Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 1 страница
Лекции.Орг

Поиск:


Меры по обеспечению безопасности в ходе судебного следствия 1 страница




4.1. Допрос свидетеля и потерпевшего в условиях, исключающих их визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства. В соответствии с ч. 5 ст. 278 УПК РФ при необходимости обеспечения безопасности свидетеля и его близких суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства. Поскольку согласно ч. 1 ст. 277 УПК РФ потерпевший допрашивается в порядке, установленном в том числе ч. 5 ст. 278 УПК РФ, он также может быть допрошен в суде под псевдонимом. Если угроза посткриминального воздействия <1> не столь опасна по сравнению со случаями, когда потерпевшему и свидетелю предоставляется псевдоним, и они участвуют в судопроизводстве под своими настоящими именами, то возможен их допрос без псевдонима и в то же время в условиях, предусмотренных ч. 5 ст. 278 УПК РФ. Помимо этого, они могут быть допрошены посредством видеоконференц-связи в порядке, предусмотренном ст. 278.1 УПК РФ.

--------------------------------

<1> Его определение дано в § 6 гл. 8.

 

Допрос потерпевшего и свидетеля под псевдонимом, проведенный в стадии предварительного расследования в соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК РФ <1>, не освобождает суд от предусмотренной в ч. 5 ст. 278 УПК РФ обязанности вынести мотивированное определение (постановление) для допроса указанных лиц под псевдонимом в суде в условиях, исключающих их визуальное наблюдение другими участниками судопроизводства. Производство такого допроса без соответствующего постановления квалифицировано как нарушение ч. 5 ст. 278 УПК РФ и стало одним из оснований для отмены обвинительного приговора <2>.

--------------------------------

<1> О таком допросе см. § 6 гл. 15.

<2> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июля 2004 г. N 32-О04-37сп // БВС РФ. 2005. N 8. С. 21, 22.

 

Сохранение в тайне личности участника судопроизводства, которому был предоставлен псевдоним, необходимо на протяжении всего судебного производства по уголовному делу. До недавнего времени УПК РФ не содержал норм, указывающих на это; в 2013 г. его ст. 227 дополнена ч. 3.1, которая предусматривает: в случае, если с уголовным делом поступило постановление о сохранении в тайне данных о личности участника судопроизводства, судья принимает меры, исключающие возможность ознакомления с данным постановлением иных участников судопроизводства. Очевидно, что судье следует принимать меры, исключающие возможность ознакомления с названным постановлением не только иных участников судопроизводства, но и всех иных лиц, включая других судей и всех иных работников данного суда (сотрудников канцелярии и др.).

В ходе судебного следствия в предусмотренных ч. 5 ст. 278 УПК РФ условиях может быть допрошен и гражданин, который ранее (в ходе предварительного расследования или предшествовавших судебных заседаний) не допрашивался. Такой допрос возможен как по инициативе стороны либо самого гражданина, выраженной в соответствующем ходатайстве <1>, так и, при отсутствии их ходатайств, по инициативе суда, поскольку в ч. 5 ст. 278 УПК РФ возможность вынесения судом определения (постановления) о производстве допроса в вышеуказанных условиях не поставлена в зависимость от наличия чьего-либо ходатайства.

--------------------------------

<1> Ранее не допрашивавшийся гражданин вправе заявить соответствующее ходатайство в соответствии с ч. 1 ст. 119 УПК - либо как свидетель, каковым гражданин становится уже в силу самого вызова для дачи показаний (согласно ч. 1 ст. 56 УПК), либо еще до вызова в суд в качестве свидетеля, поскольку ч. 1 ст. 119 УПК РФ допускает заявление ходатайств, помимо участников уголовного процесса, "иным лицом", права и законные интересы которого затронуты в ходе судопроизводства. В данном случае угроза посткриминального воздействия затрагивает конституционные права гражданина на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ).

 

Суд должен удостовериться в существовании лица, скрытого псевдонимом. Необходимость этого подтверждает случай в российском суде, когда запрос судьи о существовании свидетеля с биографическими данными, указанными в постановлении о сохранении в тайне данных о личности свидетеля (запрос стал следствием его неявки в суд), выявил то, что такого человека не существует <1>. Факт удостоверения судом личности потерпевшего, свидетеля, защищенного псевдонимом, должен быть отражен в протоколе судебного заседания.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография О.Я. Баева "Посягательства на доказательственную информацию и доказательства в уголовном судопроизводстве (правовые и криминалистические средства предупреждения, пресечения и нейтрализации последствий: проблемы и возможные решения)" включена в информационный банк.

 

<1> См.: Баев О.Я. Посягательства на доказательственную информацию и доказательства в уголовном судопроизводстве. М., 2010. С. 213.

 

В силу самой сущности меры безопасности, предусмотренной ч. 5 ст. 278 УПК РФ:

1) к защищенному псевдонимом потерпевшему, свидетелю не должны применяться предусмотренные ст. 262 УПК РФ правила проверки явки в суд. Проверка в их отношении (далее также - защищаемые лица) может заключаться, в частности, в получении председательствующим информации по телефону о готовности лица явиться к определенному времени в суд или в иное место для производства допроса в условиях, предусмотренных ч. 5 ст. 278 УПК РФ;

2) при выяснении председательствующим в порядке ч. 2 ст. 278 УПК РФ отношения защищаемого лица к подсудимому и потерпевшему соответствующие сведения могут быть оглашены председательствующим и зафиксированы в протоколе судебного заседания только в той части, которая исключает возможность идентификации защищаемого лица.

При допросе защищенного псевдонимом лица в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 278 УПК РФ, это лицо должно находиться вне визуального наблюдения и секретаря судебного заседания, так как согласно ст. 30 УПК РФ он не входит в состав суда. Очевидно также, что в ходе допроса защищаемое лицо должно находиться вне визуального наблюдения не только "другими участниками судебного разбирательства", но и публикой в зале суда. В то же время в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ в состав суда по некоторым делам входят присяжные заседатели. Известен случай, когда свидетель, защищенный псевдонимом, тем не менее по инициативе государственного обвинителя был допрошен (в закрытом судебном заседании) при визуальном наблюдении свидетеля не только председательствующим, но и присяжными заседателями. При этом личность свидетеля осталась неизвестной присяжным заседателям, а также подсудимому и защитнику, которые, надо полагать, находились в зале суда. Такие действия были предприняты потому, что свидетель проживал в другом населенном пункте, и никто из участников судопроизводства не знал его в лицо <1>. Тем не менее вряд ли изложенные действия гарантируют безопасность защищаемого лица в будущем, поскольку визуально он стал известен достаточно большому кругу лиц, и потому изложенные действия не могут быть рекомендованы к применению. Представляется, что вопрос, должна ли внешность лица, допрашиваемого в предусмотренных ч. 5 ст. 278 УПК РФ условиях, стать известна присяжным заседателям, требует законодательного разрешения.

--------------------------------

<1> См.: Карякин Е., Комин В. Допрос "анонимных свидетелей" по ходатайству государственного обвинения // Уголовное право. 2007. N 4. С. 85 - 86.

 

В ч. 5 ст. 278 УПК РФ не указан способ, исключающий визуальное наблюдение допрашиваемого другими участниками судопроизводства, поэтому возможны, в частности:

- удаление из зала судебного заседания всех его участников, кроме судьи (судей) и подлежащего допросу лица;

- допрос защищаемого судьей (судьями) вне зала судебного заседания (в другом помещении, которое может находиться как в здании суда, так и вне этого здания);

- производство допроса с использованием средств прямой видеосвязи (видеотрансляции). В последнем случае судьи будут находиться в зале судебного заседания, а защищаемый - в другом помещении. При этом должны применяться видео- и аудиопомехи, исключающие возможность идентификации лица, скрытого псевдонимом, другими участниками уголовного судопроизводства и публикой, находящимися в зале суда. Судьи же могут удостовериться в личности защищаемого до начала допроса. Применение указанных помех, в том числе генерируемых специальными компьютерными программами, признано допустимым Верховным Судом РФ <1>. При этом аудиопомехи должны исключать возможность идентификации защищаемого лица и по присущим ему особенностям речи, а видеопомехи должны препятствовать идентификации в том числе по характерным для него жестам, мимике и проч.

--------------------------------

<1> См.: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2006 г. N 43-О06-9 // СПС "Гарант".

 

Независимо от способа, исключающего визуальное наблюдение защищаемого лица другими участниками судопроизводства, сторонам обвинения и защиты, учитывая содержание ч. 3 ст. 278 УПК РФ, должна быть предоставлена возможность задать допрашиваемому вопросы. Непредоставление такой возможности влечет отмену обвинительного приговора <1>. В ходе аудио- и видеотрансляции вопросы могут задаваться сторонами непосредственно допрашиваемому, а последний может в ходе трансляции отвечать на них. При использовании иных способов допроса в условиях, предусмотренных ч. 5 ст. 278 УПК РФ, вопросы задаются "письменно, с использованием технических средств или иным способом" <2>. Соответственно, ответы на них даются в письменном виде и оглашаются сторонам судьей. Независимо от способа постановки вопросов те из них, что направлены на раскрытие личности допрашиваемого, подлежат отводу судом. Отводу подлежат также вопросы (полностью либо в соответствующей части) хотя бы прямо и не направленные на идентификацию защищаемого лица, но ответы на которые могут привести к его идентификации. Если ответ на неотведенный вопрос может привести к идентификации, ответ не подлежит оглашению и занесению в протокол судебного заседания (полностью либо в соответствующей части).

--------------------------------

<1> См., в частности: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 24-Д04-9 // СПС "Гарант".

<2> Там же.

 

В соответствии с ч. 6 ст. 278 УПК РФ, если сторонами заявлено обоснованное ходатайство о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания под псевдонимом, суд вправе (но не обязан) предоставить им возможность ознакомления с указанными сведениями. Этим, во-первых, допущен отход от единственно возможной в сфере права формулы: обоснованное ходатайство должно быть удовлетворено, необоснованное не подлежит удовлетворению. Во-вторых, возможность раскрытия личности потерпевшего и свидетеля не поставлена в зависимость ни от их согласия на это, ни от устранения угрозы посткриминального воздействия. Чем же суд должен руководствоваться, разрешая обоснованное ходатайство, заявленное в соответствии с ч. 6 ст. 278 УПК РФ? В УПК РФ ответа нет. Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 Постановления от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" разъяснил: при рассмотрении вопроса об отмене мер безопасности суд должен выяснить мнение потерпевшего, с учетом которого и принять решение. Однако не разъяснено, мнение о чем следует выяснить. Об обоснованности вышеуказанного ходатайства или о возможности раскрытия подлинных сведений о потерпевшем? В любом случае, поскольку Пленум Верховного Суда обязал суд учесть мнение потерпевшего, а не следовать ему, не разъяснено главное: что должно лежать в основе решения суда о неудовлетворении обоснованного ходатайства.

Представляется, что, признав ходатайство обоснованным, но не получив согласия защищаемого лица на раскрытие сведений о нем, суд должен отказать в удовлетворении ходатайства, а отказав в этом - исключить показания указанного лица из исследуемой совокупности доказательств, поскольку неудовлетворение обоснованного ходатайства не только исключает возможность оценки показаний, данных под псевдонимом, как достоверных, но обусловливает их недопустимость в дальнейшем процессе доказывания. При этом поскольку исключение показаний не обусловлено нарушением норм УПК РФ следователем или судом, то не могут подвергаться сомнению законность и обоснованность уголовно-процессуальных решений (о задержании подозреваемого, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, обыске и проч.), которые были приняты на основании либо с учетом вышеуказанных показаний, а также допустимость других доказательств, полученных благодаря этим показаниям. Если же заявленное в порядке ч. 6 ст. 278 УПК РФ ходатайство является необоснованным, оно не подлежит удовлетворению, и отказ в его удовлетворении никак не повлияет на оценку показаний, данных потерпевшим и свидетелем под псевдонимом.

В ходе прений сторон безопасность защищенных псевдонимами потерпевшего и его представителя может быть обеспечена оглашением их выступлений, переданных в письменном виде государственному обвинителю (поскольку в соответствии с п. 47 ст. 5 УПК РФ все они относятся к одной стороне - стороне обвинения), либо с помощью аппаратуры, генерирующей аудио- и видеопомехи, которые при выступлении потерпевшего, его представителя исключат их идентификацию.

Согласно ч. 4 ст. 303 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства данные о личности потерпевшего, свидетеля, иных участников уголовного судопроизводства <1> не раскрывались, суд в приговоре ссылается на псевдонимы этих лиц. Вместо подлинных сведений о защищаемых лицах псевдонимы указываются и в протоколе судебного заседания, хотя прямого указания на это в УПК РФ нет. В противном случае применение рассматриваемой меры безопасности лишено смысла, ибо в соответствии с ч. 7 ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания может предъявляться сторонам.

--------------------------------

<1> Осталось неясным, кого законодатель имел в виду под "иными участниками уголовного судопроизводства", поскольку из совокупного содержания ч. 9 ст. 166, ч. 1 ст. 277 и ч. 5 ст. 278 УПК РФ следует, что участвовать в судопроизводстве под псевдонимом могут только потерпевший, его представитель и свидетель.

 

4.2. Оглашение либо воспроизведение видеозаписи ранее данных показаний несовершеннолетнего потерпевшего, свидетеля без их вызова в судебное заседание. Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса - мера безопасности, предусмотренная ч. 6 ст. 281 РФ УПК. Для ее применения, как следует из содержания ч. 1 той же статьи, не требуется обоюдного согласия сторон. Более того, в соответствии с ч. 6 данной статьи допрос указанных лиц в судебном заседании стал возможным лишь по ходатайству сторон либо по собственной инициативе суда и на основании мотивированного судебного решения о необходимости допроса.

Появление данной меры безопасности в российском уголовном процессе - следование законодателя рекомендациям специальных органов международного сообщества. Так, в п. 86 Предварительной повестки IX Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Каир, 1995 г.) в качестве положительного опыта было отмечено: "в целях сведения к минимуму возможности вторичной виктимизации... создаются специальные условия (...представление свидетельских показаний в записи на видеопленку)" <1>. В ходе Конгресса было обращено внимание на эффективность рассматриваемой меры безопасности именно в отношении несовершеннолетних потерпевших <2>. В одном из документов XII Конгресса ООН (г. Салвадор, Бразилия, 2010 г.) вновь было обращено внимание на необходимость рассматриваемой меры безопасности <3>.

--------------------------------

<1> См.: Док. A/CONF.169/PM.1. 1993. 27 july.

<2> См.: Док. A/CONF.169/7. 1995. 24 january. P. 35.

<3> См.: Двенадцатый Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и уголовному правосудию (Сальвадор, 12 - 19 апреля 2010 г.): Сборник документов / Сост. А.Г. Волеводз, С.М. Тарасенко, В.А. Ализаде. М., 2011. Т. 2. С. 12.

 

В то же время данная мера должна применяться с учетом того, что в соответствии с подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод обвиняемый (в России при рассмотрении дела судом именуемый подсудимым) имеет право "допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены" (это и все нижеизложенное, помимо свидетелей, относится и к потерпевшим). Как видим, в Конвенции реализация указанного права не связана именно с личным допросом подсудимым свидетеля. На это обращено внимание и Европейским судом по правам человека. В решении по делу "С.Н. (S.N.) против Швеции" (2002 г.) Суд указал: "нельзя считать, что подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции требует во всех случаях, чтобы вопросы (потерпевшему. - Л.Б.) задавались непосредственно обвиняемым или его адвокатом" <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. М., 2003. N 1. С. 34.

 

Соответственно, по усмотрению субъекта, осуществляющего производство по делу, вышеназванное конвенциальное право реализуется: а) в ходе досудебного производства по делу - в рамках очной ставки, а в суде - посредством личного допроса подсудимым свидетеля в ходе судебного следствия либо б) посредством действий, альтернативных указанным. Такие (альтернативные) действия заключаются в том, что вопросы обвиняемого (подсудимого) свидетелю сторона защиты формулирует в ходатайстве о допросе соответствующего свидетеля, после чего лицо, осуществляющее производство по делу, допрашивает свидетеля по этим вопросам, а ответы на них доводит до обвиняемого (подсудимого). Допустимость этого вытекает не только из решения ЕСПЧ по делу "С.Н. (S.N.) против Швеции", но и из последующих его решений <1>.

--------------------------------

<1> В делах "Вожигов (Vozhigov) против Российской Федерации", 2007 г. (жалоба N 5953/02), "Трофимов (Trofimov) против Российской Федерации", 2008 г. (жалоба N 1111/02), "Кривошапкин (Krivoshapkin) против Российской Федерации", 2011 г. (жалоба N 42224/02). Подробнее об этом см.: Брусницын Л.В. Оглашение в суде показаний свидетелей и потерпевших по согласию и без согласия сторон: позиции ЕСПЧ и российского законодателя в УПК РФ // Государство и право. 2013. N 7. С. 29.

 

Альтернативные действия следует предпринимать при допросах несовершеннолетних потерпевших и свидетелей в случаях, предусмотренных ч. 6 ст. 281 УПК РФ, в том числе при допросах, проводимых по ходатайствам сторон. Удовлетворению такие ходатайства подлежат, если в рамках досудебного производства обвиняемому не была предоставлена возможность реализовать право, предусмотренное подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции. Если же обвиняемому была предоставлена такая возможность, независимо от того, воспользовался он ею или нет <1>, ходатайство о допросе несовершеннолетних потерпевшего, свидетеля в суде удовлетворению не подлежит <2> - если только судом не будут установлены иные основания для такого (повторного) допроса.

--------------------------------

<1> В противном случае отказ обвиняемого от реализации конвенциального права исключал бы возможность оглашения в суде показаний свидетеля, данных в досудебном производстве. Недопустимость этого очевидна.

<2> Не подлежит, так как, во-первых, Конвенция не обязывает дважды предоставлять обвиняемому возможность реализовать его право, предусмотренное подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции, и, во-вторых, Конвенция не связывает предоставление этой возможности именно с досудебным или судебным производством по делу. Иначе говоря, указанная возможность должна быть предоставлена обвиняемому, но на каком этапе судопроизводства - это зависит от лиц, осуществляющих производство по делу.

 

4.3. Применение иных мер безопасности. Наряду с мерами безопасности, предусмотренными УПК РФ, защите участников судопроизводства от посткриминального воздействия служит применение мер безопасности, предусмотренных Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119 "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства". Такими мерами являются: охрана защищаемого лица, выдача специальных средств индивидуальной защиты, временное помещение в безопасное место и другие меры безопасности, указанные в ст. ст. 6, 13 и 14 названного Закона.

Кроме того, в ходе судебного производства обеспечению безопасности участников процесса способствует применение норм УПК РФ, которые, не будучи специально предназначенными для предотвращения посткриминального воздействия, могут использоваться с указанной целью - по отдельности, в сочетании друг с другом, а также в сочетании с мерами безопасности, предусмотренными как УПК РФ, так и Федеральным законом "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства". Здесь назовем две из таких норм <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее о нормах УПК, которые, не будучи специально предназначенными для защиты от посткриминального воздействия, могут использоваться с этой целью, см.: Брусницын Л.В. Применение норм УПК РФ, обеспечивающих безопасность участников уголовного судопроизводства: Науч.-практич. пособие. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2013. С. 102 - 126.

 

Ограничение доступности сведений о потерпевшем и свидетеле фамилией, именем и отчеством, что возможно на основании ч. 2 ст. 278 УПК РФ, обязывающей председательствующего перед допросом установить личности свидетеля и потерпевшего, отношение свидетеля к подсудимому и потерпевшему, но не место жительства допрашиваемого и иные сведения о нем. Данная мера безопасности рекомендована, в частности, Европейским союзом в принятой 23 ноября 1995 г. Резолюции N 95/C/327/04 "О защите свидетелей в борьбе против организованной преступности" <1> и может применяться как в продолжение такой же (ограниченной) фиксации в материалах дела сведений о лице в ходе досудебного производства на основании п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК РФ, так и при допросах лиц, которые в суде допрашиваются впервые.

--------------------------------

<1> См.: Зарубежный опыт правового регулирования и практика его применения по вопросам защиты участников уголовного судопроизводства: Сборник правовых актов, организационных документов и информационно-аналитических материалов / Под общ. ред. В.В. Черникова. М., 2000. С. 47.

 

Использование в ходе судебного разбирательства видеоконференц-связи в соответствии со ст. 278.1 УПК РФ. На применение допросов посредством такой связи в качестве меры безопасности ориентируют международно-правовые акты, в частности, Руководство для сотрудников системы уголовного правосудия в отношении осуществления Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (принято резолюцией ЭКОСОС ООН в 1990 г.) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Док. A/CONF.144/20. 1990. 7 june.

 

Согласно ч. 1 ст. 278.1 УПК РФ видеоконференц-связь используется при необходимости. Очевидно, что основанием для проведения видеоконференц-связи может служить и угроза посткриминального воздействия в отношении свидетеля, проживающего на значительном удалении от суда, в случае его явки в суд. Рассматриваемая мера безопасности необходима в случаях, когда для предотвращения посткриминального воздействия нет необходимости допрашивать свидетеля под псевдонимом и в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства, а достаточно допросить его в порядке, предусмотренном ст. 278.1 УПК РФ. Помимо свидетелей, данная мера безопасности применима к потерпевшим, поскольку, согласно ч. 1 ст. 277 УПК РФ, потерпевший может быть допрошен в порядке, установленном ст. 278.1 Кодекса.

Допустима ли видеоконференц-связь для предотвращения посткриминального воздействия на потерпевших и свидетелей, проживающих на территории под юрисдикцией суда, рассматривающего уголовное дело? Согласно ч. 2 ст. 278.1 УПК РФ, помимо этого суда, в организации видеоконференц-связи должен участвовать суд по месту нахождения свидетеля, т.е. согласно Кодексу видеоконференц-связь организуется силами двух судов. Тем не менее, как представляется, при угрозе посткриминального воздействия для потерпевшего (свидетеля), находящегося по месту суда, рассматривающего уголовное дело, применение видеоконференц-связи возможно со ссылкой на аналогию закона и с помощью другого судьи этого же суда. В данном случае указанный судья будет находиться с потерпевшим (свидетелем) в здании суда, но в отдельном от зала судебного заседания помещении, либо в ином здании на территории, находящейся под юрисдикцией суда, рассматривающего уголовное дело. В остальном допрос с использованием видеоконференц-связи в качестве меры безопасности проводится так же, как и при его проведении силами двух судов.

5. Окончание судебного следствия. Процедура окончания судебного следствия направлена на обеспечение полноты судебного следствия и прав сторон. Надо признать, что в законе она выдержана в континентальном духе, когда активность суда сочетается с возможностью сторон дополнить судебное следствие. В рамках континентальной парадигмы данный этап судебного следствия имеет очень важное значение, гарантируя всестороннее, объективное и полное исследование обстоятельств уголовного дела в суде.

Так, после завершения исследования доказательств сторонами обвинения и защиты исследуются доказательства, полученные по инициативе суда (о полномочии суда собирать доказательства по собственной инициативе говорилось выше), в частности, оглашаются протоколы следственных действий и иные документы и т.п.

Когда все доказательства исследованы, председательствующий должен опросить стороны о желании дополнить судебное следствие (ст. 291 УПК РФ). После разрешения поступивших ходатайств судебное следствие продолжается либо официально объявляется оконченным. Начинаются прения сторон.

 

§ 3. Прения сторон и последнее слово подсудимого

 

1. Структура и пределы прений сторон. Как уже говорилось в начале данной главы, наличие обособленного этапа прений сторон - характерная черта судебного разбирательства, построенного по континентальной модели. Прения представляют собой: а) речи и б) реплики, т.е. краткие ответы на выступление противной стороны. В них подводятся итоги судебного следствия и формулируются выводы сторон относительно основного вопроса уголовного дела о виновности подсудимого и иных вопросов, разрешаемых одновременно с постановлением приговора. В самом общем виде можно сказать, что прения сторон представляют собой в континентальном уголовном процессе специально выделенный этап судебного разбирательства, в ходе которого сторонам предоставляется возможность высказать свою позицию (мнение) по делу суду, причем независимо от степени активности стороны в ходе судебного следствия. Тем самым этап судебных прений повышает роль сторон в судебном разбирательстве с активным судом, компенсируя судейскую активность и не давая суду возможность полностью "подавить" стороны, превратив их в статистов. В англосаксонском уголовном процессе надобность в таком этапе судебного разбирательства отпадает (стороны и так активны в ходе исследования доказательств).

Однако судебное следствие в современном российском уголовном процессе построено по англосаксонской модели, т.е. стороны имеют возможность сделать необходимые комментарии и пояснения к доказательствам в ходе их представления (исследования). Поэтому на практике прения могут быть весьма скоротечными.

Поскольку прения отражают итоги судебного следствия, в них допустимо обсуждение лишь исследованных судом допустимых доказательств. Иначе говоря, пределы судебных прений определяются пределами судебного следствия. При необходимости исследовать новые доказательства возобновляется судебное следствие, после чего прения открываются заново (ст. 294 УПК РФ). Скажем, если потерпевший в ходе прений стал сообщать новую информацию, ранее не отраженную в его показаниях, но имеющую значение для разрешения дела, то необходимо возобновить судебное следствие и повторно допросить потерпевшего, поскольку сама по себе такая информация доказательственного значения не имеет (она получена вне допроса). Решение о возобновлении судебного следствия принимает суд, в том числе по собственной инициативе. Здесь мы сталкиваемся с проявлениями активности суда в континентальном духе, совершенно немыслимыми для англосаксонской парадигмы.





Дата добавления: 2016-12-05; просмотров: 378 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.