Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ќкказионализмов в газетном дискурсе




»сследование механизмов окказионального словообразовани€ в аспекте функционировани€ не может рассматриватьс€ вне текстового процесса, так как, с одной стороны, производное окказиональное слово именно в тексте про€вл€ет свой конструктивных характер, с другой стороны, оно служит дл€ создани€ семантических и стилистических св€зей между лексическими единицами текста. Ќаиболее интересны в плане реализации разноаспектных словообразовательных возможностей окказионализмы, формирующие публицистический дискурс.

»спользу€ определение дискурса, данное ё.—. —тепановым [—тепанов 1995: 44], определим интересующую нас область функционировани€ окказиональных дериватов. ¬ нашем случае газетный дискурс представл€ет собой заголовок с представленным в нем окказиональном знаком (опорный концепт) и последующим контекстом, реализующим информацию, который несет производный знак. ƒанный дискурс €вл€етс€ особым миром, так как отражает особые ментальные структуры в правилах словоупотреблени€.

–ассматрива€ данный тип дискурса с позиций психолингвистической теории понимани€ текста, необходимо отметить, что в организации композиционно-речевого единства всего текста он играет ведущую роль. “ак, св€зь с текстом отражают следующие функции заголовка, свойственные ему как элементу газетной речи [ айда 1989: 63, 91]: 1) назывна€ (заголовок называет текст); 2) информативна€ (сообщает о чем-либо); 3) аппел€тивна€ (€вл€етс€ первой фразой, котора€ устанавливает контакт между автором и читателем); 4) эмотивна€ (в нем отражаетс€ отношение автора к сообщению); 5) рекламна€ (призван привлечь внимание к тексту).

–екламна€ функци€ заголовка во многом определ€ет, прочтет ли читатель данную публикацию, или же не обратит на нее внимани€. ѕоэтому в заголовке активизируетс€ Ђэффект новизныї [ ожина 1993: 186], который про€вл€етс€ в необычности, свежести словосочетаний, семантики слов, использовании новообразований. явл€€сь первой проверкой взаимопонимани€ автора и читател€, заголовок сам по себе выразителен, содержит интригу. » в этом смысл заголовка как коммуникативной единицы дискурса. ј его особые функции Ц передача стилистической и эстетической информации Ц прослеживаютс€ уже на первом этапе знакомства, потому что стилистическа€ информаци€ подчеркиваетс€ оригинальностью внешнего облика заголовка, а эстетическа€ Ц св€зана с передачей авторской оценки как результата объективного анализа исследуемого €влени€ [ айда 1989: 91-92].

«аголовки, основным структурным элементом которых €вл€етс€ окказионализм, реализуют фатический (оценочный) тип газетного дискурса, поскольку окказионализм Ђперет€гиваетї на себ€ основные функции заголовка, дава€ нам первоначальное представление о произведении, создает информацию об авторской концепции, передает авторскую оценку описанного и корректирует читательское понимание текста [ орытна€ 1998: 149]. ќкказионализм в структуре заголовка подготавливает воспри€тие текста: авторский акцент на инновации делает его загадочным и интригующим дл€ читател€. «аголовок как Ђузелї пересечени€ встречных процессов производства и понимани€ текста выводит в плоскость рассмотрени€ окказиональные слова газетного дискурса как единицы ментального лексикона во всем многообразии присущих ему функций (идентифицирующей, регул€тивной, синтезирующей и прогностической).

¬едуща€ и координирующа€ роль Ц у прогностической функции окказионального слова, а объ€снение соответствующих процессов лежит в плоскости рассмотрени€ психологической структуры значени€ слова [там же: 150].

 ак это следует из функционального анализа окказиональных дериватов, анализируемый тип дискурса Ц жестко регламентированное образование с точки зрени€ лексического наполнени€ и семантико-синтаксических структур окказионализмов, вход€щих в его состав. ѕоскольку газетный заголовок Ц именной, это акцентирует внимание на одном из элементов содержани€ текста, корректирующих читательское воспри€тие речевого произведени€ с опорой на ассоциативные возможности окказионального слова. »х нормативность св€зана прежде всего с реализацией той семиотической формы в дискурсе, развертывание которой невозможно без использовани€ текстообразующих средств определенной концептуальной и коммуникативной направленнности [јнтипов 2001: 67]. ѕропозициональна€ структура дискурса и его коммуникативные рамки вы€вл€ют механизмы речевого употреблени€ грамматики €зыка, одновременно ориентированной и на систему, и на реализуемый образец, что обобщает уже на этапе речепорождени€ возможную трансформацию €зыковых структур, хран€щих информацию о мире и €зыке.

¬се формальные воплощени€ дериватов существуют дл€ того, чтобы обеспечить оптимальное функционирование в тексте. —ловообразовательные окказионализмы, возника€ как синтаксические дериваты, €вл€ютс€ порождением дискурса, существуют в нем и подчин€ютс€ законам его построени€ [ атышев 1998: 83]. ќни выполн€ют не только собственно номинативные функции, но и служат задачам коммуникации, а значит, выступают в виде Ђопределенным образом оформленной единицы в соответствии с ее коммуникативным заданиемї [ убр€кова 1981: 179]. ѕоэтому инновации подчинены нуждам коммуникации и с этой точки зрени€ выполн€ют следующие функции [ атышев 1998: 83]:

1) способствуют устранению избыточной информации, посредством чего знакомые сущности выражаютс€ более компактно, Ц ср.: Ђ ровава€ подставаї Ц Ђ¬се мои ереванские собеседники Ц независимо от их должностей и политической принадлежности твердили: У≈го подставилиФї;

2) содействуют перемещению информационного фокуса, благодар€ чему наиболее значима€ информаци€ занимает место в конце словосочетани€, Ц ср.: ЂЅјЅские штучкиї Ц ЂЁто чуть ли не единственный шанс ЅјЅа сохранить себ€ во власти. Ќетрудно заметить, что при подобном сценарии выигрывает Ѕерезовский!ї;

3) удобно дл€ введени€ и припоминани€ как темы сообщени€, так и отдельных его эпизодов (см. [ убр€кова 1981: 181]), Ц ср.: Ђћисс ‘ламинго: ампутантыї Ц заголовок легко распадаетс€ на две части: тему сообщаемого (Ђћисс ‘ламингої) и приписываемые ему признаки, рему (Ђампутантыї). ѕри продолжении повествовани€, рематический элемент, о котором уже сообщалось, переходит в класс известного, старого названи€. “еперь именно рема становитс€ темой дальнейшего высказывани€: Ђѕрекрасные Уампутантки Ф (тема) из –оссии остаютс€ редкостным товаромї.

¬тора€ функци€ словообразовательных окказионализмов €вл€етс€ наиболее значимой тогда, когда необходимо избегать выделени€ старой информации; эта посылка удовлетвор€ет принцип Ђфокуса в концеї, согласно которому коммуникативно более важна€ единица словосочетани€ занимает место в конце высказывани€.

¬озможность третьей функции обусловлена тем, что синтаксические дериваты характеризуютс€ смысловой неопределенностью, и поэтому способны вбирать в себ€ некоторый объем как предыдущей, так и последующей информации.

“аким образом, с точки зрени€ выполн€емых функций в высказывании трактовка синтаксических дериватов свидетельствует о нетранзитивности отношений производности [ атышев 1998: 84]. ѕроизводное выступает как Ђформа производ€щего, котора€ призвана кодифицировать внутрисловными средствами наличие и общезначимость тех его семантико-синтаксических свойств, которые определ€ют функционирование производ€щего в текстеї [√инзбург 1979: 31].

ѕри этом порождение слова из предтекста выполн€ет две основные функции [«емска€ 1992: 165]: 1) номинализации (свертывани€ пропозиции): Ђ„ућћћа все еще поражает мозгиї; Ђ—ћ» недавно оповестили о начале новой кампании по выцарапыванию средств јќ УћћћФї; 2) создание текстовых номинаций: Ђ¬ечна€ мерзотаї; ЂУ Ц “ы в этом году лето застал? Ц Ќет. я в этот день работалФ. “ак шут€т норильчане о своем климатеї.

—оздание номинаций неузуального словообразовани€ объ€сн€етс€ задачами категоризации Ц придани€ необходимой номинации семантического ранга определенной ономасиологической категории.

 роме перечисленных функций, важны также следующие текстово-стилистические свойства окказиональных дериватов, обусловливающие введение производного знака в текст [ убр€кова 1981: 182]: 1) стремление избежать повтора мотивирующего слова в составе придаточного предложени€; 2) попытка избежать синтаксического усложнени€ текста и его громоздкости, обойтись без вставочных конструкций. —р.: ЂЌо сенсаци€ в другом: петь она будет в сопровождении первого гей-хора јмерикиї // Ђ√≈…ниально! ј.ѕугачева стала √ейшей!ї; Ђ¬ У ќ—ќ¬ќронкуФ войны может зат€нуть всю ≈вропуї // ЂЌатовцы расширили перечень своих целей в ёгославии: население  осово покидает свой крайї.

ќсобые выразительные возможности окказионализмов могут выступать в качестве Ђсемиотической провокацииї, обусловливающей два вида использовани€ неузуального словообразовани€: 1) использование в тексте отдельных неузуальных слов и 2) включение в текст целых Ђкаскадовї неузуальных слов, или Ђсловообразоваельных кустовї [«емска€ 1992: 196]. —р. Ђсловообразовательный кустї, включающий четыре однокоренных деривата: Ђћожно и такое: У¬анечка, давай с тобой спейджеруемс€Ф Ц ну, это когда уж совсем невтерпежї, ЂУѕоздравл€ю, ты стал пейджерастом!Ф, - поздравл€ют человека с покупкой пейджераї, Ђј ну-ка, пейджерни-ка!ї, У—идит миленький в Ђджакузиї, пейджерок висит на пузеФ.

 ак прием художественной выразительности, включение в текст неузуального каскада слов служит цел€м создани€ комического эффекта.

ѕроизводное слово, выступа€ в качестве единица текста, приобретает способность хранить информацию, св€занную с формированием его структуры на основе отражени€ разных словообразовательных значений и служить передаче этой информации одновременно. — лексической точки зрени€ можно говорить о диффузности значений, со словообразовательной Ц о совмещении значений. ѕри этом совмещенными оказываютс€ разные словообразовательные значени€.

Ѕлагодар€ тому, что каждое производное слово выражает словообразовательное значение и €вл€етс€ его носителем, оно способно к выполнению и €зыковых функций, которые обычно осуществл€ютс€ по отдельности, Ц функции выделени€ (именовани€ предмета), функции характеристики (предикации) [ убр€кова 1981: 196]. ¬ производном знаке эти функции слиты воедино: оно именует, и называ€, характеризу€. ѕоэтому можно определить два основополагающих принципа функционировани€ окказионального производного слова в тексте: 1) синтаксическа€ дериваци€ €вл€етс€ средством создани€ окказиональной модели дискурса; 2) указание на услови€ использовани€ мотивирующего слова в тексте и неподобие его в этом отношении другим словами €вл€етс€ одной из основных функций производного окказионализма в дискурсе (ср. [√инзбург 1979]). ѕроизводное окказиональное слово вводитс€ в текст как емкий по своей семантике знак, за которым легко узнаютс€ типы отношений и ситуаций, в нем обобщены отраженные знани€, т.е. €зыкова€ личность Ђпри необходимости разворачивает этот знак в определенную цепочку знаковї [ убр€кова 1981: 183]. ѕравомерно и обратное: введение в текст окказионального деривата создает возможность свернуть ненужные детали описани€, произвести своеобразный отбор релевантных дл€ изображени€ данной ситуации черт, необходимых дл€ создани€ суггестивных эффектов художественной выразительности. ¬се это служит реализации общей мета€зыковой функциональности окказионализмов. ‘ормируемые на их ассоциативной основе метатексты раскрывают интерпретационные возможности семиотического кода [якобсон 1985: 23]. ћетатекст Ц это Ђпродукт интерпретации субъектом €зыковой действительности, объективирующий определенные участки знаний о €зыкеї [–остова 2000: 66].  роме того, метатексты выступают в роли Ђорганизаторов композиции текста, способа аргументации позиции говор€щего, выполн€€ дискурсивные, модальные функцииї [там же: 54]. Ќапример, в газетно-публицистической речи метатексты ориентированы на такие функции, как текстообразующа€, тектокомментирующа€ и эстетическа€ [там же: 69]. ќднако ключевой их функцией €вл€етс€ все же композиционна€ Ц организаци€ содержани€ текста. »менно с реализацией этой функции св€зана мета€зыкова€ специфика окказиональных дериватов, представл€ема€ следующим образом в метатексте [там же]:

1) ћетатекст как способ вхождени€ в тему. ћетатекстовый компонент не только вводит в тему статьи, но и мотивирует выбор заголовка, осуществл€€ переход от названи€ к содержанию: ЂУ—купоголизмФ: Ућиллиарды мужчин не земном шаре в той или иной степени заражены Увирусом скупостиФ, или, как его еще называют психологи, УскупоголизмомФї. ѕодобным способом образовано большинстов анализируемых метатекстов.

2) ћетатекст как способ раскрыти€ темы. «десь метатекст организует композицию статьи, вводит новую информацию, дает разноаспектную характеристику описываемому, направл€ет и удерживает внимание адресата: ЂУ ровники ЅасаеваФ: УЌова€ война только укрепит дух террористов. ¬едь до недавнего времени они почти полностью были поглощены внутренними разборками. —ам Ўамиль Ѕасаев имеет больше сорока УкровниковФ, Ц людей, дл€ которых нынешн€€ война Ц отт€жка расплаты за чеченскую кровьФї.

 ак композиционный компонент публицистического текста, метатекст образует побочные предикативные линии, раскрывает объемность, многомерность создаваемых образов за счет реализации мотивационных отношений. ћотиваци€ окказиональных наименований приводит в действие ассоциативные св€зи слова, дает их оценку. Ќе редко можно встретить авторский комментарий. ѕри этом объектом рефлексии вс€кий раз становитс€ необычное (окказиональное) слово или словосочетание: ЂЋедовое полюбище или ледовое побоище Ц кому как больше нравитс€. ѕримерно так можно обозвать безобрази€, потр€савшие притомскую набережную в воскресенье, накануне дн€ св€того ¬алентинаї. Ќекоторые газетные заголовки, относ€щиес€ к рубрикам газеты (Ђќпохмелиозї [ћ ], Ђ у- уї [ћ ], Ђ“елохранениеї [ ѕ]), на первый взгл€д, не €вл€ютс€ метатекстами, так как не содержат развернутых суждений о €зыке. Ќо в св€зи с тем, что производное слово €вл€етс€ миниконтекстом, в котором реализуетс€ образное видение мира, этот тип заголовка отнесен нами к специфическому виду метатекста Ц Ђметатекст Ц речевой жанрї: в данном случе использование окказиональных дериватов в определенных композиционных формах публицистического текста реализует мета€зыковые функции исход€ из особых коммуникативных возможностей слова как речевого жанра (ћ. Ѕахтин).

“аким образом, мета€зыкова€ специфика окказиональных дериватов, €вл€€сь эксплицитной формой развити€ €зыковой способности индивида, отражает когнитивные и коммуникативные возможности системы знаков и аспектов организации семиотического кода в структуре дискурса. ѕоэтому трактовка внешнего контекста функционировани€ данного класса знаков не может не быть обоснована единством жанровых моделей получени€ информации о внутренней форме окказионализмов не только в Ђестественныхї мета€зыковых, но и в Ђэкспериментальныхї высказывани€х.

Ёксперимент

ѕсихолингвистическое моделирование окказиональных дериватов как единиц внутреннего лексикона €зыковой личности позвол€ет интерпретировать процесс осмыслени€ иерархической структуры производного слова в различных ее аспектах. ‘ормальные и содержательные характеристики данных единиц раскрывают значимость фонологических, морфемно-словообразовательных, семантико-смысловых аспектов деривации как процессов формировани€ наивной картины мира в индивидуальном €зыковом сознании. ѕоэтому единицы €зыка реально хран€тс€ в пам€ти человека, определенным образом организуютс€ и упор€дочиваютс€ на основе тех св€зей, которые существуют между ними в процессе формировани€ ментального, внутреннего лексикона человека.

ћентальный лексикон Ц это Ђсистема, отражающа€ в €зыковой способности знани€ о словах и эквивалентных им единицах и выполн€юща€ сложные функции, св€занные как со словами, так и со сто€щими за ними структурами репрезентации энциклопедических знанийї [ убр€кова и др. 1996: 97-99]. ѕо определению ј.ј. «алевской, лексикон Ц Ђлексический компонент речевой организации человека, динамическа€ функциональна€ система, самоорганизующа€с€ вследствие посто€нного взаимодействи€ между процессом переработки и упор€дочени€ речевого опыта и его продуктамиї [«алевска€ 1999: 154], это необходима€ часть Ђединой информационной базы человекаї, или его Ђинформационного тезаурусаї, который определ€етс€ как Ђполный объем хранимых пам€тью человека энциклопедических и €зыковых знаний, включа€ эмоциональные впечатлени€ и накладываемую на имеющиес€ знани€ выработанную в социуме систему норм и оценокї [«алевска€ 1985: 155]. » поскольку экспликаци€ знаний о мире происходит с помощью €зыковых средств, внутренний лексикон €вл€етс€ Ђсредством доступа к продуктам переработки многогранного (чувственного и рационального, индивидуального и социального) опыта взаимодействи€ человека с окружающим миромї [«алевска€ 1990: 43].

ћетодика эксперимента. — целью вы€влени€ мотивационных стратегий и прототипов, в которых про€вл€етс€ ассоциативна€ природа €зыковых норм, был проведен эксперимент по идентификации носител€ми €зыка окказиональной лексики.  ак известно, обращение экспериментальному материалу Ђнеологииї (ранее не встречавшейс€ человеку в его речевой практике лексики) имеет особые перспективы: процесс идентификации таких слов представл€ет своего рода Ђзамедленную прокруткуї €зыковых правил, ответственных за создание когнитивных и иных эффектов, что позвол€ет охарактеризовать отдельные этапы этого процесса в наиболее адекватном виде: 1) эксплицировать некоторые процессы и механизмы понимани€ слова, не осознаваемые человеком; 2) верифицировать модели доступа к слову в процессе чтени€ [Cазонова 2000: 40].  роме того, в задачи эксперимента входило определение 1) роли факторов узуальной и окказиональной словообразовательной нормы, 2) их функционального соотношени€ в процессах воспри€ти€ лексики и 3) степени того вли€ни€, которое оказывает ассоциативное поле этих норм на дискурсивную де€тельность говор€щего.

—лова эксперимента отбирались по принципу разнообрази€ семиотических моделей, отличающихс€ различным характером нормативности и функциональной нагруженности, что обусловлено выполнением главного услови€ эксперимента Ц созданием эффекта произвольности €зыкового знака, стимулирующего обращение реципиентов к семиотическому коду, когнитивным модел€м, а не к правилам коммуникативной компетенции. ѕоэтому в качестве ключевых параметов оценки экспериментального материала использовались параметры системной (естественной) мотивированности знака, психологически реальные во внутреннем лексиконе €зыковой личности и представл€емые в мета€зыковых контекстах ассоциаций выражение деривационного уровн€ единиц внутреннего лексикона [јнтипов 2001: 102; 2002]. ‘акторы коммуникативной (дискурсивной) мотивированности дериватов также учитывались в ходе исследовани€, однако они рассматривались в качестве подчиненных свойств €зыковой формы, на которые вли€ют когнитивные функции знака.

Ёкспериментальный список составили 20 слов-стимулов, представл€ющих собой окказиональные дериваты, вз€тые из газетных заголовков (газет Ђћосковский комсомолецї и Ђ омсомольска€ правдаї 1999-2001 гг.).

Ёксперимент проводилс€ в два этапа: на первом этапе эксперимента были получены ассоциативные реакции слов-стимулов, на втором Ц жанровые высказывани€ со словами экспериментального списка.

ќбща€ схема первого этапа ассоциативного эксперимента: информантам предъ€вл€лс€ список слов и предлагалось записать первые приход€щие в голову ассоциации без ограничени€ на форму и количество реакций. Ќа втором этапе эксперимента, обозначенном нами как Ђжанровый креативї, испытуемым было предложено составить газетные заголовки со словами-стимулами. ƒл€ проведени€ этого этапа эксперимента нами было избраны дериваты с семиотически усложненной организацией, максимально соответствующей факторам окказиональной нормы. ѕоэтому список слов был сокращен вдвое.

¬ эксперименте участвовали студенты  ем√” в возрасте от 18-23 лет, дл€ которых €зык стимулов €вл€етс€ родным. ¬торой этап эксперимента в силу специфики задани€ проводилс€ среди студентов отделени€ журналистики. ќбщее количество информантов составило 79 человек.

–азные задани€ эксперимента отражают комплексную природу ассоциаций, что позвол€ет определить основные мотивационные стратегии и прототипы как функции словообразовательных норм. »х вы€вление осуществл€лось через обобщение индивидуальных стратегий реагировани€, прослеживающихс€ у реципиентов уже после третьего-четвертого стимула. Ёто дало возможность составит интегративные пол€ концептов дл€ каждого стимула [ƒенисова 2002], в которых отражаютс€ мотивационные стратегии, ассоциативные модели (схемы) и прототипы мотивационных решений.

ћотивационные стратегии. ѕолученные реакции неоднородны с точки зрени€ осознани€ внутренней формы дериватов, что вы€вл€етс€ и в степени функциональной нагруженности компонентов формальной структуры (регул€рность / нерегул€рность, устойчивость / неустойчивость ассоциаций), и в широте ассоциативного толковани€ (актуализаци€ / деактуализаци€ системных, семантических св€зей лексемы).

—лово-стимул входит во внутренний лексикон через призму уже сформированной €зыковой способности, вступа€/не вступа€ в процесс вербализации единиц пам€ти. —итуаци€ столкновени€ с Ђновымї словом ставит перед €зыковой личностью задачу осознани€ правил функционировани€ дериватов в системе знаний, которые составл€ют информационную пам€ть индивида о €зыке, его когнитивно-дискурсивную способность, некоторую систему личных речевых действий, формирующих навыки овладени€ инновацией (умение или склонность, творческое стремление или способность) [јнтипов 2001: 103]. Ѕольшинство реципиентов, ввод€ слово-стимул в свой внутренний лексикон, используют прежде всего знани€ о формальной, словообразовательной, ономасиологической и семантической структуре €зыковых единиц определенных сфер категоризации.

ћожно выделить две основные стратегии идентификации окказионализма в зависимости от характера мотивационного прототипа Ц ассоциативной опоры, мотивировавшей идентификацию стимула [«алевска€ 1990: 85]: 1) стратеги€ опоры на формальные мотивирующие элементы; 2) стратеги€ опоры на значение. ќпира€сь на выделенные школой ј.ј. «алевской идентификационные стратегии и эталоны осознани€ значени€ словесных новообразований [—азонова 2000; “огоева 2000], рассмотрим мотивационные прототипы ассоциаций €зыковых норм окказионализмов.

1) —тратегии опоры на формальные мотивирующие элементы:

а) ќпора на фонетический образ слова (модель поисков доступа). «вуковые ассоциации €вл€ютс€ распространенным €влением в ассоциативном эксперименте, так как играют большую роль, св€занную с отражением определенных ситуаций. —юда относитс€ звуковое уподобление реакции стимулу: пересечение начальных, средних, и конечных элементов слова, а также произвольное пересечение звукобукв.

Ёксперимент показал, что при идентификации визуального стимула активаци€ фонологических репрезентаций осуществл€етс€ практически сразу.

ƒанные эксперимента подтверждают гипотезу ¬.ƒ. ћарлена-¬ильсона, который полагает, что слова в ментальном лексиконе упор€дочены по их начальным сегментам, то есть имеет смысл говорить о когортной модели (или модели поисков доступа). ƒоступ к слову осуществл€етс€ путем последовательного перебора списка слов, организованных по их начальным фонемам. “аким образом, слово-стимул, его фонетическа€ форма, активируют в пам€ти человека все слова, содержащие эту последовательность фонем. ѕоиск слов осуществл€етс€ по всем направлени€м одновременно: перебор кандидатов на распознавание проходит благодар€ опознаванию и начальных, и конечных, и средних элементов слога. —р.: јнти-Ћолита Ц јЌ“»-Ќабоков, јЌ“»-—аша, јЌ“»-јлсу, јЌ“»-проституци€; ЋќЋ»“ј, шарЋќта; лоли“ј, шарло“ј, пќЋ»“икј, пќЋ»ци€.

—ужение когорты слов происходит за счет сопоставлени€ членов когорты с сенсорной информацией, пока не остаетс€ одно слово, соответствующее сенсорному сигналу Ц наиболее близкое по субъективным причинам стимулу.

‘акт опознани€ словообразовательное модели символа €вл€ютс€ одним из факторов, который обеспечивает сужение когорты (ср. јЌ“»-Ћолита и остальные ассоциации).

б) ќпора на графический образ слова (модель пр€мого доступа). Ѕольшое значение дл€ процессов и механизмов идентификации слова имеет неверное опознание значени€ стимула, то есть графическа€ Ђподменаї стимула словом, близким ему по графической форме, что приводит к идентификации не самого стимула, а его Ђграфического двойникаї. Ќапример, с уранты Ц прейскуранты (справочник, цены);  урсанты (военнослужащий, обучение).

ѕоскольку экспериментальные данные €вл€ютс€ окказионализмами, не представленными в ментальном лексиконе, то при идентификации слова происходит ошибочный доступ к слову, орфографическа€ репрезентаци€ которого наиболее близка к графическому образу визуального стимула, что иллюстрирует концепцию логогенов ƒж. ћортона.  аждому слову (морфеме) соответствует один логоген Ц набор признаков, центральный компонент системы распознавани€ слова. ƒл€ окказионализма же логогена не существует, и в результате визуального анализа стимула реализуетс€ доступ в логогены, которые имеют сходный набор признаков.

в) ќпора на морфологические компоненты слова. ћотивирующими элементами идентификации слов могут быть простые цепочки графем, фонем в начале, середине, конце слова. Ќо идентификации слова могут служить и значимые (морфологические) компоненты, так как вход€щие в состав стимула морфемы встречаютс€ и в других словах ментального словар€, поэтому система репрезентации лексических единиц использует преимущества этого свойства.

ќсобенно актуальны следующие схемы идентификации инноваций: опознание мотивирующей основы и опознание словообразовательной модели.

Ёти схемы существуют в тесной взаимосв€зи, так как их реализаци€ обеспечиваетс€ одним и тем же механизмом морфологического анализа слова.

ѕодавл€ющее большинство ассоциативных реакций и субъективных дефиниций свидетельствует о том, что опознание окказионализма происходит путем поиска его мотивирующей основы. Ќапример, скупоголизм Ц скупость, скупитьс€, скуперд€йство, скупой. ћожет быть мотивирован и суффикс мотивирующего: скупо голизм Ц алког олизм Ц эг оизм.

¬ыделение морфологических компонентов слова в качестве опоры дл€ идентификации предполагает наличие у носител€ €зыка морфологического знани€.

—тратегии на уровне идентификации словоформы, без обращени€ к значению слова, включает исходное слово в соответствующий этому уровню контекст поверхностного (лексического) €руса индивидуального лексикона [«алевска€ 1990: 11].

  разр€ду лексических импликаций (к св€з€м импликативного типа отнесены все случаи, в которых предъ€вление стимула обусловливает актуализацию у испытуемых некоторого ассоциата) мы относим всевозможные случаи автоматизированного включени€ исходного слова в состав производного слова. ¬оспроизведение привычной последовательности слов осуществл€етс€ на основе предшествующего опыта индивида, актуализирующего наиболее веро€тный минимальный контекст поверхностного €руса лексикона.

»дентификаци€ на уровне форм соответствует минимальной интеллектуальной активности и Ђповерхностным реакци€мї, так как это происходит без осмыслени€ значени€ слов [там же: 133].

ќтнесение морфологических особенностей €зыка к числу признаков, лежащих в основе группировки единиц поверхностного €руса лексикона, не означает, что морфема трактуетс€ как однопланова€ единица, котора€ не может служить основанием дл€ св€зи по линии значени€. Ќаоборот, морфема €вл€етс€ св€зующим звеном между поверхностным и глубинным уровнем значений, которые выдел€ютс€ в большинстве моделей лексикона человека [там же: 138].

ќднако принцип установлени€ св€зей на уровне форм €вл€етс€ основанием дл€ группировки имеющихс€ в лексиконе единиц и играет соответствующую роль при их идентификации или поиске.

2) —тратегии опоры на значение слова. —в€зи между словами могут актуализироватьс€ и на уровне идентификации значени€ слова Ц через св€зь между воспринимаемой словоформой и некоторой единицей глубинного €руса идиолексикона €зыковой личности, отражающий многогранный опыт индивида на семантическом €русе индивидуального лексикона [там же: 111].

ѕринципы организации единиц глубинного €руса представлены как мотивирующие актуализации аспектов значени€ слов-стимулов [там же: 140]: референта ( ќ—ќ¬ќронка Ц  осово, ёгослави€); нагл€дного образа ( ќ—ќ¬ќ Ц взрыв, трупы, рана); эмоционального образа ( ќ—ќ¬ќ Ц безвыходность, смерть, горе); оценочности (јнти-Ћолита Ц послушна€, правильна€, скромна€); стилистического компонента (подстава Ц обман, предательство); сочетаемостных потенций (пейджераст Ц PEPSI, пейджер, MTV).

јктуализаци€ исходного слова может быть более или менее эксплицированной. Ќаиболее типичное разъ€снение слова-стимула через синоним (јнти-Ћолита Ц девочка), что позвол€ет рассмотреть тенденцию осознани€ значени€ воспринимаего слова через соотнесение его с близкой по значению единицей лексикона.

¬ыдел€ютс€ также следующие случаи идентификации значени€: через отнесение к классу (кровник Ц родственник); через уточнение, атрибут (с уранты Ц большие, кремлевские); через противопоставление (ЅјЅ Ц ƒ≈ƒ); уточнение через субъект или объект действи€ (я¬Ћение Ц приход); через адвербиальную характеристику ( ”- ” Ц весело, Ђс приветомї); через св€зь, котора€ опираетс€ на подразумеваемую дефиницию ( ”- ” Ц сумасшедший).

ƒанные стратегии идентификации представл€ют эксплицированное разъ€снение, уточнение значени€ исходного слова с помощью актуализированной ассоциативной реакции.

¬ основе установлени€ св€зей по линии глубинного €руса лексикона лежит обращение носител€ €зыка к фонду своих знаний о мире, откуда черпаютс€ соответствующие средства осознани€ значени€ идентифицируемого слова, так как именно отнесение к классу и иллюстрирование общих пон€тий конкретными примерами вход€т в число основных принципов упор€дочени€ разносторонней информации об объективном мире в пам€ти человека [«алевска€ 1979: 60]. ¬ основе этой разновидности стратегий положен, также как и в стратеги€х первой группы, принцип совпадени€ элементов, но не формальных, а содержательных.

¬ ходе выполнени€ задани€ испытуемый сначала идентифицирует предъ€вленное ему слово. ¬ зависимости от того, какие параметры слова-стимула попадают в центр внимани€ участника эксперимента, актуализируютс€ различные типы ассоциативных св€зей и продуцируютс€ соответствующие ассоциаты. ѕри этом ассоциативный процесс может реализоватьс€ на разных уровн€х: 1) идентификации словоформ без обращени€ к значению слова (лексические импликации); 2) идентификации значени€ слова через актуализацию св€зи между воспринимаемой словоформой и некоторой единицей глубинного €руса идиолексикона испытуемого (семантические импликации). ¬ зависимости от этих двух стратегий, предъ€вленное в изолированном виде, то есть вне контекста, слово оказываетс€ включенным в соответствующий уровню идентификации этого слова контекст поверхностного / глубинного €руса лексикона человека.

¬се переплетение и пересечение разнообразных св€зей и оценок, набор стратегий поиска единиц разных €русов, вместе с набором правил сочетаемости единиц в рамках отдельных €русов и подъ€русов хранитс€ одновременно в пам€ти. Ёлементы, €вл€ющиес€ точками пересечени€ наибольшего числа св€зей, составл€ют €дро лексикона Ц самую активную его часть, а сам внутренний лексикон представл€ет собой Ђчрезвычайно сложную систему объемных многократно пересекающихс€ полей, с помощью которых упор€дочиваетс€ и хранитс€ в более или менее полной готовности к употреблению разносторонн€€ информаци€ о мире.., о €зыковых особенност€х обозначающих его вербальных единицЕї [«алевска€ 1990: 156].

¬оспри€тие словообразовательной формы. ѕредставл€€ свои ассоциативные реакции на инновации, €зыкова€ личность не может обратитьс€ к денотативному содержанию звуковой оболочки слова, поэтому ему приходитс€ осуществл€ть некоторые мыслительные операции, стимулируемые в первую очередь семиотической структурой слова. ¬нешн€€ форма инновации €вл€етс€ важнейшим условием воспри€ти€ слова-стимула, позвол€ющим индивиду систематизировать деривационную информацию своего внутреннего лексикона в соответствии с идентификационными параметрами словообразовательных моделей окказионализмов:

1) јффиксаци€. —лова, образованных аффиксальными способами (суффиксальным, префиксально-суффиксальным и префиксальным) доказывают, что носитель €зыка прежде всего обращаетс€ к мотивирующему слову и форманту, при этом ведущую роль играет формант как маркер отношений, производности и иерархии €зыковых категорий: Ђформантный компонент структуры дериватов оказываетс€ тем перцептивно Увыпуклым звуковым сигналомФ, который предотвращает коммуникативную неудачу Уобщени€Ф с УэкзотикойФ мотивирующего и, извлека€ информацию о семиотике словообразовательной модели, направл€ет осознание внутренней формы слова даже в случае своей Унеузуальной фонемной структурыФї [јнтипов 2001: 105].

јктуализаци€ семантики форманта подключает действие модели словообразовани€, причем ее конкретной семантической разновидности Ц лексико-словообразовательного значени€.

ѕроанализируем в этом аспекте окказионализмы, образованные суффиксальным способом.

1. ѕейджераст Ц лицо, увлеченное тем, что названо производ€щей основой. ќ вли€нии словообразовательной формы на осознание семантики деривата свидетельствуют: а) реакции, в которых формант выступает в качестве маркера отношений производности, закрепленного за значением лица: человек с пейджером, владелец пейджера, распространитель пейджера, любитель пейджера, коллекционер сообщений пейджера, человек, злоупотребл€ющий пейджером, заведующий пейджинговой св€зью и др.; б) реакции, в которых выдел€ютс€ компоненты производного слова: пейджер, сообщение, реклама, оператор, телефон и др.; в) реакции, выражающие свое отношение к слову-стимулу, в основном пейоративной окраски: некрасивый, гадкий, плохой, извращенец, дурак и др.

2.  ровник Ц лицо, названное по характеризующему вид де€тельности предмету. «десь посткорневой формант также служит показателем лексико-семантического статуса деривата, так как словообразовательна€ модель направл€ет процесс осознани€ слова. — этим св€зан подбор синонимов/антонимов к стимулу: брат/сестра по крови, родственник, убийца, враг, друг, месть, горцы, кавказ и др. Ёто свидетельствует о закрепленности в сознании говор€щего этого значени€ в модели с формантом Цник. ≈сть и редкие, нестандартные реакции, относ€щие слово-стимул к такой производ€щей основе, как кров и корова, отсюда такие реакции как крыша и коровник (образовано по той же словообразовательной модели, что слово-стимул). ¬полне оправданной мы считаем группу ответов, относ€щих окказионализм по производ€щей основе {кровь} к медицинской сфере. —юда также относ€тс€ номинации лиц: донор, лаборант, диабетчик; и индивидуальные рекции: лекарство, капилл€р, бинт, вампир, колбаса (ср. кров€на€ колбаса), вена, аппарат и др.

3. ѕодстава Ц значение отвлеченности. «десь ведущую роль при идентификации значени€ слова занимает идентифицирующа€ основа производного слова. —убстантив мотивирован глаголом подставить со значением предать кого-либо (разг.). „асть информантов отнесла производ€щую основу к узуальному значению слова Сподставить подо что-нибудьТ, отсюда такие реакции, как: подставка, подставить, подстилка, ваза. Ќо большинство реципиентов осознало слово исход€ из узуального значени€ производ€щего, правильно идентифицировав значение деривата: предательство, обман, оклеветать, провокаци€, предатель, подлость, подножка, война, опасность и т.д.

4. јнти-Ћолита Ц значение Спротивоположный тому, что названо мотивирующей основойТ. ќчевидно, что испытуемые осознают значение форманта и словообразовательна€ модель дл€ них пон€тна, о чем свидетельствует создание слов-реакций модели той же словообразовательной структуры: анти-—аша, анти-Ќабоков, анти-јлсу, анти-проституци€. ƒействие форманта и соответствующей ему разновидности модели словообразовани€ осуществл€етс€ в полном осознании значени€ инновации: паинька, хороша€ мадам, девочка, додмохоз€йка, монашка, неветренна€, послушна€, правильна€ и т.д. ћожно говорить и о прагматическом поле оценки, св€занном с тем, что функции звуковой формы актуализируютс€ более ассоциативно, на основе переносного осознани€ мотивирующей части. ѕрагматическа€ оценка св€зана как с субъективными дефиници€ми, так и с включением в интегративное поле стимулов имен собственных: Ќабоков, Ћолита, ј. ÷екало, дева ћари€, Ѕаба-яга, Ѕритни —пирз, јс€ “ургенева и др. ѕриставки со значением уничтожени€, результатов чего-либо отрицани€ (де-, раз-, контр-, анти-) €вл€ютс€ активной группой в современном русском словообразовании [«емска€ 1992]. ¬ совокупности с собственным именем лица в качестве базовой основы, слово-стимул опознаетс€ без затруднений. “аким образом, ведущую роль в воспри€тии слова-стимула в данном случае также играет формант как выразитель единого значени€ слова, подчеркивающий звуковую и грамматическую организацию деривата.

5. ќпохмелиоз Ц физическое состо€ние человека. ”никальность семиотической структуры инновации заставл€ет носителей €зыка обратитьс€ прежде всего к мотивирующей основе слова, что дало следующие ассоциации: похмелье, алкоголизм, болезнь, бутылка, алкоголь, пь€нка, веселье, запой, боль, боль, утро и др. »нтересным, как нам кажетс€, €вл€етс€ и прагматическое поле оценки, достаточно разнообразное: больна€, т€жело, гадость, периодическое, хроническое, отвратительно, чрезмерно, заразна€ и др. ќ закрепленности формантных частей за определенный ономасиологической сферой словообразовани€ свидетельствует наличие дериватов-ассоциатов, образованных в границах одного лексического гнезда: опохмелитолог, опохмел€емый, опохмел€тор.

“аким образом, слова-стимулы, образованные аффиксальными способами, не вызывают затруднений у носителей €зыка при выполнении задани€. Ёто св€зано с тем, что слова образованы по узуальным модел€м, денотативно Ђпрозрачнымї, где ведущую роль играет формант (предкорневой / посткорневой) как маркер отношений производности. ¬ажным €вл€етс€ поэтому само обращение к фактору производности, так как Ђпроизводное слово не просто называет, но несет в себе мотивировку названи€ї [«емска€ 1992: 175].

2) —ложение. —ложение посредством прибавлени€ одной основы к другой указывает на индивидуальные особенности предмета/€влени€, обозначенного производ€щей основой, и тем самым выдел€ет предмет из его класса [ убр€кова 1978].

1. “елохранение Ц номинаци€ по предмету. ƒве производ€щие основы слова хорошо осознаютс€ €зыковой личностью. Ѕольшинство ассоциаций св€зано именно с Ђохраной человеческого телаї: телохранитель, тело, охран€ть, охрана, секъюрити, безопасность, ранение, работа, пистолет, бронежилет, живой и др. Ќекоторые ассоциации выдел€ют в качестве основного значени€ Ц Ђхранение мертвого телаї: труп, бальзамирование, морозилка, мавзолей, морг, кладбище и др. ≈ще одна группа ассоциатов в качестве мотивирующей основы активизирует последнюю часть слова Ц Ђхранение чего-либої: погреб, овощехранилище (хранение овощей), целомудрие (хранение девушкой себ€). ƒве первые группы ассоциатов можно отнести к верному опознанию слова-стимула, так как в инновации не уточнено, живое или мертвое тело подлежит хранению. ¬ последней же группе ассоциатов перва€ мотивирующа€ основа окказионализма намеренно/случайно опущена информантами, в результате чего активизируетс€ втора€ базова€ часть с произвольными референтами.

2. Ѕомболожество Ц номинаци€ по предмету. ѕерва€ группа реакций воспринимает слово с реализацией двух мотивирующих основ: положить, бомбежка, боеприпасы, убежище, террорист, терракт, взрывчатка, опасность, бомба, война, склад, „ѕ, минное поле, сапер и др. ¬стречаютс€ ассоциаты, выдел€ющие такой компонент значени€ стимула как ложь (ложный вызов, врать, лож ь). Ёто св€зано с телефонными звонками о заложенной взрывчатке во многих случа€х ложных, что и делает актуальными такие реакции. » небольша€ группа ассоциаций, св€занных со звукоподражанием, буквенным повтором и образованием по той же словообразовательной модели, что и слово-стимул: Ѕќ∆≈—“¬ќ, ЅЋа∆≈н—“¬ќ, мужеложество.

“аким образом, при опознавании сложений ведущую роль играет учет испытуемыми производ€щих баз слов-стимулов, мотивированности знака, его внутренней формы. Ёто осознание позвол€ет рассмотреть сегментную организацию слова как структуру, индексирующую в категори€х деривации внутреннюю форму слова [јнтипов 2001: 104].

3) јббревиаци€. ¬ последнее врем€ инициальные аббревиатурные сокращени€ стали исключительно продуктивными [«емска€ 1992]. »нициальна€ аббревиаци€ используетс€ преимущественно дл€ образовани€ имен собственных, не требующих мотивированности. ќтсюда сложность осознани€ слов-стимулов.

Ћишь небольша€ группа информантов правильно опознала аббревиации, причем личность культового персонажа поколени€ Ѕ.ј. Ѕерезовского по своей распространенности стоит на первом месте: Ѕерезовский ј.Ѕ., олигархи, ƒоренко, ќ–“, баксы; “ать€на Ѕуланова, аудиоальбом.

Ѕольшинство же отнесло инновации по звукобуквенному сходству к похожим словам: ЅјќЅјЅ, баба, дерево, бабочка, бабник, Ѕаба-яга, бабки, брюки, Ѕјћ и др.

“јЅ” св€зали с узуальным значением Сзапрет на что-либоТ: запрет, опасность, секрет, роман, ∆. ¬ерн, ограничение, остров, смерть, јфрика, нельз€ и др.

Ѕыли предложены и свои расшифровки аббревиатур, что указывает на тот факт, что участники эксперимента обратили внимание на графическое буквенное выделение и осознали словообразовательную модель слова: “јЅлица ”множени€; Ѕюро јнонимных Ѕездельников.

≈сть и случаи, когда слова-реакции также построены по аббревиатурному образцу: ЅјќЅјЅ, ƒ≈ƒ.

ƒл€ создани€ имен нарицательных используетс€ главным образом слогова€ аббревиатура:  ”- ”, «ЁЎЁЅЁ Ц номинации по лицу нарицательному. ¬ыделение значений подобного рода слов €вл€етс€ трудным заданием вследствие скрытой, не€вной внутренней формы, поэтому опознание узуальной внутренней формы возможно лишь при знании исходных производ€щих основ. —ледовательно, воспри€тие окказионализма базируетс€ здесь на основе переносного осознани€ Ђмотивирующейї части: а) кукушка, лес, сдвиг, пр€тки, часы, сумасшедший, приветствие, гнездо, клич, кто там? и др.; б) зашибись, драка убийство, боец, гнев, братва, кулак, ј.  арелин, предупреждение и др.

ѕрисутствуют модели ассоциатов, образованных по тому же словообразовательному типу:  ” ”-–” ”,  ” ”–”«ј; дэцэбэ, офигэ.

“аким образом, инициальные и слоговые аббревиации, Ђвследствие не€вной, скрытой мотивированности, имеют Уребусный характерФї [√€ч, ѕавлов 1969: 37]. јббревиатура оказываетс€ особым типом знака с точки зрени€ мотивированности. ћотивированность выступает как Ђопосредование св€зи сокращенного комплекса с его обозначаемым св€зью этого звукового комплекса с полным звуковым комплексом, вход€щим в общий с аббревиатурой знаковый комплексї [там же: 36]. ќднако даже незнакомое человеку слово без контекста вызывает определенную информацию, то есть реализует образное видение мира, поэтому аббревиатура мотивируетс€ носител€ми €зыка через включение ее знаковой формы в ментальную систему, организующую когнитивно-дискурсивной способности индивида.

4) ћеждусловное наложение.

1.  ќ—ќ¬ќронка Ц номинаци€ по месту действи€.   первой группе ассоциативных реакций относ€тс€ слова, в которых семантика стимула складываетс€ из семантики С осово+воронка (от взрыва ) Т:  ќ—ќ¬ќ, смерч, пыль, опасность, ёгослави€, јмерика, война, безвыходность, смерть, горе, воронка и др.  о второй группе относ€тс€ ассоциаты, неверно определившие семантику производ€щих основ: а) косоворотка, —. ≈сенин, кофта, деревн€, коса и др.; б) ворона, коса€, маленька€ и др.; в) посуда, наливать, проливать, спирт, рука и др. »нформанты не обратили внимание на графическое выделение производ€щей базы окказионализма, ориентировавшихс€ в основном на звуковую оболочку слова.

2. √≈…ша Ц номинаци€ по лицу нарицательному (одушевленному). ќкказионализм маркирован формантом, относ€щим слово к женскому роду, поэтому большинство реакций характеризует его именно по отнесенности к роду: красива€, умна€, разносторонн€€, соблазнительница и т.д. »ноформантами также отмечена отнесенность инновации к определенной культуре: япони€, кимоно, восток, культура, проститутка и т.д. ќднако большинство испытуемых оценили композиционный характер семантики слова, ее выводимость из семантики непосредственно составл€ющих компонентов: Снетрадиционна€ ориентаци€Т (перва€ производ€ща€ основа) / жена, женщина (опора на маркер производительности Ц ш(а)).

3. чућћћа. –азграниченыдве группы ассоциатов по правомерности/неправомерности выделени€ значени€ слова: выделение графем в середине слова обусловило актуализацию двух производ€щих основ инновации: а) болезнь, чума, голод, хаос, смерть, вирус, мор, пир, холера и соответствующие атрибутивные характеристики: плоха€, страшна€, заразна€, уничтожающа€ и т.д.; б) ћћћ, обман, деньги, ћавроди, Ћ. √олубков, вкладчики, народ, хал€ва, банк, реклама, пирамида и др.; а также субъективные дефиниции: финансова€, всеобъемлюща€ и др. —юда же относ€тс€ индивидуальные ассоциации: дискотека, девушка, лицо, восхищение, мусоропровод и др. ’арактерно образование слов с графическими выделени€ми самими участниками эксперимента: —ѕ»»»ƒ, ЅоЋЋЋезнь, сућћћа, чу-–-–-–.

“аким образом, также наблюдаетс€ использование знаний реципиентов о формальной, словообразовательной, ономасиологической и семантической структуре слов. ѕри этом графическое выделение производ€щих основ, совпадающие с реально существующими словами, облегчает воспри€тие инновации и помогает определить вторую производ€щую основу. »менно графически выделенный звукобуквенный комплекс выполн€ет роль внутренней формы в процессе осознани€ окказионализма.

5)  онтаминаци€. ¬ нашем материале посредством контаминации образованы номинации по лицу собственному: с уранты, я¬Ћение.

» в том, и в другом слове можно выделить следующие группы ассоциатов:

1. јссоциации, в которых носители €зыка осознают две звуковые мотивирующие оболочки слова-стимула: а) с уратов, его люди, его девочки, генпрокурор, скандал, видео и др.; часы Ц маленькие, кремлевские, большие, врем€, циферблат, башн€, стрелки и др.; б) я¬Ћинский, Ђяблокої, ƒума, новости, народ и др.; неожиданность, приход, €вь, €витьс€, ’ристос, встреча и др.

2. јссоциации, основанные на звукобуквенном совпадении исходного слова: а) прейскуранты, курсанты и др.; б) влечение, преступление, видение, приведение и др.

Ќесмотр€ на то, что контаминаци€ €вл€етс€ более сложным способом образовани€, чем междусловное наложение, так как часть одного слова не входит в окказионализм, носител€ми €зыка мотивирующие основы осознаютс€ почти безошибочно.

6) ќбразование по конкретному образцу. Ёто наиболее простой по воспри€тию прием порождени€ окказионализмов, так как отчетливо осознаетс€ мотивационна€ св€зь со словообразовательным прототипом.

1. —купоголизм Ц номинаци€ по состо€нию. Ѕольша€ часть реципиентов сразу отнесла эту инновацию к ее образцу Ц У алкоголизм Ф, соответственно выделив и первую часть производ€щей основы: а) алкоголизм, алкоголик, болезнь (неизлечима€, хроническа€) и др.; б) скупость, скупитьс€, деньги, мани€, сундук, рыцарь, √обсек, алчность, скр€га и др.

2. јмпутанты Ц номинаци€ по лицу нарицательному. Ёта инноваци€ также легко отнесена к словообразователному образцу, по которому она образована: а) больные, врачи, инвалиды, ампутаци€, операци€, продажа органов, „ечн€, руки, ноги, пособие, труп и др.; б) мутанты, чудовищный, уродливый и др. ≈ще одну группу составили слова, образованные по ассоциации со звуковой оболочкой стимула: пуанты, ѕутин, путаны, амплуа.

ќбразование инноваций по конкретному образцу €вл€етс€ наиболее эффективным способом, так как носителем €зыка четко осознаетс€ св€зь со словообразовательным прототипом, знакова€ модель которого представлена посткорневым формантом, структурирующим окказионализм.

7)  аламбурные Ђигрыї со словом.

1. (вечна€) мерзота Ц номинаци€ по признаку. ¬ ассоциаци€х на это слово актуализируютс€ два признака, заложенных в стимуле Ц мерзкий и холодный: а) мерзлота, мороз, мамонт, север, дождь, сл€коть, лужа, погода, снег, холод и др.; б) мерзость, пакость, тошнота, отвращение, непри€тие, мерзопакость и др. Ќа пейоративную окраску слова указывают и субъективные дефиниции: холодно, вечна€, высша€ степень, противно, непри€тный, ужасна€, отвратительно, гадкое и др.

2. (ледовое) полюбище Ц номинаци€ по действию. ¬ первой группе ассоциатов актуализируетс€ семантика глагола Ђлюбитьї: любовна€ св€зь, любить, любовь, место дл€ любви (дом, пастбище, сеновал, пол€на, «ј√—, дискотека, общежитие и др.). ¬о второй Ц семантика существительного Ђпобоище, битваї: битва, поле бо€, поприще, насилие и др. Ќо и то и другое ассоциативное значение существуют целостно, на что указывает: а) употребление словосочетаний: любовное побоище, любище, любовна€ битва; б) повторение словообразовательной модели инновации: поприще, позорище, любище, пастбище. –аспространение инновации также имеет неограниченный характер, о чем свидетельствуют следующие дефиниции: массовые, групповое, повальное, всеобщее, безграничное, больша€ и др.

“аким образом, можно констатировать, что Ђиграї со словом осмыслена информантами, так как мотивирующие основы, как скрытые, так и €вные, актуализированы в процессе образовани€ ассоциаций.  аламбур повли€л на верификацию тех же словообразовательных моделей, что и у инноваций.

—ледовательно, при воспри€тии словообразовательной формы инновации, значимыми €вл€ютс€ факторы: 1) звуковой формы инновации; 2) деривационных функций форманта; 3) словообразовательной семантики модели.

«вукова€ форма Ц важнейший фактор воспри€ти€, систематизирующий деривационную информацию внутреннего лексикона €зыковой личности. ѕри этом формант как маркер отношений производности и иерархии €зыковых категорий €вл€етс€ тем звуковым сигналом, который организует осознание семиотической информативности производного. ќбращение к форманту свидетельствует о его маркирующей функции в процессе сличени€ словообразовательной структуры инновации.

»нновации, реализующие узуальные словообразовательные модели, позвол€ют €зыковой личности более точно выполнить коммуникативное задание. ќкказиональные модели, помимо исходных и словообразовательных значений, включает и ассоциацию, то есть Ђсоположение, уподобление соответствующих пон€тий и представлений, их мотивационную квалификациюї [јнтипов 2001: 109].  роме того, как особое коммуникативное событие инновации верифицируют структуру речемыслительной де€тельности и знаний о €зыке (когнитивно-дискурсивную способность индивида). Ќесмотр€ на Ђпрозрачностьї / Ђнепрозрачностьї словообразовательной структуры, Ђновыеї слова опознаютс€ в отношении своей как бы свернутой (имплицитной) семантики без особых усилий, так как подключаютс€ речевые навыки, ассоциативные св€зи, мета€зыкова€ способность речемыслительной де€тельности.

языкова€ личность, сталкива€сь с необходимостью выражени€ специфических значений окказионализма, моделирует акт номинации как особую ситуацию, котора€ подчин€етс€ Ђмотивированности звуковой формы и словообразовательной структуры слова в ее соотношении с релевантным ономасиологическим содержаниемї [там же]. ‘акт обращени€ индивида к производности €зыкового знака позвол€ет рассматривать сегментную организационную структуру звучани€ и значени€.

—реди экстралингвистических факторов, обусловливающих идентификацию символов, можно назвать возраст и специализацию информантов, что отражаетс€ и на тематике ассоциаций, и в выборе опорных мотивирующих основ, характерных дл€ молодежного сленга. ќбщеприн€тые нормы, оценки, стереотипы с учетом национально-культурной специфики также высвечивают фрагменты индивидуального знани€.

ћикроконтексты идентификации окказионализмов. јнализ материалов второго этапа психолингвистического эксперимента, включившего выполнение испытуемыми задани€ по написанию заголовков с опорными словами стимулами, направлен на определение дискурсивной модели идентификации слова, представленной в толковани€х-микроконтекстах. ћикроконтекст Ц это Ђчастично вербализованный внутренний когнитивный контекст €зыкового и практического опыта информантов, который дает более полное представление о том фрагменте индивидуального знани€, которое, актуализиру€сь в процессе идентификации нового слова, служит дл€ нее опоройї [—азонова 2000: 79]. ќтдельные же ассоциативные реакции и субъективные дефиниции констатируют факт установлени€ св€зи с одним или несколькими опорными элементами, что подтверждаетс€ примерами многократных пересечений материалов первого и второго этапов эксперимента.

Ёкспериментальные данные рассматриваютс€ нами как микроконтексты (всего Ц 98), отражающие процессы речемыслительной де€тельности человека (орфографи€ и пунктуаци€ микроконтекстов оставлены без изменений).

¬ полученных заголовках-реакци€х отмечаютс€ прежде всего свойственные газетному дискурсу стилистические нормы речевой выразительности, эффекты которой заданы в микроконтекстах спецификой словообразовательной формы окказионализмов. —р.: риторический вопрос Ц Ѕорьба Ћолиты и јнти-Ћолиты. „ь€ возьмет?; »з какого же ты словар€, зэшэбэ?; —колько геев у гейши?; јмпутанты наступают?; —колько стоит предвыборное я¬Ћение народу на “¬?; —купоголизм Ц болезнь неизлечима€?;  у- у Ц так говорит кукушка, а как говорим мы?; минидиалог Ц —купоголизм? Ќеизлечимо; риторическое восклицание Ц «эшэбэ! ¬се будет «эшэбэ!!!; восклицание Ц  у- у!  ука-реку!; конвергенци€ риторического вопроса и восклицани€ Ц «эшэбэ? «эшэбэ!!; умолчание (Ђуказание в письменном тексте графическими средствами на невысказанность части мыслиї [ ультура русской речи 1999: 267]) Ц «эшэбэ, однакоЕ; ћерзота еще таЕ;  у-ку, милици€Е; парантеза (Ђсамосто€тельное, интонационно и графически выделенное высказывание, вставленное в основной текст и имеющее значение добавочного сообщени€, разъ€снени€ или авторской оценкиї [там же]) Ц «эшэбэ: уши в€нут в коридорах школы; «эшэбэ, или противосто€ние невозможно;  ак √ейшер стал гейшей, или истори€ о том, как один из завсегдатаев гей-клуба сменил пол;Ѕомболожество, или как мы живем; —купоголизм, или бизнесмен без штанов;  у-ку, или в городской психиатрической лечебнице день открытых дверей; аппликаци€ (Ђвкрапление общественных выражений в несколько измененном видеї [там же: 269] Ц я¬Ћение „убайса народу, я¬Ћение √ригори€ народу, я¬Ћение я¬Ћинского народу, ср. явление ’риста народу; отрицание Ц јмпутанты - не мутанты; структурно-графическое выделение: а) сегментаци€ (Ђвынесение важного дл€ автора компонента высказывани€ в начало фразы, а затем дублирование эквивалентом в оставшейс€ части фразыї [там же]) Ц „ућћћа: эпидеми€ уже позади?; Ѕомболожество: одно к другому; —купоголизм: диагноз или приговор? —купоголизм: болезнь или привычка?; б) эпифраз (Ђдобавочное, уточн€ющее предложение или словосочетание, присоедин€емое уже к законченному предложениюї [там же: 271] Ц ћесто работы Ц “верска€. «анимаема€ должность Ц гейша; ¬ ћоскве по€вились нищие Ц амтутанты. »х среднесуточный заработок 40$;  у-ку!  у-ку! »м во сколько обойдетс€ ремонт часов с кукушкой; ƒебелые јнти-Ћолиты не цен€тс€ нигде. “олько на трассах.

√азетные заголовки, написанные информантами, широко используют разнообразные фигуры речи, что €вл€етс€ отступлением от нейтрального способа изложени€ с целью эмоционального и эстетического воздействи€. »спользование средств речевой выразительности позвол€ет подтвердить основную черту газетного дискурса Ц стремление к экспрессивности. Ѕольшинство заголовков по своей эмоциональной экспрессивности соответствуют заголовкам газет с соответствующим употреблением окказионализмов. Ђ“екст в текстеї создает многоплановость воспри€ти€. ¬ результате этого дискурс приобретает диалекстичность, свойственную современному €зыку: читатель превращаетс€ в соавтора текста.

 роме того, включение слов-стимулов в каждый заголовок дает представление не только о необходимости окказионализма в заголовке, но и о текстовых принципах его актуализации: 1) пресуппозициональности (окказионализм в основном занимает первое место в заголовке) Ц „ућћћа: эпидеми€ уже позади?; 2) словообразовательной прототипичности (о чем свидетельствует наличие слов, образованных по той же модели, что и слово-стимул в пределах одного контекста) Ц јнти-Ћолита по јнти-Ќабокову; √ейша Ц јндрей-ша; „ућћћа без ”ћћћа; јмпутанты Ц оккупанты; јмпутанты Ц не мутанты;  у- у,  у- у и больше ни √у-√у; 3) формальной пластичности (что отражает в вариантности формы окказионализма общую осознанность, освоенность деривата в структуре ментального лексикона). —емиотическа€ вариантность окказионализма включает: а) обычные изменени€ в падеже, св€занные с синтаксическим аспектом функционировани€ окказионального знака Ц Ѕорьба Ћолиты и јнти-Ћолиты. „ь€ возьмет; —колько геев у √≈…ши?; ¬акцину против этой чућћћы пока не изобрели; б) графическое изменение слова-стимула, что обусловлено невнимательным обращением информанта с новообразованием, в результате чего окказионализм превращаетс€ в обычное Ђузуальноеї слово; этот случай относитс€ к словам, образованным окказиональными способами, с помощью графических выделений компонентов Ц ср.: –осси€ Ц гейша дл€ японии; √ейша российского шоу-бизнеса; «абавные €влени€ студенческой жизни; благодар€ изменению в графике, слова начинают выражать те значени€, которые кодифицированы в словаре; эти ошибочные, Ђложныеї ассоциации св€заны с идентичной звуковой оболочкой окказионализма и узуального слова; в) изменени€ в формальной структуре символа, св€занные с поиском значени€ слова Ц —ибирска€ мер з лота; здесь привнесено добавочное значение в уже имеющеес€ у новообразовани€; г) наличие рифмованных газетных заголовков, что указывает на креативные функции окказионализмов Ц јнти-Ћолита Ц и ночка забыта; јнти-Ћолита была всеми забыта; «нают все, что в ÷√Ѕ лечат просто зэшэбэ;  онцерт УЋюбэФ Ц сплошное зэшэбэ; “ихо веером шурша, √ейша вышла не спеша; д) образование собственных окказионализмов, что также свидетельствует о креативном воспри€тии слов-стимулов Ц  ак √ейшер стал гейшей или истори€ о том, как один из завсегдатаев гей-клуба сменил пол; ќЅ`я¬Ћение Ц общественной жизни я¬Ћение; «адача: перевоспитать скупоголика; е) образование производных слов от стимула, что €вл€етс€ признаком лексикализации словообразовательного значени€ окказионализмов Ц „ућћћовые дивиденды вкладчики так и не увидели; ж) наличие вариативности компонентов заголовков или их полна€ идентичность: јнти-Ћолита Ц и ночка забыта; јнти-Ћолита была всеми забыта; ¬ечна€ мерзота; ¬ечна€ мерзота: все беды в –оссии из-за водки; Ѕомболожество в ћоскве процветает; Ѕомболожество процветает; я¬Ћение „убайса народу; я¬Ћение √ригори€ народу; я¬Ћение я¬Ћинского народу; —колько стоит предвыборное я¬Ћение народу на “¬?; з) характерен отказ от развернутого газетного заголовка и оставление окказионализма без изменений Ц «эшэбэ!; „ућћћа; Ѕомболожество.   числу единичных примеров можно отнести: повторение слова-стимула с разной интонационной направленностью Ц «эшэбэ? «эшэбэ!!!; €влени€ звукоподражани€ Ц  у- у!  ука-реку! (последний случай можно отнести к разновидности актуализации ассоциативных св€зей без обращени€ к глубинному €русу Ц включение исходного слова в контекст, св€занный с двоичными компонентами парных слов; ср.: дин-дон, пин-понг); попытка информанта определить сферу функционировани€ своего заголовка Ц «адача: перевоспитать скупоголика («аголовок дл€ Cosmo).

ћикроконтексты неоднородны и с точки зрени€ осознани€ внутренней формы дериватов.  ак правило, основной тип микроконтекста Ц это заголовок, моделирующий актуализацию внутренней формы слов-стимулов, идентичную первичному заголовку Ц ¬ечна€ мерзота; —ибирска€ мерзота; —ибирска€ мерзлота; √≈…ша ѕугачева пела с хором Ђмальчиковї; „ућћћовые дивиденды вкладчики так и не увидели; „ућћћа дл€ вкладчиков; „ућћћа на кошелек; Ѕомболожество или как мы живем; Ѕомболожество караетс€ законом; Ѕомболожество Ц развлечение дл€ поколени€ NEXT; Ѕомболожество стало попул€рным; Ѕомболожество телефонного терроризма; Ѕомболожество процветает; Ѕомболожество: одно к другому; Ѕомболожество в ћоскве процветает; ¬ ћоскве по€вились нищие-ампутанты. »х среднесуточный заработок 40 $; јмпутанты топают по стране; јмпутанты наступают? јмпутанты среди нас; јмпутанты Ц не мутанты; —купоголизм как вынужденное средство сохранени€ бюджета; —купоголизм: диагноз или приговор? —купоголизм болезнь или привычка?; —купоголизм или бизнесмен без штанов; —купоголизм как норма жизни; —купоголизм? Ќеизлечимо; —купоголизм по-русски; —купоголизм по-американски; —купоголизм - черта российских бизнесменов; —купоголизм: перевоспитать скупоголика; —купоголизм Ц болезнь неизлечима€; —колько стоит прдвыборное я¬Ћение народу на “¬?; я¬Ћение „убайса народу; я¬Ћение √ригори€ народу; я¬Ћение я¬Ћинского народу; Ќовое я¬Ћение в ƒуме; Ѕорьба Ћолиты и јнти-Ћолиты. „ь€ возьмет?; ƒебелые јнти-Ћолиты не цен€тс€ нигде. “олько на трассах.

¬о всех примерах прослеживаетс€ симметри€ звучани€ и значени€, так как в микроконтексте можно выделить те же мета€зыковые компоненты, составл€ющие контекстуальное окружение окказионализма, что и в интегративном поле концептов, полученных в результате ассоциативного эксперимента: скупоголизм Ц вынуждение, бюджет, привычка (болезнь), норма жизни, неизлечимо, бизнесмены; я¬Ћение Ц я¬Ћинский, выборы, народ, дума, €вление; ампутанты Ц ампутаци€, не мутанты, среди нас; бомболожество Ц терракт, закон, наша жизнь, развлечение, подростки, процветание, телефоны; мерзота Ц —ибирь, вечна€, мерзнуть; гейша Цѕугачева, хор Ђмальчиковї, петь; „ућћћа Ц ћћћ, вкладчики, дивиденды, деньги и др. ¬ метатекстах €рко реализуетс€ ассоциативный потенциал, заложенный в окказионализме. —р.: јнти-Ћолита Ц и ночка забыта; јнти-Ћолита была всеми забыта; јнти-Ћолита на тропе войны; ƒвижение Ђјнти-Ћолитаї; јнти-Ћолита из богадельни; јнти-Ћолита Ц символ новой јмерики; јнти-Ћолита по јнти-Ќабокову; ¬ечна€ мерзота: все беды в –оссии из-за водки; ћерзота наших дней; ћерзота пакостна€; ѕолитическа€ мерзота; ћерзота еще таЕ; ¬ зоне вечной мерзоты или репортах с городской свалки; „ућћћа ’’ века; „ућћћа на наши головы; „ућћћа без ућћћа; „ућћћа покатилась по стране; ќп€ть это страшное слово Ђ„ућћћаї; ¬акцину против этой „ућћћы еще не изобрели; Ќародна€ „ућ





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-07-29; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 2720 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќасто€ща€ ответственность бывает только личной. © ‘азиль »скандер
==> читать все изречени€...

336 - | 296 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.091 с.