с которыми он никогда не мог со­перничать из-за маленького роста и недостатка физических сил, вынужденный соответствовать жестким и неизменно за­вышенным требованиям сурового и сдержанного отца, лишь в объятиях матери Игорь находил столь необходимую ребенку ласку и поддержку.

Образ любящей, понимающей и поддерживающей его женщины прочно впечатался в жесткую модель мира Игоря вместе с никогда не подвергавшимися критике установками, что его первой женщиной станет та. которую он захочет ви­деть своей женой.

Маленький рост Игоря, несмотря на его привлекатель­ную внешность, не способствовал успеху у девочек, и, упорно занимаясь учебой, музыкой и чтением книг. он так и не нау­чился понимать представительниц противоположного пола, - адекватно их оценивать и правильно с ними обращаться. От-


чаянно комплексуя по поводу своего роста. Игорь считал его чуть ли не главной причиной всех своих проблем, завидуя вы­соким и крепким братьям.

Женился он лет в двадцать пять. на женщине на десять лет его старше и на голову выше. Она была психиатром и то­же интересовалась психотехниками и эзотерическими уче­ниями. Его женитьба полностью соответствовала его модели мира. и жена стала первой женщиной, с которой он вступил в сексуальную связь.

Достаточно быстро его семейная жизнь пришла к полно­му краху. Реальность настолько отличалась от картин супру­жества. представленных в его модели мира. что эта его пер­вая. но жестокая и непонятная неудача в достижении цели нанесла ощутимый удар. надломивший жесткое здание его модели мира. Цель построения счастливой семьи больше не могла придавать осмысленность его бытию. Эксперименти­рование с измененными состояниями сознания тоже не дава­ло обнадеживающих результатов. Хотя он достигал все более и более глубоких уровней транса, сверхспособности так и не проявлялись, и цель самокультивации тоже стала отходить на задний план. снова оставляя его без жизненных ориентиров.

Последним звеном, привязывающим его к жизни, оста­вались ощущения. Он попытался завязывать отношения с другими женщинами, но. поскольку он не обладал даосской способностью наслаждаться общением с ними. все его попыт­ки оказались сплошной чередой разочарований, в которой Игорь, забыв свою психологическую подготовку, винил не свой подход к вопросу отношений с женщинами, а исключи­тельно свой маленький рост.

Определенную отдушину ему предоставляли размышле­ния над философскими концепциями, характерными для ок­культных наук. в частности его стала неодолимо притягивать идея смерти.

Известно, что одним из оккультных постулатов является необходимость умереть, чтобы вновь родится". В нем подра­зумевается уничтожение старой личности для возникновения на ее месте новой, или. если перевести это на язык Шоу-Дао, -коренная перестройка модели мира.

Игорь это прекрасно понимал, но интеллектуальные рас­суждения не могли удовлетворить его жажды ощущений, и ощущение опасности, ощущение неотвратимо надвигающий­ся смерти стало для него новым наркотиком.

Будучи физически сильным и ловким, он неоднократно и намеренно рисковал жизнью, чувствуя, как в момент спасе­ния от опасности его окатывала невыразимая волна оргазмических ощущений. Ему нравилось уезжать одному в горы и там лазить по крутым скалам без страховки, и, когда, повисая на руках, он чудом избегал падения в пропасть, его внутрен­нее напряжение на некоторое время спадало, чтобы затем с новой силой потребовать острых ощущений, подтверждаю­щих осмысленность его борьбы за жизнь, осмысленность его существования.

Со временем даже мысль о смерти перестала его пугать. и Игорь мечтал подойти к смерти настолько близко, чтобы ощутить ее до конца и понять, наконец, что же это такое.

Смерть его матери от рака крови порвала последнюю нить, привязывающую его к жизни.

Приблизительно месяц спустя он погиб, бросившись под колеса поезда. Из того. что стало известно об обстоятельствах этой трагедии, трудно было заключить, являлся ли его траги­ческий конец самоубийством, или это была лишь очередная попытка понять, что же такое смерть, сунув голову под колеса замедлившего ход состава и попытавшись вытащить ее в са­мую последнюю секунду.

Самое печальное для меня в этой истории то, что сам Игорь был блестящим психологом, а его жена - квалифициро­ванным психиатром, и оба они. прекрасно отдавая себе отчет в том. что происходит, не сумели, не захотели или не смогли предотвратить надвигающуюся трагедию. Возможно жена, отчасти подсознательно, сама провоцировала его на этот шаг, отчаянно не желая развода, и предпочтя такой исход. Это уже не важно. Обидно то, что молодой талантливый психолог по­гиб в возрасте двадцати девяти лет из-за непонимания того, что происходит с ним самим, из-за незнания самых простых и элементарных вещей, которые даос впитывает буквально с молоком матери.

Пожалуй, слово "незнание" тут не подходит. В данном случае проблема возникла не столько из-за незнания. - в силу своей профессиональной подготовки Игорь был просто обязан их знать, - а, скорее, из-за неумения использовать получен­ные знания, превратить их из абстрактных правил и схем в осознание, в позитивное жизнеутверждающее начало, то есть перевести их с интеллектуального уровня на эмоциональный, Инстинктивный и даже физический.


Мне бы хотелось, чтобы люди с жесткими моделями ми­ра, в том числе и по отношению к вопросу взаимоотношений мужчины и женщины, задумались о том, не стоит ли затра­тить немного усилий и сделать свою личность более гибкой. научиться основам основ - любви к жизни, к миру который тебя окружает, к женщинам или мужчинам, ко всему тому. что и составляет саму суть. смысл и радость бытия...

Любовь и способность радоваться жизни - основа миро­ощущения даоса - это и есть тот самый спасательный круг. который помогает человеку выжить, когда жизненные штор­мы в щепки разбивают его корабль и угрожают поглотить его самого. Это поддерживающий его стержень, который не могут сломать ни тяжелые разочарования, ни жестокие удары судь­бы.


ГЛАВА 9

Женщины, принадлежащие к каждой из стихий, в свою очередь подразделялись на подгруппы, характеризующие уже не столько их физический тип. сколько структуру личности и стереотипы поведения.

Так. описанная в седьмой главе мулатка, несомненно яв­ляющаяся ярчайшей представительницей стихии огня. отно­силась к типу "Язык пламени, взметнувшийся вверх". Другое название этого типа - "Вздох дракона". Страсть танцовщицы была бурной, разгоревшейся в один миг. как языки пламени, раздуваемого ветром над иссушенной зноем степью, и так же быстро угасшей.

С женщиной "ровного огня" я встретился уже после рас­ставания с Учителем, в период работы в ремонтно-строительном управлении. Мы познакомились на работе, и смуглая, высокая, тщательно накрашенная и одетая Лина лишь скользнула безразличным взглядом по моей далеконероскошной рабочей куртке и залатанным брюкам, тут же от­вернувшись к кому-то другому.

Мир тесен, особенно в небольшом провинциальном го­родке, и вскоре мы столкнулись буквально нос к носу около цирка. Ситуация была такой, что разойтись, не обменявшись несколькими вежливыми фразами было просто неловко. Из разговоров с коллегами по работе я успел узнать, что забота о собственном теле стояла у Лины на первом месте, и, окинув ее одобрительным взглядом, я лишний раз убедился, что каждо­дневные упражнения с гантелями действительно произвели великолепный результат. От этой женщины лет тридцати бу­квально веяло уверенностью в себе и неприкрытой звериной сексуальностью.

Мы разговорились, и я почувствовал, как в ней просыпа­ется интерес ко мне. не как к собеседнику, а именно как к мужчине. На Лине был свитер крупной и редкой вязки, и че­рез дырочки в нем проглядывало голое тело.

Я, продолжая разговор, поднес руку к ее талии, и, просу-


нув два пальца в дырки свитера, прикоснулся ими к ее спине. Лина вздрогнула и с полувздохом-полустоном подалась ко мне. Почувствовав, как по ее телу прокатилась судорога, я по­разился удивительной чувственности этой женщины.

Ровный устойчивый огонь, не угасавший в течение дол­гого времени, до нашего вынужденного расставания, зажегся в ней в этот самый момент. В тот же день мы стали любовни­ками. Хотя говорят, что через какое-то время жар страсти угасает, и сексуальные контакты становятся менее насыще­ны переживаниями, и в подавляющем большинстве случаев так оно и бывает. Лина оказалась исключением.

Пламя ее страсти разгоралась все сильнее и сильнее. Стихия ровного огня проявилась у нее не только в сексе, но и в обыденной жизни. Ее убеждения были четкими, прямыми и непоколебимыми. В этом она отдаленно напоминала мою ма­му, тоже относящуюся к типу ровного огня. хотя. конечно. принадлежа к другому поколению, она имела несколько от­личный и гораздо менее радикальный набор убеждений и ус­тановок. Сходство же заключалось в том. что Лина. однажды внеся в свою модель мира набор всевозможных правил, ка­сающихся норм поведения, того. каким должен быть мужчи­на и что такое долг и справедливость, восприняла бы как личное оскорбление любую попытку поставить под сомнение хотя бы один пункт из этого свода законов и определений.

В отношении любви ее убеждением было то. что любовь между мужчиной и женщиной должна возрастать с каждым днем, но. будучи женщиной тела. она считала, что эта неуга­симая страсть должна проявляться в первую очередь в безу­держном, постоянно наращивающем свою интенсивность сексе.

Неистовая в постели, она иногда даже теряла сознание от переполнявших ее ощущений. В порыве страсти она куса­ла простыни и подушки, впивалась в деревянную спинку кро­вати своими крепкими белыми зубами, оставляя на ней глу­бокие вмятины, и мое тело после каждой встречи было по­крыто огромными темно-фиолетовыми синяками. Оставляя на мне отметины. Лина словно помечала меня. как свою соб­ственность. Инстинкты собственности проявлялись у нее и в присутствии других женщин, выражаясь в жестах, когда она покровительственно трепала меня по щеке, в интимно-ласкательных именах, которыми она демонстративно назы­вала меня при посторонних, так что у желающих покуситься на ее мужчину дам не должно было оставаться ни малейших сомнений в том, что территория уже занята, и вторгнуться на нее без боя не удастся.

Убеждения Лины в отношении ведения хозяйства также были безупречны. Она прекрасно готовила и ухитрялась без особого напряжения совмещать работу и заботы о доме.

Будучи на несколько лет старше меня, Лина пребывала в убеждении, что она понимает в жизни гораздо больше, и твердо знала, что мне нужно - хорошая стабильная работа, дающая приличный заработок, ежедневный умопомрачи­тельный секс. с каждым днем становящийся все более упои­тельным. и надежный семейный очаг. естественно, украшен­ный энным количеством детей.

Мой интерес к рукопашному бою, тренировкам и восточ­ным учениям Лина считала не более, чем детскими увлече­ниями еще не научившегося ориентироваться в жизни маль­чика. и она была твердо намерена сделать из меня настояще­го зрелого мужчину.

Но, несмотря на жесткость и специфичность своего ми­ровоззрения, Лина была удивительно цельной личностью и обладала редким даром любви и. главное, уникальной для со­временного человека способностью поддерживать в себе эту любовь, не давая ей сойти на нет и угаснуть под грузом ссор и мелких житейских проблем.

С "переменчивым ветром' - одной из разновидностей женщины воздуха я познакомился в Латвии.

Меня, вместе с командой дзюдоистов, отправили на меж­дународный турнир в Елгаве. небольшом городке под Ригой. Все складывалось отлично, наша команда заняла первое ме­сто, и я тоже стал первым в своей весовой категории, получив золотую медаль.

Отчасти победе способствовало то, что наш тренер. Игорь Васильевич Бощенко. незадолго до соревнований узнал о введении нового правила - разрешения осуществлять уду­шение предплечьем на области горла.

Большинство моих товарищей выиграло именно благо­даря этому удушению, я же в решающей схватке, применил технику, показанную мне Учителем, и ушел от броска с упором стопы в живот, сбив предплечьем ногу противника. Затем я упал на него, осуществляя удержание.

Сразу после соревнований все ребята сели на самолет и отправились домой в Симферополь, а я решил задержаться в


Риге на пару недель, чтобы как следует познакомиться с При­балтикой.

Проводив друзей и погуляв по вечернему городу, я поздно ночью вернулся в свою комнату в общежитии сельскохозяй­ственной академии.

Дверь оказалась незаперта, и, приоткрывая ее, я услы­шал мелодичный голос, с очаровательным протяжным ак­центом сказавший:

- Не пугайтесь и не включайте свет.

Приоткрыв дверь пошире, чтобы в комнату падал свет из коридора, я разглядел на кровати изящную молодую девушку.

Приученный Учителем и некоторыми обстоятельствами своей жизни к повышенной осторожности в не совсем ясных ситуациях, я внимательно обвел взглядом комнату, готовый в случае опасности в любой момент выскочить за дверь.

Я вспомнил, как однажды Ли то ли в шутку, то ли всерь­ез, выразился по поводу подобных ситуаций:

- Запомни один из принципов воинского искусства: если тебя не убили сразу, значит это кому-то нужно.

Поскольку сразу меня не убили, можно было зайти и ос­мотреться. Я вошел в комнату, закрыл за собой дверь и, по контрасту с ярким освещением коридора, мне показалось, что в комнате царит кромешный мрак. Глаза привыкали к нему. начиная различать контуры кровати на фоне окна.

- Садитесь рядом со мной, - нежной музыкой прозвучал в моих ушах голос незнакомки.

- Спасибо, я постою, - внезапно охрипшим голосом ска­зал я.

В то время я уже начал обучение у Лин. но тогда еще моя возлюбленная не давала мне задания встречаться с другими женщинами, и я, по уши влюбленный, в силу своих убежде­ний предпочитал хранить ей верность.

- Какой вы, однако, стеснительный, - игриво протянула девушка.

Поднявшись с кровати, она подошла ко мне. и. прижав­шись всем телом, начала обласкивать меня руками с головы доног.

Адаптировавшись к темноте, я уже различал черты ее лица, и убедился, что ночная гостья действительно была очень красивой.

Воспоминания о Лин помогли мне сохранить спокойст­вие и удержаться от активных встречных действий, и, поста­равшись отрешиться от происходящего, я решил понаблю­дать за развитием событий.

Ласки настойчивой красавицы заходили все дальше и дальше, ставя меня во все более двусмысленное положение. С одной стороны моя плоть откликалась на них чересчур бурно, а, с другой стороны, меня не оставляло чувство насторожен­ности по отношению к ней.

Я вспомнил, как Учитель говорил мне. что иногда пред­почтительнее удержаться от выполнения самого страстного желания, ожидая, пока ситуация не прояснится и не станет ясно, что за его исполнение не придется расплачиваться слишком дорогой ценой.

Возможно, в моей памяти были еще слишком живы слежка за мной и столкновения с бандитами, некоторые из которых были описаны в книге "Тайное учение даосских вои­нов". Я был внутренне готов к тому. что в любой момент из шкафа, двери или окна на меня может быть совершено напа­дение. хотя никаких рациональных причин для подобного беспокойства у меня не было.

- Какой ты хороший, красивый, сильный. - между тем продолжала ворковать незнакомка. - Ты самый лучший. Я ви­дела. как ты боролся.

- Вряд ли это так. - подумал я.

Обучение у Ли отточило мою наблюдательность. Если бы такая красивая девушка находилась в зале во время выступ­лений. я бы наверняка обратил на нее внимание.

- Интересно, зачем она лжет? - подумал я.

- Почему ты не отвечаешь на мои ласки? - обиженно по­интересовалась гостья.

Ситуация почему-то напоминала мне пошловатенький анекдот, в котором парень, встретив на берегу красивую де­вушку, говорит ей:

- Привет! Как дела?

- Разве мы с вами знакомы? - с оскорбленным видом спрашивает красотка.

- Но мы же провели вместе эту ночь! - недоумевает па­рень.

- С каких это пор половые сношения стали поводом для знакомства? - возмущается девушка.

Решив, что пора. наконец, что-то предпринять, я взял ее за руки и усадил на кровать.

- Мне нравится то. что ты делаешь,- дипломатично ска-


зал я. - Ты мне тоже нравишься, и я уже почти созрел для то­го, чтобы разделить с тобой не только постель, но и тяготы со­вместной жизни. Есть лишь одна загвоздка. Меня не очень-то привлекает идея заниматься любовью с совершенно незнако­мым мне человеком.

Девушка внимательно выслушала меня.

- А мне казалось, мы уже познакомились, - сообщила она. вставая с кровати, и с жаром принялась покрывать поцелуя­ми мое лицо. губы и шею.

Я не стал вырываться, тем более, что у нее это здорово получалось, но все же решил воспротивиться искушению.

- Давай встретимся завтра, - предложил я. - Я собираюсь пробыть в Риге еще пару недель. Сегодня я не готов к тому. что ты хочешь.

Маленькая проворная ручка скользнула к моим генита­лиям, убедив свою хозяйку, что причина моего отказа кры­лась отнюдь не в импотенции.

- Что же тебе мешает? - удивленно спросила она. про­должая через ткань брюк ласкать мой член. и без того гото­вый лопнуть от возбуждения.

Впившись мне в губы долгим влажным поцелуем, она раздвинула их, и ее вкусный трепетный язык быстро оббежал внутреннюю сторону моих губ. десны и зубы. а затем проник в рот так глубоко, как только возможно.

Отрешенно наблюдая за бурным спектром реакций, ко­торые в ответ на ее ухищрения выдавало мое тело, я, дождав­шись конца поцелуя, ненадолго прижался щекой к гладкой упругой коже ее лица. стараясь запомнить это ощущение, за­тем по-братски поцеловал ее в щеку и сказал:

- Я буду ждать тебя или твоего звонка завтра до двух ча­сов.

Видимо, что-то в моем голосе убедило незнакомку в том. что в ближайшее время изнасилование ей не грозит, и она. грациозно развернувшись, выбежала из комнаты, не сказав ни слова на прощанье.

На следующее утро раздался стук в дверь, и при свете дня вчерашняя гостья оказалась даже красивее, чем я думал.

- Никогда еще не знакомилась с русским.- вместо при­ветствия заявила она с порога. - Хочешь, я покажу тебе Ригу?

День пролетел незаметно. Мы гуляли по узким ухоженым улочкам старого города, сходили в кино, закусывали в не­больших уютных кафе.

- Давай, я провожу тебя,- предложил я, когда вечер неза­метно перешел в ночь.

- Нет. это я провожу тебя,- твердо сказала Анжела. Мне удалось-таки узнать ее имя. У дверей общежития маялась ожиданием группа из че­тырех парней.

- Уйдем отсюда.- сказала девушка, прижимаясь ко мне. Мы начали разворачиваться, чтобы пойти в противополож­ном направлении, но тут от компании отделились двое и по­бежали нам наперерез.

- Анжела, уходи,- приказал я. внутренне приготовившись к драке.

- Я лучше останусь.- спокойно, и, как мне показалось. даже с удовольствием сказала девушка. - Похоже, тебя ждут неприятности. Я знаю этих ребят.

- Эй. ты. стой! - заорал один из них.

Я застыл на мгновение, прикидывая, стоит ли начать драку первым, или лучше подождать, пока ситуация прояс­нится. Раздумывая об этом. я с сожалением понял, что упус­тил удачный момент влепить подбежавшему ко мне латышу удар в пах с разворотом.

Вместо этого я. разыгрывая удивление, задал совершен­но дурацкий вопрос.

- Это вы мне? - поинтересовался я.

- Тебе, тебе. недоносок.- с угрозой в голосе произнес его приятель, подходя вслед за ним и останавливаясь рядом.

- Анжела, иди сюда. - приказал первый парень.

- В чем дело. Эрик? - демонстративно удивилась девуш­ка. и не думая отпускать мою руку.

Я понял, что обречен на долгую и нудную разборку. Ос­тавшиеся двое парней тоже присоединились к нашей теплой компании, и мы. стоя на середине проезжей части достаточно широкой улицы, принялись обмениваться стереотипными репликами, повторяющимися с небольшими вариациями из века в век с тех самых пор, как бог. не придумав ничего луч­шего, создал Еву из ребра Адама.

Постаравшись избежать самых банальных и набивших оскомину фраз, вроде "ты козел", "за козла ответишь", я за­острил внимание моих новых знакомых на том. что несмотря на то, что яблоко раздора в лице раскрасневшейся от удо­вольствия Анжелы, и представляет собой довольно привлека­тельный экземпляр хомо сапиенс, я, по сути. ее почти не


знаю. и если противная сторона пожелает, готов уступить ее совершенно добровольно и без борьбы.

- Однако, - добавил я. - если дама все же предпочтет ос­таться со мной, а наше знакомство произошло исключитель­но по ее инициативе, я буду вынужден выполнить ее пожела­ния.

В процессе переговоров, я, продолжая держать Анжелу за руку, понемногу перемещался из стороны в сторону таким образом, чтобы моя позиция по отношению к четверке была выгодной с точки зрения возможного начала драки.

Латыши тоже перемещались вместе со мной. С учетом того, что нам еще приходилось дополнительно уворачиваться от проезжающих с обеих сторон машин, ситуация надоедала мне все больше и больше.

- Да чего мы ждем. Эрик! - не выдержал один из парней на третьей минуте беседы. - Бей его и все тут!

- Это не интеллигентно, мальчики,- возразил я. - Кроме того. у вас нет никаких шансов.

Я выполнил резкий удар ногой, остановив ребро стопы в миллиметре от носа подначивающего Эрика нахала. Заметив в глазах борцов за прекрасную Анжелу легкую растерянность и беспокойство, я добавил:

- Я хорошо подготовлен не только в дзю-до. Не стоит ста­новиться калеками из-за женщины.

Один из парней протянул руку к девушке, пытаясь схва­тить ее. но я перехватил его кисть, выполнив болевой прием. чуть дернул на себя, и он с криком боли распластался на зем­ле. Анжела по-прежнему цеплялась за мою другую руку.

Кто-то из его дружков дернулся было ко мне, надеясь ос­вободить приятеля, но я сменил тактику и, мгновенно вызвав в сознании волевые эманации ненависти, рявкнул:

- Стоять, или я переломаю ему пальцы!

Латыши застыли, как вкопанные.

Я отпустил захват, и вспомнив один из любимых прико­лов Учителя, который он мне рекомендовал в качестве психо­логического воздействия на группу нападающих, я скорчил отвратительную рожу и. дергаясь, как в судорогах, разразил­ся оглушительным икающим хохотом пожизненного обитате­ля Белых Столбов. Смех сопровождался обильным истечени­ем слюны, которое произвело на окончательно ошарашенных латышей неизгладимое впечатление. Даже Анжела, получав­шая несомненное удовольствие от того, что оказалась в эпи­центре крутых разборок настоящих мужчин, слегка поблед­нела и попыталась высвободить руку из моей. но это ей не удалось.

Желая окончательно закрепить достигнутый успех, я надрывно заорал дурным голосом:

- Ну что. козлы, не думали, что у меня справка есть? Да я вас тут всех могу замочить, и мне за это ничего не сделают, может даже спасибо скажут. Что, будем драться?

Латыши попятились. Драться им явно не хотелось. Я обтер рукавом слюну, капающую с подбородка, и, вновь меняя образ, нежно улыбнулся и сказал спокойным будничным тоном:

- И долго мы собираемся так стоять? Тут рядом кафе. Может перекусим чего-нибудь? Похоже у вас достаточно здравого смысла, чтобы не нарываться на неприятности.

Мы с хохочущей Анджелой направились к кафе. и расте­рянная компания защитников женской чести поплелась за нами следом.

Усевшись за столик в уютном полумраке небольшого за­ла, который меня очаровывал еще и потому, что в России и на Украине в те времена просто не было ничего подобного, мы потихоньку разговорились.

Выяснилось, что Анжела за что-то обиделась на Эрика, с которым у нее был бурный роман, и. желая отомстить ему по полной программе, поклялась переспать с русским чемпио­ном. который, сам того не ведая, уязвил Эрика в святых пат­риотических чувствах, победив на чемпионате его лучшего друга-латыша.

- Ты увидишь, что любой мужчина будет ползать у моих ног, умоляя меня о любви! - несколько самоуверенно, но убеж­денно заявила Анжела, и, узнав, где можно меня найти, от­правилась в мой номер, чтобы воплотить планы ужасного мщения в жизнь.

Я объяснил Эрику, что его невеста осталась неприкосно­венной, и он, потрясенный до глубины души тем. что по его вине чуть было не произошло непоправимое, принялся пуб­лично каяться во всех своих грехах и клясться, что любит ее.

Поломавшись немного для вида, Анжела простила-таки незадачливого жениха, и атмосфера за столом разрядилась.

Вскоре мы с латышами стали лучшими друзьями, и в те­чение двух недель, которые я провел в Риге. я наслаждался их компанией и гостеприимством.


Анжела, видимо в глубине души все же расстроенная тем, что я так и не повалялся у нее в ногах, умоляя о любви, еще пару раз в отсутствие своего жениха попыталась опробо­вать на мне свои чары. но Эрик мне нравился, и я остался тверд до конца.

Зайдя в общежитие перед отъездом, чтобы попрощаться, Анжела предприняла последнюю попытку.

- Я буду твоей в любой момент, когда ты захочешь. Толь­ко скажи! - патетически воскликнула она. обнимая меня.

Я прижался к ней всем телом, чувствуя охватывающее ее желание, и. мягко отстранившись, сказал:

- Спасибо, дорогая. Я очень благодарен тебе за предло­жение, но это было бы неправильное решение.

Учитель определял тип подобных женщин, как 'переменчивый ветер".

- Женщина "переменчивого ветра" проносится по жизни. как мечущиеся из стороны в сторону потоки воздуха, касаясь и захватывая, как песчинки, самых разных мужчин, сталки­вая их между собой, вздымая к небесам и небрежно бросая на землю, - объяснил он. - К таким женщинам и нужно отно­ситься как к воздуху - вдыхать приносимый ими издалека аромат, но не пытаться их удержать, потому что они все рав­но ускользнут от тебя, как ветерок, недолго овевавший твои волосы и лицо.





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 268 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:


© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.022 с.