Лекции.Орг

Поиск:


Тел/факс (095)700-12-08. E-mail: dao@moscow.portal.ru 10 страница




Если ребенок сунет руку в огонь, он почувствует боль. Этот опыт заложит в его модель мира крошечный кирпичик рефлексов и убеждений, который впредь заставит ребенка ос­терегаться огня не только на сознательном, но и на подсозна­тельном уровне. В данном случае механизм чувственного формирования кирпичиков модели мира оказывает ребенку услугу.

В твоем опыте с Таней ты испытал гораздо более силь­ную боль. чем боль от ожога. Было бы логично сделать заклю­чение. что доверять Тане опасно, ведь это именно она причи­нила тебе боль, а не какая-то другая женщина. Но механизм действия кирпичиков модели мира заключается именно в обобщении опыта и, в соответствии с этим обобщением, к вы­работке защитного механизма. Если бы опыт не обобщался, то ребенок мог бы заключить, что опасно совать руку именно в этот, конкретный костер, но можно безбоязненно трогать пламя свечи или газовой горелки. Несовершенство чувствен­ного формирования кирпичиков модели мира заключается как раз в невозможности избежать обобщений, которые ино­гда оказываются с точки зрения разума даже более, чем аб­сурдными. и, в результате, могут причинить человеку гораздо больше страданий, чем само событие, послужившее толчком к формированию убеждения, которое легло в основу очеред­ного кирпичика модели мира.

- У моих друзей есть собака. - сказал я ,- которую когда-то ударил метлой дворник, одетый в телогрейку. С тех пор она ненавидит всех людей, которые носят телогрейки или кото­рые держат в руках метлу. Завидев подобного человека, она лает. как безумная, на всякий случай находясь на безопасном расстоянии и поближе к хозяину.

- В своих реакциях люди недалеко ушли от животных. -сказала Лин. - Хотя наиболее разумные из них и пытаются погасить подобные реакции, основанные на сделанных когда-то неправильных обобщениях, им. как в твоем случае обще­ния с женщинами, удается лишь подавлять свои защитные рефлексы и до поры до времени не замечать их. но сам внут­ренний конфликт от этого не исчезает, и огромное количество энергии расходуется впустую, подтачивая организм и посте­пенно разрушая здоровье человека. А теперь давай посмот­рим. как негативный опыт с Таней повлиял на твою первую встречу с Вероникой. Оставь позицию стороннего наблюда­теля и вернись в медитации воспоминаний на нить твоей жизни к моменту разочарования от предательства Тани.

Я выполнил это. и чувство боли, обиды и злости снова захватили меня, правда, теперь уже с меньшей силой, чем ко­гда я находился непосредственно в "первом кирпичике Тани".

- Не старайся подавить эти чувства и избавиться от них. - услышал я голос возлюбленной. - Не повторяй ошибку, кото­рую ты когда-то совершил. Двигайся вперед по нити жизни к моменту, когда голая Вероника набросилась на тебя.


Я сделал то. что она просила. Неясные образы и ощуще­ния проносились мимо и исчезали где-то позади, пока я дви­гался сквозь время. Потом я очутился в комнате Вероники, ожидая, пока странная девушка объяснит мне, какие пробле­мы связаны с моей матерью.

- В нужный момент останови время. - сказала кореянка. - Это даст тебе возможность увидеть скрытые мотивы твоего поведения и вспомнить детали, которое сознание стерло из твоей памяти, чтобы защитить тебя от угрызений совести и внутренних конфликтов.

Вероника была уже в комнате, и через мгновение она бросилась на меня. целуя и шаря руками по моему телу.

Я остановил, вернее, замедлил время, так как полностью остановить его мне не удалось, как раз в тот момент, когда я оторвал девушку от себя и ударил ее. Теперь я точно знал, что я именно ударил ее. у не только оттолкнул.

- Что ты чувствуешь? - откуда-то издалека донесся до ме­ня голос кореянки.

- Это ужасная женщина, - изменившимся до неузнавае­мости голосом пробормотал я. - Она еще хуже и агрессивней, чем Таня. Она обманом заманила меня сюда. и она наброси­лась на меня, даже не интересуясь моими желаниями. Она отвратительна и опасна. Она хочет причинить мне вред. Я ненавижу ее и боюсь. Я ненавижу ее еще больше за тот страх и отвращение, которые она мне внушает. Я должен защи­щаться. Я должен выбраться отсюда любой ценой.

- Сдвинься чуть-чуть дальше по линии времени, - сказа­ла Лин. -Что ты видишь и чувствуешь сейчас?

- Она лежит на кровати. Какой кошмар, похоже, она без сознания. Неужели это я ее ударил? Я бы никогда не смог уда­рить женщину. Зачем она все это сделала? Мне страшно, про­тивно и страшно. Противно от ее поведения и от себя самого. Я не хотел ее бить. Я всегда относился к женщинам с уваже­нием. Она лишила меня этого уважения. Мне отвратителен сам факт, что женщина может быть такой.

- А теперь ты должен увидеть еще один кирпичик твоей модели мира. который мы назовем "первым кирпичиком Ве­роники". Какое убеждение и какое обобщение заключено в нем?

Я прислушался к своим ощущениям, и снова почувство­вал как очередной кирпичик убеждений увеличивающимся в размерах шаром наливается тяжестью внутри меня. Все во мне протестовало, не желая принимать, не желая признавать его, отказываясь видеть то, что заключалось под его оболоч­кой.

- Войди в него, - мягко сказала Лин. - Пока это лишь тем­ная часть тебя самого, и естественно, что тебе неприятно за­глядывать в то, что ты не хотел бы признавать, но. поверь, ко­гда мы закончим упражнения, все изменится. Ты сможешь смотреть на эту часть здания твоей модели мира без боли и отвращения.

Отвращение, пожалуй, было слишком мягким словом для того. чтобы описать мои ощущения, когда я вошел в "первый кирпичик Вероники". Она довершила дело, начатое Таней, разрушив с детства укоренившееся в моей душе прекрасное. пусть и чересчур идеализированное представление о женщи­не и возлюбленной.

Жизнь с моей матерью и, особенно, сестрой, научила ме­ня тому. что женщины могут быть сварливыми, капризными. нетерпимыми и скандальными, но в то же время, все их отри­цательные качества компенсировались в моем воображении добрым и щедрым сердцем, благородством души и глубоким чувством собственного достоинства. В том. чтобы заманить в дом совершенно незнакомого школьника и бросаться на него. раздевшись догола, было. по моему первому ощущению, не­что столь унизительное и отвратительное для всего женского рода. что меня чуть не стошнило от обиды, разочарования и отвращения.

- Мне противна Вероника, противна до тошноты, - ска­зал я. - Меня пугает до безумия сама ситуация, когда я ока­зался запертым в комнате с голой, находящейся в бессозна­тельном состоянии девушкой.

- Какие выводы ты делаешь из этой ситуации?

- Женщины отвратительны и опасны. Я должен быть достаточно умен, чтобы больше никогда не позволить им за­манить меня в ловушку и обмануть меня. Я не позволю им пользоваться мной. Я никогда не буду пешкой в их игре.



- Хорошо. - сказала кореянка. - А теперь переместись в позицию стороннего наблюдателя.

Я помассировал онемевшую от напряжения шею. Тело казалось неуклюжим и одеревеневшим, как после долгого вы­нужденного сидения в неудобной позе. На смену эмоциональ­ному напряжению пришло безразличие усталости.

- А это занятие прилично выматывает, - пожаловался я.


- Не очень-то приятно сталкиваться лицом к лицу с правдой о своих убеждениях и скрытых мотивах своего поведения.

- Твои искаженные кирпичики модели мира - это еще цветочки. - ободряюще улыбнулась Лин. - Если бы ты знал, какие сюрпризы можно обнаружить в модели мира обычного среднего европейца, ты бы действительно ужаснулся. В не­гармоничных моделях мира, как и в болезни, мало привлека­тельности. но болезни можно лечить, а модели мира можно исправлять, так что к подобным вещам нужно относиться с мудростью и пониманием. Ложись на кровать. Я сделаю тебе массаж, и мы продолжим наши игры.

Я обнял возлюбленную, притягивая ее к себе. и мы оба опрокинулись на кровать. Ощущение ее сильного, горячего тела немедленно пробудило во мне вихрь оргазмических ощущений, оживляющих меня и наполняющих новой силой и энергией. Юношеские травмы ушли куда-то далеко, и сейчас мне казалось невероятным, что я был способен испытывать к женщинам такой впечатляющий спектр негативных чувств.

- Когда ты рядом, все женщины мира кажутся мне пре­красными. -сказал я.

- Ты опять обобщаешь, - рассмеялась кореянка. - Похоже. ты не жить не можешь без этого.

После непродолжительного, но окончательно взбодрив­шего меня массажа мы вновь приступили к занятиям.

- Мы на время отложим исследование новых искаженных кирпичиков твоей модели мира и попробуем привести в со­стояние. приближающееся к норме уже известные нам. - ска­зала Лин. - Начнем с "первого кирпичика Тани".

- Что ты имеешь в виду под приведением в норму? - спро­сил я. -Разве для кирпичиков модели мира существует какая-то универсальная норма?

- В данном случае это такая же норма, как и норма в со­стоянии здоровья. Если каждый орган, каждая клеточка функционируют исправно, не нарушая общую картину здо­ровья человеческого организма, то говорят, что сами органы и организм в целом находятся в норме, то есть здоровы.

Кирпичики модели мира - это своеобразные клеточки психического организма человека. Если каждая такая кле­точка функционирует нормально, то психический организм человека способен хорошо адаптироваться к внешним усло­виям и возникающим ситуациям, и человек может действо­вать адекватно обстоятельствам, выбирая наиболее опти­мальные варианты поведения. Но если убеждения и програм­мы, записанные в кирпичиках модели мира. мешают челове­ку адекватно реагировать на ситуацию, приспосабливаться к ней и действовать наилучшим образом, это значит, что эти кирпичики отклоняются от нормы, и для их восстановления необходимо соответствующее "лечение".

- В чем оно заключается? - спросил я.

- Самая трудная задача - это отыскивать искаженные кирпичики и формирующие их убеждения. Обычно возник­новение таких кирпичиков связано с травмирующими ситуа­циями. которые за счет защитной реакции психики вытесня­ются в подсознание, и человек оказывается просто не спосо­бен их осознать и принять как часть самого себя.

Если искаженных кирпичиков мало, то человек может казаться вполне благополучным, уравновешенным и гармо­ничным. В случае же. когда значительная часть здания моде­ли мира подвержена искажениям, личность человека как бы разделяется на "светлую" - принимаемую и осознаваемую сторону и "темную сторону". проявления которой человек не может не замечать, но наличие которой как части своей лич­ности он категорически отвергает. В подобном случае он мо­жет произносить фразы типа: "'что-то заставило меня сделать это" или "'что-то заставляет меня испытывать отчаяние" или "я хочу радоваться жизни, но какая-то тяжесть в моей душе не позволяет мне испытывать радость". О наличии "темной' стороны всегда свидетельствуют высказывания о чем-то в самом человеке, не являющимся этим человеком.

Встречаются ситуации, когда человек пытается отри­цать даже не часть своей личности, а какие-то части или функции своего организма, как бы отделяя их от себя самого. Например, девушка впервые приходит в ресторан с понра­вившимся ей молодым человеком, они мило беседуют, и тут ей нестерпимо хочется пойти в туалет, но она по каким-то причинам стесняется сделать это. Вполне возможно, что она подумает что-то вроде этого: "ну почему этот проклятый мо­чевой пузырь подводит меня в самый неподходящий момент. хотя обычно он ведет себя вполне нормально? Я хочу быть с моим другом и выглядеть в лучшем свете. Почему это должно было случиться со мной?"

В подобном внутреннем монологе девушка отделяет свой Мочевой пузырь от себя самой, воспринимая его как само­стоятельный и чуть ли не враждебно настроенный орган, ко-


торый может испортить ее свидание. Если бы в соответст­вующих кирпичиках ее модели мира все было в порядке, она бы спокойно и с пониманием отнеслась к потребностям соб­ственного организма, считая вполне естественным, что если бы ее спутнику понадобилось облегчиться, он бы сделал это, не опасаясь произвести на нее плохое впечатление.

В случае, если наша воображаемая девушка все-таки пойдет в туалет, и молодой человек отреагирует насмешкой. или если ей покажется, что он так реагирует, стереотип отде­ления себя от вредного мочевого пузыря может закрепиться, и один из кирпичиков ее модели мира способен настолько ис­казиться. что у нее возникнет невроз, при котором в присут­ствии симпатичных ей молодых людей она будет неизбежно хотеть пойти в туалет.

- То, что ты сказала, напомнило мне историю, которую я услышал от одной своей подруги. - перебил я кореянку. - Она говорила, что в подростковом возрасте страшно стеснялась при посторонних людях ходить в туалет. И вот однажды на день рождения ее подруги пришел исключительно красивый молодой человек, который прямо с порога, ничуть не смуща­ясь, с милой улыбкой попросил прощения и сказал, что ему срочно нужно пойти в туалет.

Тот факт. что ему самому и окружающим людям это по­казалось совершенно естественным, и никто даже не обратил на это внимания, раз и навсегда убедил мою подругу в том, что в отправлении естественных потребностей нет ничего по­стыдного. и она перестала стесняться ходить в туалет при по­сторонних.

- Фактически она объяснила тебе. как у нее сформиро­вался правильный кирпичик модели мира, - прокомментиро­вала Лин. - Обрати внимание, что он образовался именно за счет чувств, а не рассудка. Если бы молодой человек не про­извел на твою подругу такого сильного впечатления своей красотой и обаянием, для нее бы не стал значимым тот факт. нужно или не нужно ему в туалет.

В данном случае наблюдалось наложение волны оргазмических ощущений, вызванных понравившимся объектом мужского пола на волну оргазмических ощущений смущения и замешательства, возникших у твоей подруги, когда он по­просил позволения сходить в туалет, потому что она в этот момент на какое-то время отождествила его с собой. Это по­ложительно окрашенное эмоциональное отождествление, подкрепленное нормальной реакцией на его поведение окру­жающих. закрепилось, и с нужным обобщением записалось в нормальный кирпичик модели мира, создав убеждение, что ходить в туалет в присутствии других людей ни капельки не стыдно.

- Но ведь это же случайность. - воскликнул я. поражен­ный пришедшей -мне в голову мыслью. - и это же такая ме­лочь! Ты хочешь сказать, что на каждую деталь поведения существует свой определяющий кирпичик модели мира, ко­торый сформировался скорее по воле случая, чем при на­правленном участии сознания? Сколько же тогда подобных кирпичиков заложено в здание модели мира?

- Не знаю сколько, но их действительно огромное количе­ство. - подтвердила кореянка.

- Но в таком случае моя личность - это результат наложе­ния множества случайностей, и если принять, что хотя бы один процент кирпичиков модели мира искажен, то сколько же времени и сил нужно потратить на то. чтобы моя модель мира стала гармоничной?

Похоже, что в моем голосе прозвучало такое безнадежное разочарование, что Лин звонко расхохоталась.

- Не драматизируй. - успокоила меня она. - Я понимаю. что для европейца немного унизительно признать, что его бесценная и уникальная личность - всего лишь плод наложе­ния множества случайных воздействий и событий, но ведь и твое появление на свет - тоже не главное происшествие во Вселенной, что не мешает, тебе. однако, быть счастливым и радоваться жизни.

С моделью мира дела тоже обстоят не так страшно, как можно было бы вообразить. Конечно, лучше всего, когда пра­вильная и гармоничная модель мира формируется с детства. в клане подготовленных специальных образом людей, и когда малейшие искажения в мироосознании ребенка легко и без­болезненно исправляются и устраняются. Но и для тебя еще не все потеряно.

Учитель уже рассказывал тебе, что учение о воинах, го­родах и крепостях, которое используется для укрепления и лечения тела. справедливо и для гармонизации модели мира, Для восстановления ее искаженных кирпичиков.

Отдельный составляющий элемент кирпичика модели Мира можно сравнить с клеткой человеческого организма. Если ты будешь думать о том. как вылечить каждую отдель-


ную клетку, ты сойдешь с ума, но как клетки организма обра­зуют отдельные специфические зоны или "города", так и кир­пичики модели мира тоже по определенным признакам объе­диняются в зоны или 'города", "поселки" и "крепости" модели мира.

Как и болезненные зоны тела. искаженные зоны модели мира откликаются на воздействие на них особыми, отличаю­щимися от нормы реакциями. Восстановление и гармониза­ция модели мира происходят точно также, как и лечение и оз­доровление человеческого тела, отличаясь лишь методами воздействия.

- Наверное, ты права. - сказал я. немного успокаиваясь. -Учитель действительно упоминал об этом. Странно, что мне самому не пришло это в голову. Похоже, я просто запанико­вал, представив, что мне придется пройти через множество травмирующих воспоминаний, связанных с искаженными кирпичиками моей модели мира. Для меня неприятна даже память об Тане и Веронике, и мне не хотелось бы провести ос­таток своих дней. копаясь в собственных душевных травмах.

- Не забывай, что Спокойные предпочитают огибать препятствия и решать свои проблемы с наименьшими затра­тами энергии. - сказала Лин. -Поверь, все совсем не так страшно, как ты думаешь.

- Это просто с непривычки. - сказал я. - Сейчас, когда ты все объяснила, я действительно вижу значительное количе­ство аналогий с методами, которые применял Учитель в от­ношении человеческого тела.

- Тогда нам пора приступить к делу. - улыбнулась моя возлюбленная. Сейчас тебе предстоит вновь вернуться в со­стояние. когда сформировался "первый кирпичик Тани", и за­вершить то, что ты тогда не завершил.

- Что именно я должен сделать? - спросил я. поскольку Лин ненадолго замолчала.

- Ты должен вернуться в прошлое и исчерпать свои чув­ства. перестроив ситуацию таким образом, чтобы вместе с ними изменился и кирпичик, который лег в здание твоей мо­дели мира.

- Что значит перестроить ситуацию? - спросил я. - Я должен изменить события прошлого, представив, что все происходило не так?

- Нет, этого не требуется, хотя в некоторых случаях для гармонизации модели мира действительно используется тех­ника "плетения нити", то есть изменения прошедших собы­тий или добавления к своему прошлому новых, реально не имевших место воспоминаний. Эта техника во многом близка к медитациям 'воспоминаний о том, чего не было", но сейчас нам не нужно изменять обстоятельства твоей жизни. Тебе бу­дет достаточно пересмотреть их уже не глазами романтично­го и наивного школьника, а с точки зрения человека, сле­дующего по пути воинов жизни. Так ты изменишь содержа­ние кирпичика, убрав из него вредное для тебя обобщение о лживости и опасности женщин. Войди в состояние "первого кирпичика Тани".

Со вздохом я подчинился. Пережитые ощущения были слишком неприятны, и что-то во мне (наверное, моя "темная' сторона) отказывалось возвращаться в прошлое. Но. видимо. массаж, так умело выполненный моей подругой, вселил в ме­ня новые силы. и я, войдя в медитацию воспоминаний, спус­тился по нити жизни и вновь проник в пространство нужного кирпичика. Боль. обида и разочарование, обрушившиеся на меня. были так сильны, что я не сразу вспомнил, зачем я здесь нахожусь, и что я должен сделать.

- Проживи свои чувства и приведи их к логическому за­вершению. - услышал я голос Лин.

- Как это сделать? - хотел я спросить, но голос меня не слушался, и. боясь, что слова выведут меня из нужного со­стояния. я так и не смог произнести свой вопрос.

Словно отвечая на мои мысли, кореянка заговорила ров­ным монотонным голосом, в особой манере Учителя.

- Душевная боль бывает сильнее боли физической, - го­ворила Лин. -Ты знаешь, что воин жизни не пытается бороть­ся с физической болью, не отрицает ее и не делает вид. что ее не было и больше не будет. Если воин жизни испытывает фи­зическую боль. он принимает ее. как должное, зная. что он способен контролировать ее и управлять ею до тех пор. пока она не исчезнет, полностью изжив себя и не оставив следа, Точно так же ты должен поступить со своей душевной болью.

Несколько лет назад ты столкнулся с тем. что ты считал обманом со стороны девушки, которую любил. Неопытный школьник, каким ты был в то время, мог найти лишь един выход справиться с болью - забыть о ней, превратив в опыт, из которого он извлек ложное заключение, что женщины опасны, потому что они причиняют боль. Теперь ты - даос, и ты знаешь, что в мире нет однозначных решений, и сейчас


ты. вернувшись к прошлой боли. должен избрать другой спо­соб справиться с ней и извлечь из нее иные выводы. Какие -решать тебе самому.

Я пытался последовать совету Лин. но что-то мне меша­ло. Хотя я действительно был иным, мне казалось, что, вер­нувшись в прошлое, я обрел свое прежнее мироосознание. Мой нынешний опыт относился, скорее, к личности сторон­него наблюдателя, но он находился вне ситуации.

- Не пытайся думать. - вновь заговорила кореянка. - Я уже говорила тебе. что кирпичики модели мира формируются на основе чувств, а не мыслей. Размышляя, ты не можешь из­менить свои чувства. Их могут изменить лишь воля и осозна­ние.

В моей душе словно рухнула какая-то плотина.

- Мужчина не станет плакать из-за обманувшей его де­вицы. - услышал я откуда-то издалека свой собственный, бо­лее молодой и звенящий от напряжения голос.

Я понимал, что эти слова отражают очередную неверную установку, принадлежащую еще одному искаженному кирпи­чику моей модели мира. Я был свободен в своем выборе. Те­перь я знал. что нет ничего унизительного в том. чтобы пла­кать от душевной боли.

Слезы градом полились у меня из глаз. Судорожно всхлипывая и буквально сотрясаясь от рыданий, я оплакивал свою первую несостоявшуюся любовь и свое первое огромное разочарование. Незаметно для себя. я сдвинулся вперед по нити жизни, переместившись в связанный с предыдущим но­вый искаженный кирпичик моей модели мира, который Лин назвала бы 'вторым кирпичиком Тани".

В нем я вновь испытал уже иную боль. узнав, что Таня погибла мучительной насильственной смертью. На сей раз это была боль отчаяния и бессилия, боль раскаяния и жгучего стыда. Я понял, какие обобщения содержались в этом втором кирпичике. Хотя Таня была ни в чем передо мной не винова­та. она. даже мертвая, ухитрилась причинить мне еще более сильные страдания. Если раньше в моем опыте женщина могла лишь обмануть меня. то теперь я знал. что она может еще и умереть, навсегда лишив меня возможности увидеть ее еще раз, испытать облегчение, попросив прощения за свои ошибки. Танина смерть была необратимым завершением все­го. что между нами было. Она ранила меня еще больнее, чем ее воображаемый обман. Тогда я тоже не плакал. Я не хотел плакать из-за женщин. Я больше не хотел страдать из-за них.

Слезы лились, опустошая мою душу. и вместе с ними ме­ня оставляли боль и печаль. Что-то, что я мог бы, хотя и не со­всем точно, назвать волей, стержнем самоосознания, сфор­мированного во мне учением Спокойных, заполняло образо­вавшуюся пустоту новой интерпретацией происшедшего.

Хотя это казалось мне ужасным, я был счастлив. Мои от­ношения с Таней представились в новом свете. Теперь я пом­нил не боль, а радость наших первых встреч, волнение от первых поцелуев, нестерпимое желание, охватывающее меня от ее смелых ласк. Мне повезло встретить удивительную и прекрасную девушку. Она действительно любила меня и не хотела меня предавать. Нас разлучили обстоятельства, но в этом не было нашей вины, и сейчас, будучи воином жизни, я знал. как бороться с обстоятельствами и как терпеть душев­ную боль. Горечь разлуки ничего не значила по сравнению со счастьем наших встреч, с радостью, которую мы оба достав­ляли друг другу. Нам было хорошо вместе, и это было главное. Все остальное я смогу пережить.

Я буквально физически чувствовал, как меняется кирпи­чик моей жизни. Он менял свою форму и содержание, приоб­ретая гармоничные и жизнеутверждающие черты. Теперь я знал. что женщины, как и сама жизнь, могут дарить и ра­дость и боль. но лишь моим выбором было. что предпочесть. что черпать из окружающего мира - удовольствие или печаль. наслаждение или отчаяние и страх.

Я вытер слезы и. как мне показалось, с блаженной улыб­кой идиота взглянул на мою возлюбленную.

- Ты не поверишь, но я счастлив. - сказал я.

- Так и должно быть, - улыбнулась Лин.


ГЛАВА 12

В течение нескольких дней мы работали над перестрой­кой искаженных кирпичиков моей модели мира. возникших на основе травмирующих воспоминаний, связанных с жен­щинами.

Лин показала мне много новых и исключительно инте­ресных способов гармонизации моделей мира, связанных как с учением о "'духовных воинах, городах и крепостях", так и с различными медитациями и психотехниками.

На практике общения с "'камнями пирамиды я смог убе­диться в том. что мое отношение к ним стало гораздо более сердечным и искренним. Исчезли сдерживавшие меня внут­ренние барьеры, необоснованные иррациональные страхи и ощущение искусственности моих чувств. Я был откровенно горд своими успехами, когда Лин буквально ошарашила меня следующим заданием.

- Тебе удалось выправить некоторые искаженные кирпи­чики твоей модели мира, - сказала она, - но ты так до сих пор и не избавился от не совсем приятных чувств, сохранившихся у тебя по отношению к Ане и. особенно, к Веронике.

- И что я должен сделать? - поинтересовался я.

- Тебе придется отыскать их. полюбить и вступить с ними в интимные отношения. - явно наслаждаясь моими реакция­ми. с ехидной усмешкой заявила кореянка.

- Ты это серьезно? - опешил я.

- А разве я бываю несерьезной? - в свою очередь спросила Лин.

К заданию отыскать Веронику и Аню и сделать их свои­ми любовницами я отнесся без особого энтузиазма, особенно в отношении Вероники.

Препятствием в моих отношениях с Аней стало как чув­ство вины перед ее погибшей подругой, хотя я прекрасно по­нимал, что моя верность ей была никому не нужна и ничего не могла изменить, так и смущение, которое вызывало во мне ее слишком агрессивное и наступательное поведение в отно­шении меня. Аня была на несколько лет старше и уже имела богатый сексуальный опыт.

В то время как в ее поведении откровенно доминировали чувственность и сексуальность, то есть в первую очередь это была женщина тела, во мне. как во многих юношах того вре­мени. воспитанных на книгах, в которых основной акцент в отношениях между мужчиной и женщиной делался на эмо­циональном влечении и духовной близости, эмоционально-интеллектуальная направленность в то время превалировала над чисто сексуальным влечением.

Естественно, что меня возбуждали красивые девушки, но мне хотелось видеть в женщине еще и живой ум. и доброе и отзывчивое сердце. Мне хотелось, чтобы мой первый сексу­альный контакт с женщиной основывался именно на любви. на взаимном эмоциональном и физическом влечении. Мне было неприятно чувствовать себя обычным самцом, откли­кавшимся на призыв сексуально озабоченной самки, тем бо­лее. если она пыталась полностью взять на себя лидерство в наших отношениях, отводя мне лишь роль пассивного соуча­стника.

Аня, как профессиональный ухажер, водила меня в кафе и рестораны, первая обнимала меня и делала недвусмыслен­ные намеки, но я. не вступая с ней в открытый конфликт, ос­тавался тверд в своих принципах и не поддавался соблазну. несмотря на то, что моя плоть самым недвусмысленным об­разом откликалась на ее призывы.

На интуитивном уровне я. даже не имея еще достаточно­го опыта в отношениях с женщинами, чувствовал, что в по­пытках Ани заполучить меня главную роль играла не любовь. а желание раскусить этот крепкий орешек, который в свое время привлек внимание ее подруги и. одновременно, сопер­ницы в борьбе за сердца мужчин.

Зная. что я собирался заниматься любовью с Таней. Аня болезненно воспринимала мое сопротивление, опять-таки не из любви ко мне, а. скорее, из уязвленного самолюбия. То, что я видел все это. создавало у меня нарастающее чувство не­ловкости по отношению к Ане. Мне было неудобно отказывать ей в том. чего она так хотела, но уступить ей означало предать что-то очень важное в моей душе.

Убедившись, что, что бы она ни делала, это не срабаты­вает, Аня сама прекратила наши встречи. Мне врезалась в память ее последняя фраза, которую она произнесла с обидой


и презрением:

- Если захочешь стать мужчиной, приходи.- бросила она. Кстати, подобные ситуации - явление довольно распро­страненное. В прежние времена конфликт между телом и сердцем, то есть между сексуальностью и эмоциональностью чаще наблюдался у эмоциональных, романтически настроен­ных девушек или женщин, вступающих в любовную связь с чувственными и опытными мужчинами, и нередко он стано­вился причиной женской фригидности, иногда даже на всю оставшуюся жизнь.

Женщина, чья еще не разбуженная и не осознаваемая ею чувственность могла быть задействована лишь через эмоцио­нальную сферу, испытывала отвращение и страх, поскольку мужчина действовал с незнакомых и непонятных ей. а потому вызывающих отвращение и страх позиций. Все происходило совсем не так. как это не раз проигрывалось в ее романтиче­ском воображении, и это несоответствие реальности фанта­зиям, то есть ее ограниченной модели мира. становилось причиной психических травм.

Женщины, чья половая жизнь началась столь неудачно, даже имея впоследствии много мужчин, часто на эмоцио­нальном уровне продолжали оставаться "девственницами", ожидая от каждого нового мужчины, что он-таки станет тем самым рыцарем, который разбудит ее тело и душу в соответ­ствии с ее подростковыми романтическими представления­ми. Каждая новая неудачная попытка загоняла ее все глубже и глубже в пучину закомплексованности, и она. верная своим принципам, начинала произносить столь любимые дамами фразы о том. что "настоящие мужчины перевелись" и 'рыцарей теперь уже не встретишь", не задумываясь о том, что столь близкий их сердцу образ средневекового рыцаря, то есть настоящего мужчины, распевающего серенады под ок­нами и достающего уроненную дамой перчатку из клетки со львами настолько далек от реальности, что лучшим лекарст­вом от этой иллюзии было бы провести пару часов наедине с этим существом, не имеющим, по европейским средневеко­вым традициям, обыкновения мыться, считающим высшей добродетелью проявление дикой мужской агрессивности в разборках, кто более крутой, он или тупой козел Джон из Йор­ка. и чья романтическая настроенность по отношению к женщинам являлась лишь формой сублимации сексуальных желаний, которые католическая церковь считала греховными и порочными, и которая исчезала после того. как сексуаль­ный голод оказывался удовлетворенным. К сожалению, под­линные рыцари действительно перевелись, и прекрасные да­мы. не имея возможности сравнивать, традиционно продол­жают питать несбыточные иллюзии по поводу их воображае­мых достоинств и проклинать никчемных современных муж­чин.






Дата добавления: 2015-05-06; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 297 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:



© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.017 с.