Лекции.Орг

Поиск:


Если коммуникация — это механизм общения, процесс взаимодей­ствия, то информация — содержательная сторона сообщения, передава­емого в процессе коммуникации




Именно передача информации является сутью всякого процес­са коммуникации. В отличие от понятия коммуникации (существую­щего более пяти веков), понятие «информация» сравнительно «моло­до». Первые попытки его изучения относятся к 20-м годам XX в., ког­да бурное развитие нового средства массовой коммуникации — ра­диовещания — вызвало стремление уточнить, что следует считать ин­формацией. Американские журналисты, задавшиеся этим вопросом ранее других, пришли к выводу, что ею являются только новые, т.е. принципиально не похожие на уже известные, факты. С этого време­ни закрепляется представление о том, что подлинная информация,


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

трансляцией которой занимаются СМИ, — это именно новости, про­изводство которых стало предметом специального изучения с середи­ны 70-х годов XX в.

1.3.1

Трансмиссионная модель К. Шеннона — У. Уивера

и ее применение

Технологические и технические аспекты развития новых систем ком­муникации потребовали и иных, прежде всего количественных, под­ходов к информации. Ответом на этот запрос явилась теория, создан­ная американским ученым К.Э. Шенноном, который во время Вто­рой мировой войны работал инженером в лаборатории телефонной фирмы Bell System. Она была изложена в книге «Математическая те­ория коммуникации», написанной совместно с У. Уивером (1949)'. Шеннон отталкивался от идей русского математика А.А. Маркова («цепи Маркова») и работ американца Р. Хартли, предложившего пер­вое точное измерение информации через передачу символов (поня­тие bit — binary digit — букв, двойная цифра) и язык бинарной оппози­ции, легший в основу машинной обработки информации.

Шеннон понимал под информацией не любые сообщения, но лишь те, что уменьшают у ее потребителя неопределенность, а коли­чество информации измерялось посредством вероятности: наиболь­шее количество информации несет неожидаемое, т.е. маловероятное, событие. Развитием этой идеи Шеннона стало предложенное в 1950-е годы одним из основоположников кибернетики У. Р. Эшби представ­ление об информации как передаваемом разнообразии.

Целью вероятностно-статистической теории Шеннона — Уиве­ра было выявление принципов передачи информации, т.е. осуществ­ление связи между полюсами технической системы. Процесс переда­чи информации, по Шеннону, имеет следующий вид:

источник информации, производящий сообщение (в данном слу­чае речь по телефону),

1 Shannon С, Weaver W. The Mathematic Theory of Communication. Urbana, Illinois: University of Illinois Press, 1948.


1.3. Коммуникация и информация

передатчик или кодировщик,преобразующий сообщение в сигна­лы, поддающиеся передаче (трансформация звуков человеческой речи к электрический сигнал),

каналкак средство передачи сигнала (телефонный кабель),

декодерили ресивер,реконструирующие сообщение из сигнала,

приемник—персона или аппарат, получающий сообщение.

Эта схема получила название «цепь Шеннона — Уивера» (или «трансмиссионная модель»), став основой современных технических теорий передачи информации.

Значительное влияние на понимание информационных процессов оказали, как это часто бывает, исследования в военной области, в част­ности исследования американских ученых, изучавших траектории не­мецких баллистических ракет, а также разработки Норберта Винера — «отца» кибернетики и биолога Людвига фон Берталанфи, создателя «те­ории систем», идеи которых стали теоретической предпосылкой появ­ления в середине 40-х годов прошлого века первого компьютера — тех­нического устройства по переработке информации. В 1948 г., когда была опубликована книга Шеннона и Уивера, вышла в свет также ставшая классикой информатики работа Н. Винера «Кибернетика, или Конт­роль и коммуникации у животного и машины», в которой, учитывая роль информации в современном мире, провозглашено возникнове­ние на ее основе нового — «информационного общества». И хотя сам Н. Винер рассматривал свое футурологическое предсказание как «но­вую утопию», впоследствии термин наполнился реальным содержани­ем (работы Э. Тоффлера, М. Кастельса), и современная эпоха глобали­зации — вне всякого сомнения, эра информационного общества.

Понятие информации становится модным и широко употреб­ляемым повсеместно, чему в немалой степени способствовали успехи не только кибернетики, но и биологии, расцвет которой в 1960-е годы связан с приложением понятия «информации» к изучению процесса передачи наследуемых признаков и расшифровкой строения ДНК, совершивших переворот в понимании природы человека.

Но и в общественных науках использование понятия информа­ции вело к значительному приращению знания. Трансмиссионная мо­дель, дополненная положениями теории систем Л. фон Берталанфи и идеями Н. Винера, стала основой разработки анализа функциониро­вания массовой коммуникации в политике. Политическая жизнь об-


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

щества. рассматривалась как «система поведения», формируемая со­циальным окружением и открытая для воздействия извне, т.е. систе­ма воздействия и результата, или входа (input)и выхода (output),от­клики которой зависят от скорости и точности, с которой информа­ция воспринимается и распространяется.

Американский политолог Карл Дейч в начале 1950-х годов од­ним из первых применил теорию информации к анализу международ­ных отношений (Nationalism and social communication, 1953), несколь­ко позже его соотечественник Дэвид Истон в работе A Framework of Political Analysis (1965) использовал обращение информации в каче­стве исследовательского орудия компаративного (сравнительного) изучения политических систем. Интересен проект француза Абраха­ма Моля, посвященный изучению «экологии коммуникаций», в ко­тором он стремился объединить математическую теорию информа­ции с кибернетическим подходом Н. Винера (работа «Социодинами-ка культуры», вышедшая в русском переводе в 1973 г.).

• 1.3.2

Основные понятия теории информации

Именно в 1940-е годы начинают широко разворачиваться исследова­ния по коммуникативистике — новому междисциплинарному иссле­довательскому направлению, изучающему роль массовой коммуни­кации в обществе во всем многообразии ее проявлений. Ведя свое про­исхождение от технической составляющей термина «информация», коммуникативистика позаимствовала из арсенала информатики и еще ряд важных терминов, главные из которых мы и рассмотрим.

Это, прежде всего, понятие энтропии (греч. еп — в, внутри и trope— поворот, превращение), позаимствованное из термодинамики и вве­денное Шенноном для обозначения неопределенности ситуации (слу­чайной величины), имеющей конечное число исходов, которое ис­пользуется для определения количества информации в сообщении. Иллюстрацией энтропии является естественнонаучный опыт, резуль­тат которого точно не известен до его проведения. Интересно, что Н. Винер считал энтропию как естественную тенденцию к разруше­нию упорядоченности, ведущую к социальной неупорядоченности, т.е. дезорганизации, основной опасностью для существования информа-


1.3. Коммуникация и информация

ционного общества, поскольку она, выступая как мера дезорганиза­ции, является отрицанием информации.

В коммуникативистике энтропия означает кризисную ситуацию в информационном процессе, возникающую в результате шума (noice) — помех для передачи или восприятия нужной информации — и спо­собную оказывать вредное воздействие на информационную среду. Отличить шум от сообщения может только получатель, решающий, какая информация для него важна.

Огромное значение для процессов массового распространения информации имеет ее избыточность, под которой понимается регу­лярная повторяемость сообщений, позволяющая донести желаемую информацию до получателя даже в случае помех (информационного шума). Недостаточная избыточность информации в случае даже оди­ночной ошибки способна повлечь за собой существенное ее искаже­ние. По мнению Н. Винера, именно избыточность — основа получе­ния правильной информации. Широко используемые в практике мас­совых коммуникаций многократные повторы важных сообщений, ко­торые должны быть доведены до сознания аудитории, представляют собой реализацию принципа информационной избыточности, кореня­щегося в психофизиологических основах деятельности человеческого мозга, опирающегося на огромную избыточность информации.

Осознанно мы воспринимаем порядка 10—100 битов информа­ции в секунду, тогда как наши органы чувств — зрение, слух, осязание, обоняние — за то же время воспринимаюттысячи и миллионы единиц информации на подсознательном уровне (именно на этой способнос­ти человеческого мозга основаны известные всем манипулятивные тех­ники — «эффект 25 кадра», нейролингвистическое программирование).

Весьма высокой степенью избыточности обладает и неразрыв­но связанный с мышлением язык. Подсчитано, что в разговорной речи избыточность достигает 72%, в телефонных разговорах лишь 3% ин­формации полезны, а 97% — избыток, в деловых и научных текстах избыточность составляет 85%, что объясняется необходимостью дос­тичь унификации, втом числе терминологической, с целью избежать путаницы и неверного толкования. Однако не стоит воспринимать избыточность как однообразный повтор, поскольку именно благода­ря ей язык обретает богатство, гибкость и выразительность. То же от­носится к любой аудио- и визуальной информации: наибольшей сте­пенью избыточности обладают художественные фильмы.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

Еще одно важное для нас понятие теории информации — тезаурус (греч. thesauros — запас), в информатике обозначает набор терминов (дан­ных) о какой-либо области знания, позволяющих (человеку или маши­не) достаточно быстро и свободно ориентироваться в полученной ин­формации. (В лингвистике под тезаурусом понимается словарь языка с полной смысловой информацией. С развитием междисциплинарности в современной науке новые отрасли знания отграничивают себя именно с помощью тезаурусов. Это греческое слово имеет еще одно значение — «сокровище», которое нашло свое отражение в термине «тезаврация» — накопление частными лицами золота в виде сокровищ. Вспомним в этой связи одно из свойств знания — обладание им вознаграждается.) Можно сказать, что рост нашей квалификации и компетентности в большой сте­пени зависит от роста нашего тезауруса. Поэтому, сообщая ту или иную информацию, необходимо учитывать тезаурус собеседника (аудитории), т.е. его подготовленность к адекватному восприятию получаемого сооб­щения. Реципиент (получатель информации) не сможет извлечь из нее ничего нового в двух случаях: если сообщение слишком сложно (значи­тельно превышает его тезаурус) или если оно неинформативно, т.е. не содержит ничего нового. Создатели массовой информации всегда учи­тывают это обстоятельство: сообщение должно быть понятно, иначе оно просто не воспринимается.

Чрезвычайно важным для понимания процессов массовой ком­муникации является последнее из рассматриваемых нами понятий, заимствованных коммуникативистикой из других наук, — «обратная связь» (feedback). В общем виде под ней понимают процессы, посред­ством которых коммуникатор (передатчик сообщения) получает ин­формацию о том, в какой мере и какого качества сообщение воспри­нял предполагаемый адресат. В традиционных средствах массовой коммуникации, где процесс передачи информации осуществляется линейно, этот один из важнейших элементов трудно уловим, посколь­ку отклик аудитории на сообщения был непрямым и отложенным, для его выявления разрабатывались и применялись специальные методи­ки и техники, прежде всего опросы. Прямая и непосредственная, в режиме онлайн обратная связь возможна только в сетевых СМИ, где происходит модификация «цепочки Шеннона».

Однако, несмотря на это, а также на различные и нередко ради­кально противоположные интерпретации, данная модель остается ба-


1.3. Коммуникация и информация

чисной для всей социологии массовых коммуникаций в любых ее те­ориях — от функционального анализа эффектов массовой коммуни­кации до структурной лингвистики и теории речевых актов.

Итак, процесс коммуникации на основе «цепочки Шеннона», учитывая все выше сказанное, может быть схематически представлен следующим образом (см. рис. 1).

Рисунок 1. Трансмиссионная модель

Источник: Emery E., Ault P.H., Agee W.K. Introduction to Mass Communications. N.Y.: Dodd, Mead and Company, 1971, 3rd ed. P. 7, 8, 9.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

1.4

 

 

Межличностная

и социокультурная

коммуникация

Рассмотрев — по необходимости кратко и схематично — когнитивно-технические составляющие процесса коммуникации, обратимся к конкретике функционирования этого феномена.

Появившись в научной литературе в начале XX в., термин «ком­муникация» быстро, наряду с общенаучным содержанием — как сред­ство связи любых объектов, — приобретает социокультурный смысл, связанный со спецификой обмена информацией в обществе (социу­ме). Необходимыми условиями и структурными компонентами ком­муникации являются наличие общего языка у субъектов коммуника­ции, каналов передачи информации, а также правил осуществления коммуникации (семиотических, этических).

В определенном смысле каждое социальное действие может быть рассмотрено как коммуникативное, т.е. содержащее и выражающее определенную информацию. Однако собственно коммуникативны­ми являются лишь действия, осуществляемые со специальной целью коммуникации, — имеющие мотивационное основание, ориентацию на передачу информации, — и производимые с использованием адек­ватной этой цели знаковой системы.

Эти предварительные замечания позволяют типологизировать процесс коммуникации в обществе по следующим основаниям:

• по характеру субъектов коммуникации (межличностная, лич-ностно-групповая, межгрупповая, межкультурная и т.п.);

• по формам коммуникации (вербальная, невербальная);

• по «уровню» осуществления коммуникации (на уровне обы­денной культуры, в специализированных областях социокультурной практики, в контексте трансляции культурного опыта от специализи­рованного уровня к обыденному и т.п.).


1.4. Межличностная и социокультурная коммуникация

1.4.1

Язык — основа коммуникации

Общество, в котором только и возможно существование человека, представляет собой разветвленную сеть человеческих взаимодействий, основой которых является межличностная коммуникация. Последняя осуществляется преимущественно на основе языка, т е. как вербаль­ная коммуникация.

Язык человека — важнейшее средство общения в силу присущего ему особого качества — репрезентации мышления. Смысл общения, т.е. коммуникации, в человеческом обществе состоит именно в обмене мыслями в процессе языкового взаимодействия между людьми.

В рамках обыденных представлений функцией языка считается приписывание названий вещам. Одно из лучших выражений значения языка принадлежит австрийскому поэту Стефану Георге: «не быть ве­щам, где слова нет», т.е. реальность априорно понимается как орга­низованная и понятая.

Межличностная коммуникация, таким образом, — процесс од­новременного речевого общения коммуникантов (лиц, участвующих в процессе коммуникации) и их воздействия друг на друга. Идеаль­ный тип межличностной коммуникации — беседа двух людей.

«Коммуникация может быть определена как акция общения с помощью знаков (языковых или неязыковых), служащая целям пере­дачи информации (независимо от способа и намерения)»1.

Для человека нет общения без мысли, а человеческое мышле­ние есть преображенное общение, диалог с самим собой, и в этом смысле оно вторично: именно на основе коммуникативной функции языка развивается функция мыслительная. По мнению известного нейропсихолога К. Прибрама, язык является источником «коммуни­кативной деятельности», направленной на предметный мир. С помо­щью речи как осмысленной операции происходит осознанное воспри­ятие окружающей действительности: «Символическое использование знаков и есть речь, а значимое использование символов представляет

1 Grope Е. V. Text und Kommunikation. Stuttgart, Berlin, 1971. S. 1.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

собой мышление. Человек начинает регулировать свои действия по­средством обдуманной, разумной речи и достигает нового уровня ком­муникации»1.

Можно выделить следующие аспекты вербальной коммуникации:

• информирование (трансляция, передача информации);

• индуцирование состояний (побуждение партнеров по комму­никации к действию на основе разъяснения ситуации);

• управление поведением (лингво-практическая коммуникация).

Межличностная коммуникация обладает теми же универсаль­ными составляющими информационного процесса, фиксированны­ми в «цепочке Шеннона»: отправитель (передатчик) — тот, кто сооб­щает некую информацию, канал (способ передачи) — язык (в случае вербальной коммуникации), жест, образ (в случае невербальной ком­муникации), получатель, чье восприятие сообщения зависит от ком­муникативной компетентности, в частности совпадающего с отпра­вителем тезауруса.

Но в то же время межличностная коммуникация обладает це­лым рядом специфических особенностей, отличающих ее от чисто тех­нологической схемы Шеннона:

• ее неотвратимость и неизбежность (человек — социальное су­щество и не может существовать вне общения с другими людьми);

• ее необратимость (невозможно уничтожить сказанное — «Сло­во не воробей»);

• непосредственный характер (осуществляется «здесь и сейчас», вызывая прямую «обратную связь»);

• многоканальность (возможно одновременное использование нескольких каналов приема и передачи информации: можно не толь­ко слышать, но и видеть собеседника, дотронуться до него рукой — тактильная система, уловить его запах — обонятельная система).

Именно многоканальность делает межличностную коммуника­цию, при всей ее кажущейся простоте, крайне сложным и многосто­ронним процессом. Как писал Ницше, «люди свободно врут ртом, но рожа, которую они при этом корчат, все-таки говорит правду».

1 Приорам К. Язык мозга: Экспериментальные парадоксы и принципы ней­ропсихологии. М., 1975. С. 410.


1.4. Межличностная и социокультурная коммуникация

Следует подчеркнуть, что языковое общение посредством от­дельных коммуникативных актов обусловлено прежде всего обще­ственным характером сознания человека и социальным стату­сом индивида. Из истории известно множество ритуалов, регулиру­ющих межличностное общение между представителями разных соци­альных групп, на которые накладываются определенные нацио­нальные и культурные нормы взаимодействий, сохраняющиеся и в со­временном информационном обществе. Речевой коммуникативный акт как основа межличностной коммуникации столь же сильно регулиру­ется идеологическими установками и социально-психологическими мо­тивами деятельности человека. Это естественным образом подводит нас к следующему типу коммуникативных взаимодействий — социокуль­турной коммуникации.

1.4.2

Специфика

социокультурной коммуникации

и ее функции

Поскольку вся конкретная человеческая деятельность происходит в рамках определенной культуры, то всякая реальная коммуникация, вообще говоря, есть социокультурная коммуникация — процесс вза­имодействия между субъектами социокультурной деятельности (ин­дивидами, группами, организациями) с целью передачи или обмена информацией посредством принятых в данной культуре знаковых си­стем (языков), приемов и средств их использования. Именно социо­культурная коммуникация обеспечивает возможность формирования социальных связей, управления совместной жизнедеятельностью лю­дей и регулирования ее отдельных областей, накопление и трансля­цию социального опыта.

Различные интерпретации социокультурной коммуникации, ос­нованные на разных методологических парадигмах, толкуют ее суть либо как совокупность средств передачи социальной информации, образующей базу для становления и развития «информационного об­щества» (технократически рационалистический подход), либо какспо-


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

соб достижения понимания одного человека другим, как механизм «вживания», «вчувствования» (анализ этихтипов социальных действий дан в работах создателя социальной феноменологии А. Шюца, а сам подход назван феноменологической интерпретацией).

Значителен вклад в анализ социокультурной коммуникации не­мецкого философа и социолога Юргена Хабермаса, по мнению кото­рого коммуникативное действие — мегатип всех типов социальных действий: оно не является стратегическим, не ориентировано на ус­пех и тем не менее направлено на общую для всех участников цель, в качестве которой рассматривается понимание. В его теории комму­никативного действия все участники этого процесса ориентируются на обобщенные, интерсубъективно понятые нормы коммуникации, что вкупе с коммуникативной компетентностью и наличием рацио­нальных мотивов делает возможным его осуществление.

Рисунок 2. Схема достижения «истинного согласия», по Ю. Хабермасу

Содержательно социокультурная коммуникация выполняет весьма важные функции в обществе:

1. ориентационную (дающую потребителю информации ориен­тиры природно-социального пространства, жизнедеятельности чело­века в ходе социализации в рамках данного сообщества или человече­ства в целом, формирующую его жизненные и ценностные ориента­ции и установки, задающую критерии оценочных суждений, приори­тетов выбора и т.п.);

2. инновационную (несущую новые для потребителя информации знания о свойствах и признаках явлений, объектов и процессов, тех-


1.4. Межличностная и социокультурная коммуникация

Нологиях и нормах осуществления какой-либо деятельности, актах поведения и взаимодействия, языках, знаках и средствах социокуль­турной коммуникации, т.е. расширяющую его социальный опыт);

3. стимуляционную, или мобилизующую (формирующую и из­меняющую мотивы социальной активности людей, актуализируя зна­ния человека об окружающей действительности и технологиях дея­тельности и усиливая стремление к получению недостающих знаний ради удовлетворения его социальных притязаний и пр.);

4. корреляционную (уточняющую или обновляющую отдельные па­раметры перечисленных выше видов знания, ориентации и стимулов).

Собственно культурную специфику информация приобретает, регулируя представления людей об уровне социальной приемлемости i ex или иных способов осуществления любого рода деятельности, ин-!еллектуальных оценок и позиций, чем в конечном счете и определя­ется функциональная нагрузка этих знаний и представлений. Социо­культурная коммуникация выполняет функцию достижения социаль-i юй общности при сохранении индивидуальности каждого из ее учас­тников, являясь одним из важнейших инструментов обеспечения со­циального взаимодействия, т.е. существования общества как целого.

Основной содержательной единицей социокультурной комму­никации является сообщение (моноаспектная информация о чем-либо) или текст (комплексная информация о многих или нескольких су­щественных аспектах чего-либо). В последние десятилетия стала гос­подствующей культурно-семантическая точка зрения, согласно кото­рой любой культурный объект или процесс обладают семантически­ми, т.е. знаковыми, свойствами и в силу этого является культурным текстом, могущим быть прочитанным (проинтерпретированным) тем или иным способом. Это означает, что вся культура как системная со­вокупность различных культурных феноменов и процессов и каждый ее феномен и процесс в отдельности — средства социокультурной ком­муникации. Именно в этом смысле говорят ныне о культуре как тек­сте. Последнее утверждение, ведущее свое происхождение из пост­структурализма, стало одним из базовых принципов анализа содер­жания массовой коммуникации, поэтому на нем следует остановить­ся подробнее.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

1.4.3

Культура как текст.

Понятие дискурса

Текст (от лат. textum — связь, соединение) — это связанная и связная совокупность знаков, ткань, фактура языков информации, образую­щих некоторое смысловое единство, причем текстом является не толь­ко собственно печатный материал (текст в его традиционном пони­мании), но и аудио- и/или визуальные материалы, также представля­ющие собой совокупность знаков. Знак — наименьший элемент, «атом» коммуникации: им может быть слово, звук, но и фотография, образ на телеэкране, жест, элемент одежды и т.д.

Свойства знаков и знаковых систем, а также законы их взаимо­действия изучает специальная дисциплина — семантика, создателя­ми которой являются швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр (1857-1913), по мнению которого именно язык служит организации и конструированию реальности и одновременно «обеспечивает к ней доступ», и американский философ Чарлз Сандерс Пирс (1839—1914). Во второй половине XX в. изучение именно знакового характера язы­ка и выявление его социальных воздействий стало основой возник­шего во Франции в 1960-х годах структурализма, нацеленного на по­иски структур организации языка и стоящих за ним значений, преж­де всего социальных. Особое место занимает творчество Ролана Бар­та (1915—1980) — одного из основателей Центра по изучению массо­вых коммуникаций (1960). Если Соссюр изучал знаки как носители значений, то Пирса интересовали системы организации знаков, или коды, а Барт, исходя из идеи о социальном происхождении человечес­кого сознания, исследовал культуру, в рамках которой знаки и коды «работают».

Идея структуралистского использования лингвистических под­ходов к анализу культуры базируется на двух основных положениях.

1. Социальные и культурные явления — не просто объекты или события, их суть неразрывно связана со значением и, следовательно, со знаком.

2. Эти объекты определяются через систему или сеть отноше­ний с другими объектами.


1.4. Межличностная и социокультурная коммуникация

В рамках постструктурализма Ж. Деррида (род. 1930) даже выс­казал суждение, что «ничего не существует вне текста», а ученица Р. Барта Ю. Кристева предложила термин «интертекстуальность» для обозначения особого метода прочтения любого текста как составной части широкого контекста культуры, т.е. всякий текст представляет собой открытую для интерпретаций структуру, существующую за счет многих предшествующих текстов (культурного опыта). Поскольку об­ластью интертекстуальности является взаимодействие «своего» и «чу­жого» текста, то возникает проблема соотношения разных культур, изучавшаяся впоследствии в работах Бирмингемского центра. Знак выступает как один из моментов проявления плюрализма значений в непрерывном процессе коммуникативных связей и диалоговых взаи­модействий (проблема, впервые поставленная М.М. Бахтиным) меж­ду создателями текстов и реципиентами. В процессах массовых ком­муникаций именно относительность, изменчивость и плюрализм зна­чений, вкладываемых в тексты отправителем и получателем, играет особую роль, способствуя или препятствуя пониманию.

Совокупность письменных и устных текстов, которые произво­дят люди в ходе разнообразных повседневных практик — организаци­онной деятельности, рекламе, социальной сфере, экономике, СМИ, — представляет собой дискурс (от лат. discursus — рассуждение, довод). Под дискурсом, возникшим как понятие в 1960-1970-е годы, вначале под­разумевалась связанная последовательность событий или речевых ак­тов, позже, в 1990-е годы, дискурс рассматривается как сложное ком­муникативное явление, включающее, наряду с текстом, и экстралин­гвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели ад­ресата), необходимые для понимания текста. Можно сказать, следуя за голландским ученым Т. ван Дейком, что мы понимаем текст только тогда, когда нам понятна ситуация, о которой идет речь.

Дискурс — социально-культурная «нагруженность» языка, ха­рактеристика социально обусловленных типов или способов мышле­ния, которые находят свое выражение в текстах. Он представляет со­бой правила (обычно не артикулированные) описания предметов со­общения, эти правила определяются общностью установок индиви­дов, участвующих в коммуникации (разные дискурсы у передающего


Глава I. Коммуникация и ее роль в обществе

и реципиента — непонимание, шум). Поэтому можно сказать, что дис­курс — это язык в его конкретном употреблении.

Значение текста образуют знаки (ткань) и система связывающих их отношений (дискурс). Обычно эта система (дискурс) не очевидна и может быть «извлечена» при анализе текста — на основе условного и временного отделения формы от содержания (дискурс как «глубин­ное» содержание текста). В связи с этим в последнее десятилетие ак­тивно развивается новое исследовательское направление — дискур­сивный анализ1.

Социально-коммуникативная функция текста включает, таким образом, следующие процессы: 1) общение между адресантом и адре­сатом; 2) общение между аудиторией и культурной традицией, где текст выполняет функцию коллективной культурной памяти; 3) общение читателя с самим собою, где текст выступает в роли медиатора, спо­собствующего структурной самоориентации читателя; 4) общение чи­тателя с текстом, обусловленное тем, что высокоорганизованный текст перестает быть лишь посредником в акте коммуникации и становит­ся равноправным собеседником; 5) общение между текстом и куль­турным контекстом, принимающее либо метафорический, либо ме­тонимический характер; перемещаясь в другой культурный контекст, текст актуализирует прежде скрытые аспекты своей кодирующей си­стемы. Эти перспективы позволяют предполагать существование се­миотически несопоставимых режимов генерирования текста.

Следуя такой логике, непосредственным носителем информа­ции выступает культурная форма соответствующего объекта, явления или процесса. Различают культурные формы, для которых семанти­ческая (знаковая) функция является основной: естественные и искус­ственные языки, церемониальное и сигнальное поведение, обряды и ритуалы, художественные образы и др., от форм, для которых знако­вая функция является дополнительной.

Итак, социокультурная коммуникация представляет собой иерархию системы и структуры самих средств коммуницирования: со-

1 См. довольно подробный анализ в: ФиллипсЛ., Йоргенсен М.В. Дискурс-анализ. Теория и метод / пер. с англ. Харьков: Изд-во «Гуманитарный центр», 2004 (англ. изд. - 2002).


1.5. Масса, массовое общество и массовая коммуникация

общение, текст, специализированная культурно-семантическая подси­стема (отрасль знаний или деятельности в ее информационном аспек­те), локальная культурно-семантическая система (этническая культу­ра, национальный язык), глобальная (международная) семантическая система (интернациональный специализированный язык) и пр. Вмес­те с тем социокультурная коммуникация сама по себе является лишь средством осуществления социокультурного взаимодействия субъек­тов и коллективов, чем и определяется ее основная социальная функ­ция.

1.5

Масса,

массовое общество

и массовая коммуникация

Массовая коммуникация представляет собой специфическую форму социокультурной коммуникации: область культуры, состоящая из от­крытых, упорядоченных процессов трансляции социально значимой информации, поддающихся целенаправленному порождению и регу­лированию.

Как уже говорилось, сам термин «массовая коммуникация» воз­никает в конце 30-х годов XX в. для обозначения нового феномена. И хотя до сих пор нет его общепринятого определения (так, Юрген Рюш выделил 40 различных подходов к определению коммуникации), некое единство в понимании самого явления существует, позволяя вы­делять общие характеристики рассматриваемого феномена.

Понятие коммуникации проанализировано в начале главы, об­ратимся теперь к другой его составляющей — «массовой», — фикси­рующей специфический характер создания (производства) информа­ционного содержания и его обращения в современном обществе.

Понятие «массы» появилось в XIX в., когда начинали формиро­ваться представления о «массовом обществе» в рамках противопос­тавления доиндустриальных и капиталистического (индустриально­го) обществ.

.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

1.5.1

Масса и массовое общество

Понятие массового общества, как правило, связывают с социальны­ми проблемами, порожденными развитием капитализма, которые от­мечали многие социальные мыслители XIX в. — от А. де Токвиля до К. Маркса. Однако собственно теория массового общества формиру­ется в периоде 1920-х по 1960-е годы по двум основным направлени­ям. Это, во-первых, литературная критика, преимущественно англий­ская, представленная Т.С. Эллиотом и Ф.Р. Ливисом, которые гово­рили об утрате высокого качества литературы и культуры в целом, а также об исчезновении культурной публики; во-вторых, представи­тели Франкфуртской школы, анализировавшие политические аспек­ты массового общества, в рамках которого создаются условия для ма­нипуляции массами со стороны правящих элит. Франкфуртцы, сле­дуя своей генеральной линии, рассматривали аудиторию массовой коммуникации как относительно недифференцированную и легко поддающуюся воздействию информации, получаемой из СМИ.

Согласно концепции массового общества, каковым является и современное, преимущественно западное, общество в целом харак­теризуется следующими чертами: 1) сходными чертами, которыми об­ладает каждый индивид, их недифференцированностью, равенством в смысле отсутствия различий, т.е. отсутствием индивидуальности; 2) рутинным характером труда и отчуждением его результатов от ра­ботника; 3) утратой религией своего влияния, отсутствием глубоких и значимых моральных ценностей и склонностью масс к фанатизму; 4) слабостью «человеческих» связей между людьми и уменьшением значения родственных уз; 5) политической апатией масс, становящих­ся легкой добычей манипулирующих ими диктатур и бюрократий; 6) превращением культуры — искусства, литературы, философии и даже науки — в массовую, т.е. низкопробную (в 1962 г. выдающийся английский писатель Ч. Сноу проанализировал эти процессы в сво­ей, быстро ставшей популярной, книге «Две культуры»1). К настоя­щему времени представления о массовом обществе сохраняется как «фоновое» в социальных науках, будучи вытесненным более актуаль-

1 Сноу Ч. Две культуры / пер. с англ. М.: Прогресс, 1976.


1.5. Масса, массовое общество и массовая коммуникация

пыми понятиями «информационного» и «потребительского» обществ. ()днако понятие «массы» по-прежнему играет весьма значительную роль для изучения социально-массовых процессов в современных об­ществах, «единицей» которого выступает «массовый человек», или «че­ловек массы», со всеми присущими ему негативно-уничижительны­ми характеристиками.

1.5.2

«Толпа» и «масса»

Первой моделью «массы»1 была «толпа», представления о которой формируются в конце XIX в. в психологии. Особенности поведения толпы исследовали итальянец Сципио Зигеле (1868—1913), французы Постав Лебон (1841-1931) и Габриэль Тард (1843-1904). Специфика толпы — в изменении поведения человека: в ней он ведет себя иначе, совершает неожиданные для самого себя поступки, словно утрачива­ет собственную индивидуальность, превращаясь в существо, движи­мое примитивными импульсами — все это позволило говорить о пре­обладании в толпе специфического «массового сознания».

Человек как член «массы», т.е. носитель массового сознания, оказывается значительно более подвержен внешнему воздействию. Это обстоятельство широко используют харизматические лидеры, один из которых писал в «Майн Кампф»: «В массовых собраниях мыш­ление выключено. И я использую это состояние; оно обеспечивает моим речам величайшую степень воздействия, и я отправляю всех на собрание, где они становятся массой, хотят они того или нет. Интел­лектуалы и буржуа также хороши, как и рабочие. Я перемешиваю на­род, я говорю с ним как с массой»2.

В коммуникативистике понятие «массы» употребляется для обо­значения большой группы людей, разнородной по социально-демог-

1 Термин «масса» имеет латинское происхождение (massa — ком, кусок) и
первоначально обозначало тесто, используемое для выпекания хлеба. Понятие
«массовый человек», или «человек массы», связано с названием пьесы немецко­
го драматурга Э. Толлера, опубликованной в 1921 г.

2 Цит. по: Леммерман X. Учебник риторики. М., 1997. С. 207.


Глава I. Коммуникация и ее роль в обществе

рафическим характеристикам (принадлежность к тому или иному со­циальному слою, статус, пол, возраст), но сравнительно однородной по своим вкусам, интересам, а главное — единой в своем влечении к массовой культуре и транслирующим ее масс-медиа, формирующим из них и для них стандарты мышления. Для современных СМИ чис­ленность аудитории имеет решающее значение, поскольку в силу эко­номических причин они находятся в системной зависимости от мас­совости их потребителей.

1.5.3

Массовая коммуникация: содержание понятия

Итак, термин «массовый» означает большой объем, область или сте­пень распространения (людей или, например, производства), а поня­тие «коммуникация» относится к созданию и восприятию смыслово­го сообщения, к передаче и получению сообщений. Так, одно из наи­более часто цитируемых определений, принадлежащих М. Яновицу, гласит: «Массовая коммуникация охватывает институты и технику, с помощью которых специализированные группы используют техноло­гические средства (прессу, радио, кино и т.д.) для распространения на большие, гетерогенные и чрезвычайно рассеянные аудитории»1. Прав­да, это определение несколько сужает рамки процесса передачи ин­формации, трактуя его лишь с позиции отправителя сообщения и оставляя за скобками представления об отклике, участии и взаимо­действии со стороны аудитории, т.е. об обратной связи с ней (feedback). Традиционное объединение под общим названием «масс-медиа» столь разных по характеру и времени появления таких средств ком­муникации, как массовая пресса — газеты и журналы (XVIII—XIX вв.), индустрия кино и звукозаписи (начало XX в.), радио (20-е годы про­шлого века), телевидение (1940-е годы), — и расширение этой унас­ледованной от прошлого лексики на новейшие электронные СМИ вы­полняют полезную описательную функцию: используя этот термин, мы понихмаем, о чем идет речь. Однако в научном плане это понятие

1 Janowitz M. The Study of Mass Communication, in: International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 3. N.Y.: Macmillan and Free Press, 1968. P. 41—53.


1.5. Масса, массовое общество и массовая коммуникация

чересчур неопределенно в силу слишком больших различий между иключаемыми в него столь разнородными феноменами. Используется оно скорее в силу привычки, как удобный способ для обозначения об­ласти исследования. Определения же того, как эта сфера должна изу­чаться, каковы предпосылки, на которых должны базироваться иссле­дования массовой коммуникации до сих пор нет. Все это, конечно, мож­но отнести к трудностям становления науки коммуникативистики.

Именно данным обстоятельством объясняется проявившийся с 40-х годов XX в., т.е. практически с момента внесения этого концепта в научные исследования, терминологический «разнобой». Для обо-значения коллективных действий медиа представители Франкфуртс­кой школы Теодор Адорно (1903—1969) и Макс Хоркхаймер (1895— 1973) в своей знаменитой книге «Диалектика просвещения» (1948) предложили словочетание «индустрия культуры»; француз Луи Аль-тюссер (1918—1990), объединив медиа с семьей, церковью и системой образования, обозначил этот конгломерат как «идеологические осно-вы государственного аппарата»; для американца Чарлза Райта Мил-лса (1916—1962) — это «аппарат культуры». По мнению английского социолога Тони Беннета, в этой терминологической разноголосице отразились «новые подходы к изучению медиа, в рамках которых связь между медиа-процессами и более широкими социальными и полити­ческими отношениями истолковывается на языке, который суще­ственно отличается от языка, воплощенного в подходах более тради­ционной социологии массовых коммуникаций»1.

Процесс массовой коммуникации не есть синоним «масс-медиа» (хотя в обыденном языке распространено именно такое — синоними­ческое употребление понятий). Ныне в коммуникативистике существу­ет разграничение между массовой коммуникацией как процессом соци­ального воздействия mass media (в русском языке масс-медиа, или СМИ) на аудиторию, или эффекты ее воздействия, восприятие сообщений масс-медиа, социальная роль СМИ и ее функции в обществе и т.п., и масс-медиа как организованными технологиями, обеспечивающими тех-ническую возможность массовой коммуникации. Эти технологии ис­пользуются и в личных, частных или организационных целях: те же

1 Bennett Т. Theories of the Media, Theories of Society/ M. Gurevitch et al. (eds.). Culture, Society and the Media. L.: Metuen. P. 32.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

медиа, что доносят общедоступные сообщения широкой публике, мо­гут транслировать личные объявления, пропагандистские сообщения, просьбы о милосердии, рекламу и огромное множество другой инфор­мации. Этот момент, как подчеркивает признанный авторитет в совре­менной коммуникативистике Д. МакКуэйл, особенно важен в период конвергенции коммуникационных технологий, когда границы между публичной и частной, широкомасштабной и индивидуальной комму­никационными сетями становятся все менее заметны и значимы1.

В современном обществе массовая коммуникация обеспечива­ет трансляцию той социально значимой информации, которой опе­рируют массы, поскольку она:

1. или возникает в массовой аудитории,

2. или распространяется по массовым каналам,

3. или потребляется массовой аудиторией.

По мнению Д. МакКуэйла, представление о массовом (и гомо­генном) характере аудитории массовой коммуникации, с которым тра­диционно работали исследователи, весьма далеко от реальности, а в результате появления новых технологий и новых способов их приме­нения происходит и увеличение разнообразия технологически опос­редованных коммуникационных взаимосвязей. Трудно не согласить­ся с его утверждением о том, что «массовая коммуникация с самого начала была скорее идеей, чем реальностью. Термин обозначает усло­вия и процесс, которые теоретически возможны, но редко обнаружи­ваются в чистом виде»2, представляя собой то, что Макс Вебер назы­вал «идеальным типом», — понятие, которое подчеркивает ключевые элементы эмпирической реальности. Там же, где массовая коммуни­кация существует в действительности, она, как считает МакКуэйл, оказывается «менее массовой, менее технологически детерминиро­ванной, чем представляется на первый взгляд»3.

Возникает законный вопрос о соотношение понятий «массовая коммуникация» и «массовая информация», поскольку существует неяс­ность в их употреблении, особенно когда говорят о «средствах массовой коммуникации» (СМК) и «средствах массовой информации» (СМИ).

1 McQuail's Mass Communication Theory. 4,h ed. L.: Sage, 2000. P. 11.

2 Ibid.

3 Ibid., 2000. P. 12.


/. 6. «Параметры» массовой коммуникации

Выше было рассмотрено различие между «коммуникацией» и «ин­формацией» как процессом передачи сообщения и его содержа­нием. В случае передачи массовой информации как социальной, ко-торой оперирует масса, или которая рождается в массовой аудитории, пни распространяется по массовым каналам, будучи предназначен­ной «для неограниченного круга лиц», т.е. используя средства массо-вой коммуникации, понятия массовой коммуникации и массовой информации сближаются или даже отождествляются. Правда, в среде коммуникативистов существует еще, по крайней мере, две точки зре­ния. Представители первой относят к СМК также кинематограф и шоу-бизнес, сводя СМИ к прессе, радио и телевидению; вторые от­носят к СМ К технические средства, обеспечивающие межличност­ную коммуникацию, а именно телеграф, телефон, персональный ком­пьютер, модем.

Попытаемся теперь проанализировать основные характеристи-ки и современной массовой коммуникации, используя преобразован­ную для этих целей «цепь Шеннона», в которой ее элементы напол­няются новым содержанием.

1 .6

«Параметры» массовой коммуникации

('огласно самому общему определению, массовая коммуникация — разновидность социокультурной коммуникации, реализуемой на уров­не общества, процесс, в ходе которого специфически организован­ные институты посредством технических средств производят и пере­дают послания большой и рассеянной в пространстве аудитории.

«Отправитель сообщений». Всегда организованная группа (или медийная структура), являющаяся частью специфического социаль­ного института. Располагая систематической организацией и подчи­няясь нормам социального регулирования процесса производства и распространения информации, характерным для данного общества, эта структура зачастую осуществляет функции, отличные от собствен­но коммуникационных.

«Канал». В процессе массовой коммуникации каналы трансля­ции информации представляют собой сложные технологические си-


Глава I. Коммуникация и ее роль в обществе

стемы структурированного массового производства и распространения сообщений, специфические для каждого вида медийных средств (прес­са, радио, телевидение, Интернет и т.п.).

«Информация». Передаваемые определенным отправителем по определенному технологическому каналу сообщения, являющиеся про­дуктом сложно структурированного массового производства. В совре­менном процессе массовой коммуникации создание «информацион­ного продукта» представляет собой чрезвычайно важную составляю­щую системы в целом. Не случайно с самого начала изучения анализ информации, передаваемой СМИ, являлся одной из главных иссле­довательских проблем, заключающейся в «эффектах» воздействия на аудиторию. Позже, с развитием методов семантического анализа, осо­бое внимание стало уделяться изучению содержания сообщений, и только сравнительно недавно в сферу исследовательских интересов попали проблемы производства сообщений в условиях разветвленной современной медиа-системы.

«Принимающая сторона». В качестве принимающей сообщение стороны выступает анонимный индивид, рассматриваемый обычно как часть группы с присущими ей чертами. Как правило, в процессе массовой коммуникации принимающей стороной является относи­тельно большая аудитория (от auditorium, в основе лат. audire — слы­шать) — это все читатели, слушатели, зрители, т.е. совокупность ре­ципиентов массовой информации, каждый из которых выбирает, при­нимать сообщение или проигнорировать его.

1.6.1

Масса, публика, аудитория

В коммуникативистике встречается, по крайней мере, три термина для обозначения принимающей стороны: масса, публика, аудитория. Понятие массы в интересующем нас ключе в 30-е годы XX в. начал разрабатывать американский психолог Г. Блумер, определяя ее как «элементарную спонтанно возникающую группировку»1. Именно це-

1 BlumerH. The Mass, the Public, and Public Opinion// Reader in Public Opinion and Communication / ed. by B. Berelson, M. Janowitz. N.Y., 1953.


1.6. «Параметры» массовой коммуникации

лям организации и сплочения (мобилизации) масс и подчинена дея-тельность средств массовой коммуникации, сообщения которой дол -жны учитывать реальный уровень сознания ее членов. Существенной характеристикой члена массы, по Блумеру, является постоянная не-заполненность его сознания, своего рода «неизбывная жажда», для уто-ления которой он должен заглянуть в очередную газету, потянуться к несмолкающему радиоприемнику и «постоянно заполняемому мель­тешащей мозаикой всевозможных сообщений телеэкрану»1.

Масса, согласно Блумеру, — это негативно маркированная пас­сивная аудитория, которая без разбора «глотает» любую информацию, не вникая в ее содержание, а лишь для удовлетворения своей «неиз­бывной жажды» нового. В американской коммуникативистике суще­ствует специальный термин — heavy viewers (тяжелые зрители), про­водящие у экрана телевизора по 4—5 (а иногда и более) часов в сутки, смотрят все программы без разбора. Именно они оказываются под наибольшим воздействием основного потока массовой информации, демонстрируя определяющую социальную характеристику, усиленную информационной «всеядностью», — конформизм.

Следующий термин — публика, употреблявшийся в начальный период исследования процессов массовой коммуникации Габриелем Тардом, Чарлзом Кули, Уолтером Липпманом и впоследствии приоб­ретший концептуальное наполнение в работах Гарольда Л ассуэла и Г. Блумера. Позже, уже в 1960-е годы, это понятие как синоним «обще­ственности» разрабатывал Ю. Хабермас, связывая ее возникновение с появлением первого массового средства коммуникации — газет. Публика — это также совокупность индивидов, но в отличие от инди­видов массы, достаточно четко осознающих свои интересы, активно реализующих их, а потому имеющих и способных публично выразить собственное мнение. Здесь, как правило, подразумевается мнение, ко­торое публика выражает, участвуя в политических процессах, прежде всего в процессе выборов, когда та же самая публика выступает под названием «электорат», а результатом выраженного ею совокупного мнения является победа той или иной группы организованных инте-

1 Цит. по: ТеринВ.П. Массовая коммуникация: Исследование опыта Запа-да. М.: МГИМО, 2000. С. 23.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

ресов, т.е. партий. Это есть и общественное мнение, или мнение пуб­лики, носителем которого являются информированные активные граждане. (Такое осознанное мнение следует отличать от получаемо­го в ходе опросов и выдаваемого за «общественное» представителями соответствующих организаций по его изучению.)

Понятия «публика» и «аудитория» нередко сближаются, высту­пая как содержательные синонимы: под аудиторией подразумевается публика, к аудитории относят тех, до кого «доходит» смысл разнооб­разной информации, получаемой из разных источников. Иногда, когда хотят подчеркнуть право на свободу слова в условиях одностороннего потока информации в современных СМИ, употребляют понятие «аудитория» (audience), определяя ее как возможность и право на одну из свобод быть услышанным и воспринятым. Таким образом, эти три термина, используемые в коммуникативистике для обозначения «при­нимающей стороны», довольно существенно различаются по смыслу.

В зависимости от научных подходов и предмета исследования, а также интересов практической деятельности, используются различ­ные понимания аудитории, получающей информацию из СМИ.

В социологии массовой коммуникации аудитория — это публи­ка, т.е. совокупность лиц, воспринимающих информацию в зависи­мости от своих возрастных, социально-демографических (поколение) или культурно-образовательных характеристик.

Для специалистов в области массовой культуры аудитория — масса потребителей этой культуры, распространяемой посредством масс-медиа.

Исследователи коммерческо-рекламных аспектов деятельности СМИ рассматривают аудиторию как рынок сбыта. (Неартикулируемый публично принцип взаимодействия рекламных агентств с масс-медиа гласит: «Мы платим вам деньги, а вы обеспечиваете нам аудиторию».)

1.6.2

Однонаправленность массовой коммуникации

Итак, процесс массовой коммуникации в современном обществе но­сит преимущественно однонаправленный и внеличностный характер,


1.6. «Параметры» массовой коммуникации


Таблица 1






Дата добавления: 2015-05-06; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1407 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.052 с.