Лекции.Орг


Поиск:




Мероприятия в области экономики 5 страница




Эти меры — основа для лишения мафии больших объёмов наличности, обращение коих неподконтрольно государству. Это всё — меры принуждения мафии к меновой торговле, они ведут к потере быстродействия её в конкуренции с государством. Точно так же необходимы меры учёта для выявления систематической скупки ювелирных изделий.

Для экономики социалистической ориентации защита контура наличного обращения от инфляционного давления и концентрации инфляционных сумм у гешефтмахеров — основа экономической безопасности.

При уверенном же росте производства государство всегда может снижать цены, прощать задолженность по кредиту, переводить какие-то виды личного потребления продукции и услуг в бесплатные фонды общественного потребления.

Контур безналичного обращения в двухконтурной системе финансов государства-суперконцерна социалистической ориентации призван обслуживать сферу производства и управления общесуперсистемного уровня (блоки 18 РСП и 20 ГА). Именно этот контур безналичного обращения является предметом споров последовательных рыночников, требующих одноконтурной кредитно-финансовой системы, и последовательных сторонников плановой экономики, исходящих из того, что если во внутриструктурном продуктообмене государства-суперконцерна реальной прибыли не возникает, то нечего и огород городить с товарно-денежными отношениями во внутриструктурном продуктообмене государства-суперконцерна. По их крайнему мнению, товарно-денежные отношения должны сохраняться только в сфере личного потребления граждан до выхода в коммунизм.

Однако, с точки зрения теории управления, сохранение товарно-денежных отношений в сфере производства и потребления или устранение из неё их не может быть результатом «объективного» или «субъективного» выбора «рыночного» или «планового» социализма или капитализма, поскольку кредитно-финансовая система является средством бесструктурного управления статистическими характеристиками производства и потребления продукции как на «рынке» сферы потребления, так и на «рынке» сферы производства вне зависимости от общественно-экономической формации. Отказ от товарно-денежных отношений в сфере производства есть переход к директивно-адресному управлению.

Отказ от товарно-денежных отношений в сфере производства целесообразен при следующих условиях:

¾ если инфраструктура средств сбора, обработки и передачи информации позволяет обеспечить более высокое быстродействие системы общественного производства по удовлетворению всех общественных потребностей при управлении всем народно-хозяйственным комплексом директивно-адресным способом государственным аппаратом суперконцерна;

¾ вне пределов директивно-адресного управления государственного аппарата: если уровень производства ВПОЛНЕ покрывает текущие потребности общества по всем позициям прейскуранта и имеется запас производственных мощностей;

¾ если в обществе уже сложилась КУЛЬТУРА ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ, при которой «бесплатность» чего-либо не выливается в его расточительное расходование и использование в качестве «бесплатного» сырья для производства дорогого гешефта.

В марксистско-ленинской литературе наиболее близкая по взгляду с позиций теории управления точка зрения по этому вопросу изложена И. В. Сталиным в 1952 г. в работе «Экономические проблемы социализма в СССР». К сожалению, общая для марксизма слепота к информационным процессам — основе управления — сказалась и на этой работе, что не позволило в терминах с ясно разделёнными понятийными границами вскрыть причинно-следственные связи в экономической жизни общества в процессе социалистического строительства и перехода к коммунизму. Эту работу И. В. Сталина полезно переиздать заново, а тем, кто имеет возможность, её следует прочитать и обдумать уже сейчас. Философы, политэкономы, экономисты, окончившие вузы до XX съезда КПСС, должны были в период учёбы её ИЗУЧИТЬ (а не изучать) и понять, а в своей дальнейшей деятельности исправить неточности, ошибки и развить её правильные положения в теорию управления государством-суперконцерном. Однако этого не случилось, и мы видим развал в современности по рецептам экономической «науки».

В марксизме-ленинизме многоукладность экономики и сопутствующие ей товарно-денежные отношения в общественном производстве первоначально были отнесены к переходному периоду, а впоследствии распространены и на социалистический период.

Многоукладность в современной экономической науке понимается как разнообразие форм собственности на СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА и ПРОДУКЦИЮ: государственная, кооперативно-колхозная, индивидуальная частная. Продуктообмен между «разными укладами» и вызывает необходимость в товарно-денежных отношениях. Вытеснение одним укладом всех остальных должно-де устранить товарно-денежные отношения.

Право собственности на средства производства — право управления производством продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц. Различие между частной и общественной собственностью в том, как формируется круг управленцев.

Собственность — общественная, если персонал, занятый обслуживанием данной совокупности средств производства, имеет реальную возможность отстранить от управления лиц, деятельность которых не обеспечивает должного качества управления (социальная справедливость, улучшение условий труда, рост его производительности и т. п.); после этого персонал может выдвинуть управленца из своей среды или НАНЯТЬ нового со стороны.

Собственность — частная, если персонал лишён такой возможности реально, а вопрос о составе управленческого корпуса решает некая корпорация, исходя из своего понимания целесообразности. Это решение может быть проводимо в жизнь структурным способом — прямым назначением и отстранением управленца; и бесструктурным способом — разорением частной фирмы или созданием ей благоприятных условий корпорацией, контролирующей кредитно-финансовую систему. По этой причине вся частная собственность — корпоративная.

Различие же между видами общественной собственности в широте круга лиц, которые вправе решать вопросы кадровой политики внутри управленческого корпуса на данном объекте собственности: от членов кооператива до всего населения государства-суперконцерна.

С точки зрения теории управления, эта внешняя многоукладность экономики в указанном смысле несущественна. Существенна разная степень структурного обособления различных производств от государственных структур, т. е. распределение полной функции управления общесуперсистемного уровня государства-суперконцерна по структурному (директивно-адресному) и бесструктурному кредитно-финансовому («рыночному», товарно-денежному) способам управления в отношении различных производств.

В процессе общественного производства полная функция управления предстаёт как следующая совокупность действий (желающие могут её расширить):

 

1. Выявление общественной потребности.

2. Формирование стандартов на продукцию, удовлетворяющую общественную потребность, на технологию производства, на эксплуатацию, на утилизацию и вторичное использование.

3. Разработка проектной документации.

4. Разработка технологической документации.

5. Информационное обеспечение пп. 3 и 4; за него ответственны наука и система информационной безопасности.

6. Определение объёма производства.

7. Подготовка материально-технической базы производства.

8. Подготовка сбыта, сервисного обслуживания, утилизации.

9. Выбор поставщиков сырья, комплектующих и т. п.

10. Наём (увольнение) персонала и обеспечение его квалификационной подготовки.

11. Сбыт: оптом на неизвестный рынок; производство по оптовым заказам; производство по индивидуальным заказам.

В общественном разделении труда эта же совокупность действий распадается по уровням иерархии общественной системы производства и распределения продукции (услуг). Мы будем рассматривать это разделение, ориентируясь на государство-суперконцерн социалистической ориентации с кредитно-финансовой системой с двумя взаимно-замкнутыми контурами внутреннего денежного обращения; целевое назначение контуров было определено ранее.

В этом случае система общественного производства распадается на следующие функционально различные подразделения общественного разделения труда.

1. Государственный аппарат. Он осуществляет общее руководство обществом, а в сфере производства и распределения продукции осуществляет: директивно-адресное управление (структурным способом) предприятиями государственного
сектора экономики по полной функции управления;
бесструктурное управление всем совокупным общественным производством, опираясь на систему государственных
стандартов, законодательство, кредитно-финансовую систему.

 

2. Государственный сектор экономики. Он находится в директивно-адресном подчинении у государственного аппарата
по всем позициям полной функции управления.

3. Полностью структурно-обособленный сектор экономики. Предприятия, осуществляющие полную функцию управления производством и распределением своей продукции. В своей деятельности они ограничены только стандартами и законодательством, обязательными для всей сферы производства и распределения продукции. С остальными структурно-обособленными производствами в ходе продуктообмена в общественном разделении труда они находятся в товарно-денежных отношениях и могут принимать в нём участие, пока сохраняют свою платёжеспособность.

4. Сектор экономики, предприятия которого по разным этапам полной функции управления подчинены государственному аппарату директивно-адресно, т. е. структурным способом.

Это деление было бы полностью справедливо, если бы между этими секторами осуществлялась меновая торговля, т. е. прямой продуктообмен-«бартер». Но как только в обществе появляется кредитно-финансовая система, то весь производственный потенциал общества, его сырьевые и трудовые ресурсы в своей стоимостной форме оказываются в полной НЕОГРАНИЧЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ владельца кредитно-финансовой системы, т. е. либо государства, либо мафии, контролирующей банковское дело (в странах конгломерата — сионо-нацистской мафии). Кто из «частников» чем владеет и будет ли владеть впредь — это вопрос, решаемый кредитованием и налогообложением, а не «священным правом частной собственности». Всем экономическим потенциалом обладает владелец кредитно-финансовой системы, а все прочие только пользуются его частями либо как «частные» собственники, либо как наёмный персонал, хотя общество может и не осознавать этого. По этой причине, с точки зрения теории управления, любая экономика — ОДНОСЕКТОРНАЯ, если мы рассматриваем бесструктурное управление; многосекторность экономики — внешняя форма проявления различных ограничений на структурный способ (директивно-адресный) управления, налагаемых уровнем развития инфраструктуры обработки информации в обществе и традиционным жизненным укладом, общественным сознанием и подсознанием. Поэтому экономические интересы общества лежат в построении государства-суперконцерна и обеспечении его САМОуправления. Нынешние перестроечные игрища в «приватизацию», «аренду»
и т. п. — МАФИОЗНЫЙ БЛУД с целью капитализации инфляционных сумм, скопившихся в руках мафии.

Применительно к государству-суперконцерну это положение означает, что если у кого-то чувство хозяина не простирается далее «его» ЧАСТНОГО зубоврачебного кабинета, грузовика, магазина, «арендного» предприятия и т. п., то это чувство «хозяина» ему следует смирить, поскольку есть достаточно широкий слой населения, у кого чувство хозяина простирается на весь суперконцерн. Исходя из интересов тех, чьё чувство хозяина простирается на весь суперконцерн, и появляется контур безналичного денежного обращения, долженствующий защитить систему бесструктурного управления сферы производства от слишком мелкого чувства «хозяина» гешефтмахеров, делающих гешефт в сфере ОБЩЕСТВЕННОГО разделения труда и перекачивающих его в сферу СВОЕГО ЛИЧНОГО НЕНАСЫТНОГО потребления. Эта защита тем более эффективна, чем больше общество способно к САМОуправлению.

Из одноукладности экономики по отношению к бесструктурному управлению и первенства бесструктурного управления перед структурным вытекает важный частный вывод: преимущественное выполнение госзаказа перед другими заказами может быть обеспечено только льготным кредитом государства и повышенными ценами при его выполнении. По отношению к суперконцерну в целом это условные расходы. Поэтому вопрос
не в «стоимости» госзаказа и снижении госрасходов, а в его целесообразности относительно объективного и потенциального векторов целей суперсистемы. Директивно-адресные ограничения и запрещения, противоречащие бесструктурному управлению, всё равно будут обойдены под благовидными предлогами через кредитно-финансовую систему, и госзаказ будет сорван, что потребует репрессий за саботаж. По этой причине особая ответственность — организация бесструктурного управления в соответствии с долговременными интересами общества; директивно-адресное может быть эффективным только если согласовано с бесструктурным.

Из ОДНОУКЛАДНОСТИ любой экономики и интересов обеспечения ЕДИНСТВА бесструктурного управления в государстве-суперконцерне вытекают два важных требования:

¾ во-первых, единая банковская система государства, являющаяся частью системы бесструктурного управления (частью системы потому, что нужна ещё единая система банков информационного обеспечения). Единая банковская система должна обеспечивать, чтобы любой расчётный счёт и все операции, с ним связанные, были доступны для просмотра в административном порядке, а не с разрешения прокурорского надзора. По отношению к суперконцерну весь его денежный оборот — ВНУТРЕННИЙ; в нём существуют только условные «доходы» и «расходы»; во внутреннем продуктообмене денежной прибыли суперконцерн не извлекает. Поэтому по отношению к нему не может существовать «коммерческая» тайна, защищающая интересы одного частного гешефтмахера от другого. Не обязан суперконцерн защищать интересы частных гешефтмахеров, пытающихся надуть и сам суперконцерн. Из этого следует, что с любого банковского компьютера должен просматриваться расчётный счёт любого предприятия. Если ввести ограничения, то они будут просто обойдены гешефтмахерами подкупом.

Кадровое обеспечение банковской системы должно быть подчинено принципам информационной безопасности, аналогичным принципам информационной безопасности государственных структур предиктора. Поскольку банковское дело в странах евро-американского конгломерата подконтрольно иудейству, то банковская система СССР должна быть полностью защищена от иудейского внутриструктурного вмешательства, тем более что сионистские организации давно распространили на СССР принцип двойного гражданства евреев: еврей прежде всего гражданин Израиля, потом уж СССР. В сфере управления с этим тезисом сионистов ОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМО согласиться и защитить управление от вмешательства граждан другого государства;

¾ во-вторых, единая система образования фонда заработной платы и обеспечения устойчивой платёжеспособности для всех предприятий, имеющих расчётные счета во всех отраслях народного хозяйства. Бухгалтерский учёт должен быть максимально упрощён.

Из первого требования вытекает, что не должно быть никаких частных коммерческих, акционерных, совместных и т. п. банков. Но при этом предприятия должны быть вправе открывать в системе госбанка совместные счета и определять порядок их использования самостоятельно.

Банковская система должна нести на себе и функции государственного страхования. Интересы суперконцерна предполагают, что часть услуг страхования должна быть безусловной, т. е. страховка должна выплачиваться без сбора страховых взносов. Предприятия должны быть при этом вправе организовывать совместные страховые фонды, если государство не предоставляет им какого-либо вида необходимых им страховых услуг. Самая большая страховая услуга в сфере производства — СТРАХОВАНИЕ ОТ БАНКРОТСТВА полностью структурно обособленного производства. И эта услуга должна предоставляться, хотя она безусловно должна сопровождаться выдвижением условий о реконструкции производства, его переориентации и т. п. Она НЕОБХОДИМА, поскольку позволяет не обострять социальную напряжённость, а СОЗИДАТЕЛЬНО разрешать противоречия экономического развития суперконцерна.

Ничьих личных долговременных интересов такого рода страхование от банкротства не ущемляет, поскольку, с точки зрения управления СУПЕРКОНЦЕРНОМ В ЦЕЛОМ, речь идёт всего лишь о возобновлении платёжеспособности одного из производств на определённых условиях, т. е. о более эффективном использовании трудовых ресурсов общества. Это внутренний вопрос сферы производства в целом, а не спор о том, кто из «частников» живёт за счёт другого, поскольку все спорщики вместе с потрохами реально принадлежат владельцу кредитно-финансовой системы — государству-суперконцерну или корпорации банкиров. Делёж ЧАСТНОЙ денежной прибыли в ОБЩЕСТВЕННОМ разделении труда, сопровождаемом денежным обращением, — глупость, поскольку реальное благосостояние общества возникает из ПРОИЗВОЛА в сфере производства, а не из ГАЛДЕЖА в сфере дележа частной денежной прибыли, некоторым образом позволяющей разделить между «ЧАСТНИКАМИ» продукт, произведённый ОБЩЕСТВОМ в целом.

Государство-суперконцерн НЕ ПОЛУЧАЕТ денежной прибыли во внутреннем обращении; оно ОБЯЗАНО перераспределять, денежную прибыль СВОИХ частных производств для устранения взаимно отраслевой конкуренции; поддержания устойчивой платёжеспособности УНИКАЛЬНЫХ производств; поддержания устойчивой платёжеспособности подавляющего большинства мощностей внутри отраслей. Если это не будет делать государство, то будет экономический хаос, или то же самое тихо и незаметно будет делать международная мафия, исходя из своих интересов, далеко не всегда совпадающих с интересами простого труженика.

Это же касается государственных дотаций СВОИМ частным производителям тех или иных видов продукции и субсидий СВОИМ частным потребителям тех или иных видов продукции: дотации и субсидии — вопрос государственный,
а не частный. Дотации и субсидии — средства устранения прейскуранта, т. е. ошибки управления общественным производством. Это часть системы бесструктурного управления (кредитно-финансовой), и если кто-то использует средство управления не по назначению из-за неумения управлять или вредительских устремлений, то это вовсе не означает, что система управления плоха, средства плохи и ими не надо пользоваться. Именно таков был подход и марксистов, отрицавших всю кредитно-финансовую систему; но таков же и подход нынешних советских антикоммунистов-«рыночников», критикующих прошлых марксистов, но не желающих видеть ничего, кроме частной прибыли в надежде урвать кусок для себя лично. На всё это уже давно пора смотреть с позиций бесструктурного управления социалистическим государством-суперконцерном
в целом.

В условиях суперконцерна основные производственные мощности сосредоточены на предприятиях, имеющих расчётный счёт. Эти предприятия могут участвовать в общественном разделении труда в суперконцерне только до тех пор, пока сохраняют платёжеспособность ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ от полезности или вредности для общества их продукции и технологий. С точки зрения теории управления, в приложении к управлению суперконцерном в целом сумма на расчётном счету любого ЕГО частного предприятия — ВСЕГО ЛИШЬ величина запаса устойчивости частного предприятия в общественном разделении труда, что бы ни думали и ни говорили по поводу величины счета все те, чьё чувство хозяина не простирается на весь суперконцерн. В качестве меры запаса устойчивости по платёжеспособности может быть использована величина

Денежный оборот следует рассматривать за весь производственный цикл, а не годовой, если производственный цикл длится более года.

Для поддержания устойчивого управления суперсистемой в целом нецелесообразно бесконечное накопление запаса устойчивости её частными фрагментами. По этой причине Кпс всех отраслей и уникальных производств должен поддерживаться в определённых пределах от «Кпсмин» до «Кпсмакс». Падение Кпс до минимального значения является основанием для ревизии предприятия, его реконструкции, переориентации, передачи управления им другому внутреннему концерну в суперконцерне.

С этой точки зрения, налог с оборота — всеобщее понижение запаса устойчивости по платёжеспособности, затрагивающее интересы прежде всего фирм с малым оборотом. Он не может дать обществу ничего, кроме выпадения из общественного разделения труда ряда производственных мощностей и обострения социальной напряжённости. Лучше всего это видно на налоге с оборота в сфере потребления на примере 5% «президентского» налога 1991 г.

Суперконцерн в целом образован соприкасающимися и взаимно вложенными структурами, каждая из которых имеет свой расчётный счёт, и сам суперконцерн является взаимным вложением структур. При этом объемлющей структурой по отношению ко вложенным является структура, осуществляющая директивно-адресное управление перераспределением частной прибыли вложенных структур: т. е. государственный аппарат по отношению к государственному сектору; производственное объединение (концерн) по отношению к его членам.

Если рассматривать перераспределение прибыли через налогообложение (т. е. не директивно-адресное, а бесструктурное), то всё является вложением в суперконцерн.

При этом все частные доходы, расходы, прибыли, полученные во внутриструктурном продуктообмене любой объемлющей структуры, являются по отношению к ней условными, мнимыми. Реальными являются доходы, расходы, прибыли, полученные объемлющей структурой в целом в её внешнем продуктообмене. Ропот вложенных структур на перераспределение условных доходов объемлющей структуры вообще бессмысленен; ропот на перераспределение реальных прибылей имеет смысл только на уровне объемлющей структуры, но эти реальные прибыли, расходы и доходы становятся мнимыми по отношению к объемлющей структуре следующего уровня иерархии директивно-адресного управления, заведомо мнимыми по отношению к суперконцерну в целом. Весь ропот на перераспределение доходов реальных и мнимых в своей основе имеет формирование фонда заработной платы структуры; ропот никогда бы не возник, если бы дело не касалось обращения безналичного рубля в наличный.

Пока общество вынуждено использовать кредитно-финансовую систему как средство регулирования продуктообмена и управления общественным производством, возможности его определяются ответами на вопросы:

¾ за что государство взимает налоги?

¾ за что государство выплачивает дотации и субсидии частным своим фирмам?

¾ за что руководство фирм платит заработную плату наёмному персоналу?

И ЭТА СОВОКУПНОСТЬ ВОПРОСОВ — ОБЩАЯ ДЛЯ BCЕX ФОРМАЦИЙ.

Фонд заработной платы с учётом премий складывается из превышения прихода сумм на счёт и расходов сумм со счёта.

Расходы за исключением содержания персонала — это покупка продукции других фирм, имеющих расчётные счета, переводом сумм со счета на счёт, оплата чеками, налоги государству, платежи в фонды объемлющих структур.

Приходы сумм на счёт — это ПРИЁМ ПЛАТЕЖЕЙ ЗА ТОВАРНУЮ ПРОДУКЦИЮ ФИРМЫ, приём государственных дотаций, приём дотаций из фондов объемлющих структур.

Отсутствие частного кредита позволяет не рассматривать государственный кредит суперконцерна в целом и кредит объемлющих структур внутри суперконцерна по отношению ко вложенным в них структурам, поскольку всё это — операции с условными доходами и расходами внутри сферы производства суперконцерна в целом. А частное гешефтмахерство должно блокироваться системой перевода денег из безналичного контура обращения сферы производства в контур обращения наличности сферы личного платного потребления и средствами снятия инфляционного давления.

Вопросы же формирования кредитной и инвестиционной политики государства — это вопросы текущей и перспективной целесообразности практического управления, а не законов и правил. Поэтому здесь они не рассматриваются.

Как известно, в общественном разделении труда существует целый ряд отраслей, которые не создают товарной продукции. И вся приходная часть их счетов является ДОТАЦИОННОЙ. Это вся школа, медицина, вооружённые силы и т. п. Основной формой оплаты труда в них является фактическая окладная, повременная, поскольку премии выродились в добавку к зарплате. При таком способе оплаты труда единственная основа роста его качества и производительности — это общий рост культуры общества. Если же этого общего роста нет, да ещё есть падение уровня жизни, то окладная повременная оплата — средство развращения трудового коллектива, поскольку добротность его работы не сказывается на денежных доходах работника, а от лодырей в условиях данного свыше штатного расписания избавиться невозможно, да и бессмысленно, поскольку незанятые должности автоматически сокращаются вместе с их фондом зарплаты, а существующие ограничения на совмещение должностей препятствуют освоению вторых профессий.
Так, целые отрасли не заинтересованы политикой начисления зарплаты в прогрессе: и прежде всего это — дошкольное образование, школа, наука, медицина.

Вторая крайняя форма извращений в оплате труда — сдельщина. По существу своему она отражает НЕСПОСОБНОСТЬ администрации организовать эффективное использование фонда рабочего времени и производственных мощностей, по какой причине администрация, установив расценки на работу, свои обязанности по совершенствованию культуры производства, повышению квалификационного уровня персонала и т. п. перекладывает на сам персонал. Кроме того, она плодит ненужные должности учётчиков, нормировщиков и т. п. и разлагает коллектив на «элиту», делающую дорогую работу, и «чернь», делающую всю прочую. Это средство толпо-«элитаризации», находящееся в руках развращённой администрации, поскольку распределение нарядов на работу полностью зависит от её ПРОИЗВОЛА; самородки-труженики — меньшинство, а в социальном явлении сдельщины выступает большинство. Администрация сама решает, кому из этого большинства создать условия, чтобы он мог освоить квалификационный уровень, необходимый для дорогой сдельщины, а кого сгноить на дешёвой черновой работе. Если есть сдельщина, то она всегда вырождается в склоку из-за денег после принесения первых плодов эффективности во всеобщем развале организации производства.

Оба эти способа оплаты труда не отвечают ОБЩЕСТВЕННЫМ потребностям в росте культуры труда и повышении производительности прежде всего ОБЩЕСТВЕННОГО ТРУДА, а не индивидуального в отрыве его от общей культуры общественного разделения труда. Однако одной из действительно общечеловеческих основ прогресса является не «рыночность» экономики, а правильный ответ на вопрос: за что и кому платят заработную плату? Заработную плату ЗДРАВОмыслящая администрация платит за квалификационный уровень, который ПРОЯВЛЯЕТСЯ в исполнении должностных обязанностей.

В таких отраслях, как наука, где затруднительно соотнести результаты с количеством времени, проведённого на работе, ЗДРАВОмыслящая администрация сводит к минимуму жёсткие границы и обязательную продолжительность рабочего дня, подстраиваясь под биоритм активизации творческого потенциала человека, а не навязывая ему свой распорядок дня. В этом случае администрация фактически покупает всё время суток творческого работника, устанавливая только обязательный минимум рабочего времени, необходимый для воплощения результатов творчества с соблюдением требований информационной безопасности фирмы.

В высокоорганизованном производстве зарплата платится за квалификационный уровень и время, проведённое на работе, всему производственному персоналу.

Всему административному персоналу зарплата платится за организацию и эффективность использования фонда рабочего времени производственного персонала, производственного оборудования и прочих вверенных ему в управление ресурсов. Благом считается способность администратора обеспечить устойчивое сокращение производственных издержек за счёт сокращения штатов, внедрения прогрессивных технологий и т. п.

Всему персоналу платят премии за способствование администрации в сокращении производственных издержек.

И всё это — внутренний произвол фирмы, в результате которого растёт её частный валовый доход вне зависимости от того, является она производителем товарной продукции или же она полностью дотационная.

И кредитно-финансовая система может эффективно выполнять функцию средства управления общесуперсистемного уровня, если произвол администрации в этих вопросах минимальным образом стеснён законодательством и окриками вышестоящих в иерархии управления.

Вопросы социальной защищённости увольняемых, трудоустройство молодёжи и т. п. — это не забота администрации частного производства в суперконцерне. Это забота уровня иерархии управления суперконцерном в целом, хотя один из путей решения этой проблемы — трудоустройство во вспомогательных предприятиях сферы обслуживания, торговли и т. п., открываемых в пределах основного производства. И социальная защищённость — это не оплата за счёт добросовестных тружеников того же производства: праздности, безответственности, лени, нежелания повышать квалификацию.

Механизм ценообразования на продукцию таков, что если государство начинает взимать налоги за использование производственных ресурсов (аренда), налоги за численность наёмного персонала и т. п., то оно не стимулирует ничего, кроме роста цен, что каждый может видеть в ходе «рыночной» перестройки, пошедшей по этому пути, поскольку проще обосновать повышение цены на продукцию, чем сделать её производство менее обременительным для предприятия и общества в целом. С переходом в перестройку на «хозрасчёт» и «самофинансирование» расчётная трудоёмкость продукции подскочила на 30–40% по сравнению с дохозрасчётными аналогами; а если нет аналога, с которым можно сравнить? Тогда цены назначают, зажмурившись, и так же, зажмурившись, с ними соглашаются.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 251 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Так просто быть добрым - нужно только представить себя на месте другого человека прежде, чем начать его судить. © Марлен Дитрих
==> читать все изречения...

813 - | 643 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.