О СООБЩЕСТВАХ СОТРУДНИКОВ
Лекции.Орг

Поиск:


О СООБЩЕСТВАХ СОТРУДНИКОВ




Общество «Сетлемент» в Москве (1910)

Сама жизнь вылила в определенные формы те идеи, которые были положены в основу работы нового общества. Работа эта поддерживалась главным образом доверчивыми, глубокочеловеческими отношениями сотрудников с детьми и их семьями. Работа эта должна была ободрять, давать толчки к развитию сил ребенка, приучать его помогать себе и стараться достигнуть хотя бы и маленькой цели, но своим трудом, своими мыслями. Она должна была создавать у детей привычку думать о других, укрепляя в них чувства человечности.

Важно было видеть в детях не просто учеников, пришедших в «Сетлемент» поучиться читать, писать, пилить, строгать или шить, но и близких знакомых, и если возможно, то и друзей. Эту неуловимую, тонкую, но ясно понимаемую чуткими людьми черточку хотелось передать и детям, и только это заставляло участников «Сетлемента» так дорожить дружностью и бодростью работы в нем, пренебречь ради этого многими удобствами жизни и, поселившись там же, где шла их работа, устроить для нее культурную, человеческую обстановку. В новом, специально отстроенном доме, благодаря удобствам помещения, детские занятия пошли особенно успешно; развертывались детские силы и способности, и три группы сотрудников «Сетлемента» могли теперь с новыми силами приняться за работу.

Одна группа создавала экспериментальную народную школу и детский сад. Руководители школы, не удовлетворяясь той постановкой школьного дела, при которой дети, главным образом пассивно, воспринимают школьную науку, работая почти исключительно памятью, что не свойственно натуре ребенка, стремились дать ученикам, кроме умственной, физическую и художественную работу. Ребенок приобретает познания прочнее и глубже, если он сам изображает, как может, те явления или делает те предметы, о которых ему говорят; таким образом, у него систематически упражняются и зрение, и слух, и мускулы, приобретается некоторый навык к работе и развиваются творческие способности.

Детский сад служил подготовительной ступенью к школе. Благодаря одинаковым методам работы дети, переходя от детского сада к школе, не чувствовали никакой разницы.

Вторая группа с А. У. Зеленко во главе занялась устройством ремесленных курсов для подростков-учеников, находящихся «в ученье» у мелких хозяев-ремесленников. В доме «Сетлемента» открылись мастерские – переплетная, слесарная и столярная для мальчиков и швейная – для девочек. Любопытно было видеть, с каким ожесточением набросились, и притом еще после своего трудового дня, эти подростки на работу в новой, свежей, человеческой обстановке.

Третья группа руководила детскими клубами в приюте.

Это была новая детская жизнь, поддерживаемая самыми здоровыми настроениями.

Стали намечаться новые группы детей.

Одной из первых образовалась группа любителей земледелия. Она обосновалась в маленькой комнатке, приспособленной для занятий по естествознанию. Здесь же приютилась смешанная группа мальчиков и девочек, жаждущих образования. Они очень интересовались химией, физикой, географией.

Другая комната чаще всего видела у себя две группы: фотографов и астрономов. Фотографы были очень деятельны. Прежде всего они поставили себе практическую цель – сделать каждому по аппарату. Некоторым это и удалось.

Астрономия всегда нравилась детям. Но теперь появился в «Сетлементе» настоящий телескоп, пятидюймовый рефрактор. Для него была построена башня.

Самым оживленным помещением в доме была большая комната для ручного труда. Здесь стояли верстаки, стол со слесарными тисками, паяльная лампа, было много досок, лежали всевозможные инструменты и материалы. По утрам эта комната была занята школой или детским садом, по вечерам в разных углах кипела настоящая работа: здесь мастерили электрические элементы, компасы, машины, звонки, которые затем ставились ребятами в своих квартирах; тут же делали модели разных построек, лепили из глины. Все шкафы и полки были загромождены всякими вещами, созданными неутомимыми детскими руками. При том значении, которое «Сетлемент» придавал детскому творчеству, само собой разумеется, что искусство должно было занять в нем большое место. Художник, скульптор и музыкант были любимыми гостями «Сетлемента».

В новом доме создался целый хор серьезно относящихся к музыке ребят. К концу года дело настолько наладилось, что хористы взялись за разучивание маленькой оперы. Ее намеревались поставить на маленькой сцене в общем зале «Сетлемента». Декорации взялся писать художник Симов, сотрудник Художественного театра. Театральное искусство, понятно, было для детей одним из самых любимых. Спектакли имели ту хорошую сторону, что они очень объединяли детей.

Наиболее тихим местечком была небольшая комната, уютная по настроению, обыкновенно создававшемуся в ней, – читальня вместе с библиотекой. Здесь стояло два стола. И обыкновенно можно было застать там кружок детских головок, наклонившихся над большой книгой с картинами, и среди них сотрудника, который тихо ведет какой-нибудь рассказ; тишина тут была законом.

Такова в общих чертах была умственная, художественная и трудовая жизнь детского «Сетлемента». Влияние его не ограничивалось детьми. Оно переходило и на их родителей, которые заинтересовывались рассказами детей и приходили в «Сетлемент» познакомиться с сотрудниками. Матери особенно часто посещали женщину-врача, которая с величайшей охотой шла навстречу материнским заботам и их желанию посоветоваться о детях.

Некоторые из родителей, несмотря на свой трудовой день, предлагали свое участие в работе сотрудников: с их помощью велись рукоделие, черчение и фотография.

Начало общественности, складного человеческого общежития, совместной работы, взаимопомощи, заботы об общих нуждах были предметом горячих забот «Сетлемента». Детям уже привычно было заботиться о порядках в тех помещениях, которые были заняты ими. Они самостоятельно предложили сотрудникам устроить хозяйственную комиссию из детей и сотрудников. Эта комиссия должна была заботиться о порядке по всему дому и составлять правила, обязательные для всех.

В «Сетлементе» дети не были «отдельными посетителями», это было живое детское общество, сознававшее себя участником общего дела, общей жизни. Иногда это сознание выражалось особенно ярко. Как-то раз в воскресный день произошла драка на дворе «Сетлемента» между столяром, работавшим постоянно в мастерской, и каким-то крестьянином, привезшим дрова. Это узнали трое подростков. Они попросили собрать всех детей и на собрании высказали свое негодование на столяра. Он стал бить мужика и этим опозорил «Сетлемент». Столяра позвали для объяснений. Тот пришел и стал оправдываться. Дети чрезвычайно внимательно отнеслись ко всему происшедшему, но нашли, что нет оправдания человеку, побившему другого, и предложили столяру извиниться перед всем «Сетлементом». Столяру передалось настроение детей, он перестал оправдываться, сказал: «Прошу прощения у «Сетлемента» – и ушел, заметно сконфуженный. В этот момент было отрадно наблюдать серьезность детей, понявших, что в «Сетлементе» есть нечто такое, с чем грубость и неприязнь не вяжутся.

Общество «Детский труд и отдых» (1909)

Общество «Детский труд и отдых» ставит целью своей деятельности культурно-просветительную работу среди подрастающего поколения Москвы. Строго говоря, все неудачи работы с детьми зависят от пренебрежения природными свойствами каждого ребенка. А между тем людьми потрачено немало усилий не изучение особенностей детского склада. И то, что выработалось до сих пор истинной педагогикой, можно свести к пяти положениям:

1) У детей сильно развит инстинкт общительности, они легко знакомятся друг с другом – игры, рассказы, неугомонная болтовня служат признаками этого инстинкта.

2) Дети – настойчивые исследователи по природе, отсюда их легко возбуждаемое любопытство, бесчисленное количество вопросов, стремление все трогать, ощупать, пробовать.

3) Дети любят созидать, устраивать часто из ничего, дополняя недостающее воображением.

4) Детям необходимо проявлять себя, говорить о себе, о своих впечатлениях. Отсюда постоянное выдвигание своего «я» и огромное развитие фантазии и воображения – это инстинкт детского творчества.

5) Огромную роль в формировании детского характера играет инстинкт подражательности.

Задача правильной работы с детьми состоит в том, чтобы дать разумный выход этим инстинктам, не притупляя никакого из них. Нужно призвать на помощь детские силы, дорожа детскими запросами, и только таким образом можно то лучшее, что выработано людьми, сделать для них интересным.

Центром, основой нашей работы является детский труд, существенно отличающийся от труда взрослого тем, что он должен быть общеобразовательным. Дети будут работать в слесарной, столярной, ткацкой, гончарной комнатах. Нам нужна будет кухня, где могли бы дети учиться готовить самые обычные кушанья для тех, кто недоедает дома. Необходимо устроить комнаты для скульптуры, рисования, для работ по естествознанию, куда могли бы уйти наиболее пытливые детские умы, и помещение для таких детских работ, для которых потребовался бы самый разнообразный материал, где широко и свободно проявлялось бы детское творчество.

Такие комнаты-мастерские должны иметь огромное общеобразовательное значение, тем более что в связи с ними будут экскурсии, посещение музеев.

Все, с чем дети познакомятся при помощи рук, глаз, слуха, переработается еще раз при помощи книжки. Поэтому библиотека должна занять в нашей работе большое место. Мы отводим ей и отдельным читальням несколько комнат. Пусть дети приходят к книге! Они должны иметь комнату, где будут тихо читать свое. Но будут комнаты, где все захватывающее будет прочитываться вслух, где будут задаваться вопросы, где польются рассказы и чтения взрослых и детей.

Но мало дать детям работу, мало знакомить их с прошлым трудом людей, связывая в их представлении прошлое и настоящее. Важно привести детей в более близкое соприкосновение с тем, что дает современная жизнь. Отсюда возникает необходимость широкого устройства экскурсий в музеи и картинные галереи Москвы (знакомство с наукой и искусством), на фабрики и заводы (знакомство с трудом) и за город.

Мысль о деревне, о природе приводит к сознанию необходимости дополнить городскую работу общества. Мы должны иметь в виду существование постоянной детской сельскохозяйственной колонии недалеко от города, которая ввела бы детей, главным образом подростков, в интересы важной человеческой деятельности, поддерживающей фактически жизнь и входящей в близкое соприкосновение с природой.

Большое оживление в детскую жизнь нашего дома внесет общий зал, где можно будет порезвиться и поиграть, где будут ставиться детьми спектакли, где будут происходить общие чтения с туманными картинами, спевки и концерты нашего хора. Летом же все оживление перенесется на площадку для игр тут же при доме.

Так рисуется нам деятельность нашего общества. Его основные идеи являются, в сущности, расширением идеи музея как собрания результатов человеческой работы в области науки, искусства и физического труда, но музея, стоящего рядом с жизнью, постоянно движущегося, где основой всего будут не неподвижные предметы, а живые люди, с одной стороны, стремящиеся передать детям все лучшее, что они умеют или знают, а с другой стороны – посетители музея, дети, ставшие участниками его работы и общими силами создающие свой трудовой музей, сообразно с силами и способностями каждого. Наше общество надеется бороться с улицей при помощи самих же детей. Если дети приучатся к созидающей деятельности, если работа будет захватывать их интересы, их творческие инстинкты, то они сами создадут для себя прочный оплот против того, что тянет их назад, что ожесточает, притупляет, отдает во власть диких инстинктов, создавая из них грозную опасность для культуры.





Дата добавления: 2015-02-12; просмотров: 293 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.