Лекции.Орг


Поиск:




Мероприятия в области экономики 4 страница




Насыщение рынка продукцией по ценам текущего прейскуранта при сохранении производства вынуждает снижать цены, снижение цены произведённого объёма продукции ведёт к расширению рынка и потере прибыли. Когда прибыль падает ниже какого-то уровня, начинается сокращение производства и сокращение штатов, и по цепочкам продуктообмена по его контурам в направлении денежного обращения катится волна утраты платёжеспособности, вызывающая остановку производств, увольнение персонала и т. п. Происходит потеря устойчивости бесструктурного управления продуктообменом в общественном разделении труда по неискусности государства или по воле мафии, контролирующей через институт кредита устойчивость платёжеспособности производств. Как показывает история, всё это никак не связано с общественными потребностями в производстве: для поддержания цены — ошибки управления — сжигалась пшеница и топилась в море (хотя были голодные); массовая безработица существовала на фоне нехватки жилья и т. п.

В результате кризисов «перепроизводства» происходила внутриотраслевая концентрация управления директивно-адресным способом предприятиями, утратившими платёжеспособность, бывшими до кризиса структурно-обособленными. Так формировались внутриотраслевые монополии и многоотраслевые концерны, в которых управление носит директивно-адресный целесообразный характер в сквозном производственном процессе, а условные «прибыль» и «убытки» их внутриструктурного продуктообмена служат вспомогательной цели косвенной и интегральной оценке эффективности производств в условиях сложившейся и перспективной конъюнктуры рынка и прейскурантов цен продукции и фонда рабочего времени.
Но концерн по-прежнему не заинтересован в ликвидации прейскуранта. Кроме того, каждый концерн имеет изрядное количество мелких по сравнению с ним фирм, которые находятся в кредитно-финансовой зависимости от концерна, но
НЕ ПОДЧИНЕНЫ ЕМУ ДИРЕКТИВНО-АДРЕСНО, хотя и обслуживают потребности производства основных структур концерна. Эти фирмы также не заинтересованы в ликвидации прейскуранта.

Контролируя изрядную долю отраслевого производства (а то и нескольких отраслей), имея свои собственные банки, концерн поддерживает устойчивость своей платёжеспособности установлением монопольно высокой цены на продукцию по сговору со своими коллегами, а в наиболее тяжёлых ситуациях избавляясь от периферии фирм, зависящих от негов кредитно-финансовом отношении.

Заинтересованность в устойчивом сбыте продукции ведёт к тому, что на определённом этапе развития рыночной экономики производители, ИЗБЕГАЯ ПОЛНОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ общественных потребностей, сознательно идут на создание ИСКУССТВЕННОГО ДЕФИЦИТА для поддержания спроса. Ограничение ресурсных характеристик продукции позволяет за счёт обеспечения запчастями и сервисным обслуживанием подержать своё собственное производство и его основу — устойчивую платёжеспособность. Этой же цели служит организация «капризов моды», в результате которых потребитель выбрасывает вышедшие из моды, но вполне добротные вещи.
Всё это хорошо видно на автомобильных свалках США, куда попадают машины, сменившие несколько владельцев, которые вполне могли бы служить людям ещё 10-15 лет, если бы не «капризы» моды в условиях насыщенного рынка, выражающие стремление автогигантов к поддержанию устойчивости прейскуранта. Этот же пример хорошо соотносится с голодным автомобильным рынком СССР: «Победа» в аккуратных руках служила 20-30 лет, а то и 40; «Волга» — 10-20; «Жигули» — рассыпаются менее, чем за десять. Причина этого — попытка ориентации ВАЗа на рынки, насыщенные продукцией и подверженные «капризам моды», но в условиях СССР это расточительство фонда рабочего времени и ресурсов.

В марксистско-ленинской литературе эти и ряд других явлений нашли своё отражение и получили название главного противоречия капитализма — между «общественным характером труда» и «частной формой присвоения продукции». Поскольку в марксизме подчёркнутые термины — изначальные понятия, то вскрыть их внутреннюю связь не удаётся. Связь между ними раскрывается только через теорию управления как малая глубина идентичности вектора целей общественного САМОуправления и вектора целей частных структур производства в продуктообмене при посредничестве кредитив финансовой системы общества.

____________________

Это противоречие может быть разрешено только построением государства-суперконцерна, по отношению к которому все «расходы» и «доходы» концернов и мелких фирм являются условными «доходами» и «расходами» в его внутреннем продуктообмене.

Сссс

Преднамеренное снижение ресурсных характеристик продукции и буйство «капризов моды», порождаемые только стремлением концернов к поддержанию устойчивой платёжеспособности и производства в условиях насыщенного рынка, подтверждают и известное по марксизму положение, что капитализм ведёт производство ради производства и получения прибыли. Тот факт, что наступает товарное изобилие, — это вторичное порождение производства ради производства и прибыли. Изобилие было бы ещё полнее и быстрее, если бы толпо-«элитарное» общество смогло в условиях рыночной экономики избавиться от буйства «капризов моды» на всё производимое. «Капризы моды» вызваны концернами, ПОДЧИНЁННЫМИ кредитно-финансовой системе, в которой в платёжеспособном отношении частному производству выгоднее организовать искусственный дефицит, чем ликвидировать дефицит вместе с прейскурантом — вектором ошибки управления вообще, а высвободившиеся ресурсы социальной системы переориентировать на выпуск иной продукции. Колбаса и мёртвые поросята в оврагах СССР в 1989–90 гг. и нечто подобное в подсобках и на базах госторговли — это то же самое искусственное создание дефицита, но не на уровне транснационального концерна, а на уровне мелкотравчатого «кооператива». Бороться с этим явлением введением талонной системы в хаосе управления — глупость.

Плановая экономика СССР не смогла создать обещанного изобилия продукции, хотя и являлась до 1985 г. крупнейшей в мире монополией, государством-суперконцерном, по причине концептуальной подчинённости межрегионалам. В экономической науке эта ошибка выразилась как отождествление условных «прибылей» и «убытков» во внутриструктурном продуктообмене суперконцерна СССР с реальными прибылями и убытками частного, структурно обособленного производства в рыночной экономике капитализма. Когда ОФИЦИАЛЬНОЕ руководство страны стало замечать, что одного директивно-адресного (структурного способа) управления мало для обеспечения эффективного управления общественным производством,
после этого начались бездумные, концептуально несамостоятельные заимствования «рыночных механизмов» с Запада и попытка их интерпретации в терминах марксизма в условиях, ну, если не социализма, то социалистического строительства. Япония, концептуально самостоятельная, достаточно часто воспринимается на Западе как суперконцерн «Джэпэн инкорпорэйтед» именно потому, что на практике доказывает всем эффективность государства-суперконцерна
в конкурентной борьбе.

Управление всегда и в «рыночной», и в «плановой» экономике основано на произволе, подчинённом целесообразности. И этот произвол проявляется по-разному
«у них» и «у нас». Есть два автомобиля «Ситроен-СХ» и «Запорожец-Таврия». «Ситроен-СХ» давно бегает по дорогам, а «Таврия» год как появилась, хотя проект первой «Таврии» чуть ли не конца 60-х годов. У этих автомобилей есть одно общее: ветровое стекло ометается одним стеклоочистителем. Естественно, что такое ветровое стекло сначала рисует дизайнер, а потом директорат фирмы принимает решение о новой модели. В условиях «Ситроена» или «Форда» на заявление главного технолога, что он не может сделать новинку, последует заявление директората, что они подыщут другого главного технолога, который сможет воплотить новинку в серийной продукции.

В условиях АЗЛК или ЗАЗа за заявлением главного технолога о невозможности изготовления стекла последует предложение дизайнеру нарисовать всё иначе. Если дизайнер будет настаивать, то будет уволен в ходе очередного планового сокращения штатов. Новый дизайнер аккуратно перерисует
всё с «Симки» десятилетней давности (1975 г.) и
получится «Москвич-2141» — новое слово отечественного автомобилестроения; ещё пять лет ушло на организацию производства, и в итоге весь этот «шедевр дизайна» перемещается исключительно обляпанный дорожной грязью, поскольку ширина колеи «Москвича-2141» больше, чем ширина его корпуса по днищу. Собственного интеллекта КБ АЗЛК и всех прочих, выпускающих легковые автомобили, не хватает даже на то, чтобы порог багажного отсека был на уровне бампера, а не на уровне пояса человека: тяжёлый крупногабаритный груз легче внести, вдвинуть в багажник по горизонтали, чем сначала ПОДНЯТЬ, потом переместить по горизонтали и опустить в багажник.

В основе решения директората «Ситроена» и АЗЛК одинаково лежат произвол и заботливое отношение к финансам, хотя один работает в условиях «рынка», а другой до 1985 г. — в условиях плана. Разница только в самих финансах.

«Ситроен» имеет дело с реальными частными доходами и расходами, и в целях завоевания рынка и увеличения своей реальной прибыли заинтересован во внедрении новинок и сохранении в конструкциях прежних достижений и ноу-хау.
АЗЛК и ЗАЗ до 1985 г. имели дело с условными и мнимыми «доходами» и «расходами» во внутриструктурном продуктообмене суперконцерна-СССР, в котором реальных прибылей не возникает. Так, нежелание ввести государство в «расходы», чтобы оно не потерпело «убытков» и получило «прибыль», выливается в нежелание внедрять новинки и консервирует в конструкциях их недостатки. И это обрело характер социального явления в СССР. Под эту экономическую благонамеренность маскируется и явное вредительство.

«Форд», «Ситроен», и прочие могут самостоятельно принять решение о смене модели и реконструкции под неё производства без обсуждения этих вопросов у своих глав государств; для рассмотрения вопроса о «Москвиче-2141» и реконструкции АЗЛК под его производство потребовалось рассмотрение вопроса на Политбюро ЦК КПСС, хотя явно хватило бы и коллегии Минавтопрома. Если высшее руководство само лезет в решение всех мелочей за подчинённых, то ему просто некогда осуществлять собственно высшее руководство с должным качеством: каждый должен решать вопросы в пределах своего круга ответственности, иначе — смешение зон ответственности, потеря быстродействия и хаос.

Так в СССР неправильное понимание «средним звеном» внутриструктурного денежного обмена в суперконцерне, эквивалентное перекладыванию денег из кармана в карман и «рисованию» новых денег государством, когда прежнего запаса не хватает, вылилось в «невосприимчивость» производства к достижениям науки и техники.

В «высшем звене» непонимание носило тот же характер и выливалось в планирование выпуска продукции в стоимостном выражении одновременно с планированием номенклатуры продукции, стандартами на неё и объёмом производства в натуральной форме учёта.

С точки зрения теории управления, планирование роста объёма производства в стоимостном выражении по любой позиции прейскуранта — планирование роста вектора ошибки и увеличение его размерности. Именно этим занимался Госплан после реформы 1965 г., в ходе которой возникла «новая система планирования и экономического стимулирования», предложенная Евсеем Либерманом, с которым Н. С. Хрущёв «случайно» встретился в США, после чего Евсей Либерман «случайно» идеологически возглавил экономическую реформу в СССР. Марксистско-ленинская политэкономия с её повторными учётами стоимости одной и той же продукции и неделимым остатком «С» как нельзя лучше подходила к этой реформе, и благосостояние народа в стоимостном выражении стало резко расти; да и сейчас продолжает, что каждый видит в росте цен и докладах о росте выпуска продукции для блага народа, но в стоимостном выражении.

По мере упрочения позиций «элементов хозрасчёта» в СССР управление с первенством стоимостных показателей над номенклатурой продукции и стандартами на неё вело к развалу народного хозяйства, поскольку рост стоимости произведённой продукции — рост вектора ошибки общественного управления по величине и размерности. Именно с этим и связан «затратный механизм» в «административно-командной» системе. При этом директивно-адресное управление высшего эшелона: снижать расходы материалов, энергии, поднимать производительность труда и т. п. отсекаются руководством каждой самостоятельной производственной структуры, деятельность которой контролируется по росту стоимостных показателей объёма производства в структуре. К тому же высшие эшелоны управления огребают с производств их мнимую «прибыль», делают их «неплатёжеспособными» во внутриструктурном продуктообмене суперконцерна и не дают им возможности проявлять инициативу в использовании свободных производственных мощностей. В итоге «элементы хозрасчёта» не создали системы бесструктурного управления, но парализовали систему директивно-адресного структурного управления.

Рыночные реформы перестройки стали возможны только после того, как высшее ОФИЦИАЛЬНОЕ руководство страны пришло к выводу, что оно не справляется с управлением суперконцерном. Концептуальная несамостоятельность официального руководства вылилась в принятие к реализации концепции, по существу являющейся концепцией расчленения суперконцерна на отдельные фирмы, в соответствии с которой они должны влиться в евро-американский синдикат на правах чернорабочих, хотя правильное управление в суперконцерне СССР могло бы поставить его вне конкуренции.

Термин «Советская власть» многосмысленен. Его можно понимать как власть советов, т. е. власть тех людей, кто даёт советы официальному руководству. Поэтому песня совершенно правильно утверждает: «У Советской власти сила велика...» Если советы официальному руководству СССР даёт Совет Национальной Безопасности США, то результат один; если же в СССР самодержавие, то СНБ США говорит, что они «слишком натерпелись за последние 15 лет» (так Директива СНБ 20 / 1 от 18.08 1948 г. характеризует период после 1933 г.). Сейчас СНБ в восторге от перестройки, но не слишком ли натерпелся от неё народ? Не пора ли официальному руководству разобраться, по чьим советам оно правит страной?

____________________

Причина срыва управления «хозрасчётными» методами лежит в непонимании различий между одноконтурными системами внутреннего денежного обращения стран капитализма и двухконтурной (наличный и безналичный рубли) системой внутреннего денежного обращения СССР в период до начала реставрации сионо-капитализма в 1985 г.

Разделение рынков на рынок сферы производства, где продаётся сырье, комплектующие, технологическое оборудование и т. п., и рынок сферы личного потребления продукции и услуг, с точки зрения частного предпринимателя, производящего продукцию для получения реальной прибыли, — условно, поскольку ему всё равно: получает он прибыль на рынке сферы производства или на рынке сферы услуг. По этой причине капитализм вполне удовлетворён функционированием одноконтурной системы внутреннего денежного обращения. Более того, она даёт возможность пропаганды якобы равных возможностей, поскольку наёмный труженик — потребитель, став гешефтмахером, имеет законную возможность, заплатив налоги с оборота и отмыв деньги, стать предпринимателем. Одноконтурная система внутреннего денежного обращения позволяет любую сумму любому человеку потратить либо на рынке сферы производства, либо на рынке сферы потребления по его выбору.

Построение реального социализма требует затруднения гешефтмахерства в обществе и создания препятствий для превращения в капитал денежного гешефта наёмного труженика, впавшего в гешефтмахерство. По этой причине в условиях социализма средства производства коллективного использования не должны продаваться частным лицам. Двухконтурная система внутреннего денежного обращения в СССР должна была служить именно этой цели — ЗАТРУДНЕНИЮ РАВНО И ГЕШЕФТМАХЕРСТВА, И КАПИТАЛИЗАЦИИ ГЕШЕФТА — в течение всего переходного к социализму периода и самого социалистического развития: ИНЫХ ПРИЧИН ДЛЯ ЕЁ СУЩЕСТВОВАНИЯ НЕТ.

Контур безналичного обращения обеспечивает внутриструктурный продуктообмен «рынка» сферы производства, государственного аппарата и фондов общественного потребления государства-суперконцерна, идущего по социалистическому пути развития. Контур обращения наличности обеспечивает потребности «рынка» сферы личного потребления и взаимных расчётов граждан друг с другом.

Возникновению частного капитала в этом случае могут быть поставлены препоны:

¾ затруднительность перевода безналичной условной прибыли производств во внутреннем продуктообмене суперконцерна в наличный гешефт;

¾ затруднительность инвестирования гешефта в качестве личного или корпоративного капитала;

¾ сбалансированность оборота государственной и кооперативной розничной торговли, сферы услуг по отношению к фонду наличности, выплаченной государством гражданам за тот же период. Сбалансированность может быть обеспечена гибкой политикой цен, превышением объёма государственного кредита над объёмом личных сбережений граждан, необходимых им в их финансовых манёврах;

¾ недопущение анонимных вкладов и ограничение накоплений на личных и семейных вкладах;

¾ комплекс мероприятий по контролю над перемещением крупных сумм с личных счетов граждан;

¾ меры, делающие нецелесообразным «коллекционирование» наличности (ограничение срока годности купюр, упразднение купюр большого достоинства, чековая оплата дорогих покупок и т. п.);

¾ ликвидация кооперативов с полной конфискацией личного имущества их руководства при нарушении правил обращения с наличностью;

¾ запрет на перекачку в процессе ликвидации производственных фондов кооперативов в наличность сверх сумм максимально разрешённых накоплений (а повторные ликвидации с такого рода выплатами наличности допускать не ранее среднестатистического срока накопления максимально разрешённых сумм).

Естественно, что эти меры не могут быть эффективны сами по себе; они являются только частью подсистемы общественного САМОуправления и могут быть полезны только наряду с обобщёнными средствами управления более высоких приоритетов.

____________________

Кредитно-финансовая система — обобщённое средство САМОуправления общества четвёртого приоритета, а не объективная данность, к которой общество должно приноравливаться. Построение её должно быть подчинено собственной концептуальной целесообразности, а не копироваться с иных стран, что есть и подсознательный импорт их концепций, часто непонятных и им самим. Импорт концепции есть замыкание на внешний предиктор государственности. Кредитно-финансовая система — средство управления: если им не пользуется государство в интересах народа, то им пользуется мафия гешефтмахеров против народа.

____________________

Взаимная замкнутость двух контуров внутреннего денежного обращения не означает их полную взаимную изолированность, а только предполагает ограничения на перетекание денежных сумм из одного в другой, исходя из обеспечения интересов не государства-аппарата, а реализации в экономической жизни концепции общественного развития, осуществляемой государством.

Для понимания целесообразности характера установления взаимной замкнутости контуров наличного и безналичного обращения вернёмся к схеме рис. 1. Общество в целом потребляет произведённую им продукцию через фонды общественного потребления (ФОП) бесплатно и через рынок сферы потребления за плату. Понятие монопольно высокой цены на продукт управленческого труда позволяет не разделять в данном случае общество на предпринимателей, гешефтмахерствующий люмпен и наёмный персонал (т. е. блоки 14 НПКР и 22 ПР отсутствуют) и выделить в общественных расходах совокупный фонд личного платного потребления (ФЛПП) общества. Его составляют выплаты государства и частных общественных структур гражданам для их личного потребления: то есть в блок 21 НП идёт перекачка средств из блоков 18 РСП, 19 РПП (там тоже трудится наёмный персонал) и 20 ГА. Причём, как видно из схемы, далеко не все отрасли поставляют продукцию на рынок сферы потребления, но все отрасли получают зарплату за отработанное рабочее время (чем они занимались в это время, это забота администрации) и все отрасли ОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМЫ. Даже при неизменности в течение нескольких лет объёма ФЛПП выход продукции на рынок сферы потребления из блока 18 РСП может изменяться как по числу пунктов прейскуранта цен рынка, так и по объёму продукции каждого вида: т. е. будет изменяться реальная покупательная способность населения. В условиях одноконтурной финансовой системы излишки фонда личного платного потребления, которые не могут быть реализованы на рынке сферы потребления при данном прейскуранте перетекают в фонды общественного потребления (так называемая «благотворительность»; в данном случае межрегионалы, желая быть понятыми народом, используют русское слово вместо межрегионального «филантропия») или возвращаются в качестве частного капитала в блоки 18 РСП и 20 ГА, являющиеся как бы то ни было общенародным достоянием в любой общественно-экономической формации (для того чтобы их делишек не поняли, межрегионалы пользуются терминами «разгосударствление» и «приватизация» — от «приватио» в смысле «по секрету», «тихонько»). Формы капитализации излишков могут быть разные: покупка госимуществ, вклады в банки, в ценные бумаги и рэкет наоборот — «вот тебе миллион, разворачивай производство, а если прогоришь, то гляди у меня...»

Не капитализированные этими способами остатки лишних денег вкупе с неподдающимися реализации в сфере производства денежными суммами образуют инфляционное давление на экономику. За инфляцией всегда стоит гешефтмахерство, поскольку лишние деньги — это долг общества самому себе, концентрирующийся в руках одной или нескольких мафий. Повышение цен, устраняющее инфляцию, приводит к перераспределению права потребления произведённого продукта сообразно распределению в обществе «лишних» инфляционных денег. Так инфляция позволяет немногим обобрать многих на законных основаниях в соответствии с воровским законом «стоимости» всего, включая и стоимость денег. При этом инфляционная кража может протекать и при росте, и при падении производства в его не стоимостном, а реальном учёте по всей номенклатуре. Инфляционная кража позволяет красть и капиталы: когда темпы «самовозрастания» капитала («самовозрастающей» стоимости в терминах политэкономии) в исчислении на начало рассматриваемого периода падают ниже темпов инфляции за тот же период, то все такие частные «свободные» предприниматели начинают разоряться и останавливать производство. Так в 1917 г. в России был вызван экономический хаос, но есть и иные способы; мафией применяются обычно все сразу способы хаотизации экономики.

В ходе перестроечных реформ был запущен этот механизм, топливо бумажных денег для которого создавалось с 1953 г. под разговоры о росте «благосостояния» в форме «денежных» накоплений граждан.

Теперь посмотрим, как эти же процессы могут протекать в двухконтурной кредитно-финансовой системе. В двухконтурной системе обращения финансов покупательная способность фонда платного потребления населения также колеблется в зависимости от выхода продукции на рынок сферы потребления. Взаимная замкнутость контуров денежного обращения исключает стихийную самопроизвольную перекачку средств из совокупного фонда платного личного потребления в сферу производства и фонды общественного потребления. По этой причине отставание (снижение) выпуска продукции в стоимостном выражении относительно объёма фонда платного личного потребления представляет наибольшую опасность для общества, строящего социализм и использующего двухконтурную кредитно-финансовую систему в целях недопущения реставрации государственно узаконенного толпо-«элитаризма». Именно это и произошло в период после 1953 г. (реформа 1965 г. Евсея Либермана придала этому процессу БЛАГОобразный вид), и именно об этом молчали и молчат экономические темнила страны и в «волюнтаризм», и в «застой», и в перестройку в «хороший» сионо-капитализм ненавистного им многонационального социализма.

Лишние наличные деньги в двухконтурной системе обращений не распределяются равномерно среди граждан, а концентрируются в руках гешефтмахеров. Когда этот процесс заходит достаточно далеко, то эта инфляционная наличность становится капиталом мафии. Двухконтурная система обращения мешает мафии законным путём капитализировать наличность, но через подкуп и сращивание с партийно-государственным аппаратом позволяет мафии окончательно развалить директивно-адресное управление, превратив аппарат в арену борьбы карьеристов за служебное продвижение из средства управления. После этого мафия сама же клянёт аппарат, на мафиозные взятки разваливший страну, и домогается перехода на реальный хозрасчёт, в котором была бы устранена двухконтурность внутреннего денежного обращения, мешающая капитализировать гешефт мафии. Требование конвертируемости рубля возникает, дабы устранить препятствия к сращиванию внутренней мафии с международной мафией, генералитет которой составляют каменноголовые братья, служащие сионизму. Государство же в мафиозном идеале не должно вмешиваться в личную и частную экономическую жизнь и должно не вылезать за пределы «государственного» сектора экономики. Государственный аппарат должен быть при этом подконтролен мафии.

Общественная безопасность требует всевозможного затруднения действий мафии: подрыва её кадровой базы — ранее рассмотренные мировоззренческие приоритеты обобщённого оружия (средств управления); подрыва её финансовой мощи — четвёртый приоритет. В условиях двухконтурной кредитно-финансовой системы важно нейтрализовать фактор колебания покупательной способности населения, ликвидировав возникновение в этом процессе инфляционного излишка наличности. Для устранения концентрации инфляционного излишка наличности в руках мафии и необходима система государственной торговли в кредит, в которой объем задолженности населения по кредиту всегда должен несколько превышать объем денежных накоплений ТЕХ ЖЕ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ. При этом инфляционный излишек будет возвращаться государству как платежи по кредиту. Целесообразен беспроцентный кредит и кредит с уменьшением цены при покупке в кредит, дабы устранить полностью тенденции к частному ростовщичеству.

При успешном развитии экономического потенциала общества задолженность по кредиту прошлых лет следует прощать, естественно, без нарушения товарно-денежной сбалансированности. Это создаст предпочтительность покупок в кредит наряду с уменьшением полных цен торговли в кредит по сравнению с разовыми полными ценами, а многолетние накопления с целью покупки дорогих вещей длительного пользования сделает экономически невыгодными. Регулятором платёжеспособного спроса в этой системе является величина первого взноса, его доля в цене продукции, рассрочка платежа. Задолженность по кредиту, как учит история, — эффективнейшее средство для подъёма производительности труда. Ранее этим процессом управляла межрегиональная сионо-нацистская мафия. Должно же управлять социалистическое государство. Это средство можно ЗЛОНАМЕРЕННО или сдуру обратить в государственную долговую кабалу; чтобы этого не произошло, необходимо обеспечение САМОуправления общества. Кредитно-финансовая система в обществе играет роль регулятора продуктообмена при недостаточном выпуске продукции, поэтому для обеспечения этой функции деньги в ней должны ЦИРКУЛИРОВАТЬ; оскудение и переполнение одинаково социально опасны. Поэтому задача государства-суперконцерна — обеспечение платёжеспособности во всех блоках схемы (рис. 1) и обеспечение сбалансированности прейскуранта на рынке сферы личного потребления относительно фонда личного платного потребления. Кредит — эффективное средство для этого, элемент системы РАСПРЕДЕЛЕНИЯ, поэтому задолженность по кредиту не ухудшает реального благосостояния, обеспечиваемого или уничтожаемого в процессе ПРОИЗВОДСТВА внутриструктурным ПРОИЗВОЛОМ администрации в частных структурах суперконцерна и в суперконцерне в целом. По отношению к государству-суперконцерну его кредитно-финансовая система — средство бесструктурного управления статистическими характеристиками общественного производства и потребления.

Весь продуктообмен, сопровождаемый двухконтурной кредитно-финансовой системой, по отношению к государству-суперконцерну — внутренний продуктообмен, и его сопровождают УСЛОВНЫЕ «расходы» и «доходы»; реальной прибыли суперконцерна в нём не возникает. Поэтому предлагаемая система— средство управления — не может реально ущемить ни интересов государства, ни интересов населения. Реальный ущерб обществу может нанести только неправильное построение кредитно-финансовой системы и неумение государственного аппарата ею пользоваться в стремлении получить «прибыль» из внутриструктурного продуктообмена суперконцерна.

Ликвидация анонимных вкладов — стеснение гешефтмахеров. Этой же цели должно служить ограничение максимума накоплений на счетах. Дабы не возникало неконтролируемых больших сумм наличности, необходима чековая оплата дорогих покупок и контроль за систематическим перемещением крупных сумм с одного личного счета на другие и многих на один. Процент, выплачиваемый по вкладу, должен быть БЕЗУСЛОВНО меньше, чем темпы роста производительности общественного труда в их стоимостном исчислении на начало периода, за который выплачиваются проценты.

Крупные купюры при этом становятся ненужными, выпуск их должен быть прекращён (свыше 10 руб. при нынешнем соотношении цен и зарплаты — апрель 1991). Мелкие купюры должны иметь срок платёжеспособности несколько более времени жизни купюры в реальном обращении; по истечении срока годности купюра становится простой бумажкой.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 364 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Жизнь - это то, что с тобой происходит, пока ты строишь планы. © Джон Леннон
==> читать все изречения...

661 - | 515 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.