Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


Ѕытие и существование права




Ѕытие права Ч это качественно определенное бытие формального равенства, которое (исходно и по определению) имеет смысл лишь как равенство свободных и в таком своем качестве и всеобщем значении идентично справедливости.

ѕоэтому соотношение быти€ и существовани€ права, сущности права и правовых €влений Ч это, по сути дела, соотношение правового принципа формального равенства и форм его осуществлени€. ¬езде, где есть этот принцип формального равенства (во всех €влени€х, в которых он признаетс€, закрепл€етс€, учитываетс€, соблюдаетс€, про€вл€етс€ и т. д.), там мы имеем дело с правовыми €влени€ми, т. е. с формами существовани€ (и осуществлени€) сущности (и быти€) права.   этим формам относ€тс€, следовательно, все феномены с правовым качеством, все равно, идет ли речь о правовом законе (всех источниках действующего права, соответствующих требовани€м принципа права) или о правовой норме, правовом субъекте, правовом статусе, правовом сознании, правовом отношении, правовой процедуре, правовом решении и т. д.

ѕраво, как известно, само не действует, действуют люди и именно свободные люди, люди со свободой воли, которые в своих взаимоотношени€х выступают как субъекты права. «десь право-

–аздел I. ќбщие проблемы философии права

способность и правосубъектность людей выступают не только как правовые характеристики свободных индивидов в их отношени€х (в правовых отношени€х), но и как необходимые формы осуществлени€ этой свободы людей (т. е. сущности и быти€ права).

ќсобо следует отметить, что и в плане сущности права, и в плоскости его существовани€ имеютс€ в виду свобода, правоспособность и правосубъектность прежде всего именно индивидов, физических лиц, а не надиндивидуальных объединений, институтов, формирований. » это принципиально важно, поскольку только на такой исходной основе и только там, где свободные индивиды (физические лица) выступают в качестве независимых субъектов права и правового типа отношений, возможны и другие субъекты права, так называемые "юридические лица", возможны право, правовое равенство и свобода в организации, функционировании и взаимоотношени€х разного рода союзов, ассоциаций и в целом социальных, политических, национальных и государственных образований.

Ётот момент выражени€ индивидуальной свободы в виде правовой личности (субъекта права) выступает в гегелевской "‘илософии права" как исходный пункт саморазвити€ пон€ти€ права от абстрактных форм его осуществлени€ к более конкретным формам. "¬ себе и дл€ себ€ свободна€ вол€" Ч это непосредственно "единична€ вол€ субъекта"1 Ч правовой личности. "Ћичность, Ч подчеркивает √егель, Ч содержит вообще правоспособность и составл€ет пон€тие и саму абстрактную основу абстрактного и потому формального права. ќтсюда веление права гласит: будь лицом и уважай других в качестве лиц"2.

»сходный характер субъекта права не следует, конечно, смешивать с его внеправовой данностью. Ќапротив, личность, субъект права, в абстрактной форме персонифицирует бытие (сущность) права в сфере его существовани€. ѕравосубъектность Ч это, так сказать, человеческое измерение и выражение процесса осуществлени€ принципа формального равенства. —убъект (личность, лицо) только потому и €вл€етс€ правовым субъектом (правовой личностью, правовым лицом), что олицетвор€ет правовое бытие, принцип права и выступает его активным носителем и реализатором. ‘игура субъекта права предполагает наличие права, действительность быти€ права и реальную возможность его осуществлени€. ¬едь и у √егел€ пон€тие личности и абстрактного права включает в себ€ (в абстрактной форме) все последующие определени€ более конкретных форм права, т. е. предполагает их наличие. ¬не соответствующей правовой ситуации бессмыслен и субъект права.

Ёти соображени€ значимы и дл€ правильного понимани€ и верной оценки встречающихс€ в юридической литературе опреде-

√егелъ. ‘илософи€ права. ћ., 1990. —. 96. “ам же. —. 98.

√лава 4. ѕравова€ онтологи€ 45

лений субъекта права, правоотношений, правовой нормы, правосознани€ и т. д.

¬ данной св€зи представл€ет интерес позици€ такого ортодоксального марксистского теоретика права, как ≈.Ѕ. ѕашуканис. ¬ ходе критики буржуазного права как исторически последнего, по его марксистским представлени€м, типа права он писал: "ёридическое отношение Ч это первична€ клеточка правовой ткани, и только в ней право совершает свое реальное движение. ѕраво как совокупность норм нар€ду с этим есть не более как безжизненна€ абстракци€"1. ’арактеризу€ это юридическое отношение как отношение между субъектами, он добавл€ет: "—убъект Ч это атом юридической теории, простейший, неразложимый далее элемент"2.

¬ этих положени€х абсолютизируютс€ теоретические условности, наве€нные схемой построени€ гегелевской философии права, очередностью освещени€ в ней различных правовых феноменов, определ€емой саморазвитием пон€ти€ права от абстрактных определений права (и форм его внешнего осуществлени€, объективации) до все более и более конкретных.

Ќо весь этот мир правовых €влений (правоотношени€, субъект права, правова€ норма и т. д.) Ч лишь различные про€влени€ принципа формального равенства и все они, независимо от приемов их философско-правовой и теоретической систематизации, €вл€ютс€ одинаково формализованными по одному и тому же основанию. “ак что характеристики типа "атом", "простейший элемент", "первична€ клеточка" и т. д. относ€тс€, скорее, к принципу формального равенства как наиболее абстрактному определению и выражению права, а не к субъекту, правовому отношению, правовой норме и другим однопор€дковым правовым €влени€м, которые как раз и не €вл€ютс€ "первичными" и "простейшими" потому, что в них уже присутствует качество правовой формальности, принцип правового равенства, без чего они и не были бы правовыми феноменами.

— точки зрени€ интересующих нас здесь проблем правовой онтологии следует отметить и неадекватность характеристики "права как совокупности норм" в качестве "безжизненной абстракции" Ч в противоположность юридическому отношению как некой живой реальности. ’арактеристика "безжизненна€ абстракци€", если под ней имеютс€ в виду формальность права, его абстрагированность от жизненной фактичности, в равной степени относитс€ и ко всем остальным юридическим феноменам (юридическому отношению, субъекту права и т. д.), да и ко всему праву в целом. » эти свойства права (абстрактность, формальность) не только не обесценивают право, правовую норму и т. д., но, напротив (вопреки негативной

1 ѕашуканис ≈.Ѕ. »збранные произведение по общей теории права и государства. ћ., 1980. —. 78.

2 “ам же. —. 102.

–аздел I. ќбщие проблемы философии права

формулировке ѕашуканиса), позвол€ют праву быть формой выражени€ наиболее существенных сторон человеческой жизни.

¬едь объективность права и объективность существовани€ права состо€т как раз в его абстрактности, формальности и т. д., в том, что право Ч абстрактна€ форма фактических социальных отношений, социальной жизни, а вовсе не в отождествлении правовых отношений и права в целом с самими фактическими отношени€ми, с непосредственной (внеправовой) социальностью. » именно в этом (формальном) смысле и следует понимать распространенную характеристику права как социального €влени€.

»на€ трактовка социальности и объективности права, лежаща€ в основе неверной характеристики соотношени€ правовой нормы и правового отношени€, представлена у ѕашуканиса. "ѕраво как объективное социальное €вление, Ч писал он, Ч не может исчерпыватьс€ нормой или правилом, все равно записанным или незаписанным. Ќорма как такова€, т. е. логическое содержание, или пр€мо выводитс€ из существующих уже отношений, или, если она издана как государственный закон, представл€ет собой только симптом, по которому можно судить с некоторой долей веро€тности о возникновении в ближайшем будущем соответствующих отношений. Ќо, дл€ того чтобы утверждать объективное существование права, нам недостаточно знать его нормативное содержание, но нужно знать, осуществл€етс€ ли это нормативное содержание в жизни, т. е. в социальных отношени€х"1.

— этих позиций ѕашуканис критиковал нормативизм  ельзе-на и вообще "способ мышлени€ юриста-догматика, дл€ которого пон€тие действующей нормы имеет свой специфический смысл, не совпадающий с тем, что социолог или историк понимает под объективным существованием права"2.

ќднако эта критика во многом бьет мимо цели, поскольку она страдает смешением пон€тий. ѕашуканис смешивает и валит в одну кучу две разные проблемы: онтологическую проблему быти€ и существовани€ права (включа€ сюда все правовые феномены, в том числе правовую норму, правоотношение и т. д.) как формы социальных отношений и совсем другую (тоже важную, но на своем месте) проблему о социальных последстви€х, социальном эффекте, социальной эффективности действи€ права.

— точки зрени€ первой (онтологической) проблемы объективность быти€ и существовани€ права Ч это принцип формального равенства и его формообразовани€, формы его про€влени€, правовые феномены (правовой субъект, правоотношени€, правова€ норма и т. д.), т. е. объективность мира правовых формальностей. ¬се эти правовые феномены равноценны в этой своей формальности и

“ам же. —. 79Ч60. 1 “ам же. —. 80.

√лава 4. ѕравова€ онтологи€ 47

абстрагированноеЩ от социальных реалий и фактов. ѕоэтому ни одна из этих правовых форм (в том числе и правовое отношение) не может выступать, как это имеет место у ѕашуканиса, в качестве социального факта и доказательства социальной (в смысле фактичности, а не формальности) объективности существовани€ права.

 огда ѕашуканис с позиций "социологика или историка" и критика подхода "юриста-догматика" говорит о том, что "научное, т. е. теоретическое, изучение может считатьс€ только с фактами"1, он имеет в виду не юридические факты (не факты формально-правового мира), а непосредственно социальные факты, внеправовые социальные €влени€.

¬тора€ из названных проблем относитс€ к характеристике социальных последствий действи€ норм права и тех фактических изменений в социальной реальности, которые ѕашуканис весьма неадекватно именует "объективным существованием права".

ѕри рассмотрении обеих проблем прежде всего необходимо с позиций различени€ и соотношени€ права и закона определить, о существовании и о действии каких именно норм идет речь Ч правовых норм или норм (правил) правонарушающего закона. ≈сли речь идет о правовых нормах, то очевидно, что в рамках рассматриваемого права как системы правовых норм тем же правовым качеством отмечены и другие правовые формы (субъект права, правовое отношение, правовое сознание и т. д.). » с этих позиций юридического правопонимани€ следует критиковать, например, теорию  ельзена или подход "юриста-догматика" именно за их легистское правопони-мание, за отождествление правовой нормы и противоправной нормы закона, а вовсе не за характеристику права как системы норм, не за нормативизм как таковой, поскольку нормы и нормативизм могут быть как правовыми, так и противоправно-легистскими. ¬место этого ѕашуканис с позиций социологизма необоснованно критикует их за то, что вопрос о существовании права они трактуют под утлом зрени€ не социальных факторов, а "формальной значимости норм", что они отождествл€ют "право и норму"2. —толь же неадекватной €вл€етс€ критика ѕашуканисом нормативной теории права там, где  ельзен, име€ в виду правовое отношение, писал: "ќтношение есть отношение к правопор€дку, вернее Ч внутри правопор€дка, но не отношение между субъектами, противосто€щими правопор€дку"3. » здесь подход  ельзена заслуживает критики не за то, что он совершенно верно отличает правовое отношение от фактических социальных отношений, а за то, что под "правопор€дком" он в силу отождествлени€ права и закона имеет в виду любой (в том числе и произвольный) "законопор€док", которому некритично приписывает правовое каче-

1 “ам же.

2 “ам же. —. 78, 80.

3 “ам же. —. 78.

–аздел I. ќбщие проблемы философии права

ство. ѕоэтому и существование норм права у него Ч это существование норм закона, и нормативизм у него законнический, легистский, а не правовой.

—оциологизированный (в духе марксистской идеологии) подход ѕашуканиса к нормативизму и юридической догматике, которую можно оценить как критику "с точностью до наоборот", получил в дальнейшем широкое распространение и развитие в советской юри- дической науке, где неправовой легизм подкрепл€лс€ правоотри-цающей социальностью и осв€щалс€ антиправовой идеологией.

Ќесуразность такой критики "буржуазного нормативизма и юридического догматизма" со стороны советского легизма, который уже по объективным причинам своего места и времени не мог быть ни последовательным (в духе  ельзена) нормативизмом, ни юридической догматикой (в духе аналитической юриспруденции), состо€ла в том, что эта критика, за неимением лучшего, велась с правоот-рицающих позиций, независимо от того, шла ли речь о сущности, существовании или социальном смысле права.

ѕричем критика "буржуазного нормативизма" сочеталась с апологетикой советского социалистического права в качестве "системы норм", тогда как в действительности речь шла о конгломерате (в существенной части Ч засекреченном) тоталитарно-силовых установлений и приказных правил антиправового закона. —лово "норма" служило неким юридическим флером дл€ всей этой неправовой материи, а в сочетании с "системой" придавало классовой воле пролетариата (народа, государства, законодател€) безусловность, подкрепленную услови€ми гулаговской системы репрессий.

¬ этом контексте весь "правовой" смысл антиправового закона был сосредоточен во внешне юридически звучащей "правовой норме", котора€ в этом отношении выгодно отличалась от откровенно неправовых, крайне идеологизированных и социологизированных определений "сущности права", "принципов права" и т. д. ѕричем логическое содержание нормы (норма как абстрактно-всеобщее долженствование и т. д.) было вытеснено политико-классовой трактовкой ее как властно-приказного установлени€ (правила), обеспеченного государственным принуждением (санкцией). ¬ таком качестве пр€мого выражени€ официально-правовых начал норма закона стала трактоватьс€ в советской юридической науке как показатель существовани€ права вообще, как нечто первичное и определ€ющее по отношению ко всем остальным правовым €влени€м и формам.

¬прочем, такова логика всех вариантов легизма, по которой норма закона под видом нормы права подмен€ет собой сущность и принцип права, присваивает их общеправовой смысл и функции, заполн€ет собой все пространство быти€ и существовани€ права. —уть извращени€ здесь в том, что за право (с его качественно определенным смыслом и принципом) выдаетс€ (или может выдаватьс€) любое произвольное официально-властное установление.

√лава 4. ѕравова€ онтологи€ 49





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1693 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

80% успеха - это по€витьс€ в нужном месте в нужное врем€. © ¬уди јллен
==> читать все изречени€...

1919 - | 1769 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.015 с.