Лекции.Орг

Поиск:


Глава 4: Кексиковый тест




Музыка к главе. Включать после: "Вздохнув, помошник библиотекаря стал искать законное место "Кулинарной академии"".

Джеймс лежал на койке и листал книгу. Только что поднявшаяся в спальню Твайлайт удивлённо на него уставилась.
— "Кулинарная академия"? Ты собрался что-то готовить?
— М-да, — пегас, правильно повернув копыто, перевернул страницу.
— Эм... А что?
— Еду, — коротко ответил тот. Твайлайт не решилась допытываться подробностей, видя, что жеребец явно увлечён чтением, и пошла искать свой гребешок, зачем, собственно, и поднялась.
На самом деле, Джеймс только выглядел погружённым в чтение. Да, он мог состряпать себе супа либо какой-нибудь простенький салат, но всякие торты, пирожные и другие кондитерские изделия — это не к нему. А именно рецепты этих десертов он и пытался запомнить, хотя давалось ему это с немалым трудом.
Минут через десять к нему поднялся Спайк и, так же, как и Твайлайт, удивлённо поинтересовался, заглянув в книгу:
— Зачем тебе "Кремовый праздник" готовить?
— Решил тут получить поцелуй от Пинки, — ответил пегас, подняв взгляд.
— Снова? Ты ж уже от Флаттершай...
— Да знаю, просто решил, что это быстро будет, но... — он кивнул на книгу, — Кажется, я немного ошибся.
— Так ты чего, решил ей на вечеринку принести торт?
— Ну, вроде того.
— Не советую. Никто ещё не мог приготовить кексы, по вкусу превосходящие Пинкины.
— А Мистер и Миссис Кейк?
— Ну... Они, наверное, лучше готовят, но...
— Так попрошу помощи у них! — жеребец радостно вскочил.
— ...но свои секреты готовки они рассказывают только Пинки.
— Блин, — пегас снова плюхнулся на кровать, — Кто им Пинки вообще?
— Просто работает у них. Нянчит их детей.
— А, ну тогда...
— Знаешь, что можно сделать?
— М-м-м?
— Помочь ей с кексами! У неё скоро вечеринка, она собирается пирожные готовить.
— И... Она меня научит?
— Она всех учит, кто хочет.
— Ну-у-у... Можно попробовать.
И в ту же секунду он спрыгнул с койки и, кинув зубами книгу в лапки дракончику, направился к двери.
— Эй! А книгу убрать?
Но Джеймс не отозвался. Спайк быстро спустился на первый этаж, но входная дверь уже хлопнула. Вздохнув, помощник библиотекаря стал искать законное место "Кулинарной академии".

Тихонько приоткрыв дверь, Джеймс заглянул в "Сахарный уголок".
Пинки прыгала возле прилавка, принюхиваясь к пирожным и проверяя, не испортились ли они. Таким занятием она занималась каждые пять минут, так как любой кексик — это подарок пони, а любой подарок для любого пони должен быть идеальным, чтобы было у этого же любого пони идеальное настроение.
Пока, кроме розовой кобылки, здесь никого не было — вечеринка должна начаться часов через шесть.
А начать эту встречу пегас решил с метода Пинки.
Проверив, крепко ли привязаны к его копыту воздушные шарики, недавно им купленные, жеребец приготовился и... впрыгнул в кафе и крикнул:
— СЮР...
БУМ!
— ...приз.
Весь осыпанный конфетти, Джеймс не сразу понял, что сейчас произошло. И только после того, как к нему подпрыгнула весёлая Пинки, он наконец вспомнил:
СЮР*ПУШКА БАБАХ В НЕГО КОНФЕТТИ!*приз.
— Эй, Джеймс, — розовая кобылка с улыбкой до ушей так приблизила своё лицо к его, что их носы едва-едва не коснулись, — Всё хорошо? Ты меня разыграть хотел? А я тоже! Весело, правда?
В тот момент, когда она посмотрела ему в глаза, Джеймсу показалось, что всё вокруг стало ярче, веселее, радостнее, будто Пинки — это излучатель счастья, солнце, никогда не потухающее... которое хочется прижать к себе и никогда не отпускать... Запах сахарной ваты... Так весело.
— А... что... А, да, — пегас потряс головой, — Я тут слышал, что тебе нужно приготовить кексики к вечеринке — вот, пришёл помочь.
— Ух ты! — шоупони весело запрыгала вокруг жеребца, — Печь кексики — это так весело! А печь кексики с другом — веселее вдвойне! Побежали на кухню! И спасибо за шарики!
И она запрыгала в сторону дверец, ведущих на кухню. Хмыкнув, Джеймс зубами отвязал шарики с копыта и, оставив их летать у потолка и стряхнув конфетти с себя, поспешил за кобылкой. Там, возле плиты, уже были расставлены ингредиенты.
— Итак... — он вопросительно посмотрел на Пинки. Та, решив вдруг сопроводить объяснения музыкальным сопровождением, тут же протянула ему шоколад, припевая:
— На-на-на-на, три его, о-о-о, на-на-на.
Пела она довольно быстро, и пегас различил только:
"На-на-на-три й... Натрий? При чём тут шоколад?"
А Пинки уже протягивала ему клубнику, снова быстро напевая:
— Еййй, еййй, еййй, о дольках не забудь, ты о дольках не забудь!
А Джеймс снова запутался:
"Йййй, о д... Йод? Что за..."
А розовая пони не останавливалась, уже переходя на тему самих кексиков:
— А пАтом дели, а пАтом дели, раздели пополам, и да будет карнавал!
Вот тут Джеймсу стало совсем не по себе:
"Атом дели, атом дели... Это что, мы взрыв собираемся делать?"
Уже через пару минут, в то время как у Пинки в голове пелись строчки рецепта, Джеймс в мозгу перебирал ему известные химические и физические формулы, технику безопасности и мысли о том, не сошёл ли он чуток с ума.
Пока Пинки не заключила:
— Вот так мы будем готовить кексики!
"Так, это походу у меня крыша поехала"
— Эм... Слушай, Пинки, не могла бы ты... повторить всё помедленнее?
А та засмеялась:
— Мне всегда так говорят. Ну, слушай!
На этот раз она рассказала всё на нормальной скорости. Джеймс всё понял и вник, однако чувство, будто они собираются наблюдать термоядерную реакцию, всё ещё осталось.
Розовая пони достала из шкафчика огромную пиалу, насыпала туда немного муки, немного соли. Потом попросила у Джеймс соду для выпечки.
Тот подумал немного и решил сделать небольшой трюк: поставить баночку на нос и принести её подруге.
Однако у него почти ничего не получилось. Едва её поставив, ему пришлось тут же быстренько пойти вправо, чтобы удержать равновесие баночки. Но после этого она накренилась влево — и пришлось идти влево. Потом вправо — и та же история...
Но вдруг баночка остановилась сама собой в ровном состоянии. Пегас облегчённо вздохнул, но тут же увидел сверху ёмкости копыто Пинки, уже стоящей слева от него.
— Глупенький! — с улыбкой она поставила баночку себе на носик и прямо-таки попрыгала к пиале, — Чтобы это делать, нужно тренироваться!
Она насыпала нужное количество соды в пиалу.
Глупенький... А Пинки умеет подбодрить. Сразу веселее становится, когда она говорит.
Тем временем его подруга добавила сахара с шоколадом, налила нужное количество воды в стакан и вылила её в ёмкость с месивом. И попросила бутылочку с ванилью.
Джеймс глянул на предпоследнюю бутылочку и фыркнул, увидев картинку: ромашка. Опять ромашка. Всё время ромашка. Долбанная ромашка... Ладно. Просто ромашка.
Зубами взяв бутылочку, он кинул её Пинки. Та поймала её точно носиком и, подбросив в воздух, поймала ртом и добавила ванили в пиалу.
Взяв у удивлённого пегаса бутылочку с семенами пшеницы, она добавила последний ингредиент.
— Как ты столькому сумела научиться? — удивился Джеймс.
— Ты даже не представляешь, как это весело — учиться печь кексики! А потом раздавать их друзьям, делать их настроение лучше! И им весело, и тебе, но самое главное — им! Я стремилась радовать их — и научилась! Понимаешь?
— Хм... Вполне.
— Тогда продолжим?
Разлив месиво в формочки, Пинки для начала нашла виноградный, клубничный, яблочный и ананасовый джемы, положила из рядом и засунула будущие кексики в газовую плиту и стала искать спички.
Включив газ, пегас аккуратно взял зубами зажжённую спичку у Пинки и наклонился, чтобы зажечь огонь.
Это далось ему с небольшим трудом, но он всё-таки смог совладать с огнём и наклониться, сохранив его.
И тут Пинки наконец заметила, что газ включён.
Весь дом услышал это слово:
— СТОООЙ!
БУМ!

Джеймс валялся на спине прямо перед плитой, а перед ней с озабоченным лицом стояла Пинки. Увидев, что с ним всё в порядке, она улыбнулась.
— Эх ты, глупыш. Ты же газ включил слишком рано, вот и взрыв получился. Хорошо, что ещё много газа не вышло.
И действительно, забыл. Пегас принял виноватое лицо.
— Где болит?
Пегас посмотрел вправо-вниз, указывая взглядом на левую щеку.
— Ну ничего. Сейчас поцелую — и всё пройдёт.
Она его чмокнула как раз туда, где было больно.
Комната словно зашаталась вокруг пегаса от такой неожиданности. Такое чувство, будто всё самое лучшее, что с ним случалось, на секунду наступило. И тот запах сахарной ваты... Это так приятно. Так... весело.
— Ну как? Не болит?
Ожёг на щеке пегаса и правда не болел. Джеймс покачал головой.
— Вот и хорошо. Мне осталось только джема добавить. Спасибки за помощь.
Она попрыгала в сторону плиты, которой, как и тесту, повезло не пострадать.
Встав, Джеймс отряхнулся и, попрощавшись, вышел наружу.
С виду он был спокоен, но внутри него...
"ДА, ТРИ ПОЦЕЛУЯ, ВОТ ЭТО СУПЕР!!!"






Дата добавления: 2015-05-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 317 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.