Лекции.Орг

Поиск:


Групповая психотерапия: Д. Л. Морено




Джекоб Леей Морено (1892—1974) родился в Бухаресте, окончил Венский университет, где получил два образования — философа и врача. В пери­од учебы им был разработан проект организации групп самопомощи и взаимопомощи для одиноких проститу­ток Вены, который, как считал сам Морено, положил начало движению групповой психотерапии. Он отметил, что групповые занятия выявили четыре? основных эле­мента, которые затем стали краеугольным камнем груп­повой психотерапии: автономность группы, наличие оп­ределенной групповой структуры, проблема коллектив­ности и проблема анонимности. В 1916 г. Морено стал работать над вторым проектом организации групп само­помощи для итальянских крестьян, которые вынуждены были поменять место жительства. Им надо было адапти­роваться в новых условиях. Полученные при этом дан­ные послужили основой для разработки методики груп­повой социометрии, которая стала фундаментом его сис­темы психодрамы и групповой психотерапии.

В 1925 г. Морено переехал в США. В Нью-Йорке в Плимутском институте он работал с детьми, используя психодраматический подход. Кроме того, он проводил обследование заключенных государственной тюрьмы Нью—Йорка и детей-правонарушителей, обучавшихся в подготовительной школе. Результатом исследований по групповым взаимодействиям явилось построение социограммы. В 1929 г. Морено приступил к осуществлению программы «открытой» психодрамы в любительской труп­пе Карнеги-холла. В 1934 г. вышла в свет его моногра­фия «Применение группового метода для классификации», в которой он определил содержание терминов «груп­повая терапия» и «групповая психотерапия», подробно описав специфический комплекс операций. Так было привлечено внимание Американской психотерапевтичес­кой ассоциации к групповой психотерапии.

Большое влияние на формирование мировоззрения Морено оказали идеи Фрейда. Морено был в гуще науч­ной и общественной жизни, был знаком с работами К.Маркса и Ф.Энгельса и критиковал их, чем можно объяснить тот факт, что в нашей стране в годы застоя о нем даже не упоминали. Так, в фундаментальной книге М. Г. Ярошевского «История психологии» издания 1985 г. о нем не сказано ни одного слова. Между тем, его мож­но считать создателем современной социальной психо­логии и групповой психотерапии.

Еще Салливен указывал, что развитие личности обус­ловлено сетями межличностных отношений. Морено попытался создать процедуры для описания и измере­ния этих сетей и вместе со своими коллегами разрабо­тал социометрические методы. Он указывал, что как судьба организма зависит не столько от формы тела (ана­томии), сколько от состояния клеток (гистологии), так и в обществе судьба людей зависит не от социального ус­тройства, а от того, в какой реальной группе живет че­ловек. Он призывал изучать «гистологию» человеческо­го общества — структуру и функцию малых групп.

Первые исследования Морено проводил в детских садах. Ребятам разрешалось садиться в столовой за те столики, которые они сами выбирали. Все передвиже­ния фиксировались на кинопленку. Киноаппарат был подвешен к потолку. Оказалось, что возле одного ребен­ка (лидера) собиралось большое количество детей, дру­гой же оставался в одиночестве. Так, формировались «звезды» (первичные неформальные "Группы) -и выявля­лись отверженные.

Морено был первым, кто провел эмпирическое иссле­дование межличностных отношений. Его методика срав­нительно проста. Каждого человека опрашивают о каждом другом в группе. При этом задаются вопросы о пред­почитаемых и нелюбимых и устанавливается некий показатель интенсивности чувства. Полученная информа­ция переносится на диаграмму.

Между участниками группы могут возникнуть взаим­ное притяжение и взаимное отталкивание; возможно, что человек привлекателен и неприятен для одних и безразличен для других; возможно также взаимное без­различие. Диады (группки из двух человек) возникают всякий раз, когда существует обоюдный выбор. Триады (группки из трех человек) могут возникнуть, когда все три человека нравятся друг другу, или когда один при­влекает двух других, которые не особенно интересуют­ся друг другом, или когда два человека зависят от треть­его, который эксплуатирует их.

Устанавливая взаимоотношения каждого участника с каждым другим, Морено оказывался в состоянии харак­теризовать группу в целом. Он указывал, что в каждой первичной группе существует превалирующая эмоцио­нальная атмосфера, от которой часто зависит самочув­ствие человека и его поступки. В группе может быть атмосфера сочувствия и ненависти, она может быть мрач­ной, серьезной и т.д. в зависимости от сложившихся меж­личностных отношений. Действия, которые согласуются с превалирующим настроением, облегчаются, а те, которые не согласуются, сдерживаются. Сети межличностных от­ношений являются агентами социального контроля.

Сейчас понятие «психологический климат» уже во­шло в повседневный обиход. Групповой процесс, груп­повая динамика, диагностика группы и многие другие понятия связаны с именем Морено. Опытные руководи­тели без социометрии не формируют временные трудо­вые коллективы, не пытаются разобраться, что происхо­дит в группах. Периодически повторяемые исследова­ния позволяют судить о развитии группы: превращается ли вновь создаваемая группа в коллектив, где «один за всех и все за одного» или становится корпорацией, где члены ее напоминают пауков в банке.

К основным понятиям психодрамы следует отнести следующие: »ролевая игра», «спонтанность», «теле», «ка­тарсис», «инсайт».

Ролевая игра — прием, который состоит в исполне­нии какой-либо роли в любительском представлении. Но здесь не должно быть ничего заранее подготовленного. В психодраме используется естественная способность людей к игре. При этом создаются такие условия, при которых индивидуумы, играя роли, могут творчески ра­ботать над личностными проблемами и конфликтами.

Морено указывал, что в психодраме актерство явля­ется помехой, ибо тогда исчезает спонтанность. К сожа­лению, вся беда в том, что в жизни люди улыбаются, когда хочется плакать, пожимают дружески руку чело­веку, которого хотели бы убить. В психодраме члену группы разрешается играть любую роль: злодея, оболь­стителя, хищного животного и пр. При этом поощряется выражение истинных чувств. На этих занятиях один из участников психодрамы, играя роль медведя, с удоволь­ствием «загрыз» героиню придуманной сказки, отреагиро­вав свое негативное отношение к теще. Ему стало легче.

Спонтанность и родственное ему понятие «твор­чество» — ядро теории действия и личности Морено. В психодраме нет специально написанных сценариев и ролей. Члены группы могут следовать по любому, пусть даже и не изведанному ими пути. Спонтанность, таким образом, является противоядием возрастающей ригид­ности социально-ролевого поведения. Благодаря спонтан­ности, члены групп расширяют свой ролевой репертуар и по мере разыгрывания представления находят реше­ние своих личностных проблем. Благодаря спонтаннос­ти, им удается изменить привычные поведенческие сте­реотипы, освободиться от тревоги, активизировать свой творческий потенциал. С точки зрения Морено, выжить смогут только творческие личности.

Спонтанность — это ключ, который открывает дверь понимания, что такое творчество. «Творчество — это спящая красавица, которая для того, чтобы проснуться, нуждается в катализаторе. Таким хитрым катализато­ром творчества является спонтанность», — писал Море­но. Другими словами, идеи возникают во время спон­танного действия, а если повезет, они могут привести к творческому акту.

Конечным продуктом творческого процесса являются «культурные консервы» (L.Bischof, 1973) — язык, лите­ратура, искусство и пр. Они связывают людей с про­шлым и помогают решать новые проблемы. Поэтому спон­танность не исключает привычных действий. В спонтан­ности есть две переменные: адекватный ответ и но­визна. Таким образом, поведение, с одной стороны, до­лжно быть новым, с другой стороны, адекватным данной ситуации. Понятно, почему творческие люди часто не могут добиться признания своего творчества. Их пове­дение бывает новым, но, к сожалению, неадекватным ситуации, и их отвергают. Человек, который не знает социальных норм и ведет себя спонтанно, может пока­заться психически ненормальным. Тогда отвергаются не только его идеи, но и он сам. Поэтому люди боятся не­посредственного и эмоционального общения так же, как дикари боялись огня до тех пор, пока не научились до­бывать его. Психодрама и обучает человека спонтанно­му поведению.

Спонтанность сближает психодраму с другими груп­повыми подходами, делающими упор на принцип «здесь и теперь». Проблемы не обсуждаются, а переживаются в реальном действии в настоящий момент. В психодра­матическом действии нет прошлого и будущего, есть только настоящее.

Теле — это позитивные и негативные чувства, воз­никающие у людей в процессе психодраматического дей­ствия. Теле — это вчувствование людей друг в друга, это взаимосвязь всех эмоциональных проявлений пере­носа, контрпереноса и эмпатии.

Катарсис — это эмоциональное потрясение и внут­реннее очищение не только для зрителей, но и для само­го актера, «который разыгрывает драму и одновременно освобождает себя от нее (J.Moreno, 1974). Различие между зрителями традиционного театра и зрителями Психодрамы можно сравнить с различием между челове­ком, который смотрит фильм об извержении вулкана, и человеком, который непосредственно наблюдает у под­ножия вулкана за его извержением (J.Moreno, 1974).

Инсайт — это конечный результат психодрамати­ческого процесса, который приводит к немедленному ре­шению или новому пониманию имеющейся пробле-Mbi(I.Greenberg, 1974). Инсайт может возникать во вре­мя психодраматического действия, во время обсужде­ния, а иногда уже дома. Как выражаются больные, «вдруг пробивает».

Основные роли в психодраме — это режиссер, прота­гонист, «вспомогательное Я» и аудитория. Психодрама начинается с разминки, затем наступает фаза действия, во время которого протагонист организует представле­ние, и заканчивается психодрама фазой обсуждения.

Режиссер, будучи продюсером, терапевтом и анали­тиком, управляет групповым занятием и помогает чле­нам группы их мысли перевести на язык драматическо­го действия. В роли терапевта он пытается помочь паци­ентам изменить неудачные шаблоны поведения, не вме­шиваясь в групповой процесс. В роли аналитика он ин­терпретирует и комментирует поведение участников.

Протагонист — это член группы, который являет­ся конкретным субъектом психодраматического дейст­вия. Он «изображает» события из конкретной жизни.

Участник, задействованный в работе с протагонистом, выполняет роль «вспомогательного Я», которое олицет­воряет всех значимых других в жизни протагониста.

Аудитория состоит из тех членов группы, которые не играют ролей в данном действии. В заключительной ста­дии они демонстрируют свое отношение к происшедшему и раскрывают свои собственные конфликты и проблемы.

Разминка нужна и режиссеру, и членам группы. Чле­ны группы задают друг другу нетравмирующие вопросы, режиссер высказывает свои идеи. Цель разминки — снять тревогу у членов группы. Это может быть хождение по комнате, разглядывание партнеров, рисование, упраж­нение «волшебный магазин», где продавец (режиссер) продает членам группы положительные качества за дру­гие положительные качества.

В фазе действия выбирается протагонист, который высказывает свою проблему. Затем он организует сцену и подбирает «вспомогательных Я», которым предлагают­ся подходящие роли.

Во время разыгрывания действия режиссер должен уметь помочь протагонисту достичь нового понимания себя без подавления актуально переживаемых чувств. «Мы не должны разрушать стены, мы должны просто трогать ручки множества дверей для того, чтобы понять, какая из них открыта» (H.Blatner, 1973). Если у прота­гониста проблема с отцом, то вначале «вспомогательное Я» играет «плохого» отца, затем «хорошего». Как только действие приходит к завершению и, возможно, достига­ются катарсис и ннсайт, действие заканчивается.

Во время обсуждения — интеграции — члены груп­пы рассказывают о своих эмоциональных реакциях и дают протагонисту обратную связь.

На всем протяжении психодрамы режиссер помогает протагонисту развивать действие, используя следующие методики: монолог, двойник, обмен ролями, отображение.

Во время монолога протагонист выражает свои скры­тые мысли и чувства как самому себе, так и аудитории.

Двойник — «второе Я» — пытается повторять позы и привычки протагониста, пытаясь стать им. А если про­тагонист не может продолжать действия, то это делает двойник. Двойник может выполнять функцию внутрен­него голоса. Но «вспомогательные Я» реагируют только на голос протагониста. Двойник может быть «бесцвет­ным», «ироническим», «страстным», «возражающим».

При обмене ролями протагонист играет роль «вспо­могательного я», а «вспомогательное я» — роль протаго­ниста. Это помогает понять другого человека, да и само­го себя.

При отображении протагонист наблюдает, как дуб­лер в лице «вспомогательного Я» играет его собствен­ную роль. Это помогает индивиду понять, как его вос­принимают другие люди. Кроме того, вырабатываются некоторые поведенческие навыки.

Морено образно описал структуру личности. Он пол­агал, что каждая личность имеет свой социальный атом. А в этом атоме есть ядро и протоплазма. В ядро входит сама личность и круг близких, к которым имеется опре­деленное эмоциональное отношение, в протоплазму вхо­дит круг знакомств. Жизнь устроена так, что социаль­ный атом постоянно терпит тот или иной урон, и чело­веку, когда из его окружения уходят эмоционально зна­чимые люди (окончание школы или института, переезд на другое место жительства, смерть близких, переход на другую работу и т.п.), необходимо заменить их дру­гими, т. е., по Морено, произвести ремонт социального атома. Если он не в состоянии это сделать, то наступает социальная смерть, которая очень тяжело переносится личностью. Поэтому Морено призывает учиться ремон­тировать социальный атом. И действительно, ведь моя физическая смерть не должна меня волновать. Понятно, что меня похоронят, а если даже не похоронят, то я страдать от этого не буду. Иное дело — социальная смерть. Жизнь становится нетерпимой. Личность начи­нает искать себе друзей и согласна терпеть уколы, лишь бы не быть одинокой. Но если она обладает связями и состоянием, то она их использует как средство, чтобы с ней общались. Примерно так поступил дядя Евгения Онегина, заставив своих наследников сидеть с ним «и день и ночь, не отходя ни шагу прочь». Довольно часто, когда наступает социальная смерть, человек заканчива­ет жизнь самоубийством. Во многих супружеских парах смерть одного супруга быстро приводит к смерти другого. Причем не всегда это счастливые семьи. В клиничес­кой практике нередко наблюдались случаи, когда деп­рессия с последующим самоубийством развивалась у женщин, много лет проживших с мужем-алкоголиком, который над ними издевался. Нередко дети в своих семьях чувствуют себя одинокими, т. е. социально мертвыми, и ищут эмоциональные связи на стороне, иногда попадая при этом в криминальные группировки.

Что касается групповой психотерапии, то здесь за­слуга Морено заключается в создании театра спонтан­ности. Сам он говорил, что у него еще в молодости воз­никла идея ФИКС, которая стала постоянным источни­ком вдохновения. Суть ее в следующем: существует сво­его рода первоприрода, бессмертная и заново возрожда­ющаяся в каждом поколении; первовселенная, включа­ющая в себя все сущее, и происходящее в ней священ­но. «Я возлюбил это колдовское царство, — писал Мо­рено,— и решил не покидать его более никогда». Эта идея ФИКС осталась его гидом на всю жизнь. «Стоило мне увидеть какую-либо семью, школу, церковь, палату конгресса или любой социальный институт, я всякий раз восставал против него; я ощущал их внутренние проти­воречия, и у меня уже была готова новая модель для их замены».

Стоит согласиться с Морено. Я своим пациентам со­ветую при сомнениях подумать, как бы в аналогичном случае поступил бы их далекий предок 50-60 тысяч лет тому назад, когда он жил в соответствии с Законами первоприроды. И тогда становится сразу ясной нелепость таких ограничений, как пол, возраст, национальность, сословная принадлежность. Исчезают слова «должен», «нельзя», остаются «хочу», «могу», «вынужден», «целе­сообразно». Если я хочу, но не могу, то следует научиться, а пока я не могу, я вынужден воздержаться от реализа­ции своих потребностей и делать то, что мне навязыва­ют, ибо это целесообразно. Но как только я научился делать то, что мне хочется, то тогда можно приступить к реализации своего «хочу».

К. Е. Rudestam (1990) справедливо считал, что Д. Морено оказал более значительное влияние на груп­повое движение, чем кто-либо еще. Морено разработал игровые методики, которые впоследствии стали широко применяться в современных группах встреч, гештальт и Т-группах, группах трансактного анализа. Многого нового в работу групп вводилось различными исследова­телями, но Морено настаивал на том, чтобы все дости­жения в области групповой психотерапии были припи­саны именно ему. На протяжении всей жизни он борол­ся за основные гуманистические ценности и человечес­кое достоинство, критикуя дискриминационную социаль­ную практику и рассматривая психодраму в качестве универсального подхода к лечению людей.

В клинической практике психодрама применяется для лечения алкоголиков (H.Weiner, 1965), наркоманов (A.Deeth, 1970), при работе с делинквентами (J.Hill, 1977) и детьми (H.Drabkovna, 1966). Кроме того, психодрама используется для расширения самосознания человека и коррекции навыков межличностного общения (G.Stfnford, A.Roark, 1975).

 






Дата добавления: 2015-05-06; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 407 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.007 с.