Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Дело Дэна живо 5 страница




Он целенаправленно шел по пути реабилитации ка­питализма, не боясь быть непонятым и рискуя встретить ожесточенное сопротивление воспитанных на ком­му­нис­ти­ческих ценностях людей.

Это был осознанный и принципиальный шаг. Основой со­ци­аль­но-экономической политики государства должна была стать линия на экспансию рынка, на развитие института част­ной соб­ственности, на втягивание людей в са­мо­стоя­тель­ную дея­тельность. Без этого стержня все остальное могло пре­­вра­титься в поверхностный и бесперспективный по­пу­лизм. Он знал, что потакание сиюминутным социальным за­просам в условиях нестабильности экономики и от­сут­ст­вия раз­ви­то­го частного сектора отнимет надежду на дос­той­ное бу­ду­щее. Отсюда – непопулярные и жесткие с точки зре­ния те­кущего момента, но стратегически единственно вер­ные ша­ги Назарбаева в ходе реформ.

Вместе с тем, у этого вопроса была и еще одна сторона – политическая. Назарбаев понимал: так же, как рыночная эко­номика невозможна без либерализации общественных от­ношений, так и демократия невозможна без достаточно ши­роко развитого класса собственников. Не будет их – бу­дет авторитаризм, который положит конец и свободной ини­циативе, и развитию государства.

Проводить либеральные реформы сами по себе, без соз­да­ния класса собственников – означало строить замки из пес­ка.

Поэтому главным условием перехода к рынку должна бы­­ла стать приватизация государственной собственности. Этот шаг был важен как с точки зрения создания субъектов рын­­ка, так и с позиции формирования у населения психологии собственника. Назарбаев решается на мас­штаб­ную при­ватизацию, которая составила ядро экономических пре­об­разований и положила первый камень в формирование клас­са собственников в Казахстане.

Приватизация была запланирована и осуществлена в не­с­колько этапов. На первом этапе прошла приватизация квартир и мелкой собственности. На середину 1990-х пришлась приватизация средних предприятий. И, наконец, на завершающем этапе в конце 1990-х гг. приватизации подверглись крупные объекты стратегического значения.

Конечно, в своей основе приватизация была направлена на собственность, приносящую доход. Но необходимо от­ме­тить, что для неизбалованных вниманием бывших со­вет­ских граждан и собственная квартира была весомым кус­ком свободы – поэтому приватизация вошла в жизнь ря­довых казахстанцев прежде всего как возможность при­обретения в частную собственность жилья из казенного фон­да. Это придало многим ту уверенность, которая так бы­ла необходима людям в первые самые непростые годы не­зависимости.

Помимо тех очевидных преимуществ, которые, при всех ее неизбежных издержках, дала приватизация на пути к рын­ку, применительно к Казахстану она позволила сделать еще один важный шаг вперед по сравнению с другими го­су­дар­с­твами на постсоветском пространстве. Речь идет о решении дилеммы, которая была неизбежна в условиях пост­то­талитарной трансформации: ограничить ли прива­тизацию на­ционально-значимых стратегических объектов участием оте­чественного капитала или отпустить их в свободную кон­курентную среду, сделав доступными для всех су­бъек­тов мирового рынка? Назарбаев выбрал второе и решил эту дилемму в пользу интернацио­нализации при­ва­ти­за­цион­ных процессов.

Одновременно с масштабной приватизацией, которая ох­ва­тила прежде всего объекты малого и среднего бизнеса, началось широкое привлечение ино­ст­ран­ных инвестиций. Инвестиции в основном шли на реа­ни­мацию крупных предприятий, поскольку собственных средств для их подъема у Казахстана не было.

Учитывая высокую капиталоемкость отраслей ка­зах­стан­ской экономики, в качестве реальной альтернативы ма­лым акционерным обществам и прежним трудовым кол­лек­тивам, которые так или иначе стремились бы к сох­ра­не­нию социальных льгот, нередко в ущерб эффективности про­изводства, правительство стало рассматривать воз­мож­ность активизации стратегических инвесторов. Их участие дол­жно было помочь наращиванию прямых инвестиций, и, что еще важнее, внедрению современного опыта и тех­но­ло­гий, которых катастрофически не хватало.

Без опоры на привлечение прямых иностранных ин­вестиций страна продолжала бы вращаться в порочном круге тя­желейших проблем: резкого спада в про­мыш­ленном про­из­водстве, остановки промышленных гигантов, кредитного де­фицита и недостатка капитала для новых инвестиций, ин­ф­ляции, низкого уровня доходов и растущей безработицы.

Но за это Назарбаеву пришлось расплачиваться валютой, обыч­ной для политика, опережающего время - не­по­ни­ма­ни­ем.Нет пророков в своем отечестве –дома его кри­ти­­ку­ют за «распродажу Родины».

Дальнейшее развитие событий показало, что это ре­шение было не принято многими представителями на­рож­даю­ще­го­ся крупного бизнеса в Казахстане, оно было един­ст­венно вер­ным. Это позволило одновременно убить двух зайцев: при­влечь огромные возможности интерна­цио­наль­ного ка­пи­тала, с одной стороны, и избежать олигархи­ческих войн, ко­торые сопутствовали приватизации, напри­мер, в России – с другой. Благодаря этому крайне непопу­ляр­ному шагу бы­ла сохранена конкурентная ситуация в экономике, по­ли­ти­ке и обществе. А без этого, как показал опыт целого ряда стран – таких, как Венесуэла или тот же СССР, невоз­мож­но не только развитие свободной эко­но­ми­ки, но и сво­бодной по­литической системы.

В итоге международными экспертами было признано, что Казахстан благодаря высоким темпам при­ва­тизации стал первой страной на пост­со­ветском пространстве, вышедшей из кризиса.

Наиболее показательным примером может послужить неф­те­га­зо­вый сектор страны.

Казахстан, как известно, щедро наделен минеральными ре­сурсами, что заведомо давало ему широкие по­тен­ци­аль­ные возможности. Но иметь их – одно, а умение сполна вос­пользоваться ими – дру­гое. Одним «везением» здесь не обойтись.

В ноябре 1997 года Нурсултан Назарбаев оз­ву­чил сле­дую­щие цифры: запасы разведанного уг­ле­во­до­род­ного сы­рья в казахстанской части шельфа Каспийского мо­ря сос­тавляют от 6 до 12 млрд. тонн, а по перспективным за­пасам Казахстан занимает второе место в мире после Сау­дов­ской Аравии.



Однако эту нефть надо было еще добыть. Вместе с тем, в связи с кризисом советской экономики с конца 1980-х го­дов на­чался технический упадок нефтегазодобывающей про­­мыш­ленности Казахстана. В 1990-х это усугубилось раз­­ры­вом экономических связей с традиционными пос­тав­щи­­ка­ми оборудования и потребителями сырья. Произ­вод­ство неф­ти в период с 1991 года, когда добывалось 529 тысяч бар­релей в день, постоянно падало, достигнув в 1995 году ниж­ней отметки в 414 тысяч баррелей в день.

Ни собственных сил, ни опыта, ни современного обо­ру­до­вания для добычи углеводородов в достаточных объе­мах у государства просто не хватало.

Между тем, Казахстану требовалось в кратчайшие сроки най­ти гигантские средства на разработку месторождений и соз­дание производственной, транспортной и прочей инфраструктуры и при этом сохранить стратегический контроль над недрами. Для модернизации и развития нефтяной от­рас­ли требовались ежегодные вложения в сумме 1,5–2 млрд. долларов, что было возможно только при участии круп­ных иностранных инвесторов, которые могли при­об­рес­ти контрольные пакеты акций нефтедо­бы­ваю­щих пред­п­риятий.

Однако в сложных социально-политических условиях то­го времени принять решение о приватизации потенциально сверх­доходной, но в тех условиях крайне затратной базовой от­расли экономики, было очень непросто. Велик был риск по­тери контроля над важнейшим стратегическим ресурсом стра­ны, что означало бы прямую угрозу национальной безо­пас­ности.

Однажды Нурсултан Назарбаев заметил: «Обычно нефть дает или богатство, или кровь. Чтобы гигантская нефть пошла, нужны не только трубопроводы, но и по­ли­ти­ческие решения». Такого решения ждали от него. Необхо­димо было взять на себя огромную ответственность, что­бы отказаться от роли «собаки на сене» и пойти на ус­туп­ки части прав собственности для привлечения ин­вес­то­ров. Иного выхода у страны не было. Нурсултан Назарбаев де­лает выбор – перевод нефтегазового сектора страны на ры­ночные рельсы.

В результате отрасль ожила, добыча стала возрастать, дос­­тигнув 30,6 млн. тонн нефти и 4,7 млн. тонн конденсата (693 тысячи баррелей в день) уже в 2000 году. В целом на ру­беже веков производство нефти в стране возрастало в сред­нем на 16% в год. Рост производства нефти во многом обеспечил дальнейший бурный рост экономики Ка­захстана.

С другой стороны, демонополизация нефтедобывающей от­расли и интернационализация части нефтяных активов поз­волили сохранить здесь конкурентую среду и избежать той си­туации, в которую попала, например, Венесуэла. Там соз­да­ние национальной нефтяной кампании-монополиста по­ло­жило конец свободной рыночной экономике, страна по­па­ла в ловушку популизма и интервенционизма. В итоге се­год­ня душевой доход в Венесуэле на треть ниже, чем пол­ве­ка назад.

Ситуация в нефтедобывающей отрасли Казахстана, на­про­тив, именно благодаря демонополизации и участию транс­национальных компаний развивается по самому оп­ти­мистическому сценарию. К 2012 году Казахстан пла­ни­рует добывать уже свыше 100 млн. тонн нефти ежегодно, что поз­волило недавно Назарбаеву поставить амбициозную за­да­чу войти к этому времени в первую десятку ее мировых экспортеров.

Нурсултан Назарбаев сделал все для создания мак­си­маль­но благоприятного инвестиционного климата в стране.Однако в первое время вопрос привлечения иностранных ин­вес­ти­ций осложнялся тем, что деловой мир Запада не имел пред­ставления о перспективности и надежности Казахстана как экономического партнера. Назарбаев сам объездил все пе­редовые страны мира, представляя Казахстан и рас­ска­зы­вая о возможностях страны для вло­же­ния инвестиций. При президенте страны был создан Со­вет иностранных ин­весторов, в который вошли главы всех крупнейших ми­ровых транснациональных корпораций.

Для иностранных инвесторов была установлена система пре­ференций, предусматривавших освобождение от уплаты по­доходного, земельного и имущественного на­ло­гов, та­мо­женные льготы, а также предоставлены га­ран­тии от по­ли­тических и регулятивных рисков. Ин­вес­то­ров также привлекает отсутствие экспроприации, кон­вер­ти­руе­мость валюты, доступ в международный арбитраж, га­ран­тии стабильности правовой системы, прозрачность го­су­дар­ственных закупок, стимулирование развития прио­ри­тет­ных секторов.

За годы независимости в экономику Казахстана в общей слож­ности было привлечено инвестиций на сумму более 40 млрд. долл. По объемам освоенных прямых иностранных ин­вес­тиций на душу населения показатели республики зна­чи­тель­но пре­вы­шают показатели других стран СНГ.

Но помимо экономических преимуществ привлечение ино­странных инвестиций обеспечило Казахстану меж­ду­на­родное признание, сталоодним иззалогов внут­ри­по­ли­ти­ческой стабильности, поскольку инвесторы были за­ин­те­ресованы в защите существующих прав собственности и договоренностей, а также стабильности в стране.

Наряду с привлечением иностранных инвесторов с са­мо­­го начала реформ Назарбаев направил большие уси­лия на формирование отечественного класса пред­при­ни­ма­те­лей. Талантливые и предприимчивые люди со всей страны ак­тивно участвовали в процессах при­ва­ти­за­ции и уп­рав­ле­ния экономикой. Более того, в середине 1990-х гг. На­зар­баев привлекает на государственную службу целую плея­ду молодых предпринимателей и менеджеров-тех­но­кра­тов, прозванных в народе «младотюрками», доверив им вы­со­кие посты в правительстве.

Новое поколение, незашоренное прежними сте­рео­типами, влило «свежую кровь» в жилы экономики и админист­ра­тивного аппарата. На сегодня средний возраст го­сударственного служащего в Ка­зах­стане составляет трид­цать лет. При участии молодых пред­при­нимателей были за­вершены в целом приватизационные про­цессы. В Ка­захста­не появилась значительная прослойка пред­ставителей ма­лого и среднего бизнеса, сформировался и свой класс круп­ных собственников. Последние, по за­мыс­лу На­зарбаева, должны были взять на себя подъем оте­чес­твенного прои­зводства, выступить в качестве внут­рен­них инвесторов.

Однако, как показала практика, здесь он несколько пе­ре­оценил степень «альтруизма» крупного бизнеса. По мере на­копления ресурсов интересы крупного капитала и го­су­дар­ства начали все дальше расходиться. Первые отчет­ли­вые признаки этого проявились на пороге мирового фи­нан­сового кризиса 1997-1998 гг. Подхлестываемая стрем­ле­нием к перераспределению стратегических ресурсов в свою пользу и выгодному вложению активов в более на­деж­ные источники на фоне надвигавшегося кризиса, на­рож­давшаяся олигархия настойчиво требовала экспро­приа­ции собственности у зарубежных инвесторов. Это была пря­мая угроза национальным интересам. Всякий пересмотр конт­рактов больно бы ударил по авторитету государства, как гаранта стабильности, и вызвал бы отток инвестиций. Казахстану в этом случае угрожала опасность получить «чер­ную метку» от международного бизнес-сообщества.

Стоит отметить, что одной из причин складывавшейся ситуации была также общая особенность всех пост­ советских бизнес-групп - стремление к ликвидации изна­чаль­ной «двойной нелегитимности» крупного бизнеса - и в глазах закона («теневой» характер и сомнительность прива­ти­зационных сделок), и в глазах населения.

Назарбаев, пытаясь не допустить не­га­тивное развитие событий, в 1997 году отправляет в отставку правительство младотюрков во главе с «от­цом казахских олигархов» - премьером Кажегельдиным.

Начавшийся мировой финансовый кризис лишь усугубил возникшие противоречия, которые про­дол­жа­ли развиваться латентно. И к концу 2001 го­да недовольство новых капита­лис­тов переросло сперва в схватку за раздел сфер влияния меж­ду самими пред­с­та­ви­телями олигархических фи­нан­сово-промышленных групп, а затем вылилось в открытое противостояние пре­зи­дентскому курсу. Сохранявшееся до сих пор равновесие сис­темы власть-бизнес готово было рухнуть.

При этом истинные мотивы противостояния были скры­ты за либеральной риторикой. Конфликт был перенесен из эко­номической в политическую плоскость: представители ря­да мощных финансово-промышленных групп, созданных при участии «младотюрков», пуб­лично заявили о несогласии с «авторитарным» курсом На­зарбаева, по их мнению, мешающим дальнейшей де­мок­ратизации общества. По сущест­ву, была предпринята по­пытка шантажировать власть, апеллируя к поддержке меж­дународного сооб­щест­ва, а после ее неудачи раздались пря­мые призывы к трансформации системы и смещению ру­ководства страны. Вновь, как и десять лет назад, возникла реаль­ная угроза свертывания реформ. На этот раз удар был нанесен справа.

Назарбаев болезненно воспринял «бунт олигархов», поскольку сам когда-то «за руку» привел многих из них в бизнес и систему государственного управления. Объектив­ные законо­мерности раз­ви­тия крупного капитала оказались сильнее субъективных при­вязанностей.

Президент достаточно жестко пресек выступление по­ли­тизировавшихся олигархических групп и быстро снял на­чи­навшееся напряжение в обществе. Тем не менее, проявив из­вестную твердость в отношении самого выступления «мла­дотюрков», угрожавшего дестабилизацией ситуации в стра­не, он достаточно мягко повел себя в отношении конк­ретных людей. Большинство из них продолжило ра­бо­ту на высоких государственных постах, либо преуспело в занятиях бизнесом. В этом проявился один из главных прин­ципов Назарбаева: личные обиды не должны отра­жать­ся на государственной жизни.

Ни на йоту не усомнившись в правильности своей ставки на молодых, Назарбаев как прагматик извлек для себя важ­ные выводы из этого урока. Он убедился, что упор надо де­лать не на олигархический капитализм, душащий ни­зо­вую инициативу и самодеятельность, а на «народный ка­пи­та­лизм», то есть малый и средний бизнес. Понимая, что по­след­ний не может возникнуть и успешно развиваться без силь­ной государственной власти,способной обеспечить рав­ные возможности на рынке и уберечь его от произвола мо­нополистов, он идет навстречу предпринимательству.

Во-первых, учитывая стремление бизнеса к ле­ги­ти­мации, Назарбаев выступил с инициативой проведения амнис­тии теневых капиталов. Власти Казахстана дали воз­мож­ность предпринимателям начать жизнь с «чистого листа». В экономику страны из «тени» было выведено более по­лу­мил­лиарда долларов – в основном за счет средних пред­при­нимателей. Естественно, под амнистию не подпадали сред­ства, «полученные в результате коррупционных пра­во­­на­рушений и преступлений против общечеловеческих цен­­нос­тей и государственных интересов».

Во-вторых, последовало об­легчение налогового бре­ме­ни. Одно­вре­мен­но с проведением амнистии капиталов НДС был снижен до 16% (а затем и до 15%), социальный на­лог - до 21%. Были приняты меры по снижению давления на предпринимателей со стороны государственных органов.

В-третьих, Назарбаев объявил о принятии мер по де­мо­но­полизации крупных холдингов. Фактически речь шла о ша­гах по деолигархизации экономики. В частности, было пред­ложено непрофильные функции мегахолдингов отдать в руки малого и среднего бизнеса, стимулируя тем самым кон­­курентную среду.

В-четвертых, была объявлена масштабная война коррупции. Тем са­мым, с одной стороны, создавались условия для сво­бод­но­го развития малого и среднего бизнеса, а с другой, ус­т­ра­нялась питательная среда для роста могущества оли­го­по­лий и сращения их с государст­вен­ным аппаратом.

Надо заметить, чтоКазахстан - единственная из стран СНГ, принявшая закон о борьбе с коррупцией. Это обес­пе­чи­ло размах антикоррупционной борьбы: если раньше в по­ле зрения находились в основном слу­чаи мздоимства на ни­зовом уровне, то теперь началось рассле­до­вание се­рьез­ней­ших коррупционных преступлений, со­вер­шенных вы­со­ко­поставленными чиновниками. Правоохранительными ор­га­нами бы­ли разоблачены и осуждены судом за корруп­цион­ные прес­тупления к различным срокам лишения свободы быв­ший премьер-министр А.Кажегельдин, быв­ший ми­нистр М.Аблязов, аким (губернатор) области Г.Жа­кия­нов. При­чем пос­ледний считался любимцем прези­дента, был близок к его семье.

Несмотря на огромное давление, которое испытал в этот период На­зар­баев со стороны внутренней оппозиции и ее сторонников в некоторых международных организациях, он не поддался ему и продолжил решительную борьбу с казнокрадством. В 2005 году им был подписан новый указ президента, который еще более ужесточил антикоррупцион­ные механизмы.

Результатыэтой борьбыуже приносят свои плоды. Все более прозрачными становятся меж­ду­на­род­ные контракты, особенно в сфере недропользования, круп­ные чиновники не рискуют участвовать в сом­ни­тель­ных операциях. В итоге сегодня ни один иностранный ин­вес­тор не может пожаловаться на то, что в Казахстане «про­цве­тает» кор­руп­ция. Назарбаев утверждает: «У нас не хуже, чем в дру­гих странах борются с этим злом. Коррупция есть вез­де, но в Казахстане она намного меньше, чем, например, в других странах СНГ».Правда, искоренить «бытовую кор­руп­цию», успевшую пустить глубокие корни, оказалось гораздо сложнее.

Преодолев последствия мирового экономического кри­зи­са и восстановив равновесие в среде элиты после по­пыт­ки олигархического переворота, Назарбаев вплотную при­ступает к завершению основного блока реформ.

Кардинальной модернизации требовала социальная сфера – здравоохранение, образование, куль­тура, жи­лищно-коммунальное хозяйство, пенсионная сис­те­ма. Поскольку ре­формы в этой области напрямую зат­ра­гивали интересы людей, то они вызвали наибольшее не­до­вольство со сто­ро­ны населения. Тем не менее, законы рын­ка требовали это­го. По­этому к концу 90-х годов правительство начинает бо­лез­­ненные, но необходимые преобразования. Была осу­щес­т­­влена монетизация льгот, пенсионная реформа, рефор­ма ЖКХ, образования, здравоохранения.

В то время, как у большинства соседей к этим реформам лишь приступают, либо отказались от них, отложив на не­оп­­ределенный срок из-за опасений социального не­до­воль­с­тва, в Казахстане их отличала ре­шительность и быстрота. Не­смотря на трудности, На­зар­баев сумел успешно реа­ли­зо­вать весь блок социальных ре­форм и обеспечить кар­ди­наль­ное улучшение ситуации в этой сфере.

Последней точкой, позволившей говорить о завершении сис­темных модернизационных реформ, стала земельная рефор­ма – одна из самых фундаментальных в истории незави­симого Казахстана. В стране была введена частная собст­вен­ность на землю. Нурсултан Назарбаев считает зе­мел­ь­ную ре­форму революционной, поскольку в своей ис­то­рии казахи никогда не имели такого института. По зна­чи­мос­ти и масштабности он срав­нивает ее с приватизацией.

В первую очередь частная собственность была рас­прост­ра­нена на земли сельскохозяйственного назначения. Ка­зах­стан­ский лидер всегда рассматривал развитие села, где тру­дит­ся и живет более 40% населения страны, как один из клю­чевых приоритетов. Он заявлял: «Не подняв село, мы не сможем поднять страну». Но подъем отсталого и не­­эф­фек­тивного сельского хозяйства был, пожалуй, одной из са­мых сложных экономических задач.Несмотря на еже­год­­ные финансовые вливания, ситуация обо­с­трялась год от года. Требовались инвестиции. Земля нуждалась в хо­зяи­не. «Имен­но для привлечения инвестиций в сельское хо­зяйст­во и вводится частная собственность на землю, - зая­вил глава Ка­захстана. - Мы создадим рачительного хозяина зем­ли, ко­торый будет заботиться о том, чтобы передать ее своим де­тям».

Однако, несмотря на очевидные плюсы реформы, вокруг земельного вопроса разгорелись нешуточные споры. Ска­зывался традиционный менталитет, не признававший за зем­лей иного хозяина, кроме государства. Поэтому об­суж­­де­ние проекта земельного кодекса в 2003 году стало при­­чи­ной острого противостояния между правительством и пар­ламентом. В результате бурной полемики мажилис (ниж­­няя палата парламента) фактически вы­ра­зил недоверие пра­вительству. Кодекс был принят, но только це­ной отставки ка­бинета министров во главе с премьером И.Тасмагамбе­товым.

Село получило мощный импульс для самостоятельного раз­вития.По специальной программе возрождения села за три года в аграрный сектор было вложено 150 млрд. тен­ге. Ка­зах­с­тан из страны-импортера зерна превратился в его эк­с­­пор­те­ра. Экспорт зерна составляет теперь 4-5 млн. тонн еже­­год­но,и Казахстан в ближайшей перспективе планирует вой­­ти в первую пятерку мировыхэкспортеровзерна.

С введением частной собственности на землю Казахстан встал в ряд государств с устоявшейся рыночной системой. Период транзита в экономике был завершен.

 

Время собирать камни

Одним из важнейших условий успеха казахстанской мо­де­ли реформ стал долговременный стратегический подход к решению задач по развитию страны. Уже в 1997 году в сво­ем послании народу Казахстана Назарбаев предложил стра­тегические приоритеты развития страны до 2030 года. Тог­да многие отнеслись к посланию настороженно, ус­мот­рев в этой дате некий подвох – не слишком ли далеко за­г­ля­дывает президент? Между тем ответ содержался в самом тек­сте президентской стратегии: «Думаю, у каждого из нас со­з­рело глубокое понимание того, что жить только се­год­няш­ним днем, в непрестанном решении текущих задач уже нель­зя. (…) Правильно определив наши приоритетные цели, выб­рав соответствующие стратегии, проявив волю и тер­пе­ние при движении по этому пути, мы обезопасим себя от зиг­загообразных шараханий, непроизводительной растраты энер­гии, времени и ресурсов. (…) Трудные условия, в ко­то­рых мы находимся сегодня, не должны лишать нас энер­гии и надежды. Ясное понимание наших перспектив, чест­ное разъяснение трудностей и опасностей на нашем пути по­могут мобилизовать всех граждан на решение этой об­щей задачи».

Стратегия развития Казахстана до 2030 года, раз­ра­ботанная под личным руководством Назарбаева, была резуль­та­том синтеза опыта многих стран, добившихся успеха. Стра­на получила ориентиры на будущее. Разработанная во­семь лет назад,Стратегия работает и сейчас:все сред­не­сроч­ные планы развития раз­ра­ба­ты­вают­ся на ее основе.

В итоге по темпам экономического роста, по качеству жиз­ни и реальной отдаче от структурных реформ Казахстан да­леко опередил своих недавних соратников по союзному го­сударству. Включая не только тех, с которыми имел рав­ные исходные данные, но и тех, от которых когда-то за­ве­до­мо отставал.

В последних своих выступленияхНазарбаев под­чер­ки­вает, что наступает качественно новый, более сложный этап раз­вития Казахстана. Он связан прежде всего с подготовкой стра­ны к глобальной конкуренции накануне вступления в ВТО. Им выдвинут лозунг: «Стать страной, кон­ку­рен­то­спо­соб­ной в глобальном мире».

Показательно, что новый этап начат смасштабного улуч­ше­ния социального положения населения, о котором На­зар­баев заявил в своем программном послании народу Ка­зах­стана в феврале 2005 года. Дело не в изменении системы ко­ординат – Назарбаев по-прежнему не приемлет ни левой ри­торики, ни популистских заявлений. Но он понимает, что кон­курентоспособность государства напрямую зависит от ин­вестиций в человеческий капитал.

Путь к дальнейшему прогрессу по его мнению лежит че­рез улучшение жизненного уровня всех слоев населения, ка­чество и доступность образования и здравоохранения. В настоящее время Казахстан лидирует в объеме средней зар­платы, пенсий, социальных пособий, оставив далеко по­за­ди своих соседей по СНГ. По классификации Всемирного бан­ка Казахстан отнесен к группе стран с доходами выше сред­него уровня. ВВП на душу населения страны только за последние семь лет увеличился в три раза – с 1130 дол­ла­ров в 1999 году до 3400 в 2005. Президент Назарбаев зая­вил, что в следующие семь лет этот показатель возрас­тет вдвое - до 9000 долларов.

Всю страну охватила программа жилищного строи­тельства. Назарбаев считает стройиндустрию одним из локо­мо­­тивов развития Казахстана: «Если США сделали свою эко­­номику автомобилями, то для нас это жилищное строи­тель­ство, которое потянет за собой все отрасли эконо­ми­ки».

Еще в 2001 году Казахстан первым из стран СНГ получил статус страны с рыночной экономикой. Частная соб­ст­вен­ность и свобода предпринимательства стали ос­но­во­по­ла­гающими принципами стратегии развития национальной эко­номики: до 80% ВВП создается в частном секторе.

В Казахстане сформирована самая эффективная в СНГ фи­нансовая система. Тем самым создана сеть внутренних ин­весторов для развития национальной экономики.

Одной из ключевых задач, поставленных Назарбаевым, яв­ляется уход от сырьевой зависимости в сторону ди­вер­си­фикации приоритетных направлений экономики, в первую оче­редь обрабатывающих отраслей промышленности и раз­вития наукоемких производств.

Особенно перспективной в этом отношении является амби­циозная программа индустриально-инновационного раз­ви­тия страны. Ее реализация должна увеличить объем ВВП к 2015 году в 3,5 раза. Программа предполагает создание пред­приятий, выпускающих кон­ку­рен­то­способную про­дук­цию на основе новых технологий. Она уженачала осу­щес­т­вляться. Согласно программе только к концу 2005 года бу­дет введено в действие более 100 новых объектов.

Не довольствуясь ролью арендодателя крупнейшего кос­модрома «Байконур», Казахстан приступил к реализации соб­ственной космической программы. Совместно с российс­кими конструкторами к запуску на орбиту готовится пер­вый казахстанский космический спутник, началось строи­тельство отечественного ракетно-космического ком­п­лекса «Байтерек».

В об­щес­т­ве утверждается демократический тип полити­чес­кой куль­ту­ры.

Несмотря на громадные трудности и многочисленные на­слоения реформ, которые неизбежны в переходный пе­ри­од, модернизационный проект Назарбаева изменил при­ро­ду общества и душу народа.

Тройной транзит в будущее состоялся.

 

В эпицентре мира

 

Свой модернизационный проект Н.Назарбаев никогда не рас­сматривал в отрыве от глобальных тенденций. Все его шаги в этом направлении были тесно вплетены в контекст мирового раз­вития.

С распадом СССР и социалистического лагеря, по сло­вам Назарбаева, «все были взбудоражены крушением со­вет­ской тоталитарной системы и очарованы надеждами, свя­занными с возможностями глобального объединения че­ловечества на принципах либерализма. И всем казалось: уже не осталось препятствий к этому, наивно полагая, что все образуется само собой». Распад СССР и окончание хо­лод­ной войны, казалось, должны были дать уставшему ми­ру передышку.

Но они только обнажили за­ста­релые противоречия и конфликты, которые кон­сер­ви­ро­вались и подспудно зрели десятилетиями. Процессы гло­ба­лизации способствовали реанимации старых и рождению но­вых угроз международ­ной безопасности. На мировую сце­ну вышли терроризм, религиозный экстремизм, транс­на­циональная организован­ная преступность, продолжало рас­пространяться оружие массового уничтожения.

«Биполярность уступила место отнюдь не мо­но­по­ляр­нос­ти или многополярности. Она уступила место ре­гио­наль­ной нестабильности» - так охарактеризовал новую си­туа­цию в мире казахстанский лидер.

Новый миропорядок напрямую затрагивал интересы Ка­зах­с­та­на по многим причинам. Но самым ключевым, если не ска­зать судьбоносным, для страны был вопрос о судьбе со­ветского ядерного наследия.

Возможно, кому-то обладание ядерным оружием могло по­казаться настоящим подарком судьбы. Но Нурсултан На­зар­баев понимал, какие явные и скрытые угрозы нес в себе этот «подарок» для будущего молодого государства. Прин­ци­пиальное решение вопроса о судьбе ядерного оружия ста­ло главным вызовом национальной безопасности.






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 425 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.