Лекции.Орг


Поиск:




Нас Благодать Божию




Самооправдание препятствует духовному

преуспеянию

Г

еронда, что имеют в виду, когда говорят, что в Свя­щенном Писании не встретишь самооправдания? — То, что самооправданию, некоторым образом, не находится оправдания, — А я, Геронда, когда оправдываюсь, то уже зад­ним числом понимаю, что монаху самооправдание не приличествует.

— Оно ему не просто не приличествует — самооп­равдание не имеет ничего общего с духовной жизнью. Необходимо понять, что, оправдывая себя, я нахожусь в состоянии ложном. Я прерываю связь с Богом и лишаю себя Божественной Благодати. Ведь Божественная Бла­годать не приходит к человеку, который находится в ложном состоянии. С того момента как человек оправ­дывает то, чему нет оправдания, он отделяет, изолирует себя от Бога. Пространство между человеком и Богом заполняет изоляционный материал, как бы [духовный] каучук. Разве через каучук может пройти электрический ток? Нет, не может, он для тока непроницаем. Так и для Божественной Благодати нет более сильного изоли­рующего материала, чем самооправдание. Оправдывая


96 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

себя, ты словно строишь стену, отделяющую тебя от Бо­га, и таким образом прерываешь с Ним всякую связь.

— Геронда, Вы часто говорите: «Будем стараться, по крайней мере, не оказаться ниже духовного проходного балла?» Что это за духовный проходной балл?

— Духовный проходной балл — это смиренное приз­нание своей ошибки, а также отказ от самооправдания хотя бы тогда, когда человеку указывают на то, в чем он виноват, и он сознает свою вину. Ну а не оправдывать се­бя, когда обвиняют в том, в чем ты не виноват, — это уже пятерка с плюсом. Тот, кто оправдывает себя, не только не преуспевает, но и не имеет внутреннего покоя. Бог не будет казнить нас за какую-то совершенную на­ми ошибку, однако и нам самим не следует оправдывать себя в этой ошибке и считать ее чем-то естественным.

— А если мне делают замечание за какую-то оплош­ность, но я не могу понять, насколько велика моя вина, следует ли спросить об этом, чтобы в другой раз быть повнимательней? Или все же лучше промолчать?

— Если, будучи виновата на пять процентов, ты об­виняешь себя на двадцать пять, то разве ты не остаешь­ся с барышом? Обвиняй себя с запасом, чтобы не прогадать. Это и есть то духовное делание, которое ты должна совершать: отыскивать свою погрешность и ло­вить себя на месте преступления. В противном случае ты боишься расстаться со своим «я», оправдываешь его, но внутреннего покоя не имеешь.

 

— Геронда, а получает ли пользу человек, который, оправдываясь по привычке, впоследствии осознает свою ошибку и окаивает себя?

— По крайней мере, у такого человека накаплива­ется опыт. Если он использует этот опыт должным об­разом, то это пойдет ему на пользу. А если Бог скажет: «Ну, поскольку он понял свою ошибку и покаялся, на­до ему что-нибудь дать», то этот человек получит и


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 97

какую-то «субсидию», но уже из другого [духовного] фонда — из Фонда Покаяния.

Причиной того, что человек оправдывает себя,

является его эгоизм

— Геронда, если я не нахожу оправдания поступкам других, значит, у меня жестокое сердце?

— Не находишь оправдания другим и находишь се­бе? Но тогда очень скоро и Христос не найдет для тебя оправдания. Если человек поведет себя злобно, то его сердце может в одно мгновение стать жестким, как ка­мень. А если он поведет себя с любовью, сердце может в одно мгновение стать очень нежным. Стяжи материнское сердце! Как ведет себя мать: она все прощает [своим де­тям] и иной раз делает вид, что не замечает [их шалостей].

Тот, кто правильно совершает над собой духовную ра­боту, для всех находит смягчающие вину обстоятельства, всех оправдывает, в то время как для себя не ищет оправ­дания никогда — даже если прав. Он всегда называет се­бя виноватым, поскольку думает о том, что не использует тех благоприятных возможностей, которые ему даются. К примеру, если такой человек видит, как кто-то ворует, то думает о том, что и сам воровал бы еще больше, если бы сбился с правильного пути. «Бог мне помог, — говорит та­кой человек, — однако я приписал Его дары себе самому. Это воровство большее, чем то, что совершает мой ближ­ний: разница лишь в том, что его воровство заметно, а мое остается скрытым». Таким образом, человек со строгостью осуждает себя и со снисхождением судит ближнего. Или, увидев в ближнем какой-то — большой или малый — не­достаток, такой человек оправдывает его, включая в рабо­ту добрые помыслы. Он думает о том, что и сам имеет много недостатков, которые заметны другим. Ведь если покопаться, то в себе можно отыскать такое множество


98 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

недостатков! Тогда оправдывание ближнего станет очень легким делом. Сколько же мы дров наломали! «Грех юности моея и неведения моего не помяни, Гдсподи» 1.

— Геронда, бывает, когда меня просят о помощи, я с готовностью ее оказываю, но в спешке что-то немножко порчу, а потом, когда мне делают замечание, стараюсь оправдаться...

— Если, желая сделать доброе дело, ты что-то немнож­ко испортила, то тебе нужно [смиренно] принять замечание за совершенную оплошность — чтобы получить награду сполна. Диавол очень лукав. Свое ремесло он знает просто бесподобно. Так что же — разве он не использует свой столь многолетний опыт? Это он подстрекает тебя оправдываться, чтобы ты потеряла пользу от сделанного тобой добра. Если ты видишь, как человек, обливаясь потом, взваливает на пле­чи какую-то ношу, и хочешь переложить ее на свои плечи, чтобы ему стало легче, то это, можно сказать, естественно. Увидела, как он нес на себе эту тяжесть, и, движимая любочестием, поспешила ему помочь. Однако понести на себе тяжесть нанесенной кем-то несправедливой обиды — име­ет гораздо большую цену. Если нам делают замечание и мы тут же начинаем оправдываться, это свидетельствует о том, что в нас еще в полной мере живо мирское мудрование.

— Геронда, так в чем же причина самооправдания?

— В эгоизме. Самооправдание — это падение, оно из­гоняет Благодать Божию. Человек должен не только не оправдываться, но и возлюбить ту несправедливость, ко­торая совершается по отношению к нему. Ведь что как не самооправдание изгнало нас из Рая? Разве не в этом заключалось Адамово падение? Когда Бог спросил Адама: «Может быть, ты вкушал от древа, с которого Я возбра­нил тебе вкушать?», Адам не сказал: «Да, Боже мой, со-греших», но стал оправдываться: «Жена, которую Ты мне дал, дала мне от древа, и я ел». Тем самым он все равно

1 Пс. 24, 7.


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 99

что сказал Богу. «Это Ты виноват, потому что Еву сотво­рил Ты». Но разве Адам был обязан слушаться Еву в этом вопросе? Бог задал тот же вопрос и Еве, но и она начала оправдываться: «Змей прельстил меня»2. Если бы Адам сказал: «Согрешил, ошибся, Боже мой», если бы Ева тоже признала свою ошибку, то все опять встало бы на свои места. Но нет: оба они стали наперебой себя оправдывать.

— Геронда, а если человек не понимает, насколько большим злом является самооправдание, что тому виной?

— Что тому виной? То, что виноват он сам. Без конца оправдывая себя и считая, что другие его не понимают, что все вокруг несправедливы, а он — невинный стра­далец и несчастная жертва, человек становится невменяе­мым, перестает владеть собой. И подумать только: совер­шив иногда несправедливость и провинившись перед дру­гими, такой человек говорит: «Я бы, конечно, стерпел эту несправедливость, но не хочу вводить в грех других»! То есть он стремится оправдать себя якобы из побуждений любви, чтобы тот, кто, как ему кажется, его обидел, при­шел в чувство и не впал в грех! Или же он начинает при­водить целую кучу объяснений, чтобы его «обидчик» не впал в грех из-за того, что случайно поймет его преврат­но. Видите, какой тонкой работой занимается диавол?

Тот, кто оправдывается, не может получить

духовной помощи

Я заметил, что сегодня все — от мала до велика — оп­равдывают все с помощью какого-то сатанинского по­мысла. Диавол для них перетолковывает все на свой лад, и, таким образом, эти люди выпадают из реальности. Са­танинское толкование — вот что такое самооправдание.

— Геронда, а отчего у некоторых людей находится
возражение на любое сказанное им слово?

2 См. Быт. 3, 11-13.


100 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

— О, беседовать с человеком, который привык оправ­дываться, — это страшное дело! Это все равно что разгова­ривать с бесноватым. Да простит меня Бог, но те, кто себя оправдывают, имеют «старцем» самого диавола. Это страш­но измученные люди, они не имеют в себе мира. Они сде­лали самооправдание своей наукой. То есть, подобно тому как вор всю ночь не смыкает глаз и придумывает способ что-то украсть, эти люди постоянно придумывают способы оправдания своих погрешностей. Иной человек обдумыва­ет, как ему смириться или сделать какое-то доброе дело, а они придумывают прямо противоположное — способ оп­равдать то, чему не может быть оправдания. Эти люди ста­новятся настоящими адвокатами! Их невозможно переубе­дить — это все равно что пытаться переубедить самого диа­вола. Знаете, как я намучился с одним таким человеком! «То, что ты делаешь, не лезет ни в какие ворота,— увеще­вал я его. — Тебе необходимо обратить внимание на неко­торые вещи, ты совсем отбился от рук, тебе следует посту­пить так-то и так-то…» Однако он находил себе оправдание в ответ на каждое мое слою, а в конце разговора еще и за­явил; «Ты так и не сказал, что мне нужно сделать!» — «Зо­лотой ты мой, — опешил я, — о чем же мы тогда толкуем столько времени? Мы говорим о твоих ошибках, о том, что ты зашел не туда, куда нужно, но ведь ты без остановки оправдываешься. За те три часа, пока мы беседуем, ты ме­ня всего вымотал! Довел до белого каления! Ну разве я не сказал, что тебе нужно сделать?» Вот так ты приводишь че­ловеку соответствующие примеры, поясняя, что относиться ко всему так, как относится он, — это сатанинский эгоизм, предупреждаешь, что он подвергается бесовским воздей­ствиям и если не изменится, то погибнет,— а он после все­го этого заявляет, что ты так и не сказал, что ему нужно делать! Нет, правда, разве тут не выйдешь из себя? Если че­ловеку на все наплевать, то он в таких случаях не расстраи­вается. Что бы ни произошло, все для него мелочи жизни.


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 101

Однако если у тебя нет равнодушия, то в подобных ситуа­циях просто взрываешься. Нет, все-таки счастливые они — люди, которым нет дела ни до чего.

— Однако, Геронда, сами-то Вы ни при каких обстоя­тельствах не хотите оставаться равнодушными…

— Брат ты мой, да равнодушный, по крайней мере, не растрачивает себя понапрасну. Страдать есть смысл ради того человека, которому больно. Но здесь-то: выматыва­ешься ради него, говоришь ему столько всего, а он в кон­це концов заявляет: «Ты не сказал, что мне делать» — и оправдывает то, чему не может быть оправдания. Так из человека он превращается в демона! Как это страшно! Ес­ли бы он подумал хотя бы о том, какой ты подъял труд, чтобы ему помочь, то изменился бы хоть немножко. Я уже не говорю о том, чтобы он почувствовал, как тебе за него больно. Но где там: он видит, как ты страдаешь, видит, как ты бьешься, мучаешься, и на все это закрывает глаза!

— Геронда, если ты говоришь человеку, который оп­равдывает какую-то свою бесчинную выходку, что это самооправдание, а он, желая доказать, что это не само­оправдание, продолжает себя оправдывать, то есть ли у него возможность исправиться?

— Да где же ему исправиться? Он понимает, что со­вершил ошибку, потому что испытывает мучение, но от эгоизма не хочет ее признать. Это очень страшно!

— Да, но при этом он заявляет: «Ты отказываешься мне помочь. Я прошу тебя о помощи, а ты не хочешь да­же пригласить меня для беседы. Ты относишься ко мне с презрением».

— Ну так что же — такое состояние тоже начинается с эгоизма. Тем самым он как бы говорит тебе: «Это не я, а ты виноват в том, что у меня все так плохо!» Да-да, такой человек доходит и до этого. Оставь его в покое не нужно тратить на него время, поскольку ты ему не поможешь. За такого человека не несет ответственности ни его духовник,


102 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

ни — если он живет в монастыре — игумен или игуменья. Это не человеческий, а сатанинский эгоизм. Человеческим эгоизмом страдает тот, кто, не смирившись до такой степе­ни, чтобы сказать «прости», все же не станет и оправдывать­ся. Но тот, кто, согрешая, оправдывает себя, превращает свое сердце в бесовское пристанище. Если такой человек не со­крушит своего «я», то будет совершать все больше и больше просчетов и его безо всякой пользы будет сокрушать его собственный эгоизм. Если человек не ведает, каким злом яв­ляется самооправдание, у него есть смягчающие вину обстоятельства. Однако если он узнал это — сам или со слов других,— то смягчающих вину обстоятельств у него нет.

Когда хочешь помочь человеку, который привык оп­равдываться, будь очень внимательным. Потому что, если он оправдывается, это значит, что у него много эгоизма, и поэтому иногда происходит следующее: ты говоришь ему, что он поступил неправильно, а он, оберегая свою «безупречность» и доказывая [что не прав именно ты], начинает прибавлять вранье ко вранью и самооправда­ние к самооправданию. В этом случае уже ты, указавший ему на его неправоту, становишься причиной того, что этот человек оказывается еще большим эгоистом и лже­цом, чем был раньше. Увидев, что он продолжает оправ­дываться, прекращай что-либо ему втолковать, но мо­лись, чтобы Бог его просветил.

Если ты не оправдываешь себя, тебя Бог оправдает

— Геронда, часто, когда мне делают замечание, я, ду­мая, что нужно дать какие-то объяснения, начинаю: «Да, это так, однако не знаю, то ли вы подумали…»

— Да зачем тебе все эти «однако» и «то ли»? В этом «то ли» нету... соли!3 И оно все извращает. Если делают

3 У Старца игра слов. — Прим. пер.


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 103

тебе замечание, говори: «Прости. Твоими молитвами в будущем я буду внимательнее».

— Геронда, а, если кто-то, видя, как я совершаю тот или иной поступок, приходит к ошибочному заключе­нию, нужно ли объяснять, что побудило меня поступить так, а не иначе?

— Если есть у тебя духовная сила, то есть смирение, то признай себя виновной и ничего не объясняй. Предоставь Богу тебя оправдать. Если не скажешь ты сама, то впослед­ствии за тебя скажет Бог. Посмотри, ведь когда братья про­давали Иосифа в рабство4, он не сказал [измаильтянским купцам]: «Я их брат, а не раб. Мой отец любил меня больше всех своих детей». Он не сказал ни слова, зато потом Бог ска­зал Свое слово и сделал его царем5. Что же ты думаешь — Бог не известит [людей о том, как все обстоит на самом де­ле]? Если Бог, ради твоей пользы, откроет людям правду, то хорошо. Однако, если Он ее не откроет, это тоже будет ра­ди твоей пользы. Когда кто-то поступает с тобой несправед­ливо, думай о том, что он делает это не по злобе, а просто оттого, что увидел все в таком свете. Если у этого человека нет злобы, то пройдет какое-то время и Бог известит его об истинном положении дел. И тогда человек этот поймет, что был несправедлив к тебе, и покается. Бог не извещает чело­века только в том случае, если в нем есть злоба, поскольку ра­диостанция Бога работает на частоте смирения и любви.

— Геронда, а можно ли просить у человека объясне­ний после какого-то недоразумения между тобой и им?

— У тебя что, повредился помысл [об этом человеке]?

— Нет.

— Если твой помысл не повредился, то нет необходи­мости и в том, чтобы человек что-то тебе объяснял. Если же твой помысл повредился, то неплохо услышать какие-то объяснения, чтобы он не повредился еще больше.

4 См. Быт. 37, 20 и ниже.

5См. Быт. 41, 41.


104 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

— Геронда, но если объясняешься не с целью оправ­даться, а просто рассказываешь о своем отношении к то­му или иному событию, о том, что подвигло тебя посту­пить так или иначе?

— Это тоже ни к чему. Лучше сказать «прости» и воздержаться от объяснений, за исключением тех случа­ев, когда их у тебя просят. Тогда уже смиренно расска­жи, как все произошло.

— То есть, Геронда, в каких случаях объяснения не­обходимы?

— Они необходимы в тех случаях, когда речь идет о недоразумении, которое касается других людей. Тогда человек обязан дать объяснения, чтобы как-то испра­вить положение дел. А еще бывает, что человек слиш­ком чувствителен, имеет некоторую долю эгоизма, и если он не объяснится, это может его травмировать. В таком случае предпочтительнее, если он объяснит, что побудило его сделать тот или иной шаг.

— Иногда, Геронда, мы не можем отличить самооп­равдание от объяснения.

— Самооправдание не приносит покоя душе, тогда как объяснение приносит ей покой и мир.

Кто исследует себя правильно, тот себя

не оправдывает

— Геронда, отчего, даже чувствуя, понимая свою [ду­ховную] слабость, я все равно оправдываюсь?

— Ты оправдываешься как раз потому, что еще не почувствовала своей слабости. Если бы почувствовала, то не оправдывалась бы. Ведь мы, себялюбцы, трудностей испытывать не хотим, трудиться не любим, часто хотим [духовно] разбогатеть, не ударив при этом палец о палец. Нам следует, по крайней мере, признать, что, относясь ко всему подобным образом, мы духовно хромаем на обе


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 105

ноги. Признав это, нам следует смириться. Но где там! Ни трудом, ни признанием своей немощи в нашем слу­чае и не пахнет.

— А может ли оправдывать себя человек, который занимается самопознанием, исследует себя?

— Кто изучает себя правильно, тот себя не оправды­вает. Погляди: ведь некоторые умные люди, будучи семи пядей во лбу, в конце концов, делают ужаснейшие глу­пости. Это потому, что подмешивается желание устро­иться поудобней. «Как бы устроиться поудобнее, — размышляет такой человек, — как бы сделать так, чтобы было хорошо мне самому».

— Геронда, а тот, кто себя оправдывает, не видит сво­их падений в духовной жизни?

— Диавол обманывает такого человека во всем, что­бы он ни делал, и этот человек находит оправдание все­му: собственному своеволию, упрямству, эгоизму, лжи.

— А если бы такой человек оценивал себя, как в зер­кало, смотрясь в святоотеческие сочинения и особенно в Священное Писание, то разве это не помогло бы ему?

— Для человека, который мыслит правильно, духов­но, Священное Писание и книги Святых Отцов разреша­ют все затруднения. Он понимает смысл написанного четко и ясно. Однако если человек не занимается духов­ным деланием и его душа не очищена, то даже Священ­ное Писание ему не поможет, поскольку все прочитан­ное такой человек истолковывает шиворот-навыворот. Ему лучше открывать помысл своему духовнику и не пы­таться самому истолковывать смысл прочитанного. К примеру, читая Ветхий Завет, такой человек может ис­толковать смысл прочитанного в духе лукавства и зара­зиться [духовной] инфекцией. Я заметил, что некоторые выбирают что-то из прочитанного в духовных книгах и потом истолковывают это так, как им на руку. Причина не в том, что у них не хватает соображения или они


106 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

неправильно понимают смысл прочитанного. Нет, они дают прочитанному свое толкование для того, чтобы оп­равдать себя. Страшное дело! При этом те духовные со­веты, наставления, которые они слышат от других, эти люди, как я убедился, также нечасто воспринимают должным образом. К примеру, желая обратить их вни­мание на что-то, я рассказываю им какой-нибудь случай. Я хочу подчеркнуть что-то одно [совершенно конкрет­ное], но они перерывают рассказанную мной историю с тем, чтобы найти в ней нечто совершенно другое, ухва­титься за это «другое» и оправдать что-нибудь из своих недостатков или ошибок. То есть они делают все это ра­ди того, чтобы найти оправдание своим страстям. Когда я им рассказываю о каком-нибудь человеке, который до­катился до плачевного состояния из-за своей невнима­тельности, они, выслушав историю, не задумываются об этом, а говорят: «Ну, если уж бывают люди в таком ужасном состоянии, то мы вообще выше всяких похвал». Таким образом они оправдывают себя. Да, чего-чего, а самооправданий диавол подыщет сколько угодно.

Самооправдание не приносит покоя душе

Душа того, кто оправдывает себя, не находит по­коя. Такой человек лишен утешения. Сам-то он оправ­дывает свое «я», но вот оправдывает ли это «я» его са­мого? Его «я», его совесть не находят ему оправдания, и поэтому душа не имеет покоя. Это свидетельствует о том, что он виноват. Насколько же премудро Бог все устроил! Он дал человеку совесть. Страшное дело! С по­мощью жестокости, хитрости, лести человек может до­биться того, чего хочет, но при этом он будет лишен душевного покоя. А если человек руководствуется совестью, то он и без посторонней помощи может убе­диться в том, что сбился с пути.


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 107

Благодушно терпеть несправедливость — это все рав­но что получать духовное богатство, приносящее радость. А оправдывая себя, человек словно растрачивает какую-то часть своего богатства — и радости не ощущает. Я хочу сказать, что в последнем случае у человека нет того духов­ного покоя, который он имел бы, не оправдывая себя. А что уж говорить о том, кто себя оправдывает, будучи к то­му же и вправду виноватым! Такой человек собирает на свою голову гнев Божий. Ведь, по сути дела, он занимает­ся расхищением того, что ему не принадлежит. Ему дает­ся богатство, а он пускает его на ветер. Разве может иметь покой душа того, кто пускает богатство на ветер?

Тот, кто оправдывается, себя ослепляет. [Потом] диавол найдет ему оправдание, даже если такой человек совершит убийство. «Как же ты его так долго терпел?— говорит диа­вол. — Да тебе надо было прикончить его гораздо раньше!» И такой человек может даже захотеть получить от Христа воздаяние за те несколько лет, которые он «терпел»! Тебе понятно? Да-да, можно и до этого дойти!

— Геронда, но раз тот, кто оправдывает себя, страда­ет, то почему он не хочет [перестать себя оправдывать, чтобы] прекратить мучающие его угрызения совести?

— Потому что самооправдание — это привычка. Что­бы ее отсечь, необходима сила воли. Такому человеку не­обходимо научиться не просто не оправдываться, но еще и занимать правильную духовную позицию. Ведь если че­ловек, не оправдываясь вслух, станет все же носить в душе уверенность в том, что с ним обошлись несправед­ливо, то будет еще хуже, потому что если бы он сказал что-то в свое оправдание, то ему бы на это возразили, и таким образом он смог бы познать себя и выйти из заб­луждения. В противном же случае он может ничего не говорить вслух, но про себя думать: «Правда на моей сто­роне, однако я молчу, потому что я выше этого». Таким образом человек остается в заблуждении.


106 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

Будем брать на себя тяжесть [чужих грехов]

— Геронда, вчера Вы говорили, что одно дело — это терпение, а другое — терпимость. Что Вы имели в виду?

— Терпеть — это не значит относиться к кому-то с тер­пимостью. Утверждая, что я обладаю терпимостью по от­ношению к какому-то человеку, я тем самым все равно что говорю: «У него все очень плохо, а у меня хорошо, и я от­ношусь к нему с терпимостью». Настоящее терпение заключается в том, чтобы чувствовать свою вину за то состо­яние, в котором находится ближний, и ему сострадать. В та­ком отношении к ближнему много смирения и любви. В этом случае я приемлю Благодать Божию, а мой ближний получает помощь. К примеру, увидев какого-нибудь хромо­го, глухого или наркомана, я должен подумать так: «Если бы я был духовно преуспевшим человеком, то я умолил бы Бо­га, и Он исцелил бы этого несчастного». Ведь Христос ска­зал: «Я дам вам силу творить чудеса большие, чем сотворил Я»6. От таких размышлений приходит боль за ближнего и любовь к нему. Если же я говорю: «Э, да чем я могу ему по­мочь: калека он и есть калека; ладно, посижу с ним не­множко — глядишь, получу и награду за доброе дело», то я «снисхожу» к своему ближнему, отношусь к нему «с терпи­мостью» и оправдываю себя тем, что исполнил свой долг.

— Геронда, а всегда ли полезно полностью брать на себя вину за какой-то чужой грех?

—Да, если ты можешь понести это бремя, то поль­за от этого немалая. За все укоряй себя. Забирай у ближ­него вину за грех, взваливай ее себе на плечи и проси Христа, чтобы Он давал тебе силу ее понести. А беря на себя бремя более тяжкое, чем твоя действительная вина (да хоть бы даже на тебе и вовсе не было вины, но ты находишь способ доказать себе, что она все-таки есть), ты никогда не будешь приписывать своим собственным

6 Ср. Ин. 14, 12.


Самооправдание отгоняет от нас Благодать Божию 109

силам то, что несешь на себе чужой грех. [Значит] ты не будешь гордиться и сможешь стяжать богатую Благодать Божию. Однако требуется с осторожностью соразмерять свои силы и рассчитывать: а сможешь ли ты понести на себе больший груз? Ведь если надорвешься, то заработа­ешь себе грыжу, сорвешь поясницу...

— А что значит в этом случае «заработать грыжу» и «сорвать поясницу»?

— Ну вот, к примеру, если ты возьмешь на себя чужой грех, тяжесть которого будет превышать твои си­лы и не дашь при этом никаких объяснений, то потом начнешь роптать, раздражаться, осуждать...

— Однако, если я дам какие-то объяснения, разве это не будет самооправданием?

— А вот ты и старайся дать оправдание [только] тому, на что не хватило твоих силенок. На что сил хватает, то ос­тавляй без объяснения. К примеру, если человек чувствите­лен, ему надо стараться не поднимать [таких духовных] тя­жестей, которые превышают его силы. Такому человеку не стоит изображать из себя силача. Ему надо испытывать се­бя и подвергать себя несправедливому обвинению с рассуж­дением — в соответствии с тем [духовным] весом, который ему по силам поднять, чтобы в противном случае, надорвав его чрезмерной чувствительностью, враг не низринул бы та­кого человека в отчаяние и не привел бы его в негодность.

— Геронда, а я иногда не только не нахожу в себе сил понести несправедливость, но еще и перекладываю на чужие плечи ответственность за свое собственное па­дение.

— Вы не только не хотите от любви понести котомку своего ближнего, но еще и свою тяжелую торбу хотите навьючить на его плечи. И не только на здорового, но и на маломощного! Тебе требуется стяжать духовную отвагу, чтобы быть в состоянии брать на себя всю ответственность за свой грех. А чем больше мы будем увеличивать свою


 


110 О СПРАВЕДЛИВОСТИ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

[духовную] ношу, беря на себя чужие прегрешения, тем больше будет облегчать тяжесть нашего бремени Благий Бог — и мы станем переживать божественное радование.

Если какой-то здоровяк от любви к ближнему, у кото­рого нет сил на то, чтобы ворочать тяжести, взваливает на свои плечи два мешка цемента, то это стоит не так много, как принятие на себя тяжести чужого греха, «усваивание» этого греха себе — пусть даже люди подумают, будто бы именно ты действительно согрешил. Это большая доброде­тель, большое смирение.

Как-то раз послушник одного афонского общежитель­ного монастыря нагрубил уставщику 7, который был к то­му же иеромонахом. Уставщик, желая помочь послушни­ку, который читал за богослужением, подошел к нему и показал, какой кондак надо читать первым. Но тот совер­шенно вышел из себя и после службы в гневе закрылся в своей келье. Поискав вину в себе, уставщик принял бремя на себя и стал переживать, размышляя о том, что это он виноват в том, что брат ответил ему грубо. По-настояще­му мучаясь от угрызений совести, он не стал оправдывать свое поведение тем, что [обязан был указать послушнику, что нужно читать, потому что], как уставщик, нес ответ­ственность за то, что совершается в храме. Вместо этого он сказал себе: «Это я виноват в том, что брат пришел в немирность». И вот он пошел в келью послушника, чтобы положить ему поклон и попросить прощения, однако тот заперся изнутри на ключ и не открывал. Тогда иеромонах сел у него под дверью. Он просидел так с самого утра до трех часов пополудни. Когда ударили к вечерней службе, послушник был вынужден открыть дверь и выйти. Устав­щик опустился на колени, положил ему земной поклон и сказал: «Прости меня, брате, это я виноват». Вот каким об­разом приходит Благодать Божия.

7 Уставщик — монах, ответственный за соблюдение богослу­жебного устава и вообще за порядок в храме.


 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 415 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Либо вы управляете вашим днем, либо день управляет вами. © Джим Рон
==> читать все изречения...

632 - | 501 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.