Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Кружок вокруг Шлика




В 1922 году Мориц Шлик был приглашен из Киля в Вену. Его деятельность хорошо вписалась в историческое развитие Венской научной атмосферы. Он, сам первоначально физик, пробудил к новой жизни традицию, которая была начата Махом и Больцманом и в определенном смысле быда продолжена антиметафизически настроенным Адольфом Штёром. (В Вене друг за другом: Мах, Больцман, Штёр, Шлик; в Праге: Мах, Эйнштейн, Ф.Франк).

Через несколько лет вокруг Шлика собрался кружок, который объединил различные устремления в духе научного миропонимания. В результате этой концентрации возникла плодотворная взаимная инициатива. Члены кружка, в той степени, в которой имеются их публикации, названы в списке литературы. Никто из них не является так называемым "чистым" философом, но все работали в конкретных научных областях. А именно, они пришли из различных отраслей науки и первоначально с различными философскими взглядами. Со временем, однако, обнаружилось все более возрастающее единство; это также явилось следствием специфической научной установки: "что вообще можно сказать, можно сказать ясно" (Витгенштейн); при расхождениях во мнении, достижение единства, в конечном счете, возможно, поэтому его нужно требовать. Все явственнее обнаруживалось, что общей целью всех членов кружка является не просто свободный от метафизики, но антиметафизический подход.

Также и взгляды по жизненным вопросам, хотя эти вопросы и не находятся на переднем плане среди обсуждаемых в кружке тем, обнаруживают поразительное совпадение. Эти взгляды гораздо теснее связаны с научным миропониманием, чем это может показаться на первый взгляд, с чисто теоретической точки зрения. Так например, стремление к преобразованию экономических и общественных отношений, к объединению человечества, к обновлению школы и воспитания демонстрирует тесную внутреннюю взаимосвязь с научным миропониманием; оказывается, что члены кружка отстаивают эти устремления, относятся к ним с симпатией, а некоторые энергично работают над их осуществлением.

Венский кружок не довольствуется выполнением, в качестве замкнутого сообщества, коллективной работы. Он также старается наладить контакт с теми активными движениями современности, которые расположены к научному миропониманию и отказываются от метафизики и теологии. Той организацией, через которую кружок обращается сегодня к широкой общественности,является Объединение Эрнста Маха. Это объединение стремится, как утверждается в его программе, "поддерживать и распространять научное миропонимание. Оно организовывает доклады и публикации о нынешнем состоянии научного миропонимания, с тем чтобы показать значение точного исследования для социальных и естественных наук. В результате должно быть создано идейное оружие современного эмпиризма, которое также необходимо для организации общественной и частной жизни." Название этого объединения призвано обозначить его основную направленность: свободная от метафизики наука. Тем самым, однако, объединение вовсе не заявляет, что оно на программном уровне согласно с отдельными положениями учения Маха. Венский кружок надеется, через свое участие в Объединении Эрнста Маха, соответствовать требованиям дня: а именно, формировать повседневные орудия мышления (Denkwerkzeuge), для ученых, но также и для всех тех, кто тем или иным образом принимает участие в сознательной организации жизни. Жизненная сила, которая проявляется в усилиях по рациональному переустройству общественного и хозяйственного порядка, пронизывает также и движение научного миропонимания. Тот факт, что председателем основанного в ноябре 1928 года Объединения Эрнста Маха был избран Шлик, вокруг которого сильнее всего сосредоточился коллективный труд в области научного миропонимания, отражает ту ситуацию, которая сложилась сейчас в Вене.

Шлик и Ф.Франк редактируют совместно книжную серию "Труды по научному миропониманию", в которой пока представлены по преимуществу члены Венского кружка.

 

II. Научное миропонимание

 

Научное миропонимание характеризуется не столько через особые положения, сколько через определенную принципиальную установку, методы (Gesichtspunkte), исследовательскую направленность. В качестве цели здесь мыслится единая наука. Это устремление направлено на то, чтобы объединить и взаимно объяснить достижения отдельных исследователей в различных научных областях. Из этой целевой установки вытекает подчеркивание коллективной работы; отсюда и выдвижение на передний план интерсубъективной понимаемости; отсюда проистекает поиск нейтральной системы формул, символики, освобожденной от засорений исторически сложившихся языков; отсюда также и поиск общей понятийной системы. Стремятся к четкости и ясности, отвергаются темные дали и загадочные глубины. В науке нет никаких "глубин"; везде только поверхность: все данные опыта (Erlebte) образуют сложную, не всегда обозримую, часто лишь в частностях понятную сеть. Все доступно человеку; и человек является мерой всех вещей. Здесь проявляется родство с софистами, а не с платониками; с эпикурейцами, а не с пифагорейцами; со всеми, кто отстаивает земную сущность и посюсторонность. Научное миропонимание не знает никаких неразрешимых загадок. Прояснение традиционных философских проблем приводит к тому, что они частью разоблачаются как кажущиеся проблемы, частью преобразуются в эмпирические проблемы и тем самым переходят в ведение опытной науки. В этом прояснении проблем и высказываний и состоит задача философской работы, а вовсе не в создании собственных "философских" высказываний. Методом этого прояснения является логический анализ; о нем Рассел говорит так: он "постепенно возник по образцу критических исследований математиков. По моему мнению, здесь имеет место прогресс, аналогичный тому, который был достигнут в физике благодаря Галилею: доказуемые конкретные результаты заменили недоказуемые всеобщие утверждения, для подтверждения которых можно опираться только на способность к фантизированию."

Этот метод логического анализа и есть то, что существенно отличает новый эмпиризм и позитивизм от старого, ориентированного больше в биологически-психологическом ключе. Когда кто-то утверждает: "Бог существует", "Первоосновой мира является бессознательное", "Существует энтилехия как последний принцип живого существа", то мы не говорим ему: "То, что ты утверждаешь, ложно"; но мы спрашиваем: "Что ты имеешь ввиду под этими высказываниями?" И тогда оказывется, что существует резкая граница между двумя видами высказываний. К одному виду принадлежат высказывания, как они делаются в эмпирической науке; их смысл можно установить посредством логического анализа, точнее – посредством их сведения к простым высказываниям о том, что дано эмпирически. Другие высказывания, к которым относят приведенные выше, оказываются полностью бессмысленными (bedeutungsleer), если принимать их такими, как их видит метафизик. Конечно, часто их можно переистолковать в эмпирические высказывания; но тогда они теряют то эмоциональное содержание, которое для метафизика как раз чаще всего и является существенным. Метафизик и теолог верят, сами себя вводя в заблуждение, что своими предложениями они что-то высказывают, представляют какое-то положение дел. Анализ, однако, показывает, что эти высказывания ничего не означают, а являются выражением некоторого чувства жизни. Выражение такого рода чувства конечно же может быть важной жизненной задачей. Но адекватным выразительным средством для этого является искусство, например лирика или музыка. Если же вместо этого избирается теоретическая языковая форма, то появляется опасность симуляции теоретического содержания там, где его вообще нет. Если метафизик или теолог хочет сохранить привычную языковую экипировку, то он должен осознавать и признавать, что он осуществляет не изложение, а выражение, производит не теорию, результат познания, а поэзию или миф. Когда мистик утверждает, что он обладает переживаниям, которые находятся над или по ту сторону всех понятий, то в этом ему невозможно возразить. Но об этом он не может говорить; ведь говорить – означает выражать в понятиях, сводить к фактам, которые могут быть включены в науку.



Научное миропонимание отвергает метафизическую философию. Но чем можно объяснить заблуждения метафизики? Этот вопрос можно рассмотреть с различных точек зрения: в психологическом, социологическом и логическом аспектах. Исследования в психологическом направлении находятся только на начальной стадии; некоторые подходы к глубинному объяснению даны, возможно, в психоаналитических исследованиях Фрейда. Точно также обстоит дело с социологическими исследованиями; тут можно упомянуть теорию "идеологической надстройки". Здесь имеется еще открытое поле для перспективного дальнейшего исследования.

Дальше продвинулось выяснение логических корней метафизических заблуждений, в особенности, благодаря работам Рассела и Витгенштейна. В метафизических теориях, уже в самих постановках вопросов содержится две коренные логические ошибки: первая – слишком сильная привязанность к форме традиционных языков, другая – неведение относительно логических способностей мышления. В обыденном языке одна и та же словесная форма, например существительное, используется как для обозначения вещей ("яблоко"), так и свойств ("твердость"), отношений ("дружба"), процессов ("сон"); вследствие этого возникает соблазн вещественного истолкования функциональных понятий (гипостазирование, субстантивирование). Можно привести многочисленные похожие примеры того, как язык вводит нас в заблуждения, которые были точно так же губительны для философии.

Вторая коренная ошибка метафизики состоит в представлении, что мышление якобы может из себя самомого, без использования какого-либо опытного материала, вести к познанию, либо же может по крайней мере из данных положений дел, посредством умозаключения, получать новое содержание. Логическое исследование показывает, однако, что любое мышление, любое умозаключение состоит ни в чем ином как в переходе от предложений к другим предложениям, которые не содержат ничего, что не заключалось бы уже в предыдущих предложениях (тавтологическое преобразование). А потому метафизика не может быть развита из "чистого мышления".

Тем самым, посредством логического анализа преодолевается не только метафизика в собственном, классическом смысле этого слова, в частности, схоластическая метафизика и системы немецкого идеализма, но и замаскированная метафизика кантовского и современного априоризма. Научное миропонимание не знает никакого безусловно истинного познания из чистого разума, никаких "синтетических априорных суждений", на которых основана кантовская теория познания и тем более вся до- и послекантовская онтология и метафизика. Суждения арифметики, геометрии, определенные основоположения физики, которые Кант рассматривает в качестве примеров априорного познания, получают в этом случае свое объяснение. Именно в отказе от возможности синтетического познания a priori и заключается основополагающий тезис современного эмпиризма. Научное миропонимание знает лишь предложения опыта о всевозможных предметах и аналитические предложения логики и математики.

Все приверженцы научного миропонимания едины в отказе от открытой метафизики и замаскированной метафизики априоризма. В добавление к этому Венский кружок считает, что высказывания (критического) реализма и идеализма о реальности или нереальности внешнего мира и всего выходящего за пределы психики (Fremdpsychischen) имеют метафизический характер, поскольку по отношению к ним могут быть выдвинуты те же самые возражения, что и к высказываниям старой метафизики: они бессмысленны, поскольку неверифицируемы и беспредметны. Нечто является "действительным", если оно встроено в общую систему опыта.

Интуиция, особо подчеркиваемая метафизиками в качестве источника познания, в целом не отвергается научным миропониманием. Однако оно добивается и требует тщательного последующего рационального оправдания всякого интуитивного познания. Тому кто ищет, дозволены любые средства; найденное, однако, должно выдержать последующую проверку. Отвергается точка зрения, которая видит в интуиции высокоценный, проникающий в глубину вид познания, который якобы может выходить за пределы чувственного опытного содержания и не должен быть связан тесными узами понятийного мышления.

Мы охарактеризовали научное миропонимание в основном посредством двух определяющих моментов. Во-первых, оно является эмпиристским и позитивистским: существует только опытное познание, которое основывается на том, что нам непосредственно дано (das unmittelbar Gegebene). Тем самым устанавливается граница для содержания легитимной науки. Во-вторых, для научного миропонимания характерно применение определенного метода, а именно метода логического анализа. Через применение этого логического анализа к эмпирическому материалу, научная работа стремится к достижению своей цели, к единой науке. Поскольку смысл каждого научного высказывания должен быть установлен через сведение к какому-нибудь высказыванию о непосредственно данном (das Gegebene), то и смысл каждого понятия, к какой бы отрасли науки оно не принадлежало бы, должен быть установлен через пошаговое сведение к другим понятиям, вплоть до понятий самой низшей ступени, которые относятся к непосредственно данному. Если бы такой анализ был осуществлен для всех понятий, то они тем самым были бы упорядочены в некоторую систему сводимости (Rückführungssystem), "конституирующую систему". Исследования, направленные на создание такой конституирующей системы, "конституирующая теория", образуют тем самым рамки применения логического анализа, характерного для научного миропонимания. Такие исследования очень скоро показывают, что традиционной, аристотелевско-схоластической логики совершенно недостаточно для достижения этой цели. Только в современной символической логике ("логистике") удается получить требуемую строгость определений понятий и высказываний, и формализовать интуитивный процесс умозаключений обыденного мышления, то есть привести его к строгой форме, автоматически контролируемой посредством знакового механизма. Исследования конституирующей теории показывают, что в самых низших слоях конституирующей системы находятся понятия, выражающие собственно психические преживания и качества; над ними располагаются физические объекты; из них образуются внепсихические предметы, а в самом конце – предметы социальных наук. В общих чертах упорядочение понятий различных отраслей науки в единую конституирующую систему можно видеть уже сегодня, но для ее более детальной разработки предстоит еще многое сделать. Одновременно с доказательством возможности общей системы понятий и раскрытием ее формы станет очевидным, что все высказывания имеют отношение к непосредственно данному, и тем самым прояснится форма построения единой науки.

В научном описании речь может идти только о структуре (форме упорядочивания) объектов, а не об их "сущности". То, что люди соединяют посредством языка суть структурные формулы; в них представлено содержание общего познания людей. Субъективно переживаемые качества – красный цвет, удовольствие – как таковые суть только переживания, а не познания; в физикалистской оптике речь идет только о том, что в основном понятно даже слепому.

 

 

III. Проблемные области

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 615 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.005 с.