Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Основания и порядок заявления исковых требований в уголовном процессе




 

 

По сравнению с УПК РСФСР, новый УПК сначала чуть изменил, а позже вернул на исходную позицию привычную процедуру подачи иска. И в первую очередь это связано с временными рамками предъявления иска. Так, в ч. 2 ст. 44 УПК РФ было указано, что «гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования». Позже законодатель вновь разрешил потерпевшим и их представителям предъявлять иски непосредственно в судебном заседании, до окончания судебного следствия (ч. 2 ст. 44 УПК РФ в редакции Федерального Закона от 4 июля 2003 года № 92-ФЗ[48]).

Нормы нового УПК практически никак не изменяют процедурные вопросы подачи иска – также у потерпевших сохраняется право предъявить иск и после рассмотрения уголовного дела судом, после вынесения приговора, в порядке гражданского судопроизводства, также подача гражданского иска в уголовном процессе освобождается от уплаты госпошлины.

Итак, можно представить процедуру подачи гражданского иска в рамках уголовного процесса следующим образом:

1. С момента возбуждения уголовного дела лицо, чьи законные интересы нарушены в результате преступления, вправе подать исковое заявление (дознавателю, следователю, судье) в форме гражданского иска.

В наиболее обобщенном и упрощенном виде указанное исковое заявление должно содержать[49]:

– наименование суда, в который он предъявлен. Такое положение о том, что гражданский иск адресуется суду (хотя и подается следствию или дознанию), объясняется тем, что в конечном итоге только суд разрешает иск по существу;

– наименование истца, а также место его нахождения;

– наименование ответчика;

– обстоятельства, подтверждающие исковые требования истца, а также доказательства, обосновывающие истцом указанные обстоятельства (факт признания лица потерпевшим и причинение вреда);

– сумму иска и требования истца;

– перечень документов, прилагаемых к иску. При этом следует подчеркнуть, что согласно ст. 42, 44, 45, 47, 54 и 55 УПК для гражданского истца (потерпевшего и его представителя, обвиняемого, гражданского ответчика и их представителей) установление основания, характера и размера вреда – это право, а для суда – обязанность;

– подпись лица, подавшего заявление, или его представителя.

Считается, что иногда негативную роль играет норма законодательства о возможности подачи гражданского иска после приговора по уголовному делу. Это очень «расслабляет» потерпевших, и в итоге ведет к определенному затягиванию принятия решения и лишней трате времени[50].

В описанной ситуации можно надеяться на предъявление потерпевшим иска на стадии предварительного расследования. И здесь есть свои плюсы.

Во-первых, это сохраняет время и силы самим потерпевшим, так как уголовное дело и гражданский иск будут рассматриваться одновременно в одном судебном заседании. Конечно, при условии, что исковые требования будут законны и обоснованны, только в этом случае суд не может уклониться от разрешения гражданского иска при рассмотрении уголовного дела. Потерпевший, не успевший предъявить иск по уголовному делу, будет вынужден сначала участвовать в судебном заседании по уголовному делу, а далее, после обвинительного приговора – в судебном заседании по гражданскому делу, что, естественно, отнимет у него гораздо больше времени.

Во-вторых, на предварительном следствии гораздо больше шансов сохранить имущество подозреваемого или обвиняемого для обеспечения в будущем исполнения приговора в части гражданского иска. При предъявлении гражданского иска, в соответствии со ст. 115 УПК РФ, прокурор, следователь и дознаватель с согласия прокурора обязаны возбудить перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого.

И последнее, но не менее важное. После вынесения обвинительного приговора судом в отношении нескольких подсудимых (причинителей вреда) с реальным отбыванием наказания в виде лишения свободы, последние как правило направляются для отбывания наказания в различные исправительные учреждения. И предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства для потерпевшего будет представлять определенную сложность даже в плане установления места нахождения ответчиков[51].

2. На следующей стадии происходит рассмотрение искового заявления и вынесения по нему процессуального решения.

В данном случае возможны два варианта процессуального решения: признать заявителя гражданским истцом или отказать в принятии заявления. В описательной части постановления о признании гражданским истцом излагаются данные, свидетельствующие о фактах причинения преступлением лицу имущественного вреда, признании его потерпевшим по данному делу, невозмещении вреда на момент вынесения постановления и представлении этим лицом искового заявления. В резолютивной части постановления излагается решение о признании лица, представившего исковое заявление, гражданским истцом по делу, объявлении ему данного постановления и разъяснения соответствующих прав.

3. Соответственно следующая стадия – это объявление постановления о признании гражданским истцом и разъяснение прав гражданского истца.

С точки зрения качества достижения результата, лучше всего, если на предварительном следствии на стороне потерпевшего (в качестве представителя в соответствии с п.8 ч. 2 ст.42 УПК РФ) участвует профессиональный юрист – адвокат, который знает нормы законодательства и уже на предварительном следствии составит и предъявит исковое заявление. В противном случае следователь, в производстве которого находится уголовное дело, просто формально разъяснит потерпевшему его права, дав прочитать несколько статей закона (из которых потерпевший ничего не поймет).

Многие юристы в силу своих профессиональных обязанностей разговаривают с обычными гражданами, используя юридические термины, и забывают о том, что ничего не сведущий в юриспруденции человек просто не понимает его. Поэтому на следователе лежит моральная обязанность разъяснить потерпевшему (при отсутствии у него представителя) его права действительно подробно, так, чтобы он их понял и знал, что ему делать.



4. Следующая стадия – принятие обеспечительных мер.

Гражданский истец или его представитель имеют право просить о принятии мер обеспечения не только заявленного иска, но и возможного гражданского иска.

Предъявление гражданского иска в соответствии со ст. 115 УПК РФ обязывает прокурора, а также следователя и дознавателя с согласия прокурора возбуждать перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (о такой категории лиц еще будет сказано ниже). И чем быстрее потерпевший заявит свои исковые требования, тем быстрее возможно наложение ареста на имущество для обеспечения в будущем исполнения приговора в части гражданского иска.

В подобных исках необходимо указывать все имущественные расходы, которые понес потерпевший в результате совершенного в отношении него преступления. Причем в судебном заседании возможно уточнение исковых требований в связи с изменением цен, так как предварительное следствие и суд по некоторым делам может длиться годами. Так, в разъяснении Пленума Верховного Суда РФ, данное в п. 6 постановления от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»[52], говорится о том, что «при определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить, в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов. При определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора». И некоторые судебные решения были отменены в части гражданского иска по причине того, что суд определил взыскиваемую с виновного сумму, исходя из цен на момент совершения преступления (причинения вреда), а не из цен, действующих на день принятия решения о его возмещении.

По общему правилу, имущественный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 статьи 1064 ГК РФ). Вроде бы все понятно – лицо, совершившее преступление и тем самым причинившее вред законным правам и интересам других лиц, обязано возместить этот вред. Такое лицо признается по уголовному делу гражданским ответчиком, наряду с предъявленным ему обвинением. Потом в судебном заседании оно признается виновным в совершении преступления, и этим же приговором на него возлагается еще и гражданская ответственность по возмещению вреда, причиненного преступлением. Однако на практике не всегда получается все так просто. Преступления совершают различные люди – несовершеннолетние, должностные лица, военнослужащие, и не всегда к лицу, совершившему преступление, правомерно предъявление гражданского иска.

Законодатель предусматривает определенные случаи, когда обязанность возмещения имущественного вреда возлагается на третьих лиц[53] (согласно ГК РФ):

вред, причиненный работниками, участниками или членами хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов, при исполнении ими трудовых (служебных, должностных) обязанностей, а также при осуществлении ими предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива – обязанность возмещения такого вреда возлагается на соответствующее юридическое лицо (статья 1068);

вред, причиненный в результате незаконных действий
(бездействия) государственных органов, органов местного
самоуправления либо должностных лиц этих органов – обязанность
его возмещения возлагается на казну Российской Федерации, казну
субъекта Российской Федерации или казну муниципального
образования (ст. 1069);

вред, причиненный гражданину сотрудниками органов
предварительного следствия или дознания в результате незаконного
осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности,
незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под
стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения
административного взыскания в виде ареста или исправительных
работ – обязанность возмещения данного вреда возлагается на казну
Российской Федерации, казну субъекта Российской Федерации или
казну муниципального образования (ст. 1070);

вред, причиненный малолетними, подлежит возмещению их
родителями, усыновителями или опекунами (в том числе
учреждениями, осуществляющими функции опекунов, либо
учреждениями, обязанными осуществлять надзор за малолетними),
если они не докажут, что вред возник не по их вине (п. 1-3 ст. 1073);

вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от
четырнадцати до восемнадцати лет, в случаях, когда у них нет
доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда –
подлежит возмещению их родителями, усыновителями или
попечителями (в том числе учреждениями, осуществляющими
функции попечителей), если они не докажут, что вред возник не по их
вине (п. 1-2 ст. 1074);

вред, причиненный недееспособными, подлежит возмещению их
опекунами либо организациями, обязанными осуществлять надзор за
недееспособными, если они не докажут, что вред возник не по их
вине (п. 1 ст. 1076);

вред, причиненный лицом, которое не могло понимать значения
своих действий или руководить ими вследствие психического
расстройства, возмещается по решению суда проживающими
совместно с этим лицом его трудоспособными супругом, родителями,
совершеннолетними детьми, которые знали о психическом
расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании
его недееспособным (п. 3 статьи 1078);

вред, причиненный совместно несколькими лицами, может быть
возмещен одним или несколькими причинителями солидарно (статья
1080);

вред, причиненный малолетним (в возрасте до 14 лет), когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять над ним надзор, возмещается таким учреждением, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора (п. 3 ст. 1073).

На некоторых из этих пунктов хочется остановиться отдельно, так как они вызывают больше всего вопросов у правоприменителей. Например, об ответственности несовершеннолетних, тем более что ими совершается значительное число преступлений. Так, например, по данным Управления Судебного Департамента при Верховном Суде РФ в Республике Татарстан, несовершеннолетние составляют 11,4 % от общего количества осужденных. Из 3030 осужденных в 2001 году федеральными судами Республики Татарстан несовершеннолетних наказание в виде лишения свободы назначено 682 лицам (22,5 %)[54].

В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность[55].

Таким образом, суд при подготовке дела к судебному разбирательству должен разрешить вопрос о составе лиц, участвующих в деле, а именно, обсудить вопрос о привлечении в качестве ответчика самого несовершеннолетнего, так как ответственность по возмещению вреда, причиненного им, может быть возложена на его родителей только при отсутствии у него доходов или имущества либо их недостаточности. Если же судом вопрос наличия имущества у несовершеннолетнего не обсуждался и не затрагивался, а ответчиками по делу сразу же были признаны родители, то подобное судебное решение скорее всего вышестоящей инстанцией будет отменено.

Если же выяснится, что у несовершеннолетнего причинителя вреда не достаточно для возмещения имущества, и возникает необходимость в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель. Судебное решение при наличии необходимых оснований выносится в отношении того и другого.

Все вышеуказанные вопросы возмещения вреда, причиненного несовершеннолетними, очень подробно разъяснены в Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 31 марта 2000 г.[56]: «В случае причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет надлежащими ответчиками, по общему правилу, являются непосредственно они. Если же возникнет необходимость по основаниям, предусмотренным ст. 1074 ГК РФ, в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель».

Этим же определением даны разъяснения по поводу компенсации морального вреда родителями (усыновителями или попечителями) за несовершеннолетних причинителей вреда. Так, Президиум Самарского областного суда по иску Д. к матери виновного – К. в постановлении указал, что законом не предусмотрена обязанность родителей по компенсации морального вреда, причиненного действиями их несовершеннолетних детей. Однако, Верховный суд РФ пояснил, что такое толкование ст. 1074 ГК РФ ошибочно, так как эта норма расположена в гл. 59 ГК РФ, регулирующем общие положения о возмещении вреда, и, следовательно, регулирует правоотношения, возникающие при причинении всякого вреда, как имущественного, так и морального.

Не надо забывать и о том, что законный представитель по уголовному делу не всегда может являться гражданским ответчиком, на котором будет лежать обязанность по возмещению вреда. Так, по делу несовершеннолетнего Федоренко его законным представителем был признан дед Гавриленко, с которого впоследствии было постановлено взыскать компенсацию морального вреда. Однако судом не было учтено то, что Гавриленко не является родителем (усыновителем) или попечителем осужденного Федоренко. У Федоренко есть мать, Николаенко. Это и послужило основанием для отмены приговора в части разрешения иска о компенсации морального вреда (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1997 г[57]. «В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине (ч.2 ст. 1074 ГК РФ)»). Кстати, этим же Постановлением Верховный суд расшифровал, в чем же выразилась вина законных представителей: «Вина законных представителей несовершеннолетних подсудимых выразилась в том, что они недостаточно занимались воспитанием, их дети бесконтрольно проводили время вне дома и употребляли спиртные напитки, это и привело к совершению тяжкого преступления».

Очень интересным представляется также позиция Верховного суда РФ по компенсации материального и морального вреда, причиненного преступлениями, совершенными военнослужащими. По общему правилу (ст. 1068 ГК РФ), компенсация вреда, причиненного военнослужащими, взыскивается с воинской части, где служил причинитель вреда (т.е. с юридического лица). Однако в подобных случаях есть и исключения. Так, по делу прапорщика Николаева военный суд округа в приговоре удовлетворил гражданские иски потерпевшей Буняевой Т.К. (матери убитого младшего сержанта Буняева) и взыскал с воинской части 10 млн. рублей, затраченные ею на погребение сына, и 60 млн.рублей в порядке компенсации морального вреда. Однако Военная коллегия в кассационном порядке приговор изменила, отменив решение в части гражданских исков, и приняла новое решение – о взыскании присужденных сумм с причинителя вреда осужденного Николаева. В обоснование своего решения коллегия указала, что суд первой инстанции, правильно установив размер причиненного материального ущерба и морального вреда потерпевшей Буняевой Т.К., необоснованно возложил обязанности по его возмещению на воинскую часть. В соответствии с ч.1 ст. 1064 ГК РФ причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Судом бесспорно установлено, что Николаев вопреки требованиям Устава внутренней службы ВС РФ и Инструкции дежурному по парку части самовольно покинул место службы – автопарк части, т.е. фактически прекратил исполнение возложенных на него обязанностей. В данном случае, согласно требованиям ч.1 ст. 1068 ГК РФ, воинская часть (как юридическое лицо) не должна возмещать вред, причиненный Николаевым. В соответствии со ст.151 ГК РФ Николаев обязан компенсировать матери погибшего и моральный вред[58].

И в заключении хотелось бы для сравнения описать, как подобная проблема (а именно: кому предъявлять гражданский иск) решается в других странах, в частности в США. Там иски предъявляются тому субъекту (пусть имеющему только косвенное отношение к преступлению), кто реально может выплатить сумму возмещения. В Штатах никого не удивить иском, который потерпевший, получивший огнестрельное ранение, предъявляет не к человеку, выстрелившему в него, а к магазину, продавшему виновному пистолет. И мотив такого действия только в том, что у магазина большой оборот денежных средств и у потерпевшего больше шансов получить компенсацию от магазина, чем от физического лица[59]. Добавлю, что в нашей стране первая попытка подачи подобных исков пока закончилась неудачей. Пострадавшие от теракта в Доме культуры на Дубровке подали в суд иски к московскому правительству с требованием выплатить им компенсацию морального и физического вреда. В удовлетворении исков судом было отказано[60].


Заключение

 

 

Восстановление нарушенных прав участников уголовного судопроизводства осуществляется при помощи реализации права обжалования, реабилитации и гражданского иска. Судебному обжалованию в досудебных стадиях уго­ловного процесса должны подлежать решения и действия (бездействие) органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, способные причинить ущерб не только непосредственно закрепленным в конституционных нормах, но и другим общепризнанным правам и свободам личности.

Круг субъектов права на обжалование в суд в досудебном производстве действий (бездействия) и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, не должен ограничиваться лишь участниками уголовного судопроизводства, в связи с чем ч. 1 ст. 125 УПК РФ требует пересмотра.

Отсутствие каких-либо ограничений на обжалование в суд в ходе досудебного производства действий и решений должностных лиц, осуществ­ляющих уголовное преследование, способно привести к таким негативным последствиям, как смешение процессуальных функций, нарушение стадийности уголовного процесса, дезорганизация работы органов расследования.

В УПК РФ необходимо закрепить правила, в соответствии с которым в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования в суд могут быть обжалованы только действия (бездействие) и решения органа дознания, дозна­вателя, следователя, начальника следственного отдела и прокурора, которые ограни­чивают конституционные или иные общепризнанные права и свободы, и отложение судебной проверки законности и обоснованности которых до стадии судебного раз­бирательства невозможно либо может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым.

Судебный порядок рассмотрения жалоб в досудебном произ­водстве не подменяет собой обжалования действий (бездействия) и решений должно­стных лиц прокурору, а является дополнительной гарантией соблюдения прав и за­конных интересов личности.

При разработке принципов компенсации вреда необходимо учитывать следующее:

– в основе принципов и норм международного права, определяющих права на получение компенсации, лежит обязанность государства не возместить гражданину в полной мере материальный ущерб, а обеспечить ему достойный уровень существования;

– понятие компенсации "морального вреда" поглощается сутью понятия "обеспечение достойного уровня существования", для достижения которого применяется компенсация, что делает юридически не обоснованными иски к государству о компенсации морального вреда;

– социальный характер государственных гарантий компенсации предполагает применение их исключительно в отношении собственных граждан (т.е. государство обеспечивает компенсацию своему гражданину, даже если ущерб был нанесен вне территории данного государства);

– предоставление потерпевшему компенсации не исключает необходимости установления органами власти реального размера материального ущерба как для взыскания с виновных в возникновении ущерба в случае их установления, так и для более полного анализа социально-экономических процессов в обществе;

– обеспечение достойного уровня жизни с помощью государственной гарантии компенсации не предполагает исключительно денежные выплаты и может заключаться в предоставлении безвозмездного доступа к материальным ресурсам и инфраструктуре;

– наличие у жертвы средств для достойного существования предполагает неприменение к ней обязательств государства компенсировать ущерб;

– отсутствие у жертвы средств к существованию предполагает получение ею компенсации, которая может оказаться более существенной, чем понесенный ущерб.

Таким образом, государственная гарантия компенсации ущерба жертвам преступлений – это составная часть и, более того, следствие социальной политики государства. И хотя международное право ограничивает обязательства государства при компенсации материального ущерба его материальными возможностями, снижение уровня социальной защиты населения неизбежно ведет к экономическому упадку государства, поэтому не может быть признано приемлемой практикой государственного управления.

Существенным является вопрос о том, из каких источников будут формироваться соответствующие фонды. Их должно быть несколько:

– государственная помощь;

– средства, конфискованные у преступников, в том числе у тех, в результате действия которых жертве требуется оказание материальной поддержки;

– средства общественных организаций, в частности правозащитных и таких, которые специализируются на оказании помощи потерпевшим от преступлений;

– пожертвования частных лиц;

– пожертвования церковных учреждений.

Требуется ряд дополнений и изменений в УПК РФ, которые бы помогли наиболее полно учесть интересы потерпевших в уголовном преследовании. Необходимо развивать широко распространенные в зарубежных государствах так называемые примирительные процедуры, когда учет мнения потерпевшего является в некоторых случаях определяющим при уголовном преследовании. Необходимо учитывать мнение потерпевшего и при условно-досрочном освобождении осужденного, особенно по преступлениям против личности. До настоящего времени политика государства ориентирована преимущественно на учет интересов лиц, совершивших преступление и отбывающих наказание.

Необходимо внести изменения в части 3 ст. 133 УПК РФ. Предлагается следующая редакция: “Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе привлечения к уголовной ответственности”.

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1745 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.