Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕраво как меновое отношение: некролог о праве




ƒл€ большинства советских марксистских авторов послереволюционного времени классовый подход к праву означал признание наличи€ т. и. "пролетарского права". “акое представление, сформировавшеес€ в услови€х "военного коммунизма", получило широкое распространение уже к началу 20-х годов. ¬ынужденное допущение при нэпе р€да положений буржуазного права нагл€дно продемонстрировало неправовой характер "пролетарского права". ќднако его приверженцы проигнорировали этот опыт и, остава€сь в принципе на прежних позици€х, ограничились лишь отдельными уточнени€ми и коррективами своих взгл€дов со ссылкой на временный характер нэповского отступлени€ в сторону буржуазных экономических и правовых отношений и на неизбежность нового наступлени€ в социалистическом направлении.

» в целом следует признать, что эта ориентаци€ на "сове шенно новое" (по сути дела Ч неправовое, насильственно-прика ное, классово-диктаторское, партийно-политическое) "пролетарсю право" пережила период нэпа и в дальнейшем (со второй половинь: 30-х годов) легла в основу общеоб€зательных представлений о "социалистическом праве" как праве пролетарском по своей классовой сущности.

ѕо-другому классовый подход к праву был реализован в трудах  Ѕ. ѕашуканиса и прежде всего в его книге "ќбща€ теори€

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 199

права и марксизм. ќпыт критики основных юридических пон€тий" (I издание Ч 1924 г., II Ч 1926 г., третье Ч 1927 г.)1. ¬ этой и других своих работах он ориентировалс€ по преимуществу на представлени€ о праве (т. е. главным образом Ч о буржуазном праве), имеющиес€ в " апитале" и " ритике √отской программы" ћаркса, "јнти-ƒюринге" Ёнгельса, "√осударстве и революции" Ћенина. ƒл€ Ќа-шуканиса, как и дл€ ћаркса, Ёнгельса и Ћенина, буржуазное право Ч это исторически наиболее развитый, последний тип права, после которого невозможен какой-либо новый тип права, какое-то новое, послебуржуазное право. — этих позиций он отвергает возможность "пролетарского права".

ѕролетариат, согласно ѕашуканису, может по необходимости лишь использовать в переходный период дл€ своих классовых интересов буржуазное право, пока не отпадает надобность в этом. ¬ процессе такого пролетарского использовани€ буржуазного права оно и отомрет. "»так, Ч писал ѕашуканис в середине 20-х годов, Ч следует иметь в виду, что мораль, право и государство суть формы буржуазного общества. ≈сли пролетариат вынужден ими пользоватьс€, то это вовсе не означает возможности дальнейшего развити€ этих форм в сторону наполнени€ их социалистическим содержанием. ќни не способны вместить это содержание и должны будут отмирать по мере его реализации. Ќо тем не менее в насто€щую переходную эпоху пролетариат необходимо должен использовать в своем классовом интересе эти унаследованные от буржуазного общества формы и тем самым исчерпать их до конца"2.

ѕоскольку ѕашуканис свободен от иллюзий о возможности "пролетарского права" и действительное право дл€ него это буржуазное право (с объективно необходимыми предпосылками, специфическими свойствами, особенност€ми и т. д.), его критика права, его антиправова€ позици€, его установки на коммунистическое преодоление права как остаточного буржуазного феномена нос€т Ч в общем русле послереволюционного марксизма и ленинизма Ч теоретически более осмысленный и последовательный характер, чем у многих других марксистских авторов и прежде всего сторонников концепции т. и. "пролетарского права". ¬ отличие от защитников в принципе невозможного, несуществующего, иллюзорного "пролетарского права" (т. е. сторонников "права", хот€ и мнимого, но "пролетарского") ѕашуканис Ч ортодоксальный (в духе марксизма и коммунизма) противник вс€кого права, права вообще как обреченного на отмирание буржуазного €влени€. ≈го правовой нигилизм носит принципиальный характер и €вл€етс€ теоретическим следствием раздел€емых им идей и положений марксистского уче-

1 —м.: ѕашуканис ≈.Ѕ. »збранные произведени€ по общей теории права и государства. ћ., 1980. —. 32Ч181.

2 “ам же. —. 152.

200 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

ни€ о переходе от капитализма к коммунизму. ѕрименительно новым услови€м ѕашуканис по существу лишь повтор€ет, обоснс вывает и развивает то, что до революции было уже сказано Ma ксом, Ёнгельсом и Ћениным.

» по перипети€м правовой теории ѕашуканиса, ее месту роли в контексте советской юриспруденции, отношению к ней стороны других авторов и направлений можно судить и о качеств марксистского прогноза относительно судеб права после пролетар ской революции.

¬ силу негативного отношени€ к праву теори€ права дл€ Ќа шуканиса Ч это марксистска€ критика основных юридическї пон€тий как мистификаций буржуазной идеологии. ¬ теории пра ва ѕашуканис повтор€ет критический подход, примененный Ma ксом в экономической теории. » по аналогии с подзаголовком " а питала" ("  критике политической экономии") "ќбща€ теори€ пра ва и марксизм" имеет схожее по€снение: "ќпыт критики основны! юридических пон€тий". ѕараметры прогнозируемого коммунизм! (экономические, государственные, правовые, моральные и т. д.) обоих случа€х получаютс€ из критики капитализма и состо€т принципе из негативного материала Ч из коммунистического отрицани€ таких буржуазных институтов, норм и отношений, как собственность, рынок, товарно-денежные отношени€, право, государство, мораль, свободный индивид, правосубъектность личности и т. д.

ѕоэтому из ћарксовой критики в " апитале" буржуазных экономических и правовых отношений (и выражающих их пон€тий и категорий), как и из развиваемой ѕашуканисом марксистской критики буржуазного права и правовой теории, читатель, узнает не то, что будет при коммунизме, а то, чего не может и не должно быть при коммунизме. „то же касаетс€ каких-то утвердительных моментов коммунистического прогноза (о росте общественного богатства, об осуществлении принципа "от каждого по способности, каждому по потребности", всестороннее развитие личности и т. д.), то эти позитивные ожидани€ Ч в той мере, в какой они не оказываютс€ на поверку лишь модифицированными и замаскированными отрицани€ми соответствующих "буржуазных €влений" (как коллективизм Ч отрицанием личности, общественна€ собственность Ч отрицанием индивидуальной собственности на средства производства, принцип коммунизма Ч отрицанием формального, правового-равенства, диктатура пролетариата Ч отрицанием государственно-правовой формы организации и де€тельности публичной власти и т. д.) Ч остаютс€ плохо ув€занными с более реальными и проще реализуемыми негативными характеристиками прогнозируемого стро€ гр€дущего всеобщего счасть€.

Ѕуржуазное общество Ч наиболее развитое частнособственническое, товаропроизвод€щее общество. ¬ соответствии с этим и буржуазное право Ч наиболее развитое право. ќтношение товаро-

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций

владельцев и есть, согласно ѕашуканису, то "социальное отношение sui generis, неизбежным отражением которого €вл€етс€ форма права"1. —ближа€ форму права и форму товара, он генетически выводит право из меновых отношений товаровладельцев. ¬ этой св€зи его теори€ права в литературе получила название меновой. »ногда ее именовали и как "трудовую теорию" (—тучка и др.), с чем сам ѕашуканис был в принципе согласен, поскольку в его концепции "категории трудовой стоимости соответствует категори€ юридического субъекта"2.

—обственность, по ѕашуканису, становитс€ основой правовой формы отношений лишь как свобода распор€жени€ на рынке, а наиболее общим выражением этой свободы служит категори€ субъекта. "ѕоэтому, Ч пишет он, Ч одновременно с тем, как продукт труда приобретает свойство товара и становитс€ носителем стоимости, человек приобретает свойство юридического субъекта и становитс€ носителем права"3.

¬ услови€х производства и обмена товаров отношени€ людей выступают, с одной стороны, как отношени€ вещей-товаров, с другой стороны Ч как отношени€ независимых и равных друг другу единиц, правовых субъектов (носителей субъективного права, субъектов права). "“оварный фетишизм, Ч отмечает ѕашуканис, Ч восполн€етс€ правовым фетишизмом... Ќар€ду с мистическим свойством стоимости по€вл€етс€ не менее загадочна€ вещь Ч право. ¬месте с тем единое целостное отношение приобретает два основных абстрактных аспекта Ч экономический и юридический"4.

¬ акте товарного обмена, по ѕашуканису, сосредоточены самые существенные моменты как дл€ политической экономики, так и дл€ права. ƒоговор (соглашение независимых воль) €вл€етс€ одним из центральных пон€тий в праве и входит в саму идею права в качестве ее составной части. "¬ развитии юридических категорий, Ч писал он, Ч способность к совершению меновых сделок есть лишь одно из конкретных про€влений общего свойства право- и дееспособности. ќднако исторически именно менова€ сделка дала субъекта как абстрактного носител€ всех возможных правоприт€заний. “олько в услови€х товарного хоз€йства рождаетс€ абстрактна€ правова€ форма, т. е. способность иметь право вообще отдел€етс€ от конкретных правоприт€заний. “олько посто€нное перемещение прав, происход€щее на рынке, создает идею неподвижного их носител€"5.

≈сли генезис правовой формы, согласно ѕашуканису, начинаетс€ в отношени€х обмена, то наиболее полна€ реализаци€ ее пред-

1 “ам же. —. 71Ч72.

2 “ам же. —. 187Ч188. 11 “ам же. —. 106.

4 “ам же. —. 110. “ам же.

202 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

ставлена в суде и судебном процессе. –азвитие в обществе товарно-денежных отношений создает необходимые услови€ дл€ утверждени€ правовой формы как в частных, так и в публичных отношени€х. » только в таком обществе "политическа€ власть получает возможность противопоставить себ€ чисто экономической власти, котора€ отчетливее всего выступает как власть денег. ¬месте с этим становитс€ возможной и форма закона. —ледовательно, дл€ анализа основных определений права нет надобности исходить из пон€ти€ закона и пользоватьс€ им как путеводной нитью, ибо само пон€тие закона (как велени€ политической власти) есть принадлежность такой стадии развити€, где произошло и укрепилось разделение общества на гражданское и политическое и где, следовательно, уже реализовались основные моменты правовой формы"1.

¬ товарно-денежном обществе, особенно при капитализме, государство "реализует себ€ как безлична€ "обща€ вол€", как "власть, права" и т. д., поскольку общество представл€ет собой рынок"2. ѕри-; нуждение здесь должно выражать власть самого права, быть в.! интересах всех участников товарно-денежных отношений и право- вого общени€, исходить от государства как "общей воли", абстракт- ] но-всеобщего лица. ѕринуждение в таком обществе должно по не- обходимости протекать в правовой форме, а не представл€ть собой; акт простой целесообразности. "ќно должно выступать как прину- \ ждение, исход€щее от некоторого абстрактного общего лица, как? принуждение, осуществл€емое не в интересах того индивида, от которого оно исходит, Ч ибо каждый человек в товарном обществе Ч это эгоистический человек, Ч но в интересах всех участников правового общени€"3.

¬ качестве такого абстрактно всеобщего лица и выступает государство Ч публична€ власть в услови€х рыночного общества: “ам, где действует категори€ стоимости и меновой стоимости, первичными €вл€ютс€ товаровладельцы с их автономной волей, а пор€док власти Ч нечто производное, вторичное и обусловленное. ‘ункции государства как гаранта рынка определ€ютс€ требовани€ми самого рынка. "ћенова€ стоимость перестает быть меновой стоимостью и товар перестает быть товаром, если менова€ пропорци€ определ€етс€ авторитетом, расположенным вне имманентных законов рынка. ѕринуждение как приказание одного человека, обращенное к другому и подкрепленное силой, противоречит основной предпосылке общени€ товаровладельцев"4.

ѕашуканис подчеркивает, что именно благодар€ по€влению и \ развитию отношений, св€занных с меновыми актами, т. е. частными;

1 “ам же. —. 38.

2 “ам же. —. 135.

3 “ам же. —. 136.

4 “ам же. —. 135.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций

отношени€ми, фактическое властвование (и в целом отношени€ классового господства и подчинени€) приобретает отчетливый юридический характер публичности. » выступа€ в качестве гаранта меновых и вообще частных отношений, "власть становитс€ общественной, публичной властью, властью, преследующей безличный интерес пор€дка"1.

«десь, по ѕашуканису, находитс€ ответ на вопрос о том, почему "господство класса не остаетс€ тем, что оно есть, т. е. фактическим подчинением одной части населени€ другой, но принимает форму официального государственного властвовани€", или, иначе говор€, "почему аппарат господствующего принуждени€ создаетс€ не как частный аппарат господствующего класса, но отдел€етс€ от последнего, принимает форму безличного, оторванного от общества аппарата публичной власти?"2.

 лассовое господство, подчеркивает ѕашуканис, гораздо шире официального господства государственной власти. Ќар€ду с пр€мым и непосредственным классовым господством в рыночном обществе вырастает косвенное, отраженное господство в виде официальной государственной власти как особой силы, отделившейс€ от общества.

»з этих и других аналогичных суждений ѕашуканиса о государстве как о форме публичной власти (а не просто классовом подавлении или классовой политической власти) казалось бы следует, что государство Ч это правова€ организаци€, поскольку в пон€тии публичной (государственной) власти присутствует (также и по признанию ѕашуканиса) правовой аспект: ведь именно момент правового опосредовани€ придает классовому политическому господству характер публичной (т. е. государственной, абстрактно всеобщей дл€ общества в целом и всех его членов в отдельности) власти. Ѕудучи последовательным в своем разграничении политической власти, с одной стороны, и публичной (государственной), с другой, ѕашуканис должен был бы с позиций раздел€емого им классового подхода к политике, власти, государству, праву и т. д. отметить, что классовое господство возможно как в форме политической власти (т. е. неправовым путем, в тех или иных формах пр€мого, внеправового классового подавлени€, диктатуры класса и т. д.), так и в форме публичной (государственной) власти (т. е. в правовой форме, в виде правового государства и т. д.). »наче говор€, он должен был бы признать, что отнюдь не вс€кое классовое господство, не вс€ка€ классова€ организаци€ политической власти над обществом и его членами, а только правова€ форма организации власти есть публична€ власть, есть государство. ¬ таком случае, как максимум, его классовый подход, логически говор€, позвол€л бы ему

“ам же. —. 130. 1 “ам же. —. 132.

204 –аздел Ў. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

утверждать лишь следующее: государство (т. е. публично-правова€ власть) тоже носит классовый характер, но эта классовость состоит не в классовом подавлении, не в классовой политической власти, словом, не в диктатуре класса, а в господстве права (с его принципом формального равенства и свободой индивидов при их фактических различи€х), в классовой природе этого права, которое по сути своей дл€ ѕашуканиса €вл€етс€ буржуазно-классовым феноменом.

Ќо вопреки этому ѕашуканис, прибега€ к методологическому приему "удвоени€ действительности", использовал пон€тие "государство" в двух совершенно различных значени€х Ч и как организации фактического властвовани€ (классовой диктатуры и господства, аппарата внутреннего и внешнего насили€ по принципу классовой целесообразности, а не права), и как организации публичной власти (правового пор€дка власти, правового государства и т. д.). "√осударство как организаци€ классового господства и как организаци€ дл€ ведени€ внешних войн, Ч писал он, Ч не требует правового истолковани€ и по сути дела не допускает его. Ёто Ч области, где царит так называемый raison detat, т. е. принцип голой целесообразности. Ќаоборот, власть как гарант рыночного обмена не только может быть выражена в терминах права, но и сама пред- ставл€етс€ как право, и только право, т. е. сливаетс€ целиком с отвлеченной объективной нормой"1.

«а подобным отрицанием единого пон€ти€ государства лежит фактически признаваема€ ѕашуканисом невозможность сформулировать такое общее пон€тие с тех принципиально антиправовых, правоотрицающих позиций, которые он защищает и развивает как ортодоксально марксистский критик всего буржуазного.

ѕроистекающа€ отсюда теоретическа€ непоследовательность и св€занна€ с ней пон€тийна€ неопределенность ведут к смешению в категории "государство" разнородных, противоположных феноменов Ч права и произвола, неправовой (диктаторской) политической власти (целесообразного насили€) и власти правовой, публичной.

ќднако свою собственную непоследовательность и смешение пон€тий ѕашуканис (в русле принципиальной марксистской материалистической и классовой борьбы против права, юридической идеологии и государства как по сути сугубо буржуазных €влений) выдает за пороки, двойственность, иллюзорность и права, и правовой теории государства как таковых/ "ѕоэтому, Ч полагает он, Ч вс€ка€ юридическа€ теори€ государства, котора€ хочет охватить все функции последнего, по необходимости €вл€етс€ неадекватной. ќна не может быть верным отражением всех фактов государственной жизни, но дает лишь идеологическое, т. е. искаженное, отраже- ние действительности"2.

1 “ам же. —. 130Ч131.

2 “ам же. —. 131.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 205

«десь все, как говоритс€, валитс€ с больной головы на здоровую. »з всех этих суждений ѕашуканиса прежде всего следует лишь тот вывод, что ему самому не удалось наметить сколько-нибудь последовательную, внутренне непротиворечивую, пон€тийно единую, логически целостную, словом, научную теорию, в рамках которой определенна€ концепци€ права, опирающа€с€ на марксистские (исторические, экономико-материалистические, классово-пролетарские, коммунистические) представлени€, объективно сочеталась бы с соответствующими марксистскими представлени€ми о государстве. Ёто и не могло ему удастьс€ уже из-за нестыкуемо-сти, в конечном счете, самих марксистских представлений о праве как форме экономико-товарных отношений и о государстве как организации классовой диктатуры, классового насили€ и т. д.

 стати говор€, логически и фактически не стыкуютс€ и не согласуютс€ между собой также и различные марксистские положени€ о самом праве (например, характеристики права то как формы экономических отношений, то как воли класса, то как общегосударственной воли, то как средства принуждени€, то как продукта общества, то как продукта государства и т. д.) или о государстве (например, толкование государства то как организации публичной власти всего общества, то как диктатуры класса и комитета классового господства, то как института, св€занного объективно-экономически обусловленными правовыми формами, нормами и отношени€ми, то как не св€занного никаким правом и никакими законами аппарата классового подавлени€, то как порождаемого экономическими отношени€ми общества вторичного, "надстроечного" €влени€, то как исходного и решающего "внеэкономического фактора", посредством пр€мого политического насили€ подчин€ющего себе общество, измен€ющего сущность и характер общественных отношений, определ€ющего "базис" общества и т. д.). ѕричем вс€ эта разнородность суждений об одном и том же объекте усугубл€етс€ и доводитс€ до полной неопределенности в силу того, что в одних случа€х марксистской трактовки соответствующий объект (в нашем случае Ч право, государство) беретс€ то как реальное €вление и факт действительности (как объективно необходима€, фактически налична€ и-действительна€ форма отношений), то лишь как некий идеологический, т. е., согласно марксизму, ложный, иллюзорный, нереальный, недействительный феномен.

ќтсюда, кстати говор€, и многочисленность различных подходов, школ, направлений, претендующих на выражение "подлинного" марксизма, ленинизма, коммунизма в вопросах общества, права, государства, власти и т. д.

¬ св€зи со всем этим весьма показательно, что принципиальна€ невозможность формулировани€ собственно марксистской юридической теории государства (и, в частности, марксистской теории правового государства), Ч именно марксистской теории взаимо-

206 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

св€зи права и государства, марксистской теории правового государства, а не марксистской критики буржуазного права, государства и правового государства и т. д. Ч выдаетс€ ѕашуканисом за невозможность вообще юридической теории государства (и вместе с тем теории правового государства) как таковой. ќн утверждает, что "юридическое понимание государства никогда не может стать теорией, но всегда будет представл€тьс€ как идеологическое извращение фактов"1. ѕашуканису здесь следовало бы добавить: с точки зрени€ марксистской правовой и политической идеологии.

ѕашуканис не замечает, что именно крайн€€ идеологизиро-ванность развиваемого им марксистского подхода к праву и государству, классова€ непри€знь к ним как буржуазным €влени€м и позвол€ют ему легко (без научной теории, одной лишь классовой идеологической критикой) разделатьс€ с ними как идеологическими извращени€ми. "ѕравовое государство, Ч утверждает он, Ч это мираж, но мираж, весьма удобный дл€ буржуазии, потому что он замен€ет выветрившуюс€ религиозную идеологию, он заслон€ет от масс факт господства буржуазии... ¬ласть, как "обща€ вол€", как "власть права", постольку реализуетс€ в буржуазном обществе, поскольку последнее представл€ет собой рынок. — этой точки зрени€ и полицейский устав может выступить перед нами как воплощение идеи  анта о свободе, ограниченной свободой другого"2.

ѕашуканису кажетс€, что, указав на "рынок" как на подоплеку правового государства, он разоблачил все "иллюзии" о свободе и праве индивидов и оставил их один на один с голой диктатурой буржуазии в виде эквивалентного обмена товаров и полицейского устава. Ќо сами-то "миражи" (право, правовое государство, индивидуальна€ свобода и даже соответствие в правовом государстве полицейского устава кантовскому требованию правового закона) и после подобных "разоблачений" остаютс€ фактами буржуазной действительности, не менее реальными, чем "рынок" и т. д. “ак что разоблачени€ и критика подобного рода призваны лишь вновь и вновь подтвердить негативное отношение ко всем ("базисным" и "надстроечным") €влени€м капитализма и показать, что уничтожение частной собственности, товарных отношений и рынка в процессе пролетарской революции означает вместе с тем и ликвидацию права, правового государства, "общей воли" граждан, свободного и независимого индивида Ч товаровладельца и субъекта права, а также всех иных "миражей" старого мира.

ѕашуканис, конечно, прав, когда отмечает несовместимость всех этих "миражей" и реалий буржуазного стро€ с диктатурой пролетариата, строительством социализма и коммунизма. ѕраво с его свободным субъектом права, с его способностью к самоопределе-

1 “ам же. —. 88.

2 “ам же. —. 138.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 207

нию, отмечает ѕашуканис, предполагает товарное хоз€йство, обмен по закону стоимости и эксплуатацию человека человеком в формах свободного договора. "Ётот взгл€д, Ч продолжает он, Ч лежит в основе той критики, которую коммунизм направл€л и направл€ет против буржуазной идеологии свободы и равенства и против буржуазной формальной демократии, где "республика рынка" прикрывает собой "деспотию фабрики". Ётот взгл€д приводит нас к убеждению, что защита так называемых абстрактных основ правового стро€ есть наиболее обща€ форма защиты классовых интересов буржуазии и т. д. ит. и."1.

“акое отождествление ѕашуканисом (вслед за ћарксом и Ћениным) права вообще с буржуазным правом не оставл€ло, конечно, места дл€ признани€ и т. и. "пролетарского права" или какого-то иного, послебуржуазного права.

—торонники нового (пролетарского, советского и т. д.) права, критику€ позицию ѕашуканиса, утверждали, что примен€емые им абстрактные характеристики права вообще относ€тс€ лишь к буржуазному праву, но не к "пролетарскому праву", дл€ которого нужны другие обобщающие пон€ти€. ѕодобные требовани€ ѕашуканис считал недоразумением. "“ребу€ дл€ пролетарского права своих новых обобщающих пон€тий, Ч отвечал он своим критикам, Ч это направление €вл€етс€ как будто революционным par excellence. ќднако оно на деле прокламирует бессмертие формы права, ибо оно стремитс€ вырвать эту форму из тех определенных исторических условий, которые обеспечили ей полный расцвет, и объ€вить ее способной к посто€нному обновлению. ќтмирание категорий (именно категорий, а не тех или иных предписаний) буржуазного права отнюдь не означает замены их новыми категори€ми пролетарского права, так же как отмирание категории стоимости, капитала, прибыли и т. д. при переходе к развернутому социализму не будет означать по€вление новых пролетарских категорий стоимости, капитала, ренты и т. д."2.

ƒействительно, если т. и. "пролетарское право" Ч это насто€щее право, оно должно обладать основными свойствами и специфическим качеством вс€кого права и права вообще, которое, согласно марксизму, нашло свое полное воплощение в буржуазном праве. ѕоэтому отмирание категорий буржуазного права "при переходе к развернутому социализму", согласно ѕашуканису, "будет означать отмирание права вообще, т. е. постепенное исчезновение юридического момента в отношени€х людей"3.

Ќо что же представл€ет собой в действительности то буржуазное право, которое, по мнению ѕашуканиса, сохран€етс€ после

“ам же. —. 35.

2 “ам же. —. 53.

3 “ам же.

208 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

пролетарской революции вплоть до его полного "отмирани€"? ќтвеча€ на этот вопрос в духе положений ћаркса и Ћенина о сохранении буржуазного права в распределительных отношени€х (дл€ распределени€ продуктов потреблени€ между отдельными производител€ми по принципу эквивалента, буржуазного "равного права"), ѕашуканис по поводу времени "отмирани€" права замечает: "ћаркс берет в качестве предпосылки такой общественный строй, при котором средства производства принадлежат всему обществу и в котором производители не обмениваютс€ своими продуктами. —ледовательно, он берет стадию высшую, чем переживаемый нами нэп"1.

Ёто Ч довольно странное замечание, призванное, видимо, объ€снить, почему прогноз ћаркса и Ћенина о буржуазном "равном праве" не осуществл€етс€ в действительности. ѕри нэпе было допущено буржуазное право, но это было нечто совсем иное, чем прогнозированное ћарксом и Ћениным буржуазное "равное право". ѕашуканис этого пр€мо не признает. ќставл€ет он без ответа и вопрос о праве до нэпа, при "военном коммунизме". ѕричины этих умолчаний и туманных оговорок пон€тны: как отсутствие до нэпа, при "военном коммунизме", буржуазного "равного права" (в ћар-ксовом представлении) в обобществленных и "огосударствленных" распределительных отношени€х, так и наличие при нэпе буржуазного права совсем в другом смысле, чем предполагали ћаркс и Ћенин, никак не согласуютс€ с раздел€емой и развиваемой также и ѕашуканисом марксистской концепцией буржуазного "равного права" при социализме.

 омментиру€ соответствующие положени€ ћаркса и Ћенина о судьбах права и государства после пролетарской революции и до их полного отмирани€ при коммунизме, ѕашуканис писал: "–аз дана форма эквивалентного отношени€, значит, дана форма права, значит, дана форма публичной, т. е. государственной власти, котора€ благодар€ этому остаетс€ некоторое врем€ даже в услови€х, когда делени€ на классы более не существует"2.

Ёти рассуждени€ ѕашуканиса оторваны от реалий послереволюционного развити€, которым весьма некритически и догматически нав€зываетс€ практически не сработавша€ прогностическа€ схема ћаркса и Ћенина. –азве до нэпа, в услови€х "военного коммунизма", распределительные, да и иные общественные отношени€ строились на началах эквивалентности и права? –азве вынужденное после краха "военного коммунизма" ограниченное допущение буржуазного оборота и соответствующего буржуазного права подтверждает, а не опровергает названную марксистскую прогностическую схему? » разве диктатура пролетариата (все равно Ч

1 “ам же. —. 54.

2 “ам же. —. 55.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 209

при "военном коммунизме", при нэпе или потом) как форма политической власти была организована в правовой форме и €вл€етс€ именно всеобщей, общественной, публичной (т. е. государственной) формой власти, а не внеправовой формой политического классового господства, осуществл€емого через прав€щую пролетарско-классо-вую коммунистическую партию?

»сход€ из развитых им самим общих положений о праве, государстве, публичной власти и т. д., ѕашуканис, очевидно, должен был бы дать на все эти вопросы однозначно отрицательный ответ.

ѕри такой необходимой последовательности в развитии своих взгл€дов ѕашуканис (да-и все марксисты, вывод€щие право из экономических отношений, а не из актов политической власти, приказов диктатуры класса и т. д.) должен был бы признать, что там, где нет товарно-денежных отношений, товарного обмена и, следовательно, права (частного и публичного), там нет и государства, нет публичной власти, а есть неправовое классовое насилие, диктатура класса, его внеправова€, политическа€ власть, насильственное классовое господство над обществом и его членами, не €вл€ющимис€ правовыми субъектами, свободными, равными и независимыми индивидами. Ёто, в частности, означало бы, что одни классы (например, буржуази€) осуществл€ют свое господство в формах эквивалентного товарообмена, права и государства, а другие (например, пролетариат) Ч при отрицании и отсутствии таких форм, путем различных средств и способов классового политического подавлени€, словом Ч посредством диктатуры пролетариата. ≈сли, как верно считал ѕашуканис (вслед за ћарксом и Ћениным), нет и не может быть какого-то особого, послебуржуазного "пролетарского права", то €сно, что нет и не может быть также и какого-то особого, после-буржуазного "пролетарского государства" в качестве действительного государства как такового (отсюда и ленинский термин "полугосударство").

¬едь дл€ государства (в его отличии от простого классового насили€, диктатуры и т. д.) необходимо наличие соответствующего минимума объективно всеобщего права, оформл€ющего политическую власть как абстрактно всеобщую, равнозначную дл€ общества в целом и всех его членов публичную власть.

ƒиктатура пролетариата Ч это завоевание, удержание и использование пролетариатом (во главе и через коммунистическую партию) политической власти. Ёто не новое право и не новое государство, а радикальное и самое последовательное, насколько это вообще возможно, отрицание всего предшествующего (т. е. по сути и фактически Ч буржуазного) права и государственности дл€ революционного движени€ к неправовому и безгосударственному коммунизму. » если ћаркс в " ритике √отской программы" и Ћенин в "√осударстве и революции" и говор€т о каком-то остаточно-госу-дарственном характере диктатуры пролетариата, то это концепту-

210 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

ально последовательно лишь постольку, поскольку подобные дени€ высказываютс€ в контексте представлений о сохранении после пролетарской революции буржуазного "равного права" до егс полного отмирани€. ј буржуазное право, отмечал Ћенин, предполагает неизбежно и буржуазное государство, так что при коммунизме в течение известного времени в силу сохранени€ буржуазнс го права остаетс€ "даже и буржуазное государство Ч без буржуазии!"1.

ѕо данной концепции, диктатура пролетариата Ч это государство в той мере и постольку, в какой мере и поскольку вообще сохран€тс€ право (в виде соответствующего буржуазного права). » даже буржуазный характер такого государства определ€етс€, как это вид- но из слов Ћенина, буржуазным характером сохран€емого права.

¬ действительности, как мы знаем из исторического опыта, диктатура пролетариата не стала ни "буржуазным государством без буржуазии", ни вообще государственно-правовой, публичной формой организации политической власти. Ћиквидаци€ частной собственности на средства производства, их социализаци€, не гово- р€ уже о монополизации при диктатуре пролетариата всей полити- ческой власти в руках прав€щей коммунистической партии, полностью исключали возможность сохранени€ буржуазного "равного] права" в том виде, как это предполагали ћаркс и Ћенин.

Ѕуржуазное право, но совсем в другом смысле и значении, чем! это имели в виду ћаркс и Ћенин, было вынужденно (в силу того, что "военный коммунизм" не привел, вопреки большевистским ожидани€м, к доктринально спрогнозированному коммунизму) допущено диктатурой пролетариата в силу как раз отступлени€ от социализма в сторону частнособственнических (буржуазного и мелкобуржуазного) укладов. Ёто практически доказывало абсолютную! несовместимость социализма и права (неизбежно Ч буржуазного! права в силу отсутстви€ пролетарского права как права), посколь-1 ку допущение права (буржуазного права при нэпе) было лишь не-1 избежным следствием вынужденного допущени€ несоциалистиче-1 ских укладов, требовавших правовых форм опосредовани€. ћежду! тем €сно, что ћаркс и Ћенин говорили о буржуазном праве при! коммунизме дл€ правового опосредовани€ (регул€ции) не отноше-1 ний буржуазного сектора после пролетарской революции, не бур-1 жуазных товарно-денежных отношений производства и рыночного! оборота, а лишь самих социализированных отношений Ч отноше-√ ний в сфере распределени€ в услови€х уже ликвидированной част-1 ной собственности, отмены товарно-денежных отношений и рынка, обобществленности средств производства и т. д.

ѕолучилось как раз наоборот: буржуазное право было допу-1 щено (и вообще возможно) лишь вне социализированных отноше-1

1 Ћенин ¬.». ѕоли. собр. соч., т. 33. —. 99.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций

ний. ¬ременное допущение буржуазного права при нэпе означало не буржуазное право и "буржуазное государство Ч без буржуазии", а буржуазное право дл€ буржуазии (дл€ узкого, строго контролируемого диктатурой пролетариата круга товарно-денежных, частно-правовых отношений) при политической власти пролетариата, котора€ также и при нэповской "рецепции" некоторых институтов частного (но не публичного) права оставалась неправовой диктатурой, а не государством, не публичной властью.

ѕашуканис же трактует перспективы нэповского буржуазного права в духе "отмирани€" того фактически не состо€вшегос€ буржуазного "равного права", о котором говорили ћаркс и Ћенин. ѕомимо всего прочего, это диктовалось ведущей марксистской идеей его книги о наличии внутренней св€зи между общественными отношени€ми в форме товара и основными пон€ти€ми и характеристиками в области частного и публичного права. –азумеетс€, он как последовательный марксист стремилс€ этот негативный марксистский подход к праву как к буржуазному €влению (это марксистское правопонимание в виде правоотрицани€) распространить не только на право до пролетарской революции, но и на все послеокт€брьское право. Ёто последнее, по логике такого марксистского подхода, вообще не может быть небуржуазным (пролетарским, социалистическим и т. д.) правом; оно может быть правом, лишь будучи именно буржуазным правом, т. е. тем, что подлежит социалистическому отрицанию.

»з практического опыта "военного коммунизма" и нэпа ѕашуканис не мог не знать, что допущенное при нэпе буржуазное право Ч нечто совершенно другое, нежели то буржуазное "равное право", о котором говорили ћаркс и Ћенин. ’орошо должен был бы он понимать и неправовой (следовательно, и негосударственный, непубличный) характер политической власти в услови€х диктатуры пролетариата и стро€щегос€ социализма.

Ќо ѕашуканис стремитс€ приспособить свою позицию в вопросах государства, права, власти и т. д. и к складывающимс€ реали€м диктатуры пролетариата (с ее претензией быть одновременно и пр€мым классовым насилием, и публично-правовой, государственной властью, олицетворением "общей воли" всего общества, источником и выразителем особого, пролетарско-классового права и т. д.), и к доктринально-идеологическим предсказани€м марксизма.

ѕодобное приспособленчество и некритичность, помимо €вной непоследовательности в развитии ѕашуканисом и другими авторами собственных воззрений, неизбежно вели к искажени€м дво€кого рода: реальна€ практика (складывавша€с€ и развивавша€с€ Ч чем дальше, тем больше Ч своим путем, хот€ и в духе марксизма, но без обещанного им позитива, без наступлени€ спрогнозированных им состо€ний и достижений) трактовалась под марксистские прогнозы, а последние Ч под практику. “ак подкрепл€лась иллюзи€

212 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

совпадени€ и взаимного подтверждени€ "теории и практики", раз-1 вертывани€ социалистического строительства в полном соответст- вии с марксистскими "строго научными" предсказани€ми.

»з практической несосто€тельности марксистского представ-! лени€ о буржуазно-правовом принципе осуществлени€ обобществ-1 ленных и централизованных распределительных отношений в ус-1 лови€х ликвидации частной собственности, рынка и т. д. со всей! очевидностью следовало, что социализаци€ средств производства и социализм вообще искорен€ют саму возможность любого права,! самосто€тельного хоз€йствующего и правового субъекта, независи-1 мых индивидов, собственно экономических и правовых отношений! внутри социалистического общества (или в социализированной части! общества, в его социалистическом укладе). Ћишь допущение несо- циалистических (буржуазного, мелкобуржуазного, смешанного т. д.) укладов вновь открывало возможность дл€ действи€ права в прокрустовом ложе функционировани€ несоциалистических элемен- тов в услови€х диктатуры пролетариата и господства централизованно-властных и плановых начал в жизни всей страны. ќтсюда и нэповское право и в целом нэп Ч как временное отступление с точки зрени€ социализации средств производства и общественных отношений.

“акой нэповский вариант возврата к рынку и праву ѕашука-нис объ€сн€ет следующим образом: "«ахват политической власти пролетариатом есть основна€ предпосылка социализма. ќднако, как это показал опыт, планомерно организованное производство и распределение не могут на другой же день заменить собой рыночный обмен и рыночную св€зь отдельных хоз€йств. ≈сли бы это было возможно, то юридическа€ форма собственности была бы в тот же момент исторически исчерпана до конца. ќна завершила бы цикл своего развити€, вернувшись к исходной точке, к предметам непосредственного индивидуального пользовани€, т. е. стала бы снова элементарным бытовым отношением. ј вместе с ней была бы осуждена на смерть и форма права вообще"1.

»наче говор€, опыт "военного коммунизма" показал, что нужны рынок и право в нэповском варианте, а не в смысле марксистских предсказаний об "отмирающем" буржуазном праве при социализме дл€ распределени€ продуктов потреблени€ среди рабо- чих по труду. Ќо этот нэповский вариант означает развитие (ограниченное и временное) буржуазных экономических и правовых отношений, т. е. капиталистического уклада р€дом с социалистическим. —овершенно €сно, что применительно к нэповскому (буржуазному) рынку и праву действует ина€ логика их разрешени€ и ликвидации (по принципу полезности дл€ диктатуры пролетариата и строительства социализма), нежели в гипотетическом случае на-

ѕашуканис ≈.Ѕ. ”каз. соч. —. 122.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций

личи€ и "отмирани€" буржуазного "равного права", по ћарксу. “о буржуазное "равное право" дл€ распределительных отношений, об "отмирании" которого говорили ћаркс и Ћенин, вообще не состо€лось как факт и никогда не имело места Ч ни до нэпа, ни при нэпе, ни после нэпа. ѕашуканис же и другие марксистские авторы, смешива€ (сознательно или нет Ч другой вопрос) нэповское буржуазное право и буржуазное "равное право" из марксистского предсказани€, стали и к нэповскому праву (да и вообще к советскому, пролетарскому праву) примен€ть ћарксовы положени€ об "отмирании" совсем другого (и вообще не родившегос€) права.

Ќэповское (буржуазное) право (и нэп в целом) было допущено по логике вынужденного, временного и частичного военно-революционного отступлени€ от социализма (и "военного коммунизма") в сторону капитализма и по той же революционно-насильственной логике это нэповское буржуазное право вместе с нэпом в целом было ликвидировано на рубеже 20Ч30-х годов, когда по€вилась возможность дл€ нового наступлени€ социализма против всех несоциалистических элементов и укладов в городе и деревне. “ут следует говорить вовсе не об "отмирании", а о пр€мой насильственной ликвидации (как и в период революции) остаточных, на этот раз легально допущенных уже советской властью, буржуазных экономических отношений и буржуазного права.

ѕосленэповское же (советское, пролетарское, социалистическое и т. д.) "право", как и донэповское, по сути своей это не право, поскольку оно было с ликвидацией нэпа лишено тех необходимых предпосылок и собственно правовых свойств и качеств, которые делали его в рассматриваемую эпоху неизбежно буржуазным правом, т. е. тем, что вместе с буржуазным укладом подлежало уничтожению и было фактически уничтожено. ѕрименение уже и к этому посленэ-повскому "праву" ћарксовых представлений об "отмирании" буржуазного "равного права" и вовсе стало чистой фикцией, с помощью которой поддерживалс€ миф о наличии какого-то особого "отмирающего" права и вместе с тем этой особенностью как бы обосновывалс€ и оправдывалс€ его по существу антиправовой характер.

“аким образом, поскольку то буржуазное "равное право", об "отмирании" которого говорили ћаркс и Ћенин, так исторически и не по€вилось, все последующие разговоры об "отмирании" права в ходе строительства социализма и коммунизма были фактически беспредметными. ƒействительное же право (а именно доокт€брьское буржуазное право или нэповское буржуазное право) не "отмирало", а было насильственно ликвидировано вместе с соответствующими социально-экономическими предпосылками и услови€ми.

ѕреодоление нэповского буржуазного права ѕашуканис св€зывает с "построением единого планомерного хоз€йства"1. Ќо пока

1 “ам же. —. 122.

ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание остаетс€ в силе рџЌ0„на€ св€зь между отдельными предпри€ти€ми, остае1с€ и фќрћа права, в том числе и в отношени€х между государст6енньши предпри€ти€ми, где "применение принципа так называего хоз€йственного расчета означает образование автономных »Ќ»÷) —¬язь которых с другими хоз€йствами устанавливаетс€ рез рџЌ0 "1, —в€зь между хоз€йственными единицами, выражен в форме стоимости циркулирующих товаров, осуществл€ет в ёр»ƒ»„ес ой форме сделок. Ётим обусловлено законодательств в ду’е нэповского буржуазного права Ч "создание более или 1)6нее твердџ’ и посто€нных формальных рамок и правил юридичеого общени€ автономных субъектов (кодекс гражданский, возможно также торговый) и органов, практически налаживающих это ооще(11]е ѕутем разрешени€ споров (суды, арбитражные комиссии » “. ()ї2

∞1ичие от этой буржуазной товарно-правовой формы со-циалист)](,еское начало (и у лад) ѕри нэпе Ч это "общественна€ св€зь меду производственными единицами, представл€ема€ в ее разумно незамаскированной (не товарной) форме, Ч этому отвечает ме1од непосредственных, т. е. технически содержательных, указанщ6 ¬»де программ, планов производства и распределени€ и

т. ƒ-, ”ка3зний конкретных, мен€ющихс€ посто€нно в зависимости от измен

р

от изменени€ условий"3.

"ставл€€ между собой две противоположные тенденции Ч развитие ѕланового начала и товарно-правовой формы отношении, %шуканис отмечает: "—амо собой очевидно, что перва€ тенденции не заключает в себе никаких перспектив дл€ процветани€!∞–и%еского ремесла. ≈е постепенна€ победа будет означать постелен 0“ћ»рание формы вообще"4.

" ”ровн€х диктатуры пролетариата, по€сн€ет ѕашуканис, несмотр€a допущение рыночного обмена, уничтожаетс€ реальна€ противоположность интересов внутри национализированной про-мышленцќсти и "обособленность или автономи€ отдельных хоз€йственных 0р√ани3мов (наподобие частнохоз€йственной) сохран€етс€ лишь хк методї5 ѕоэтому советский уклад, уточн€ет (в принципе, прльно) ѕашуканис в третьем издании своей книги в 1927 г., это не п–олетарский государственный капитализм", как он (в духе известны ленинских положений о "госкапитализме" при нэпе) считал в перйом »зƒании 1924 г.е.

ношени€ между самими госпредпри€ти€ми и их отношени€ с нег0—”ƒэственными хоз€йствами ѕашуканис характеризует как

1 “ам же.

2 “ам же. —,,

3 “ам же.

4 “ам же.

s “ам же. —. “ам же. —.

√лава1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций

"quasi - частнохоз€йственные отношени€", поставленные "в стро-тие рамки, которые в каждый данный момент определ€ютс€ успехами, достигнутыми в сфере планомерного строительства"1. Ёто означает, что и допущенна€ при этом правова€ форма отношений носит ненасто€щий, квазиправовой характер.

ƒаже нэповское буржуазное право в услови€х диктатуры пролетариата, доминирующей роли социализированного производства и планового начала, посто€нного усилени€ "непосредственного, т. е. административно-технического, руководства в пор€дке подчинени€ общему хоз€йственному плану" предстает в изображении ѕашука-ниса лишь как какое-то подобие права, лишь как "метод" рыночных отношений, как нека€ аналоги€ и имитаци€ права. ѕравова€ форма при диктатуре пролетариата по существу лишена своих правовых свойств и возможностей и, по признанию ѕашуканиса. "существует только дл€ того, чтобы окончательно исчерпать себ€"2. ќкончательна€ победа планового хоз€йства поставит госпредпри€ти€ "исключительно в технически целесообразную св€зь друг с другом, убьет их "юридическую личность"3. ѕроцесс отмирани€ правовой формы Ч это, по ѕашуканису, одновременно и переход от эквивалентных отношений к коммунистическому принципу распределени€.

»зживание стоимостных отношений в экономике будет вместе с тем "отмиранием частноправовых моментов в юридической надстройке", "выветриванием самой юридической надстройки в целом"4.

ѕреодоление стоимостных отношений означает здесь конец свободной и независимой личности в качестве собственника-товаровладельца, субъекта права, автономной моральной личности. „еловек перестает быть самосто€тельным индивидом, лишаетс€ общественно признаваемых за ним свойств, характеристик, определений и статуса свободной индивидуальности (экономической, правовой, моральной, религиозной и т. д.) и превращаетс€ в целесообразную часть коллектива, тер€ет свое индивидуальное "€", сливаетс€ с "массой" класса, "труд€щихс€", "трудового народа" и т. д.

Ёта развиваема€ ѕашуканисом установка на деиндивидуали-зацию человека в процессе преодолени€ частной собственности, рынка, обмена и т. д. €вл€етс€ пр€мым продолжением и логическим следствием марксисткой трактовки свободы и равенства людей, свободной человеческой личности как иллюзорной, идеологической формы выражени€ товарно-стоимостных отношений, простого атрибута товарообмена. "¬ самом деле, Ч пишет ѕашуканис, Ч че-

1 “ам же. —. 124.

2 “ам же.

3 “ам же. —. 128.

4 “ам же. —. 124.

216 –аздел Ў. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

ловек как моральный субъект, т. е. как равноценна€ личность, есть не более как условие обмена по закону стоимости. “аким же условием €вл€етс€ человек как субъект прав, т. е. как собственник. » наконец, оба эти определени€ самым тесным образом св€заны с третьим, в котором человек фигурирует в качестве эгоистического хоз€йствующего субъекта"1.

Ёгоистический субъект, субъект права и моральна€ личность, согласно такой трактовке, это лишь "идеологические образовани€", "три основные маски" человека в товаропроизвод€щем обществе2. ѕреодоление такого общества, а вместе с ним и трех этих иллюзорных идеологических "масок" позволит, по мнению ѕашуканиса, в услови€х "планомерного общественного хоз€йства" строить отношени€ людей не как экономические, правовые, моральные и т. д., а как отношени€ целесообразные, утилитарные Ч посредством "простых и €сных пон€тий вреда и пользы"3. ќдновременно с товарным и правовым фетишизмом будет преодолен и этический фетишизм. ј пока, в услови€х переходного периода, констатирует ѕашуканис, "коллектив не отказываетс€ от всевозможных средств давлени€ на своих сочленов дл€ побуждени€ к морально должному", т. е. к "классово полезному"4. Ќовое пока что уживаетс€ со старым, пролетарское Ч с буржуазным: "–€дом с социальным человеком будущего, который сливает свое "€" с коллективом, наход€ в этом величайшее удовлетворение и смысл жизни, продолжает существовать моральный человек, несущий на себе т€жесть более или менее абстрактного долга. ѕобеда первой формы равносильна полному освобождению от всех пережитков частнособственнических отношений и окончательному перевоспитанию человечества в духе коммунизма"5.

¬ообще дл€ коммунистической идеологии и социалистической практики отрицание права и установка на перевоспитание человека Ч это два взаимосв€занных и дополн€ющих друг друга аспекта отрицани€ личности и утверждени€ коллективистской общности. ƒействительно, там, где человек тер€ет свою свободу, индивидуальность и личность, где он не признаетс€ субъектом права, там он вновь как несвободное, незрелое, несовершеннолетнее существо становитс€ объектом воспитани€ и перевоспитани€ в духе "идеалов" послушного "сочлена" коллектива, класса, "труд€щихс€", народа и т. д. ќтсюда, кстати говор€, и облюбованна€ марксистскими идеологами тема разговоров о воспитании и перевоспитании всех и,! вс€, особенно Ч о воспитательной роли "отмирающего" права. “о,i

1 “ам же. —. 144.

2 “ам же. —. 145, 146.

3 “ам же. —. 150.

4 “ам же. —. 151.

5 “ам же. —. 152.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 217

ли спешат с "отмиранием" несуществующего права, то ли всерьез опасаютс€, что оно вдруг "отомрет", так и не довоспитав кого-то.  райне большие надежды при этом, естественно, возлагаютс€ на пролетарское уголовное право, точнее говор€ Ч на карательную политику.

¬ русле развити€ таких воззрений ѕашуканис выступал за то, чтобы "превратить наказание из возмезди€ и возда€ни€ в целесообразную меру защиты общества и исправлени€ данной социально опасной личности"1.

Ћогика по€влени€ такой антиправовой позиции €сна и пон€тна: наказание как "возмездие и возда€ние" предполагает право, объективную правовую эквивалентность конкретного наказани€ конкретному преступлению. » там, где нет права, его следует, по логике ѕашуканиса, заменить мерами политико-медицинской целесообразности, диктуемой "требовани€ми момента" и официально-властными представлени€ми о социальной (т. е. классовой!) опасности каждого отдельного "члена коллектива" с точки зрени€ всемирно-исторического движени€ всего "коллектива" к коммунизму.

–ешение этой "громадной организационной задачи" сделает, по словам ѕашуканиса, "излишними судебные процессы и судебные приговоры, ибо когда эта задача будет полностью разрешена, исправительно-трудовое воздействие перестанет быть простым "юридическим следствием" судебного приговора, в котором зафиксирован тот или иной состав преступлени€, но сделаетс€ совершенно самосто€тельной общественной функцией медицинско-педагоги-ческого пор€дка. Ќет никакого сомнени€, что наше развитие идет и будет идти дальше по этому пути"2.

¬, подтверждение таких тенденций ѕашуканис отмечал, что уже в –уковод€щих положени€х по уголовному праву Ќаркомюста –—‘—– 1919 √. был отвергнут принцип виновности как основание дл€ наказани€, да и само наказание трактовалось не как возмездие за вину, но как оборонительна€ мера. Ѕез пон€ти€ вины обходитс€ и ”  –—‘—– 1922 г. ј в основных началах уголовного законодательства —оюза ——– вместо термина "наказание" фигурируют "меры социальной защиты" судебно-исправительного характера. ќт этих, во многом декларативно-терминологических изменений, по мнению ѕашуканиса, надо идти дальше по пути реального, а не словесного преодолени€ таких правовых форм, конструкций и принципов, как вина, состав преступлени€, ответственность, вмен€емость, соразмерность (эквивалентность) наказани€ т€жести преступлени€, уголовно-процессуальные гарантии и т. д. "Ќелепа€ форма эквивалентности", утверждал он, противоречит "разумной цели защиты

1 “ам же. —. 176.

2 “ам же. —. 176Ч177.

218 –аздел III. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

общества или перевоспитани€ преступника"1. ‘ормальный принцип эквивалентности (за равную вину Ч равна€ мера наказани€) отвергаетс€ им именно как правовой принцип: "Ёта бессмыслица есть не что иное, как торжество правовой идеи, ибо право есть применение одинакового масштаба и не заключает в себе ничего большего"2.

¬месте с принципом эквивалентности ненужной оказываетс€ и иде€ ответственности, т. е. эквивалентного наказани€. „то же касаетс€ "юридического пон€ти€ вины", то оно "не научно, ибо оно пр€мым путем ведет к противоречи€м индетерминизма"3. ¬ыходит, если человека без вины бросить в тюрьму или расстрел€ть, то с детерминизмом все будет в пор€дке?

ќдобр€€ как образец "целесообразность наказани€ в педагогике", где вмен€емыми (и подлежащими наказанию) считаютс€ и дети, психически ненормальные и т. д., ѕашуканис сожалеет, что "уголовное право пользуетс€ пон€тием вмен€емости как условием наказани€ не в том единственно €сном смысле, в каком его устанавливают научна€ психологи€ и педагогика"4.

—вои нападки ѕашуканис направл€ет и против известного гуманистического принципа, образующего фундамент цивилизованного уголовного права: "nullum crimen, nulla poena sine lege" (нет преступлени€, нет наказани€, если это не предусмотрено в законе).

»деи, позаимствованные у р€да представителей социологического и антропологического направлений в криминалистике, он крайне радикализирует в духе коммунистического отрицани€ права вообще. ¬ина, преступление и наказание как "формы буржуазного сознани€", опирающиес€ на товарные отношени€, не могут быть прЄодолены в буржуазном обществе. ƒанное обсто€тельство ѕашуканис отмечает с чувством классового и исторического превосходства над буржуазным социологом ¬ан-√амелем, высказавшимс€ за очищение криминалистики от этих "предрассудков". "ѕреодоление, этих отношений на практике, т. е. революционна€ борьба пролета- риата и осуществление социализма, Ч вот единственный путь pacr се€ть эти миражи, ставшие действительностью"5.

¬ духе реализации таких последовательно антиправовых ус-÷ тановок и должна быть, по его мысли, осуществлена в стране ре-

1 “ам же. —. 173.

2 “ам же. —. 181, сноска 20. ѕашуканис здесь, в гор€чке правового нигилизма, "забывает", что право Ч это не просто "одинаковый масштаб", а такой одинаковый масштаб, по которому индивиды одинаково свободны, равны, независимы и защищены от того произвола и насили€, которые он идеологически обосновывает своей €ростной войной против права и правовых гарантий личной безопасности. ќн и сам рь€но рыл ту глубокую €му, в которую позже и попал.

3 “ам же. —. 171.

4 “ам же. —. 171. 180, сноска 180.

5 “ам же. —. 175Ч176.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 219

форма уголовного права и процесса. ¬ этой св€зи он критически замечает: "”головный кодекс сам по себе и та судебна€ процедура, дл€ которой он создан, пропитаны насквозь юридическим началом эквивалентности возда€ни€"1.

Ѕорьба против права имеет свою логику, котора€ приводит ѕашуканиса к отрицанию не только основных юридических принципов в сфере уголовного права и процесса, но и вообще особенной части ”головного кодекса. "Ќаконец, Ч спрашивает он своих не столь радикальных соратников в борьбе против права, Ч зачем нужна вс€ особенна€ часть  одекса, если дело идет только о мерах социальной (классовой) защиты? ¬ самом деле, последовательное проведение принципа охраны общества требовало бы не зафикси-ровани€ отдельных составов преступлени€ (с чем логически св€зана мера наказани€, определ€ема€ законом или судом), но точного описани€ симптомов, характеризующих общественно опасное состо€ние, и разработки тех методов, которые нужно в каждом данном случае примен€ть дл€ того, чтобы обезопасить общество"2.

«десь хорошо видно, как место вытесн€емого права тут же занимает самый откровенный и грубый произвол, в какие бы медико-психиатрические одежонки его ни нар€жал ѕашуканис.  стати говор€, гнусна€ практика злоупотреблени€ психиатрией в политических цел€х против инакомысл€щих вполне укладываетс€ в обосновываемую ѕашуканисом карательную конструкцию классовых мер борьбы против людей с "симптомами, характеризующими общественно опасное состо€ние".

ƒл€ ѕашуканиса как марксистского идеолога отрицание права Ч это лишь необходимый момент в движении от капитализма к коммунизму. » он настолько поглощен этим моментом, что просто не замечает (или не хочет видеть), что отрицание права Ч это просто бесправие, насилие, несвобода, произвол. ќн мечтает о неправовой карательной процедуре, котора€ выразитс€ "целиком и без остатка в разумной, немистифицированной форме социально-технических правил"3.  онечно, там, где нет права (после уничтожени€ буржуазного права, в услови€х диктатуры пролетариата), там карательна€ процедура, да и вс€ карательна€ политика осуществл€ютс€ (и могут осуществл€тьс€) лишь во внеправовых и антиправовых формах. ќтсюда, однако, лишь следует, что социализм несовместим с правовыми формами также и в области карательной политики, но вовсе не вытекает, будто внеправовое насилие Ч это более разумна€ форма, чем уголовное право.

ќбрисованный ѕашуканисом переход от права (в данном случае Ч от уголовного права) к неправу в виде социально-техниче-

1 “ам же. —. 177.

2 “ам же.

“ам же. —. 175.

220 –аздел Ў. ћарксистска€ доктрина и социалистическое правопонимание

ских правил, от правосуди€ Ч к репрессивной медико-психиатрической диагностике симптомов классово опасного состо€ни€ со всей очевидностью демонстрирует полнейшее безразличие (и ѕашука-ниса как идеолога, и оправдываемого им стро€ бесправи€) к судьбам живых людей Ч строителей коммунизма, актуальных и потенциальных жертв внеправовой карательной политики. » это весьма показательно и "симптоматично" дл€ всей правоотрицающей позиции ѕашуканиса. "»з всех видов права, Ч замечает он, Ч именно уголовное право обладает способностью самым непосредственным и грубым образом задевать отдельную личность. ѕоэтому оно всегда вызывало к себе наиболее жгучий, и притом практический, интерес. «акон и кара за его нарушение вообще тесно ассоциируютс€ друг с другом, и, таким образом, уголовное право как бы берет на себ€ роль представител€ права вообще, €вл€етс€ частью, замен€ющей целое"1. ј это дл€ ѕашуканиса означает лишь буржуазность и, следовательно, ненужность уголовного права: "”головное право, так же как и право вообще, есть форма общени€ эгоистических обособленных субъектов, носителей автономного частного интереса или идеальных собственников"2.

— ликвидацией частной собственности и социализацией средств производства исчезает и частна€, эгоистическа€, автономна€ личность, а вместе с ней и личность вообще, свободный и независимый индивид; частный человек социализируетс€ вместе со всеми остальными производительными силами, превращаетс€ в несамосто€тельную, зависимую, несвободную частицу целого Ч классово пон€того, организованного и защищаемого (на основе технических правил, медицинской диагностики и политико-идеологической педагогики) "общества".

“акова в целом схема антиправовых рассуждений и построений ѕашуканиса, в рамках которых нет места дл€ понимани€ и адекватной оценки роли и значени€ уголовного права и процесса (как, впрочем, и других отраслей права и права в целом) дл€ защиты жизни, свободы, прав, интересов, безопасности людей как людей Ч все равно, где, когда и в качестве кого они фигурируют по его идеологической схеме. «десь хорошо видно, что этот радикальный антигуманизм Ч лишь другое выражение правового нигилизма. ” них общий корень Ч коммунистическое отрицание личности, свободы, права, собственности.

ѕашуканис (и марксизм в целом) прав, что пролетарское, коммунистическое уничтожение частной собственности неизбежно означает одновременно отрицание и индивида как самосто€тельного экономического, морального и правового субъекта, преодоление свободной, равной и независимой личности, т. е. ликвидацию индиви-

1 “ам же. —. 160.

2 “ам же. —. 178.

√лава 1. "Ќовое право": основные направлени€ интерпретаций 221

дуальной свободы, равенства и автономии людей в тех формах (экономических, юридических, моральных, религиозных и т. д.), в каких исторически вообще были возмож





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1063 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

„то разум человека может постигнуть и во что он может поверить, того он способен достичь © Ќаполеон ’илл
==> читать все изречени€...

2098 - | 1924 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.204 с.