Лекции.Орг

Поиск:


КОММУНИКАЦИЯ




И ЕЕ РОЛЬ В ОБЩЕСТВЕ

Приступая к анализу любой проблемы, необходимо четко очертить исследовательское поле, принять соответствующие рабочие опреде­ления изучаемого феномена. Это особенно важно в данных темати­ческих рамках из-за чрезвычайно высокой смысловой перегруженно­сти понятия массовой коммуникации. Для определения основных на­правлений исследования проблематики изучаемого предмета полез­но сформулировать ряд вопросов, ответы на которые помогут полу­чить представление о сути дела.

1. Когда возникает массовая коммуникация и каков ее истори­ческий контекст, т.е. социально-политические, культурные и техно­логические основания появления этого феномена.

2. Первое научное формулирование (артикуляция) проблемы и генезис ее развития.

3. Современное состояние дел: значение данной проблемы здесь и сейчас, основные подходы и методы ее изучения.

4. Прагматический аспект — что дает изучение данного вопроса.
Такой историко-генетический принцип изложения мы и поста­раемся реализовать в книге.

1. 1

Роль коммуникации в обществе

Рассматривая роль коммуникации в истории человечества, не будет преувеличением утверждать, что без коммуникации общество как та­ковое вообще не может существовать, вне ее есть лишь отдельно су­ществующие личности. Общество — сеть отношений, возникающих и поддерживаемых главным образом благодаря коммуникации. Даже удалившиеся от мира отшельники связаны — мысленно — с другими


Глава I. Коммуникация и ее роль в обществе

живыми существами, поскольку полное одиночество для человека — одно из самых страшных наказаний. Потребность в обмене инфор­мацией как необходимая основа общения возникла с появлением че­ловека разумного (homo sapiens), глубоко проникнув в его поведение, привычки, обычаи. Поэтому не будет сильным преувеличением ут­верждение, что Homo sapiens — существо коммуницирующее, а сама коммуникация существует столько же, сколько существует человечес­кое общество, выступая как его системообразующая основа.

В настоящее время для обозначения массовой коммуникации повсеместно употребляется термин «mass media» (в России чаще всего в калькированном виде — масс-медиа). Поскольку научное изучение любого явления требует терминологической определенности, обра­тимся к этимологии данного понятия.

Media (мн. ч. от лат. medium — посредник) встречается уже в XVI в. в английской речи, в XVII в. используется в языке философии, а с XVIII в. начинает употребляться применительно к газетам — исторически пер­вому специальному носителю массовой коммуникации. С середины XIX в. это понятие приобретает современное значение — распространение сообщений с помощью особых средств связи (по­чта, телеграф). Для обозначения газеты в качестве рекламного посред­ника понятие «медиа» применяется с начала XX в.

Термин «communication» (от лат. communicare — делать общим, свя­зывать) существует в английском языке с XV в., обозначая любой про­цесс сообщения, передачи. В XVII в. его содержание расширяется, вклю­чая физические способы сообщения, прежде всего транспортные ли­нии коммуникации (дороги, каналы, позже железные дороги).

В научный оборот понятие «коммуникация» ввел в 1909 г. аме­риканский социолог, один из виднейших представителей Чикагской социологической школы Чарлз Хортон Кули (1864—1929), определив ее как средство актуализации «органически целого мира человечес­кой мысли»1. В качестве средств организации общения в начале XX в. он называет газеты, почту, телеграф, железные дороги и образование.

1 См.: Cooky Ch.H, The Significance of Communication // Reader in Public Opinion and Communication / ed. by B. Berelson, M. Janowitz. N.Y., 1953.


1. 1. Роль коммуникации в обществе

По мнению одного из виднейших представителей современной коммуникативистики, профессора Амстердамского университета Дэниса МакКуэйла1, сам термин «массовая коммуникация» возник в конце 30-х годов XX в., фиксируя распространение новых способов массовой передачи социальной информации — развитие радиовеща­ния (20-е годы), позже телевидения (40-е годы) и их все возрастаю­щую роль в обществе2. Это объединенное расширенное понятие для обозначения прессы и вещания отразило новый этап в развитии об­щества — появление современных масс-медиа.

Следует отметить, что в этот период термин «масс-медиа» вы­полнял функцию скорее метки, очерчивая некое общее понимание нового феномена и позволяя описать его типичные черты. Сложность строгого, т.е. научного, употребления понятия «массовая коммуни­кация» связана со множеством коннотаций (смыслов), которыми на­гружен каждый из составляющих его терминов, о чем речь пойдет ниже. Так, термин «коммуникация» до сих пор не имеет общеприня­того определения, хотя ныне большинство исследователей принима­ет предложенную руководителем Анненбергской школы (США) про­фессором Джоном Гербнером дефиницию — «социальная интеракция через сообщение».

Сегодня массовая коммуникация рассматривается как процесс передачи информации большим группам людей с помощью специ­альных средств — масс-медиа (mass media) или средств массовой ин­формации (СМИ).

Существует несколько возможностей изучения такого явления, как массовая коммуникация. Прежде всего это медиаориентированный подход, исходящий из посылки об относительной автономности средств массовой коммуникации в обществе. Его используют преиму­щественно представители самих средств массовой коммуникации, которые склонны к преувеличению собственной роли в обществе, под­черкиванию всеобъемлющего характера и чуть ли не всемогущества

1 McQuail D. Mass Communication Theory. An Introduction. Sage Publications,
1994.

2 Williams R. Keywords a Vocabulary of Culture and Society. N. Y.: Oxford Univ.
Press, 1976. P. 169-170; 62-63.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

современных СМИ. При этом в качестве определяющих факторов рас­сматриваются либо технологические возможности массовой комму­никации, либо особенности ее содержания.

Используемый автором подход может быть определен как соци­ально ориентированный, рассматривающий массово-коммуникативные процессы как зависимые и определяемые процессами более общего порядка, прежде всего социально-политическими и экономическими. В этом смысле теория массовой коммуникации является, по сути, при­ложением к теориям более высокого уровня, но не в оценочном смыс­ле (выше значит лучше), а в отношении степени обобщения.

Итак, в самом общем виде коммуникацию можно определить как одну из основ человеческой жизнедеятельности, тип взаимодействия между людьми, предполагающий обмен знаниями.

1.2

Коммуникация как передача знания

Что такое знание? Словари и энциклопедии вряд ли помогут ответить на этот вопрос; они предлагают либо логически нестрогие1, либо од­носторонние определения, ориентированные на какую-то конкрет­ную теоретико-познавательную позицию2, либо — если это философ­ские словари и энциклопедии, — слишком детальные тяжеловесные описания со ссылками на труды разных философов, включающие мно­жество уточнений и оговорок.

_____________________

1 «Знание — состояние, принадлежность знающего что-либо» (Даль В.И.
Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1976. С. 688). Ясно,
что у знающего что-либо может быть множество других состояний наряду с со­
стоянием знания, например у него может болеть голова и т.п.

2 В Советском энциклопедическом словаре дается такое определение зна­
ния: «Проверенный практикой результат познания действительности, верное ее
отражение в мышлении человека» (М, 1979. С. 456). Нельзя согласиться с по­
добным определением: знание не обязательно должно быть верным — оно мо­
жет быть и ошибочным, и не всегда проверяется практикой, а может принимать­
ся на веру.


1.2. Коммуникация как передача знания

Для наших целей знание надо рассматривать максимально широ­ко: не только истинное (верное) и не только научное, но и всякого рода мнения и представления, услышанное и увиденное, прочтенное и вспо­минаемое, догадки и фантазии — все это также должно быть отнесено к знанию; сюда же, разумеется, следует включить и результаты науч­ных исследований, основанных на продуманной стратегии и отрабо­танной методологии, как и сами применяемые стратегии и методоло­гии. Иными словами, понятие знания в широком смысле состоит из самых разных элементов: это и самые общие знания, разделяемые все­ми членами общества или всем человечеством, и специализированные знания, являющиеся принадлежностью определенных социальных, профессиональных или демографических групп, а также субкультур­ные и даже эзотерические знания, предсталяющие собой строго обе­регаемое достояние узких сообществ.

Знание можно рассматривать по отношению к его носителям (и здесь также не нужны ограничения): они могут быть духовными, напри­мер человеческое сознание, или материальными и техническими — бе­реста, бумага, глиняные плитки, граммофонные пластинки, ком­пьютерные дискеты, CD, микрочипы и проч. Весьма разнообразны и средства переработки знаний — от человеческого мозга до суперком­пьютеров и других технических средств.

Чтобы наше представление о знании не стало в конце концов бессодержательным от его чрезмерного расширения, надо выделить то общее, что имеется во всех видах знания независимо от их содер­жания, носителя, степени их распространенности и обстоятельств су­ществования.

Это общее — наличие информации, понимаемой как сообщение (предложение, высказывание), констатирующее наличие или отсут­ствие определенного состояния дел. Причем не важно, верное («ис­тинное») оно или нет, обосновано рационально или не обосновано, выражено в вербальной (языковой) или невербальной форме, откры­то (эксплицитно) или молча (имплицитно) предполагается. Именно информация является ядром всякого знания (понятие информации будет детально рассмотрено далее в этой главе). Пока речь пойдет о более широком понятии знания.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

1.2.1

Свойства знания

Знание отличается от всего сущего в силу целого ряда особых, весьма необычных свойств, которые и определяют специфику как его сово­купностей, структур, так и связанных с ним форм деятельности. Не­мецкий философ Г. Шпинер перечисляет восемь таких специфичес­ких признаков1, мы добавим к этому списку еще один.

• Главным из признаков знания, отличающих его от других ве­щей и явлений, является его символический характер, вытекающий из функции репрезентации (представления), свойственной ему в процес­се познания. Знание всегда есть информация «о» чем-то, «относитель­но» чего-то или «по поводу» чего-то. Это «что-то», знанием чего (или о чем) оно является, представляет собой определенное предметное содержание знания. Но знание — не прямое и непосредственное «от­ражение» этого содержания; в результате познания человек всегда по­лучает не объект как таковой, а его более или менее выраженную (ре)-конструкцию. Возможности и пределы истинного познания изучает философская наука эпистемология (от греч. epistemologia), или теория познания.

Говоря о знаниях, мы имеем в виду когнитивную (от лат. cognitio — познавание, понимание, представление) репрезентацию объектов и яв­лений внешнего мира, т.е. их представление в сознании человека, или их информационную составляющую. Можно различать «внутреннюю» и «внешнюю» репрезентации. Внутренняя репрезентация — это пред­ставление вещи в наших чувствах и сознании, внешняя — представле­ние в других, технических или не технических посредниках — от языка или компьютера. И в том, и в другом случае речь идет о знании.

Можно говорить о репрезентации второго порядка, т.е. о репре­зентации репрезентированного, когда имеющееся знание (репрезен­тация) само требует «репрезентации» для того, чтобы быть перерабо­танным в разного рода технических системах. В этих случаях симво-

1 Spinner H. Die Wissensordnung. Ein Leitkonzept fur die dritte Grundordnung der Informationszeitalter. Opladen, 1994. S. 27-28. Изложение идей Г. Шпинера дано по: Ионин Л.Г. Парадоксальный сон. Статьи и эссе. М.: Университетская книга, 2005. С. 107-149.


1.2. Коммуникация как передача знания

лическая функция репрезентации по отношению к «миру» или «реаль­ности» никакой роли не играет. Семантику (т.е. смысл) знаков тогда можно не принимать во внимание также, как и прагматику (отноше­ние знания к тому, кто им пользуется).

Символический характер знания позволяет человеку распоря­жаться явлениями и объектами, даже реально не располагая ими. Так, с помощью знания можно манипулировать вещами, удаленными во времени и пространстве, описывать изобретенные или просто нафан­тазированные вещи и явления. Можно делать вещи осязаемыми пу­тем их описания, обдумывать действие, не совершая его.

• Другой важный признак — непредметный характер знания. В нем, собственно, и заключается нематериальность знания, контрастирующая с твердостью и тяжестью материальных объектов, с которыми мы стал­киваемся в повседневной жизни. По причине своей нематериальнос­ти знание в высшей степени подвижно, расположено к перемене мес­та, времени, к изменению собственного состояния. Все это делает знание значительно более легким в обращении, чем предметы, кото­рые оно репрезентирует, представляет.

Непредметный характер знания является основой многих важ­ных дифференциаций: например, различения между материальными и духовными благами, как они определяются в философии, между ма­териальной и духовной культурой, как их трактуют культурологи, или между материальной и интеллектуальной собственностью, как они по­нимаются у юристов. Во всех трех случаях знание принадлежит к пос­ледней категории перечисленных бинарных оппозиций.

По причине своей нематериальности знание весьма уязвимо: оно легко подвергается отрицанию. Отрицание — противоположно на­правленная информация; в философии, как и в жизни, это называет­ся критикой. Знание уязвимо с точки зрения его содержания, которое может быть искажено путем дезинформации; знание легко проигно­рировать. Но в то же время знание практически неуничтожимо1: од­нажды полученное, открытое, «изготовленно» знание, если оно важ-

1 Информация принципиально неуничтожима. Булгаковская фраза из ро­мана «Мастер и Маргарита» — Рукописи не горят — представляет собой метафо­рическую версию данного тезиса.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

но, может быть уничтожено лишь с огромными затратами средств и усилий. (Это хорошо известно из криминальных романов: для того, чтобы уничтожить знание, мало убить его носителя — надо уничто­жить самого киллера, потом заказчика и т.д. и т.д.)

Именно по причине своей нематериальности, несвязанности с определенным местом и временем, знание обретает поистине боже­ственные свойства вневременности, бесконечности существования, потенциальной вездесущности и неограниченной возможности само­репродуцирования, а кроме того еще и возможности воздействия как на человеческий мир, так и на мир физических вещей и явлений.

Один из наиболее интересных способов понимания этих свойств знания предложил выдающийся английский философ сэр Карл Поппер (1902-1994) в своей концепции «трех миров». Согласно его воззрениям, существуют три мира: первый — мир физических объектов или физических состояний, второй — мир сознаний, состояний сознания, третий — «мир интеллигибилий, или мир идей в объективном смысле: это мир возможных объектов мышления»1, т.е., по суще­ству, мир знаний.

Предмет философии — знание, т.е. «проблемы, теории и аргументы как таковые. Знание в этом смысле совершенно независимо также от чьего-либо убеждения или расположения к согласию с ним, или к утверждению его, или к действию. Знание в объективном смысле есть знание без познающего: это зна­ние без знающего субъекта»2. Именно это «знание в объективном смысле», или, говоря другими словами, объективное содержание знания и есть попперовский «третий мир».

Попперовские «три мира» организованы таким образом, что могут взаи­модействовать попарно: первый и второй, второй и третий. Первый и третий миры не могут взаимодействовать непосредственно, безучастия второго — мира субъек­тивных идей, являющегося медиумом взаимодействия. Причем совместное дей­ствие первого и третьего миров рассматривается Поппером не как воздействие физического мира на мир идей, а наоборот, как воздействие мира абстракции на физическую реальность. Ход его рассуждений примерно таков: невозможно от­рицать, что мир философских и научных теорий — третий мир — оказывает на физический мир огромное влияние посредством деятельности «технологов»,

1 Popper K.R. On the Theory of Objective Mind, in: Internationaler Kongress fur
Philosophic Akten. Bd. I. Wien, 1968. P. 26. См. также: Idem. Objective Knowledge.
The Evolutionary Approach. Oxford, 1972.

2 Idem. Epistemology Without Knowing Subject // Philosophy Today. Vol. 2.
L., 1969. P. 228.


1.2. Коммуникация как передача знания

изменяющих физический мир путем практического приложения некоторых след­ствий из этих теорий. Но это не означает, что на физический мир воздействуют люди (т.е. субъективные идеи — попперовский второй мир), ибо сами индиви­ды, разрабатывавшие научные теории, не были осведомлены об их возможных последствиях. Отсюда Поппер делает вывод: «Следовательно, эти возможности были спрятаны в самих теориях, в самих объективных идеях, и они открыты в них людьми, которые пытались понять эти идеи»1. Этим утверждается тезис об объективном, независимом от субъектов, существовании третьего мира и о воз­можности его воздействия на первый мир при участии человека как посредника. Возникает, правда, вопрос: как можно говорить об автономии третьего мира, если известно, что он — продукт человеческой деятельности, произведен человеком. Поппер полагает, что здесь нет противоречия. В соответствии с его позицией, третий мир, т.е. мир знаний, является продуктом человека также, как мед продуктом жизнедеятельности пчел, будучи непреднамеренным результа­том его деятельности. Пример — теория чисел. Натуральные числа, говорит Поп­пер, есть продукт человека, его языка и мышления. Однако существует беско­нечное количество таких чисел, которые никогда не назывались человеком и не использовались компьютером, также, как существует бесконечное количество истинных и ложных уравнений с этими числами, не решенных и никогда не ре­шавшихся человеком. Но еще более важным для доказательства автономного су­ществования мира идей является тот факт, что натуральный числовой ряд произ­водит новые и неожиданные проблемы. Эти проблемы автономны, ибо они ни в коем случае не созданы нами, но нами открыты, обнаружены и существовали до этого открытия. Третий мир столь же автономен, объективен, как и первый. Как объективное состояние дел в первом мире не зависит от субъективных состояний второго мира (субъективных значений), так же не зависят от них объективно су­ществующие значения третьего мира (проблемы, теории, методологии и др.): как Христофор Колумб на деле открыл Америку, полагая, что обнаружил Индию, так и знаменитый астроном Иоганн Кеплер в поисках мировой гармонии разрешил физическую проблему, открыв второй закон движения планет, согласно которому они движутся по эллипсам, в одном из фокусов которого находится Солнце. Все это, считает Поппер, объясняет, почему «третий мир является генетически про­дуктом человека, хотя по своему онтологическому статусу он автономен»2.

Попперовская философия «третьего мира» как раз позволяет по­нять поистине божественные свойства знания, следующие из его не-

1 Popper K.R. On the Theory of Objective Mind in: International Kongress fur
Philosophic Akten. Bd. I. Wien, 1968. P. 26.

2 Idem. Objective Knowledge. The Evolutionary Approach. Oxford, 1972. P. 30.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

материальности: знание вневременно, ибо, согласно Попперу, пробле­мы и теории существуют объективно и им, собственно, все равно, когда люди их решат и откроют, да и откроют ли вообще; знание бесконечно, как бесконечен ряд натуральных чисел; знание вездесуще, ибо может ак­туализироваться или же применяться везде, не изменяя ни на йоту своей собственной природы, и обладает неограниченной возможностью воз­действия как на человеческий мир, так и на мир физических вещей.

• Третьей особенной характеристикой знания является его способность быть истинным. Это уникальная характеристика, отличающая знание от вещей и явлений материального мира, индифферент­
ных по отношению к истинности. Всякий предмет или явление либо существует, либо не существует, но о них нельзя сказать, что они истинны или ложны. Истинны или ложны наши знания о них. В этом проявляются и сила знания, поскольку оно получает возможность опе­
рировать независимо от самих предметов знания, и его слабость, поскольку именно по этой причине оно (в отличие от «неинформационных» вещей, фактов и событий) легко поддается фальсификации.

Теоретико-познавательные характеристики совершенного зна­ния—точность, полнота, обоснованность, рациональность, —хотя и не относятся к свойствам всякого, особенно повседневного, знания1, но приветствуются в любых жизненных ситуациях. Однако при этом надо точно представлять себе, что знание — это не истина. Оно «спо­собно быть истинным» (и с этим обычно считаются даже те, кто ста­вит искажение знания своей целью), но истинность не является не­пременным качеством знания.

• Следующий специфический признак знания — его принадлежность к «общественному благу». Его можно включить в юридическую категорию «бесхозной собственности», которой каждый человек мо жет по-своему распорядиться в пределах своих гражданских прав и фактических возможностей. В современном обществе существуют

1 Со времен Платона повседневное знание третировалось философами как «докса» — обманчивое «мнение». Ситуация стала меняться лишь в 20 столетии, когда философы стали всерьез заниматься обыденным знанием и обыденным языком. Выяснилось, что именно обыденность, повседневность является глав­ным источником формирования знаний и образов мира.


1.2. Коммуникация как передача знания

общие и особенные нормы распоряжения знанием. Общие нормы, так называемые информационные свободы — свобода слова, свобода ве­роисповедания и т.д., — в демократическом обществе гарантированы каждому человеку. Свободы эти могут ограничиваться двояко. С од­ной стороны, возможны специфические изъятия из общих свобод, оп­ределяемые законодательно, с другой — существуют «практики» ог­раничения информационной свободы, сложившиеся в морали, обы­чаях и т.п. Особые правила практикуются в разных сферах деятельно­сти; примером их могут служить нормы свободы исследования и пре­подавания, практикуемые в научном сообществе.

Общественный характер присущ знанию изначально. Даже там, где собственность на знание определяется юридически (например в авторском или патентном праве), бывает очень дорого и трудоемко ре­ализовать соответствующие нормы на практике, как это, в частности, происходит в случае пиратства на видео- и книжном рынках. В совре­менных условиях именно для целей защиты информации разрабаты­ваются многочисленные, крайне сложные и дорогие технические си­стемы, хотя достижения в этом направлении ограничиваются проти­воположно направленной тенденцией разработки все более сложных технических средств размножения и считывания информации.

Прогресс, таким образом, идет в обе стороны. С одной стороны, выступает изначально присущее знанию стремление к свободе, с дру­гой — ограничение свободы знания в силу различных интересов в раз­ных сферах общества (например, автор обладает правом на защиту своей интеллектуальной собственности, тогда как потребитель — пра­вом на информацию).

• Пятой особенной характеристикой знания является его неот­чуждаемость. Экономисты говорят о «нетривиальности» информации как товара, подразумевая под этим парадоксальное свойство знания — его можно отдать, при этом не утратив: то, что человек сообщает дру­гому, становится общим, но при этом не делится пополам. Тот, кто сообщил, не утрачивает того, что он сообщил, его знание даже не уменьшается, а ценность может возрасти. Бывает, что именно широта круга посвященных повышает ценность знания, поэтому ученые или писатели стремятся к публикации своих знаний, делая это даже за соб­ственный счет, а иногда и навязывая свою информацию. Повышение


Глава ]. Коммуникация и ее роль в обществе

ценности знания о товаре при расширении круга знающих — одно из базовых положений рекламной деятельности.

«Не совершенно, но парадоксально человеческое знание, — пи­шет Шпинер. — Знание можно отдать, в определенных обстоятель­ствах даже продать, и вместе с тем сохранить его за собой. После сделки человек знает столько же, сколько и до нее. Теряется в конечном сче­те лишь "эксклюзивность" его знания, а в случае продажи — права на распоряжение им»1.

В связи с этим существует мнение, что знание не укладывается в рамки экономической теории обмена, потому что его трудно обме­нять. Некоторые авторы, наоборот, считают, что знание как товар уп­рощает обмен, ибо здесь невозможно расторгнуть сделку после того, как она осуществлена: полученное знание нельзя вернуть назад. Воз­никают и другие экономические парадоксы, связанные с продажей знания.

• Шестым особенным свойством знания является то, что исполь­зование его вознаграждается. Знание и в этом отношении — товар спе­цифический. В противоположность нормальному экономическому поведению, которое ориентируется, в конечном счете, на рациональ­ное исчисление «затраты/прибыль», когнитивное поведение, т.е. из­готовление, улучшение, распространение знаний, мотивируется со­вершенно иначе.

Познание нового часто является достаточным стимулом само по себе, независимо от того, следует ли в результате материальное воз­награждение. Здесь речь идет не только о деятельности «энтузиастов науки», посвящавших себя ей бескорыстно, без всякой надежды на вознаграждение, нередко жертвуя всем своим достоянием в пользу знаний, но о том, что каждый человек мотивирован на познание. Именно поэтому существуют информационные свободы, а там, где они отсутствуют, идет борьба за «право знать», и знание, получаемое в результате реализации этих свобод, само по себе является вознаг­раждением. (Никто ведь не навязывает людям обязанность знать; само это словосочетание звучит бессмысленно.)

1 Spinner H. Die Wissensordnung. Ein Leitkonzept fur die dritte Grundordnung der Informationszeitalter. Opladen, 1994. S. 30.


1.2. Коммуникация как передача знания

Все сказанное относится прежде всего к индивидуальной моти­вации, а не к деятельности корпораций и организаций, которые, за­думывая, например, рекламную кампанию, производят расчет затрат (в конечном счете включающихся в цену товара) и прибыли.

• Следующее особенное качество знания — индифферентность
знания по отношению к его «носителю».
Говорят о «бродяжнической»
природе знания и его стремлении переходить от «носителя» к «носителю», с каждым из которых оно непрочно связано. Если под носителями
понимать информационно-технические средства, то «бродяжничество» есть метафора, выражающая принципиальную взаимозаменяемость физических носителей информации. Физическая природа этого «бродяжничества» состоит в легкой, практически безграничной ныне воспроизводимости знания, экономическая — в дешевизне процесса воспроизводства (сканирование, копирование, печать и т.п.).

Следует сказать, что подобная индифферентность знания по от­ношению к его носителям (как и многие другие из рассмотренных выше его черт) является порождением сравнительно недавнего време­ни. Природа знания претерпела (и продолжает претерпевать) значитель­ные изменения в процессе исторического перехода (совершающегося и ныне) от маленьких индивидуальных «носителей» (человеческий мозг или «дух») к бюрократическим организациям, а затем и к суперкомпь­ютерам и прочим суперсистемам переработки данных. Только и имен­но к современному положению знания можно отнести слова Шпинера о том, что «бродить знанию в радость, и очень трудно ему в этом поме­шать к великому сожалению тех, кто хотел бы закрыть его дороги — от "секретчиков" до защитников авторских прав»1.

• Восьмая характерная черта (противоположная обычному представлению о нем) — знание равнодушно к сознанию, т.е. оно не обязательно рефлексировано. Сознание стремится к знанию, но не наоборот, и в этом смысле знание напоминает физические «вещи». Это имеет
место и в том случае, когда знание содержится на физических носителях (хранение и переработка знания не требует присутствия человека; на этом основана расширительная трактовка информации в теории информации), но также и тогда, когда носитель знания — чело-

1 Spinner H.Op.cit. S. 31.


Глава 1. Коммуникация и ее роль в обществе

веческий индивидуум. Знание может быть неосознаваемым, бессоз­нательным, подсознательным, досознательным, забытым и т.д. и т.п. Что бы ни означал каждый из этих терминов в контексте разных науч­ных школ и направлений, все они отражают одну и ту же важную ха­рактеристику знания — его относительную независимость от созна­ния человека. Как говорил Поппер, знание генетически является про­дуктом человека, но в онтологическом смысле оно автономно.

Эта особенность знания порождает ряд проблем в экономичес­ком и правовом отношении, например, проблему права доступа и гра­ниц доступа одного человека к информации, содержащейся в «бес­сознательном» другого человека, или проблему того, имеет ли право человек, в бессознательном которого содержится определенная ин­формация, продать ее, является ли он в полном смысле слова ее хозя­ином, или это «бесхозная собственность». Точно так же нуждается в правовой регуляции вопрос о том, может ли знание навязываться че­ловеку путем введения его непосредственно в «подсознание» (пресло­вутая проблема двадцать пятого кадра или нейролингвистическое про­граммирование).

Вместе с тем, в отличие от физических вещей, знание не полно­стью равнодушно к сознанию, потому что связано с ним генетически и имеет гораздо больше шансов стать осознаваемым, чем внешние «вещи».

• И, наконец, последнее из свойств знания, на которых мы оста­навливаемся, — его способность к возрастанию, неистово быстрому, многократному и практически беспредельному. Пожалуй, это его свой­ство можно было бы назвать исключительным, если бы не аналогич­ная способность человеческой массы, отмеченная Э. Канетти1. На­чиная с Нового времени рост знания в науке и примыкающих к ней областях непропорционально превысил рост продукта во всех других сферах и секторах общественной жизни. Экспоненциальный прирост знания, получивший название информационного взрыва, превзошел даже значения экспоненциального роста населения Земли.

Все эти девять специфических характеристик знания, разумеет­ся, не являются всеобъемлющими, будучи предельно обобщенным

1 См.: Канетти Э. Масса и власть. М.: Ad Marginem, 1997.


1.3. Коммуникация и информация

описанием его отличительных свойств. Признаки знания варьируют­ся от общества к обществу, от региона к региону земного шара, от од­ного общественного сектора к другому, от одной научной системы к другой. Кроме того, само знание может подразделяться на множество видов: научное и повседневное, современное и традиционное, есте­ственнонаучное и гуманитарное, мистическое и рациональное и т.д. и т.п. Однако, как уже было отмечено, это не вечные и неизменные ха­рактеристики знания. Разные мыслители в различные времена по-своему отвечали на вопрос, что такое знание, и формулировали не­схожие «словесные портреты» знания.

Коммуникация и информация

Всe виды и формы знания объединяет наличие информации. Инфор­мация (от лат. informatio — разъяснение, изложение) — это сообщение (предложение, высказывание), передаваемое людьми устным, пись­менным или другим способом (с помощью условных сигналов, тех­нических средств и т.д.). Говоря о знаниях, мы остаемся в основном в сфере философии, применяя же понятие информации как «техничес­ки» ориентированного термина, мы получаем возможность перейти в сферу социологии и теории СМИ.






Дата добавления: 2015-05-06; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 451 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.019 с.