Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


язык и речь




 

І 1. Ќа фоне различени€ синхронии и диахронии, приведшем лингвистов к вычленению системы €зыка в действии, выпукло предстает разграничение между €зыком и речью, Ч разграничение, занимающее центральное место в проблематике современного €зыкознани€. ќб этом разграничении ученые пишут: Ђѕроблема антиномии Ђ€зык Ч речьї продолжает оставатьс€ центральным вопросом всей послесоссюровской лингвистикиї [ѕиотровский и “урыгина, 1971, с. 5]; Ђ¬опрос о природе речи и ее отношени€ к €зыку €вл€етс€ основным методологическим и теоретическим вопросом синтаксисаї [јхманова, ћикаэл€н, 1963, с. 110].

язык как система средств выражени€ и речь как реализаци€ выражени€ в процессе общени€ составл€ют неразрывное единство. Ќа этом основании некоторые €зыковеды считают проведение различи€ между ними неправомерным. Ќо единство сторон €влений действительности вовсе не предполагает их тождества.

¬ этой св€зи можно сослатьс€ на свидетельство самого €зыка. ƒл€ народа-€зыкотворца €зык и речь не мысл€тс€ как тождество и в силу этого имеют свои разные названи€, что прослеживаетс€ в различных €зыках мира. ’арактерна различна€ семантико-этимологическа€ природа этих названий, в частности, в русском и многих других индоевропейских €зыках: Ђ€зыкї Ч неотчуждаемый орган человека, Ђречьї Ч слово, речение, высказывание, передаваемое другому.

—ледует отметить, что положительные результаты исследований в рассматриваемой области нередко бывают затемнены терминологическими трудност€ми и недоразумени€ми, происход€щими из двойственного употреблени€ пон€ти€ Ђ€зыкї Ч в широком смысле и узком смысле.

Ўирокое пон€тие €зыка включает по крайней мере четыре частные стороны, кажда€ из которых имеет собственную, особую сферу лингвистической проблематики.

¬ широком пон€тии €зыка вы€вл€етс€, во-первых, пон€тие фонда наличествующих, готовых формально-смысловых единиц, служащих непосредственным материалом дл€ построени€ высказываний. Ётот фонд,.если оставить в стороне вопрос о его гетерогенности и не вдаватьс€ в тонкости межуровневых соотношений морфематики и лексематики, покрываетс€ названием Ђсловарный составї. ¬о-вторых, широкое пон€тие €зыка включает пон€тие фонда структурных моделей изменени€ и сочетани€ слов или, в другой терминологии, совокупности закономерностей (или Ђправилї) изменени€ и сочетани€ слов. ќбе указанные стороны пон€ти€ четко вы€вл€ютс€, например, в следующем толковании слова language, даваемом ќксфордским словарем английского €зыка: The whole body of words and the methods of combination of words used by a nation, people, or race...; words and the methods of combining them for the expression of thought (The Oxford English Dictionary, 1933, vol. VI, c. 57). ¬-третьих, в широкое пон€тие €зыка включаетс€ пон€тие процесса пользовани€ €зыком Ч акта говорени€ и письма. Ёта сторона €зыка вы€вл€етс€ в общем определении €зыка как средства общени€. ¬-четвертых, широкое пон€тие €зыка включает пон€тие совокупности готовых высказываний на данном €зыке. ѕоследнее частное пон€тие вы€вл€етс€ в обычных дл€ лингвиста указани€х о представленности того или иного €зыка определенными текстами, а также о принадлежности тех или иных отрывков текста определенному €зыку.

ѕервые две из перечисленных сторон широкого пон€ти€ €зыка (то есть фонд слов и фонд моделей) формируют узкое пон€тие €зыка, вторые две стороны (то есть акт говорени€ и готовый текст) формируют пон€тие речи. “аким образом, €зык противопоставл€етс€ речи именно в последнем, узком смысле, причем главный упор делаетс€ на противопоставленности пон€ти€ фонда или кода пон€тию текста или сообщени€.

»звестно, что в послесоссюровском €зыкознании делались попытки установить между €зыком и речью промежуточную категорию, называемую узусом или нормой [ осериу, 1963, с. 156 и ел.]. ѕлодотворность и необходимость изучени€ €зыковой нормы не может вызвать никаких сомнений. Ёто пон€тие прочно вошло в современное €зыкознание. [ярцева, 1969а; 19696; ћоскальска€, 1967; ѕиотровский и “урыгина, 1971]. ќднако введение пон€ти€ нормы в качестве промежуточной категории, с особой последовательностью обосновываемое Ё.  осериу, не снимает главной дихотомии Ђ€зык Ч речьї. ¬о-первых, если это действительно промежуточна€ категори€, то фундаментальна€ противопоставленность полюсов все-таки остаетс€. ¬о-вторых (что гораздо более важно), если норма системна в том смысле, что задаетс€ говор€щему вместе с обычными €зыковыми средствами, так сказать, в виде закономерностей Ђвторого пор€дкаї Ч принципов отбора, организации, использовани€ €зыковых средств, то она тоже включаетс€ в €зык (с разбиением последнего на систему средств и систему закономерностей их использовани€). „то касаетс€ введени€ соотносительной пары пон€тий Ђнорма речи Ч норма €зыкаї [√ак, 1968, с. 8], то эта пара по собственным определени€м не снимает, а утверждает основную дихотомию Ђ€зык Ч речьї. ѕоэтому на насто€щем этапе исследований полностью сохран€ет силу следующее обобщение ¬. ј. «вегинцева: Ђ...¬ последние годы нередко можно встретитьс€ с утверждени€ми, что соссюровское разграничение между €зыком и речью должно быть сн€то и заменено новым, соответствующим новым представлени€м о природе €зыка. “ак, ныне противопоставл€ют друг другу схему и узус, код и сообщение, систему и текст (корпус) и пр. ћожет быть, формулирование в новых терминах по существу старой проблемы способствует ее уточнению, но отнюдь не снимает ееї [«вегинцев, 1968, с.94].

І 2. —трогое разграничение €зыка и речи (в узком смысле терминов) обычно св€зываетс€ с именем ‘. де —оссюра (см., например, вышеприведенную выдержку). ќднако, если внимательно рассмотреть предшествующие и последующие лингвистические концепции, то нельз€ не увидеть, что положени€ ‘. де —оссюра Ч это лишь одна из вех длительной истории, начало которой восходит к самым далеким истокам европейской грамматической традиции. —тоит вспомнить тезис самого ‘. де —оссюра о том, что дл€ правильного понимани€ природы €зыка нужно возвратитьс€ к статической точке зрени€ традиционной грамматики: ЂЋингвистика удел€ла слишком большое место истории; теперь ей предстоит вернутьс€ к статической точке зрени€ традиционной грамматики, но уже пон€той в новом духе, обогащенной новыми приемами и обновленной историческим методом, который, таким образом, косвенно помогает лучше осознавать состо€ни€ €зыкаї [—оссюр, 1977, с. 115Ч116].

«ачаток учени€ о разграничении €зыка и речи можно найти в диалоге ѕлатона Ђ—офистї, относ€щемс€ к IV в. до н. э. ¬ этом диалоге €сно намечены две фундаментальные, пол€рные сферы €зыка: слово как название сущего и предложение как словесное суждение о сущем. ѕри этом предложение обозначаетс€ термином Ђречьї. ќтождествление предложени€ и речи, как известно, проходит через всю древнегреческую грамматику. ѕо ѕлатону, слова (Ђименаї и Ђглаголыї) вне предложени€, вне речи сами по себе ничего реального не утверждают и не отрицают; лишь в предложении, в речи они получают подлинный смысл, утвержда€ и отрица€ нечто конкретное о вещах, €вл€ющихс€ предметами суждени€ говор€щего.

Ђ...»з. одних имен, последовательно произносимых, не получаетс€ речь, так же как и из глаголов, произнесенных без имен, Ч говорит ѕлатон устами своего персонажа. Ч...¬едь прозвучавшее не показывает ни в том, ни в другом случае ни действи€, ни бездействи€, ни быти€ сущего или не-сущего, прежде чем кто-нибудь не примешает к именам глаголы. ј тут-то уже первое соединение оказываетс€ слаженным и становитс€ речью, Ч пожалуй первой и самой малой речью...  огда кто-нибудь скажет: человек учитс€,... то это Ч наименьша€ и перва€ речь...ї [јнтичные теории €зыка и стил€, 1936, с. 58].

јнтичное учение о словах-именах и предложении-речи было развито јристотелем и стоиками и в дальнейшем, у александрийских ученых, послужило основой дл€ создани€ определенных контуров теории грамматики с морфологическим (структурно-асемантические свойства частей речи) и синтаксическим (сочетание частей речи в предложении) разделами.

ƒальнейшим этапом на пути принципиального различи€ в €зыке системы и продукта ее функционировани€ становитс€ эпоха ¬озрождени€, когда происходит накопление материала по разным €зыкам, и, нар€ду с продолжающейс€ де€тельностью грамматистов, начинаетс€ планомерна€ де€тельность лексикографов. »менно в этот период вычлен€етс€ традиционна€ формула состава €зыка в виде представлени€ его как совокупности словар€ и грамматики, воплощенна€, между прочим, в известной фразе √отфрида √ерманна: ЂDuae res longe sunt difficillimae Ч lexicon scribere et grammaticamї (Ђƒве вещи суть особенно трудны Ч писать словарь и грамматикуї).

„то же касаетс€ сравнительно-исторического €зыкознани€ дев€тнадцатого века, то здесь разграничение между €зыком как системой средств словесного выражени€ и речью как высказыванием, реализуемым в результате функционировани€ системы, можно считать полностью сложившимс€. ¬ дососсюровском €зыкознании по€вл€етс€ и термин Ђмеханизм €зыкаї, который пользуетс€ попул€рностью в современной лингвистике.

Ќебезынтересно отметить, что разграничение €зыка и речи в дососсюровском €зыкознании получило особый импульс в св€зи с психологическими и эволюционистскими изыскани€ми, обращавшимис€ к изучению семиотических систем у животных и их сравнению с €зыком человека. ¬от что пишет, например, эволюционист ƒ. –оманэс о €зыке и речи, говор€ о различии между человеком и животными: Ђ—казать, что оно (различие Ч ћ. Ѕ.) €вл€етс€ с возникновением €зыка, в смысле объ€снени€ знаками, значило бы выразитьс€ слишком широко, так как мы видели, что €зык, в широком смысле слова, доступен и низшим животным. —ледовательно, границу надо провести не там, где €вл€етс€ €зык или способность объ€сн€тьс€ знаками, но там, где €вл€етс€ тот особенный вид этой способности, который мы понимаем под словом речь. ќтличительна€ особенность этого вида делани€ знаков, следовательно, така€ особенность, котора€ чужда всем остальным его видам, заключаетс€ в предикации, то есть в употреблении знаков, как подвижного шрифта, дл€ составлени€ предложенийї [–оманэс, 1905, с. 232].

 ак видно из выдержки, разграничение €зыка Ч подвижного шрифта Ч и речи Ч предложений, составл€емых из подвижного шрифта, Ч принимаетс€ как нечто само собой разумеющеес€.

Ќаконец, следует сослатьс€ на известные положени€ ». ј. Ѕодуэна де  уртене о Ђмеханизме €зыкаї, о Ђстрое и составе €зыкаї, который, хот€ и представл€ет собой результат исторического развити€ и обусловливает пути дальнейшего развити€, не может измер€тьс€ категори€ми предшествующего или последующего времени [Ѕодуэн де  уртене, 1963, с. 67]. ¬ажно отметить, что эти положени€ были высказаны еще в 1870Ч1871 годах, то есть почти за полвека до опубликовани€ Ђ урсаї ‘. де —оссюра.

„то касаетс€ послесоссюровского €зыкознани€, то с обоснованием специфически Ђречевойї сущности предложени€ выступил в начале 30-х годов английский ученый ј. √ардинер, но с особенной остротой и последовательностью разграничение €зыка как системы средств построени€ предложений и речи как текста, формируемого готовыми предложени€ми, было проведено в лингвистической концепции ј. ». —мирницкого. јнализиру€ €зык как набор фонетико-смысловых элементов и моделей их сочетани€, ј. ». —мирницкий вывел за пределы единиц €зыка на низшем уровне фонему (как несмысловой элемент), а на высшем уровне Ч предложение и со всей четкостью провозгласил слово основной единицей €зыка, а предложение основной единицей речи (минимальным Ђречевым произведениемї) [1957].

—р. формулировку данной трактовки предложени€ в работе ќ. —. јхмановой и √. Ѕ. ћикаэл€н: Ђ...≈диницей €зыка нельз€ признать предложение, которое обладает двусторонностью, но не €вл€етс€ посто€нно воспроизводимой в речи, а представл€ет собой создаваемое в каждом конкретном случае произведение из р€да взаимодействующих €зыковых единиц: слов, интонационных единиц, правил соединени€ слов и т. п. ѕоэтому предложение €вл€етс€ единицей не €зыка, а единицей речиї [јхманова и ћикаэл€н, 1963, с. 123].

ќснова подобной концепции широко представлена и в терминах Ђкод Ч сообщениеї. —р.: Ђ...ƒл€ вс€кой науки, с одной стороны, оперирующей конечным множеством значимых базовых элементов, которое выступает в роли Ђкодаї (Ђ€зыкаї), а с другой Ч имеющей дело с потенциально бесконечным числом порождаемых этим множеством Ђсообщенийї (Ђтекстовї, Ђречевых фразї, Ђкомпозицийї и т.п.), изучение антиномии Ђкод Ч сообщениеї (Ђ€зык Ч речьї) оказываетс€ одной из центральных проблемї [ѕиотровский и “урыгина, 1971, с. 5].

”казанна€ трактовка предложени€ подводит итог развитию классического учени€ о соотношении €зыка и речи. ќднако, освеща€ важную сторону данного соотношени€, эта трактовка оставл€ет нераскрытой другую его сторону, котора€ выдвигаетс€ на первый план в €зыкознании современной эпохи. Ёта друга€ сторона, демонстрируема€, в частности, теорией парадигматического синтаксиса (см. ниже), вы€вл€етс€ в том, что предложение как единица сообщени€ в речевой цепи выдел€ет свою обобщенную модель, типическую конструкцию, сто€щую за конкретным, прив€занным к своему контексту лексико-семантическим составом высказывани€. “ака€ модель или конструкци€ закономерно соотнесена с другими элементами €зыка и, следовательно, имеет в €зыке свой собственный системный статус.

І 3. ƒальнейша€ конкретизаци€ представлений о предложении как диалектически расчлен€ющемс€ на €зыковую и речевую принадлежность может быть проведена при рассмотрении содержательной стороны предложени€ на основе соотнесени€ пон€тий синтаксиса, семантики и информации. јктуальность такого рассмотрени€ пон€тий диктуетс€ необходимостью строго очертить узко-дисциплинную сторону их специфики, поскольку, как мы отметили во ¬ведении, они используютс€ в нескольких разных област€х знани€, получа€ неоднозначную интерпретацию.

“ак, в логической и семиотической интерпретации семантика противопоставл€етс€ синтаксису как содержание высказывани€ форме его построени€, а в теории информации и кибернетике под информацией понимаетс€ все то, что можно мыслить в терминах сигналов, передаваемых по каналам св€зи, и способов их обработки, Ч будь это св€зь, устанавливаема€ между людьми, животными, механизмами или между живым существом и объектом неживой природы.

¬ логико-семиотических описани€х свойств знаковых систем с особой насто€тельностью подчеркиваетс€ принципиально внесемантический характер синтаксических отношений знаков. “олковани€ и определени€ синтаксических отношений, предлагаемые в различных трудах из смежных с лингвистикой областей знани€, €вно нацелены на то, чтобы Ђпреодолетьї сложившеес€ в лингвистике понимание синтаксиса как верхнего раздела грамматики со своими особыми €зыковыми значени€ми. ѕодобный десемантизирующий (а следовательно, и деграмматизирующий) подход к синтаксису легко увидеть уже в самых общих формулировках, определ€ющих триаду измерений семиотики (синтактика Ч семантика Ч прагматика). Ќапример, X.  арри, раскрыва€ логическое содержание этих пон€тий, указывает, что Ђсинтаксическа€ї теори€ €зыка должна относитьс€ лишь к структуре его выражений как цепочек символов, а Ђсемантическа€ї теори€ €зыка, кроме структуры €зыковых выражений, принимает во внимание также их значени€ [ арри, 1969, с. 141]. —оответственно этому Ђстрого семантическимї признаетс€ семантическое утверждение, не €вл€ющеес€ синтаксическим, а Ђчисто синтаксическимї Ч такое утверждение, которое не несет никакой семантической информации [там же, с. 143].

„тобы исключить малейшую возможность какой бы то ни было семантизации в понимании синтаксиса, ограниченного рамками абстрактно-логических отношений между элементами знаковых систем, представители смежных с лингвистикой дисциплин уподобл€ют синтаксис набору формальных правил некоторой игры. “ак, ј. „Єрч, стрем€сь, по-видимому, уберечь синтаксис от Ђсемантического искажени€ї со стороны Ђтрадиционно мысл€щегої читател€, вводит в свои по€снени€ базовых пон€тий математической логики воображаемого постороннего наблюдател€, обозревающего оперирование формальным €зыком, содержани€ которого он не знает. ƒл€ этого наблюдател€ символы €зыка должны обладать лишь таким содержанием, которое даетс€ им правилами игры, аналогично содержанию различных фигур в шахматах. »менно это содержание и определ€етс€ как синтаксическое [„Єрч, 1960, с. 61].

„то касаетс€ расширительного осмыслени€ в смежных с €зыкознанием дисциплинах пон€ти€ информации (то есть осмыслени€, вывод€щего информацию за рамки использовани€ €зыка в человеческом общении), то оно €сно выступает, например, в определении кибернетики как науки о способах воспри€ти€, хранени€, переработки и использовани€ информации в машинах, живых организмах и их объединени€х (ј. Ќ.  олмогоров).

ќчевидно, собственно лингвистическое содержание трех рассматриваемых пон€тий, конкретизиру€сь и уточн€€сь по мере развити€ наших знаний, должно посто€нно сообразовыватьс€ с природой того предмета, который изучаетс€ €зыковедами, то есть человеческого словесного €зыка.

»нформаци€ в лингвистическом смысле беретс€ в об€зательной и непосредственной отнесенности к акту €зыкового общени€ как таковому. »нформаци€ с точки зрени€ лингвиста Ч это сведени€, передаваемые говор€щим или пишущим слушающему или читающему. ѕон€тие Ђсведени€ї, в свою очередь, относитс€ к содержательной, то есть семантической, стороне высказывани€. ќднако информаци€ реализуетс€ лишь в ситуативно-актуализированной, существенно Ђденотативнойї или Ђреференциальнойї семантике, и в этом смысле она €вл€етс€ не фактом €зыка как системы средств выражени€, а фактом речи или Ђречевой синтагматикиї. —амосто€тельной единицей информации в процессе €зыкового общени€ людей служит предложение. »менно предложение, как единица предикативна€, €вл€етс€ первичным целостным носителем информации, способным отобразить ситуацию некоторого действи€ или состо€ни€ вместе с ее оценкой.

¬ы€вл€€сь дл€ участников общени€ в виде целостной информативной единицы, в которой форма и содержание не могут мыслитьс€ раздельно и каким-либо образом отчлен€тьс€ друг от друга, предложение служит им не только своим обобщенным содержанием. Ќапротив, оно представл€ет собой информативную ценность лишь постольку, поскольку в нем наход€т выражение соответствующие составные части содержани€ Ч речевые отражени€ предметов и отношений того кусочка действительности, который включаетс€ в отображаемую предложением ситуацию.

ќтсюда следует, что каждое предложение в речевой синтагматике €вл€етс€ уникальной величиной, котора€ не может быть вз€та вне определенного авторства: предложение, несущее информационное сообщение лицу, воспринимающему речь, €вл€етс€ воспроизводимым лишь в качестве цитаты. ѕоэтому, в частности, логико-математическое пон€тие экземпл€ра выражени€ (и предложени€ как разновидности выражени€), посредством которого можно осмыслить тождество цепочек символов в тексте формального (искусственного) €зыка, неприменимо к предложению, вз€тому как органический компонент информативно-речевого потока. “ак решаетс€ вопрос о тождестве Ђречевого предложени€ї.

Ќо в содержательной стороне речевых единиц, из которых строитс€ та или ина€ совокупность (корпус) высказываний, вы€вл€ютс€ регул€рно повтор€ющиес€, общие компоненты абстрактного, предельно обобщенного смысла. Ёти компоненты, наход€щие реализацию в составе разных, информативно-несоотносительных предложений, представл€ют собой непременную принадлежность значений €зыковых единиц, котора€ присуща этим единицам в рамках системы средств выражени€, отвлеченной от корпуса, и котора€ как раз позвол€ет им выступать в роли выразителей конкретного смысла в конкретной речевой цепи. “ак, общее значение субъекта действи€ превращаетс€ в денотацию конкретного человека, значение предикативного действи€ определенной общей разновидности (например, переходно-активной, каузативной, бытийной и пр.) Ч в денотацию конкретного акта, отношени€ и т. д. ƒанные компоненты значени€ €вл€ютс€, следовательно, собственно €зыковыми, внутренне присущими системе средств выражени€; они-то и составл€ют ту семантику, котора€ изучаетс€ лингвистикой как наукой о €зыке Ч системе средств формировани€ высказываний. ¬ этом аспекте предложение выступает в качестве величины стандартной, структурно-типизированной, подлежащей анализу в терминах €зыковой модели, котора€ служит средством воплощени€ Ђречевого предложени€ї. “аким образом, вопрос об индивидуальном авторстве дл€ Ђ€зыкового предложени€ї или Ђпарадигматического предложени€ї отпадает, и, соответственно, получает право на использование пон€тие экземпл€ра предложени€, дл€ которого коллективным Ђавторомї выступает общество Ч творец и носитель €зыка.

¬ этом, свете следует оценить положение о различении Ђвысказывани€ї как ситуативно-св€занного речевого про€влени€ и Ђпредложени€ї как типизированной грамматической формы высказывани€, которое в последние годы особенно энергично развиваетс€ чехословацкими учеными (работы ћ. ƒокулила, ‘р. ƒанеша, ». ¬ахека и др.). ƒанное положение св€зываетс€ в трудах этого направлени€ лингвистических, исследований с концепцией ¬. ћатезиуса, выдвинутой им в противовес чисто речевой концепции предложени€ ј. √ардинера и утверждающей, что предложение, вход€ в €зык в виде абстрактной модели, в то же врем€ реализуетс€ в речи как конкретное высказывание [ћатезиус, 1967]. ѕодобный подход к предложению, несомненно, плодотворен тем, что фактически указывает на его диалектическую двойственность (одновременное вхождение и в €зык, и в речь).

Ќо из раскрыти€ двойственной природы предложени€ следует, что пон€тие Ђвысказывани€ї (а также и Ђфразыї, вз€той в качестве интонационно-речевой реализации предложени€) будет действительно нести собственную содержательную нагрузку, если оно будет осмыслено именно как определенна€ сторона предложени€, конкретизированна€ применительно к особой области исследовани€ (положим, синтаксико-стилистической). ≈сли же это пон€тие будет просто противопоставлено пон€тию предложени€ в рамках оппозиции Ђпредложение/€зык Ч высказывание/речьї без объедин€ющего термина (в качестве какового мы выбираем Ђпредложениеї, то есть один из собственных терминов оппозиции, полага€, что его двойна€ содержательна€ нагрузка в точности соответствует отмеченной диалектической двойственности объекта), то конечным итогом такого расчленени€ окажетс€ лишь смена терминов, поскольку в речи не может вы€вл€тьс€ ни одного обобщенного (типизированного) элемента формы и семантики, который бы не входил в систему €зыка. ¬ эту систему не входит на уровне содержани€ лишь непосредственна€ речева€ информаци€, а на уровне выражени€ элементы индивидуальных физических свойств предложени€ в каждом конкретном случае. ќтсюда, если Ђвысказываниеї понимать как некоторый синтаксический или синтаксико-интонационный типизированный элемент речевой де€тельности, не €вл€ющийс€ реализацией или манифестацией предложени€ на том или ином уровне обобщени€, то оно, как и предложение, немедленно раздвоитс€, подчин€€сь закону диалектического единства €зыкаЧречи и выдел€€ свою €зыковую (модель) и речевую (актуализаци€ модели) принадлежность.

І 4. ¬ свете рассмотренного соотношени€ интересующих нас пон€тий можно провести дальнейшее раскрытие специфики предложени€ с точки зрени€ его €зыкового (системного) тождества.

ѕодход€ к общей категории тождества в приложении к системе €зыка, следует учесть, что, как и другие категории науки, эта категори€ должна строго ув€зыватьс€ с уровнем обобщенности, на котором рассматриваютс€ изучаемые объекты. ѕри этом очевидна€ закономерность вы€влени€ тождества как определенной стороны качества сопоставл€емых объектов состоит в том, что дл€ любых данных элементов мера (степень) тождества повышаетс€ с повышением уровн€ обобщенности соответствующих классификационных признаков, на котором производитс€ анализ. —р. пор€док повышени€ уровн€ в лексико-грамматической субкатегоризации существительного с последовательным включением в области отождествлени€ все больших совокупностей объектов: им€ де€тел€ Ч им€ человеческое Ч им€ одушевленное Ч им€ предметной субстанции.

¬ качестве синтаксического примера рассмотрим следующий отрывок из произведени€ „. ƒиккенса: "What did he do that for?" inquired Mr. Pickwick, abruptly; for he was considerably startled by this tragical termination of the narrative. Ч "Wot did he do it for, sir?" reiterated Sam...

ƒл€ автора повествовани€, как вытекает из его последней ремарки, предложение, произнесенное —эмом, €вл€етс€ простым повторением высказывани€ мистера ѕиквика. ƒействительно, ситуативна€ информаци€ в двух высказывани€х существенно одна и та же, причем зачин диалога сделан мистером ѕиквиком, и именно это важно дл€ осмыслени€ второго высказывани€ (переспрос контактоустанавливающего характера) как повторени€ первого. — другой стороны, €сно, что перед нами, тем не менее, наход€тс€ два различных предложени€, которые отличаютс€ друг от друга и функциональными (характер встречной адресованности), и лексико-грамматическими (словарный состав с его субкатегориальным делением), и физическими (индивидуальные черты произношени€) свойствами. “аким образом, данные предложени€ квалифицируютс€ как различные не только на высказывательно-фразовом, но и на категориально-парадигматическом уровне, хот€ их различие определ€етс€ лишь небольшим числом элементов; иначе, за исключением нескольких деталей различи€, в них обнаруживаетс€ существенное лексико-грамматическое тождество.

Ќар€ду с тождеством на нижних уровн€х обобщенности следует различать и другие важные стороны тождества предложени€ в парадигматико-лингвистическом смысле. ¬ качестве наиболее существенных из этих сторон мы называем тождество деривационной основы предложени€, тождество категориально-членной модели предложени€ и тождество оппозиционной характеристики предложени€.

“ождество деривационной основы, вы€вл€емой валентностным минимумом предикативной конструкции (см. ч. III), по содержанию термина относит разные предложени€ (с их различными синтаксическими значени€ми) к общему р€ду грамматического производства. “ак, в следующих предложени€х Ч соответственно, слитном (осложненном), сложноподчиненном и сложносочиненном Ч в пор€дке отождествлени€ деривационных основ вы€вл€ютс€ разные парадигматические объединени€ двух синтаксических конструкций, репрезентированных элементарными предложени€ми "Ќе is frightened" и "Ќе raises an objection": He was too frightened to raise an objection. Ч Frightened though he was, he did raise an objection. Ч He raised an objection, but he was frightened.

ќтождествление предложений по категориально-членной модели не требует ни полной, ни частичной идентичности вход€щей в них лексики. ”чет этой стороны тождества предложени€ €вл€лс€ решающим дл€ синтаксического раздела традиционной грамматики. »менно на данном виде тождества, кроме экспликации самого членно-категориального состава предложени€ (определенный член предложени€, выраженный определенной частью речи в определенной форме), основано разграничение таких коренных синтаксических пон€тий, как простота и сложность, нераспространенность и распространенность предложени€.

ѕри соединении первой и второй отмеченных сторон парадигматического тождества предложени€ мы получаем возможность оценить деривационно-типологическое тождество между предложени€ми совершенно различной лексической природы, —р.: Ќе was too deliberately delicate to ask (C. P. Snow). Though she was devoted to George, she would not let me talk about him (C. P. Snow). The presence of a man in her abode disconcerted Constance at the beginning; but she soon grew accustomed to it (A. Bennett). «а различным знаменательно-лексемным составом приведенных предложений нетрудно видеть их восхождение (вместе с предложени€ми первой серии примеров, данных выше, и в аналогичном семантико-синтаксическом пор€дке Ч соответственно, выражение причинно-следственной, уступительной, противительной св€зей) к объединению идентичных моделей деривационных основ, которые на обобщенном уровне анализа можно представить в следующем виде: Ђсубстантивна€ группа подлежащего Ч именное сказуемое с предикативом-прилагательным посто€нного или переменного признака Ч расширение общего типаї + Ђсубстантивна€ группа подлежащего Ч личный глагол Ч расширение комплетивного типаї.

Ќо наиболее интересным на насто€щем этапе лингвистических исследований должен быть признан третий из названных видов тождества, а именно тождество по оппозиционной характеристике. Ётот вид тождества устанавливаетс€ лишь тогда, когда производитс€ вычленение оппозиционного пространства, в рамках которого стро€тс€ непосредственные парадигматические р€ды сопоставл€емых предложений. “аким образом, общей формулировкой тождества в этом смысле будет следующа€: два предложени€ вы€вл€ют тождество оппозиционной характеристики в том случае, если они в пределах одного и того же оппозиционного пространства обнаруживают идентичные наборы значений выделенных дл€ этого пространства дифференциальных признаков.

»менно в оппозиционном смысле мера тождества и различи€ €зыковых единиц устанавливаетс€ в терминах, соедин€ющих в себе лингвистическую представительность (ведь содержание меры тождества формулируетс€ здесь как €зыкова€ функци€ анализируемых категорий) и количественную точность (поскольку соответствующие функциональные и категориальные свойства единиц подлежат формализации, обеспечивающей строгость их сопоставлени€).

—оотношение между последним видом тождества и двум€ вышеописанными можно проиллюстрировать на следующих примерах: Jack could do it himself. (And he did it, of which I inform you.) Could Jack really have done it himself? (I am surprised and, personally, have reasons to doubt it.) Jack might have done it himself. (There is such a possibility, after all.) ¬се три предложени€ построены на единой деривационной основе (первый из названных видов тождества), вз€той на нижнем лексико-грамматическом уровне (объединение первого и второго видов тождества), однако по оппозиционной характеристике мера их различи€ значительна, определ€€сь соответствующими различи€ми в выражении функциональных значений коммуникативной установки (повествование Ч вопрос), ситуативной веро€тности (реальность Ч проблематичность) и модального отношени€ субъекта к действию или состо€нию, выраженному знаменательным глаголом (совершение действи€ как такового Ч способность к совершению действи€).

ѕеречисление оппозиционных составл€ющих синтаксической семантики предложени€, подобных тем, которые показаны на вышеприведенных примерах, может быть более исчерпывающим и менее исчерпывающим в зависимости от уровн€ обобщени€, на котором производитс€ анализ. Ќо как бы мы ни дробили или, наоборот, ни укрупн€ли рубрики оппозиционных сопоставлений, все вы€вленные виды значений, в силу их непосредственной св€зи с деривационной основой предложени€, должны оставатьс€ существенными дл€ любого предложени€, выполн€ющего роль полноценной единицы сообщени€ (подробнее см. ч. III).

І 5. ¬озвраща€сь к характеристике природы синтаксиса в его отношении к семантике, мы видим, что указать на св€зь синтаксической структуры €зыка с семантикой, поставив в известное соответствие содержание, выражаемое предложением, его Ђчистой синтаксической формеї, далеко еще не означает Ђсемантизированногої понимани€ синтаксиса. —ущество дела состоит в том, что синтаксис в системе €зыка, как и грамматика в целом, не только не противопоставл€етс€ семантике, но включает соответствующую область семантики в качестве своей органической, конститутивной части: грамматика и ее синтаксис семантичны по существу, относ€сь, как и лексика, к знаковой сфере €зыка. »менно эта семантичность синтаксиса и позвол€ет предложению выступать в качестве самосто€тельной единицы информации в речи, ибо форма или конструкци€ предложени€ получает свой посто€нный семантико-синтаксический статус (ср. значени€ св€зей членов и частей предложени€, значени€ общих категорий предложени€), который в процессе коммуникации превращаетс€ в информативный статус благодар€ ситуативной актуализации составл€ющих предложение элементов.

»наче, предложение предстает дл€ носител€ €зыка в качестве словесного объединени€, передающего информацию о некотором ситуативном отношении действительности и оформленного как целостный коммуникативно-установочный компонент речевого сообщени€ в соответствии с синтаксическими закономерност€ми €зыка.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 741 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

∆изнь - это то, что с тобой происходит, пока ты строишь планы. © ƒжон Ћеннон
==> читать все изречени€...

1934 - | 1720 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.025 с.