Принцип добросовестного выполнения международ­ных обязательств
Лекции.Орг

Поиск:


Принцип добросовестного выполнения международ­ных обязательств




В основе этого принципа лежит известная с древних времен норма рас1а]ипг зегуапёа (означает договоры должны соблюдаться). Статья 2 Устава ООН говорит об обязанно­сти членов ООН соблюдать принятые на себя обязательст­ва. Этот принцип получил закрепление в Венской конвен­ции о праве международных договоров 1969 г., Декларации 1970 г., Хельсинкском Заключительном акте СБСЕ 1975 г. и в других документах.

14.Понятие субъектов международного публичною права.

Субъекты международного права — это носители меж­дународных прав и обязанностей, возникающих из меж­дународных договоров и международных обычаев. Это их свойство называется правосубъектностью.

Любой субъект международного права обладает право­способностью, дееспособностью и деликтоспособностью.

Правоспособность субъекта международного права озна­чает его способность иметь юридические права и обязанности.

Дееспособность субъекта международного права пред­ставляет собой приобретение и осуществление субъектом самостоятельно, своими действиями прав и обязанностей. Субъекты международного права несут самостоятельную ответственность за свои действия, т.е. обладают деликто­способностью.

Можно выделить следующие признаки субъектов между­народного права:

1) способность к самостоятельным действиям, к неза­
висимому осуществлению международных прав и обязан­
ностей;

2) факт участия или возможность участия в междуна­
родно-правовых отношениях;

3) статус участия, т.е. определенный характер участия
в международно-правовых отношениях.

Субъект современного международного права это реаль­ный или потенциальный субъект международно-правовых отношений, обладающий международными правами и обяз­анностями, определенными нормами международного права и способный нести международно-правовую ответственность.

Виды субъектов международного права:

1) государство, обладающее суверенитетом;

2) нации и народы, борющиеся за независимость;

3) международные универсальные организации;

4) государственноподобные организации.

 

15.Государство как субъект международною публичного права

Государства — первоначальные и основные субъекты меж­дународного права, обусловившие его возникновение и раз­витие. Государство в отличие от других субъектов междуна­родного права обладает универсальной правосубъектностью, не зависящей от воли других субъектов. Даже непризнанное государство имеет право защищать свою территориальную целостность и независимость, управлять населением на своей территории.

Первая попытка кодификации международно-право­вых признаков государства была предпринята в межаме­риканской Конвенции о правах и обязанностях государства 1933г.

Признаками государства являются:

• суверенитет;

• территория;

• население;

• власть.

Определяющая роль государств объясняется наличием у них суверенитета — способности самостоятельно осуществ­лять внешнюю политику на международной арене и власть над населением своей территории. Отсюда вытекает рав­ная правосубъектность всех государств.

Государство является субъектом международного права с момента возникновения. Его правосубъектность не ограни­чена временем и наибольшая по объему. Государства могут заключать договоры по любому вопросу и по своему усмот­рению. Они вырабатывают нормы международного права, содействуя их прогрессивному развитию, обеспечивают их выполнение и прекращают действие этих норм.

Государства создают новые субъекты международного права (международные организации). Они определяют со­держание объекта международно-правового регулирования, способствуя его расширению путем включения вопросов, ранее относящихся к их внутренней компетенции (напри­мер, права человека).

16.Правосубъектность народов и наций.

Нация, или народ (общий термин, относящийся к много­национальному населению), - сравнительно новый субъект международного права, получивший признание в результате закрепления в Уставе ООН принципа самоопределения на­родов. Право народа на самоопределение означает согласно Декларации 1970 г. право свободно, без всякого вмешатель­ства извне определять свой политический статус и осущест­влять экономическое, социальное и культурное развитие.

Под политическим статусом понимается либо создание государства, если нация его не имела, либо присоединение или объединение с другим государством. При наличии госу­дарства в рамках федерации или конфедерации нация может выйти из их состава.

Не все нации и народы могут быть признаны субъектами международного права, а лишь те из них, которые реально борются за свою независимость и создали органы власти, управления, которые способны представить интересы всей нации, народа в международных отношениях.

Таким образом, правосубъектность нации тесно связана с достижением самоопределения государства. Она прояв­ляется в заключении договоров с другими государствами о помощи, участии в деятельности международных органи­заций в качестве наблюдателя.

 

17.Правосубъектность международных организаций.

Международные межправительственные организации относятся к производным субъектам международного права. Производными субъектами они называются потому, что создаются государствами путем заключения договора — уч­редительного акта, являющегося уставом организации. Объем правосубъектности, как и ее предоставление, зави­сит от воли государств-учредителей и закрепляется в уста­ве международной организации. Поэтому объем правосубъ­ектности у международных организаций не одинаков, она определяется учредительными документами международ­ной организации. Наибольшим объемом правосубъектности обладает ООН. Ее членами являются 185 государств. Республика Бе­ларусь является одним из 50 государств - учредителей ООН, подписав ее Устав на Сан-Францисской конферен­ции в 1945 г.

Правомерность любой международной организации определяется соответствием ее уставных принципов прин­ципам Устава ООН. В случае противоречия международ­ных обязательств государства по Уставу ООН приоритет отдается Уставу ООН.

Правосубъектность международной организации суще­ствует вне зависимости от воли государств-членов, даже если в ее учредительных документах прямо не сказано, что международная организация обладает правосубъект­ностью, причем специальной, т.е. ограниченной целями организации и ее уставом.

Как субъект международного права любая международ­ная межправительственная организация имеет право за­ключать договоры, но только по вопросам, предусмотрен­ным Уставом ООН, иметь представительства в государст­вах-членах (например, представительство ООН В Респуб­лике Беларусь).

Таким образом, международная (межгосударственная) организация — это объединение государств, созданное на основе международного договора для выполнения опреде­ленных целей, имеющее соответствующую систему орга­нов, обладающее правами и обязанностями, отличными от прав и обязанностей государств-членов, и учрежденное в соответствии с международным правом.

 

18.Правосубъектность государственно-подобных образований.

Государственноподобные образования наделяются опре­деленным объемом прав и обязанностей, выступают в ка­честве участников международного общения, обладают суве­ренитетом.

В качестве примеров государственноподобных образо­ваний можно назвать вольные города (Иерусалим, Данциг, Западный Берлин), статус которых определялся международ­ным соглашением или резолюцией Генератьной Ассамб­леи ООН (для Иерусалима). Такие города обладали правом заключать международные договоры, подчинялись только международному праву. Для этих субъектов были харак­терны демилитаризация и нейтрализация.

Государственноподобным образованием является Вати­кан, созданный на основе Латеранского договора в 1929 г. Он участвует в работе ряда международных организаций и конференций, возглавляется главой католической церк­ви — Папой.

 

19.Международная правосубъектность индивидов

Проблема признания индивида субъектом международного права является дискуссионной, во многом спорной. Одни авторы отрицают правосубъектность индивида, другие признают за ним отдельные качества субъекта международного права.

Так, А. Фердросс (Австрия) полагает, что «отдельные лица в принципе не являются субъектами международного права, так как международное право защищает интересы индивидов, однако наделяет правами и обязанностями не непосредственно отдельных лиц, а лишь государства, гражданами которого они являются»2. Другие специалисты считают, что индивид может быть лишь субъ­ектом международных правоотношений. «Индивиды, находясь под властью государства, не выступают на международной арене от своего имени как субъекты международного права,— пишет В. М. Шуршалов.— Все международные договоры и соглашения о защите личности, основных прав и свобод человека заключены государствами, а потому конкретные права и обязанности из этих соглашений вытекают для государств, а не для отдельных индиви­дов. Индивиды находятся под защитой своего государства, и те нормы международного права, которые направлены на охрану ос­новных прав и свобод человека, главным образом реализуются че­рез посредство государств»1. По его мнению, согласно действую­щим нормам международного права индивид иногда выступает как субъект конкретных правовых отношений, хотя он и не явля­ется субъектом международного права2.

Еще в начале XX в. примерно такую же позицию занимал Ф. Ф. Мартене. Отдельные частные лица, писал он, не суть субъ­екты международного права, но имеют в области международных отношений определенные права, которые вытекают из: 1) челове­ческой личности, взятой самой по себе; 2) положения этих лиц как подданных государства3.

Авторы семитомного «Курса международного права» относят индивида ко второй категории субъектов международного права. По их мнению, индивиды, «обладая определенным довольно огра­ниченным кругом прав и обязанностей по международному праву, сами непосредственно не участвуют в процессе создания норм ме­ждународного права»4.

Противоречивую позицию в данном вопросе занимает англий­ский юрист-международник Я. Броунли. С одной стороны, он справедливо полагает, что существует общая норма, согласно ко­торой физическое лицо не может быть субъектом международного права, и в определенных контекстах индивид выступает как субъ­ект права в международном плане. Однако, по мнению Я. Броун­ли, «было бы бесполезно относить индивида к субъектам между­народного права, поскольку это предполагало бы наличие у него прав, которых в действительности не существует, и не избавляло бы от необходимости проводить различие между физическим ли­цом и иными видами субъектов международного права»5.

Более взвешенную позицию занимает Э. Аречага (Уругвай), по мнению которого, «в самой структуре международного правопо рядка нет ничего, что могло бы помешать государствам предоста­вить индивидам определенные права, вытекающие непосредствен­но из какого-либо международного договора, или предусмотреть для них какие-то международные средства защиты»1.

Л. Оппенгейм еще в 1947 г. отмечал, что «хотя нормальными субъектами международного права являются государства, они мо­гут рассматривать физических и иных лиц как непосредственно наделенных международными правами и обязанностями и в этих пределах делать их субъектами международного права». Далее он уточняет свое мнение следующим образом: «Лица, занимавшиеся пиратством, подлежали действию норм, установленных в первую очередь не внутригосударственным правом различных государств, а международным правом»2.

Японский профессор Ш. Ода считает, что «после первой миро­вой войны была сформулирована новая концепция, согласно кото­рой индивиды могут быть субъектами ответственности за наруше­ния против международного мира и правопорядка и они могут быть преследуемы и наказываемы по международной процедуре»3.

Профессор Оксфордского университета Антонио Кассис пола­гает, что в соответствии с современным международным правом индивидам присущ международно-правовой статус. Индивиды об­ладают ограниченной правосубъектностью (в этом смысле они мо­гут быть поставлены в один ряд с другими, помимо государств, субъектами международного права: повстанцами, международными организациями и национально-освободительными движениями)4.

Из российских юристов-международников наиболее последо­вательным противником признания правосубъектности индивида является С. В. Черниченко. Индивид «не обладает и не может об­ладать ни одним элементом международной правосубъектности», считает он5. По мнению С. В. Черниченко, индивида «нельзя "ввести в ранг" субъектов международного права путем заключе­ния соглашений, допускающих прямые обращения индивидов в международные органы»6 Как было отмечено выше (§ 1 настоящей главы), субъекты ме­ждународного права должны: во-первых, быть реальными (актив­ными, действующими) участниками международных отношений; во-вторых, обладать международными правами и обязанностями; в-третьих, участвовать в создании норм международного права; в-четвертых, иметь полномочия по обеспечению выполнения норм международного права.

В настоящее время права и обязанности индивидов или госу­дарств по отношению к индивидам закреплены во многих между­народных договорах. Важнейшими из них являются Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действую­щих армиях 1949 г.; Женевская конвенция об обращении с воен­нопленными 1949 г.; Женевская конвенция о защите мирного на­селения во время войны 1949 г.; Устав Международного военного трибунала 1945 г.; Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказа­нии за него 1948 г.; Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабст­вом 1956 г.; Конвенция о политических правах женщин 1952 г.; Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г.; Междуна­родный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.; Международный пакт о гражданских и политических пра­вах 1966 г.; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчело­вечных или унижающих достоинство видов обращения и наказа­ния 1984 г.; многочисленные конвенции, одобренные МОТ1. На­пример, ст. 6 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. гласит: «Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на при­знание его правосубъектности».

Из региональных договоров отметим Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и 11 протоколов к ней; Конвенцию СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. Аналогичные конвенции имеются и в других регионах мира.

Эти договоры закрепляют права и обязанности индивидов как участников международных правоотношений, предоставляют индивиду права на обращение в международные судебные учреж­дения с жалобой на действия субъектов международного права, определяют правовой статус отдельных категорий индивидов (бе­женцев, женщин, детей, мигрантов, национальных меньшинств и т. д.).

Международные права индивидов, вытекающие из общепри­знанных принципов и норм международного права, закреплены примерно в 20 многосторонних и в ряде двусторонних договоров.

Например, согласно ст. 4 Дополнительной конвенции об уп­разднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г., раб, нашедший убежище на судне участвующе­го в данной Конвенции государства, 1р50 ГасШ становится свобод­ным. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. признает право каждого человека на: а) участие в культурной жизни; б) пользование результатами на­учного прогресса и их практическое применение; в) пользование защитой моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественны­ми трудами, автором которых он является.

В соответствии со ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни. Таким образом, в этой статье международное право гарантирует индивиду право на жизнь. Статья 9 Пакта гарантирует индивиду право на свободу и личную неприкосновенность. Каждый, кто был жертвой неза­конного ареста или содержания под стражей, имеет право на ком­пенсацию, обладающую исковой силой. Согласно ст. 16 каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. гласит: «Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности» (ст. 23).

Международный суд ООН в своем решении от 27 июня 2001 г. по делу братьев Лагранд против США отметил, что нарушение ст. 36 Венской конвенции о консульских соглашениях 1963 г. Со­единенными Штатами представляет собой нарушение индивиду­альных прав братьев Лагранд1.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным прин­ципам и нормам международного права(ст. 17 Конституции).

Вопрос о правосубъектности индивидов закреплен в двусто­ронних договорах Российской Федерации. Например, в ст. 11 До­говора о дружественных отношениях и сотрудничестве между Рос­сийской Федерацией и Монголией 1993 г. констатируется, что стороны будут всемерно способствовать расширению контактов между гражданами обоих государств. Примерно такая же норма

закреплена в Договоре о дружественных отношениях и сотрудни­честве между РСФСР и Венгерской Республикой 1991 г.

1. Международная ответственность индивидов.Устав Междуна­родного военного трибунала 1945 г. признает индивида субъектом международно-правовой ответственности. Согласно ст. 6 руково­дители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или в осуществлении общего плана или заговора, направленного на совершение преступлений против мира, воен­ных преступлений и преступлений против человечности, несут от­ветственность за все действия, совершенные любыми лицами с целью осуществления такого плана. Должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав государств или ответст­венных чиновников различных правительственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответ­ственности или смягчению наказания (ст. 7). Тот факт, что подсу­димый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности (ст. 8).

Согласно Конвенции о неприменимости срока давности к во­енным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. в случае совершения какого-либо преступления, а именно военных преступлений и преступлений против человечества, неза­висимо от того, были ли они совершены во время войны илив мирное время, как они определены в Уставе Нюрнбергского ме­ждународного военного трибунала, не применяются сроки давно­сти.

Субъектами ответственности являются представители государ­ственных властей и частные лица, которые выступают в качестве исполнителей этих преступлений либо соучастников таких престу­плений или непосредственно подстрекают других лиц к соверше­нию таких преступлений, или участвуют в заговоре для их совер­шения, независимо от степени их завершенности, равно как и представители государственных властей, допускающие их совер­шение (ст. 2).

Конвенция обязывает государства-участники принять все не­обходимые внутренние меры законодательного или иного характе­ра, направленные на то, чтобы в соответствии с международным правомсоздать все условия для выдачи лиц, указанных в ст. 2 этой Конвенции.

Индивид является субъектом международно-правовой ответст­венности, и по Конвенции о предупреждении преступления гено­цида и наказании за него 1948 г. лица, совершающие геноцид или какие-либо другие деяния (например, соучастие в геноциде, заго­вор с целью совершения геноцида), подлежат наказанию незави­симо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными лицами или частными лицами Лица, обвиняемые в совершении геноцида и других подобных деяний, должны быть судимы компетентным судом того государ­ства, на территории которого было совершенно это деяние, или международным уголовным судом. Такой суд может быть создан государствами — участниками Конвенции или ООН.

2. Предоставление индивиду права на обращение в международ­
ные судебные учреждения.
Согласно ст. 25 Европейской конвенции
о защите прав человека и основных свобод 1950 г. любое лицо или
группа лиц вправе направить петицию в Европейскую комиссию
по правам человека. В такой петиции должны быть убедительные
доказательства того, что эти лица являются жертвами нарушений
соответствующим государством — участником Конвенции их
прав. Заявления сдаются на хранение Генеральному секретарю
Совета Европы1. Комиссия может принимать дело к рассмотре­
нию только после того, как в соответствии с общепризнанными
нормами международного права были исчерпаны все внутренние
средства защиты и лишь в течение шести месяцев с даты принятия
окончательного внутреннего решения.

Согласно ст. 190 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. физическое лицо вправе предъявить иск государству — участнику Конвенции и требовать разбирательства дела в Трибунале по мор­скому праву.

Право индивида на обращение в международные судебные ор­ганы признается в конституциях многих государств. В частности, п. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации гласит: каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в международные органыпо защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосу­дарственные средства правовой защиты (ст. 46).

3. Определение правового статуса отдельных категорий индиви­
дов.
Согласно Конвенции о статусе беженцев 1951 г. личный ста­
тус беженца определяется законами страны его домицилия или,
если у него такового нет, законами страны его проживания. Кон­
венция закрепляет право беженцев на работу по найму, выбор
профессии, свободу передвижения и т. д.

Международная конвенция о защите прав всех трудящих­ся-мигрантов и членов их семей 1990 г. гласит: каждый трудящий­ся-мигрант и любой член семьи повсюду имеют право на призна­ние его правосубъектности. Речь, разумеется, идет прежде всего о признании международной правосубъектности, так как согласно ст. 35 Конвенции государства не должны препятствовать междуна­родной миграции трудящихся и членов их семей.

Международное право определяет также правовой статус за­мужней женщины, ребенка и других категорий индивидов.

Приведенные выше примеры дают основание предположить, что государства по ряду проблем (пусть даже немногим) наделяют индивидов качествами международной правосубъектности. Объем такой правосубъектности, бесспорно, будет возрастать и расши­ряться, ибо каждая историческая эпоха порождает своих субъект международного права.

Долгое время единственными полноправными субъектами м ждународного права были только государства. В XX в. вознию новые субъекты — межправительственные организации, а также нации и народы, борющиеся за свою независимость. В XXI в. бу­дет расширен объем правосубъектности индивидов, признана пра­восубъектность других коллективных образований (например, ме­ждународных неправительственных образований, транснацио­нальных корпораций, церковных объединений).

Противники признания индивида субъектом международного права в качестве основного аргумента в подтверждение своей по­зиции ссылаются на то, что индивиды не могут заключать между­народные публично-правовые договоры и тем самым не могут участвовать в создании норм международного права. Действитель­но, это факт. Но в любой области права ее субъекты обладают не­адекватными правами и обязанностями. Например, в международ­ном праве договорная правоспособность в полном объеме прису­ща лишь суверенным государствам. Другие субъекты — межправительственные организации, государственно-подобные образования, да и нации и народы, борющиеся за независи­мость, — обладают договорной правоспособностью в ограничен­ном объеме.

Как отмечал князь Е. Н. Трубецкой, субъектом права называ­ется всякий, кто способен иметь права, независимо от того, поль­зуется ли он ими в действительности или нет1.

Индивиды обладают международными правами и обязанностя­ми, а также способностью обеспечивать (например, через междуна­родные судебные органы) выполнение субъектами международно­го права международно-правовых норм. Этого вполне достаточно для признания у индивида качеств субъекта международного права

20.Понятие признания И его правовые последствия.

Международно-правовое признание это односторонний добровольный акт государства, в котором оно констати­рует, что признает появление нового субъекта и намерено поддерживать с ним официальные отношения.

Истории международных отношений известны случаи неза­медлительного признания новых государств и правительств, а так­же упорных отказов в нем. Например, США были признаны в XVIII в. Францией в тот период, когда они еще не освободились окончательно от зависимости от Англии. Республика Панама была признана США в 1903 г. буквально через две недели после ее об­разования. Советское правительство было признано США только в 1933 г., т. е. спустя 16 лет после образования.

Признание обычно выражается в том, что государство или группа государств обращаются к правительству возникшего госу­дарства и заявляют об объеме и характере своих отношений с вновь возникшим государством. Такое заявление, как правило, сопровождается выражением желания установить с признаваемым государством дипломатические отношения и обменяться предста­вительствами. Например, в телеграмме Председателя Совета Ми­нистров СССР премьер-министру Кении от 11 декабря 1963 г. от­мечалось, что Советское правительство «торжественно заявляет о своем признании Кении как независимого и суверенного госу­дарства и выражает готовность установить с ней дипломатические отношения и обменяться дипломатическими представительствами на уровне посольств».

В принципе, заявление об установлении дипломатических от­ношений является классической формой признания государства, даже если в предложении об установлении таких отношений не содержится заявление об официальном признании.

Признание не создает нового субъекта международного права. Оно может быть полным, окончательным и официальным. Такой вид признания называется признанием ее ^ге. Неокончательное признание именуется йе Гас1о.

Признание бе Гас1о (фактическое) имеет место в тех случаях, когда у признающего государства нет уверенности в прочности признаваемого субъекта международного права, а также когда он (субъект) считает себя временным образованием. Этот вид при­знания может быть реализован, например, путем участия призна­ваемых субъектов в международных конференциях, многосторон­них договорах, международных организациях. Например, в ООН есть государства, которые не признают друг друга, но это не меша­ет им нормально участвовать в ее работе. Признание с!е Гас1о, как правило, не влечет за собой установление дипломатических отно­шений. Между государствами устанавливаются торговые, финан­совые и иные отношения, но не происходит обмена дипломатиче­скими представительствами.

Поскольку признание бе ГасШ является временным, оно может быть взято обратно в случае, если отсутствующие условия, требуе­мые для признания, не будут реализованы. Взятие признания об­ратно имеет место при признании йе .('иге правительства-соперни­ка, которому удалось завоевать прочное положение, или при при­знании суверенитета государства, аннексировавшего другое государство. Например, Великобритания взяла обратно в 1938 г. признание Эфиопии (Абиссинии) в качестве независимого госу­дарства в связи с тем, что признала <1е ]иге аннексию этой страны Италией.

Признание йе доге (официальное) выражается в официальных актах, например в резолюциях межправительственных организа­ций, итоговых документах международных конференций, в заяв­лениях правительства, в совместных коммюнике государств и т. д. Такой вид признания реализуется, как правило, путем установле­ния дипломатических отношений, заключения договоров по поли­тическим, экономическим, культурным и иным вопросам.

В практике признающих государств было немало случаев, к гда в заявлении о признании прямо указывалась форма призн ния. Например, в ноте Великобритании от 2 февраля 1924 г. отме­чалось, что правительство Великобритании йе щге признает пра­вительство СССР в пределах территории бывшей Российской империи, которая подчиняется его власти. Причем в этой ноте подчеркивалось, что «признание Советского Правительства Рос­сии автоматически вводит в силу все договоры, заключенные меж­ду обеими странами до российской революции, за исключением тех, срок которых формально истек».

Признание ай Нос — это временное или разовое признание, признание для данного случая, данной цели.

Признание государств. По справедливому мнению Д. И. Фельд­мана, признание государства — это одновременно своего рода оферта на установление правоотношений с признаваемым госу­дарством. Тем не менее в принципе признание — это политиче­ский акт двух государств — признающего и признаваемого1. В науке международного права для объяснения роли и значения признания государств сформулированы следующие две теории.

 

21.Виды признания

Различают признание государств и признание прави­тельств.

Для признания государств существуют две теории: конс­титутивная и декларативная. Первая исходит из того, что только признание делает государство субъектом междуна­родного права. Согласно второй, наиболее признанной, признание лишь констатирует появление нового государ­ства и облегчает контакты с ним.

Обязанности признания государства не существует, однако длительное непризнание может серьезно осложнить отношения между государствами. Признание может быть явно выраженным (заявление правительства о признании государства), но иногда его можно усмотреть в определен­ных действиях - например, в предложении установить дипломатические отношения.

Существуют две формы признания государств: де-юре и де-факто.

Признание де-юре является полным, окончательным, влечет установление дипломатических отношений.

Признание де-факто не влечет установления диплома­тических отношений, является выражением неуверенно­сти в том, что данный субъект будет существовать дли­тельное время.

Признание правительств представляет собой доброволь­ный акт правительства уже признанного государства, сви­детельствующий о том, что оно, во-первых, считает пра­вительство другого государства способным представлять данное государство и, во-вторых, намерено поддерживать с ним официальные отношения. Признание правительства может быть как полным и окон­чательным, так и временным, ограниченным определен­ными условиями.

Признание нового правительства де-юре выражается в заявлении и таком признании; оно имеет обратную силу.

Признание де-факто не означает полного признания компетенции отдельных властей, может выражаться в под­писании соглашений, имеющих временный или ограни­ченный характер.

 

22.Понятие правопреемства

Правопреемство это переход прав и обязанностей в ре­зультате смены одного государства другим в несении от­ветственности за международные отношения какой-либо территории. Например, объединение Германии, отделение в 1991 г. Латвии, Литвы и Эстонии от СССР, распад СССР и др. Во всех этих случаях возникает вопрос о влиянии изменений на международные обязательства, о судьбе собст­венности или, иначе говоря, о правопреемстве.

Под эгидой ООН приняты две конвенции о правопреем­стве: Венская конвенция о правопреемстве государств в отно­шении договоров 1978 г. и Венская конвенция о правопреем­стве государств в отношении государственной собствен­ности, государственных архивов и государственных долгов 1983 г. (далее - Конвенция 1983 г.). Обе эти конвенции не стали действующими, однако фактически применяются, даже не набрав необходимого количества ратификаций.

Правопреемство не касается договоров, установивших границы и их режим, а также обязательств относительно пользования любой территорией, установленных в пользу иностранного государства.

 

23.Правопреемство в отношении международных договоров.

Правопреемство не касается договоров, установивших границы и их режим, а также обязательств относительно пользования любой территорией, установленных в пользу иностранного государства.

При переходе части территории от одного государства к другому действует принцип подвижности договорных границ, в соответствии с которым границы действия договора сокра­щаются или расширяются вместе с границами государства. Исключением являются те договоры, которые непосред­ственно связаны с отошедшей территорией. Это относится и к членству в ООН. Что же касается государства, образовав­шегося на отделившейся территории, то при решении воп­роса об обязательствах нового государства по договорам государства-предшественника большую роль играют поли­тические факторы, однако традиционно новое государство не несет обязательств по договорам государства-предшест­венника.

 

 

24.Правопреемство в отношении государственной собственности.

 

Основные нормы по вопросу правопреемства в отноше­нии государственной собственности содержатся в Конвен­ции 1983 г. Эти нормы касаются только государственной собственности государства-предшественника. Режим право­преемства не распространяется на права и обязательства физических и юридических лиц.

Что касается компенсации за собственность, перехо­дящую к государству-преемнику, то переход права собст­венности должен происходить без компенсации, если иное не согласовано заинтересованными государствами или не предусмотрено решением соответствующего международ­ного органа (ст. 11 Конвенции 1983 г.). Вместе атем в Кон­венции 1983 г. оговорено, что ее положения не наносят ущерба какому-либо вопросу о справедливой компенса­ции между государством-предшественником и государст­вом-преемником, который может возникнуть в результате правопреемства при разделении государства или отделении от него части территории.

Нормами правопреемства устанавливается неодинако­вый режим для перехода движимой и недвижимой собст­венности. При объединении государств к государству-пре­емнику переходит вся государственная собственность го­сударств-предшественников. При разделении государства и образовании на его территории двух или более государств-преемников:

• недвижимая собственность государства-предшествен­
ника переходит к тому государству-преемнику, на терри­
тории которого она находится;

• недвижимая собственность, находящаяся за преде­
лами государства-предшественника, переходит к государ­
ствам-преемникам, как указывается в Конвенции 1983 г.,
«в справедливых долях»;

движимая собственность государства-предшественни­
ка, связанная с его деятельностью в отношении территорий,
являющихся объектом правопреемства, переходит к соот­
ветствующему государству-преемнику; иная движимая собст­
венность переходит к преемникам «в равных долях». В случае передачи части территории одного государст­ва другому переход государственной собственности регу­лируется соглашением между этими государствами.

Положения о правопреемстве в отношении государст­венной собственности не применимы в том, что касается ядерного оружия, также являющегося такого рода собст­венностью.

 

25.Правопреемство в отношении государственных архивов.

Что касается государственных архивов, то Конвенцией 1983 г. предусматривается обязанность государства-пред­шественника принимать меры по предотвращению ущерба или уничтожения архивов, которые переходят к государству-преемнику. Правопреемство не касается архивов, которые находятся на территории государства-предшественника, но принадлежат третьему государству согласно внутреннему праву государства-предшественника (ст. 24 Конвенции 1983 г.). При объединении государств и образовании одного госу­дарства-преемника к нему переходят государственные ар­хивы государств-предшественников. При разделении госу­дарства, когда на его месте возникает несколько государств-преемников, часть архивов государства-предшественника, которая должна находиться на территории государства-преемника в целях нормального управления этой террито­рией, переходит к этому государству. К нему также пере­ходит другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к его территории.

При отделении от государства части его территории, на которой образуется новое государство, часть архивов госу­дарства-предшественника, которая для целей нормального управления отделившейся территорией должна находиться на этой территории, переходит к государству-преемнику. Аналогичные правила применяются и тогда, когда отделив­шаяся часть государства объединяется с другим государст­вом. По договоренности между государством-предшествен­ником и государством-преемником могут устанавливаться другие правила правопреемства относительно государст­венных архивов, однако при этом не должно нарушаться право народов этих государств на развитие и информацию об их истории и культурном наследии.

 

26.Правопреемство в отношении государственных долгов.

Конвенция 1983 г. регулирует также вопросы право­преемства государств в отношении государственных долгов. Правопреемство, за исключением особых случаев, не на носит ущерба правам тех, кто предоставил кредит. Когда государства объединяются и образуют одно государство-преемник, к нему переходят государственные долги госу­дарств-предшественников.

При разделении государства на несколько частей и если государства-преемники не договорились об ином, государст­венный долг переходит к ним в справедливой доле с уче­том имущества, прав и интересов, которые переходят к ним в связи с государственным долгом. Аналогичное правило при отсутствии соглашения применяется, когда происхо­дит отделение части территории государства и образова­ние на ней государства-преемника или когда отделившая­ся часть территории объединяется с другим государством, а также когда часть территории передается одним государст­вом другому.

27.Правопреемство в отношении гражданства физических лиц

Правопреемство государств в отношении гражданства физиче­ских лиц.Как справедливо отмечает новозеландский юрист О'Коннел, «последствия изменения суверенитета для гражданства жителей (территории, затрагиваемой правопреемством) представ­ляют собой одну из наиболее сложных проблем в области право­вых норм о правопреемстве государства»1.

Проблема гражданства в случае правопреемства государств требует разработки и принятия универсальной конвенции. Хотя гражданство в основном регулируется внутренним правом госу­дарства, оно имеет прямое отношение к международному право­порядку. Не случайно Совет Европы 14 мая 1997 г. принял Евро­пейскую конвенцию о гражданстве, содержащую, в частности, по­ложения, касающиеся утраты и приобретения гражданства в случаях правопреемства государств. Другой орган Совета Евро­пы — Европейская комиссия за демократию через право (Венеци­анская комиссия) — принял в сентябре 1996 г. Декларацию о последствиях правопреемства государств для гражданства физиче­ских лиц.

Всеобщая декларация прав человека 1948 г. была первым меж­дународным документом, в котором закреплено «право каждого человека на гражданство». Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и Конвенция о правах ребенка 1989 г. признают право каждого ребенка на приобретение граж­данства.

Комиссия международного права ООН разработала «Проект статей о гражданстве физических лиц в связи с правопреемством государств». Основные положения этого документа сводятся к следующему.

Любое лицо, которое на дату правопреемства государств имело гражданство государства-предшественника, независимо от спосо­ба приобретения этого гражданства имеет право на гражданство по крайней мере одного из затрагиваемых государств. Причем не имеет значения, приобрели ли они гражданство государства-пред­шественника по рождению, в силу принципа Д13 $оИ (права поч­вы) или .щз 8ап§шгш (право крови), либо путем натурализации, либо даже в результате предыдущего правопреемства государств.

Затрагиваемые государства принимают все надлежащие меры для недопущения того, чтобы лица, которые на дату правопреем­ства государств имели гражданство государства-предшественника, стали лицами без гражданства в результате такого правопреемства. Во всякий международный договор, предусматривающий передачу территории, должны включаться постановления, которые гаранти­ровали бы, что никакое лицо не станет апатридом в результате та­кой передачи.

Каждое государство обязано без неоправданной задержки при­нять законодательство, касающееся гражданства и других связан­ных с ним вопросов, возникающих в связи с правопреемством го­сударств. Именно так обстояло дело в случае возникновения ряда новых независимых государств. Например, одновременно с разде­лением ЧССР Чешская Республика 29 декабря 1992 г. приняла За­кон о приобретении и потере гражданства, а Хорватия с провоз­глашением своей независимости 28 июня 1991 г. приняла Закон о гражданстве.

Предоставление гражданства в связи с правопреемством госу­дарств происходит на дату правопреемства государств. То же самое касается приобретения гражданства вследствие осуществления оп­тации, если в период между датой правопреемства государств и да­той осуществления такой оптации затрагиваемые лица оказались бы лицами без гражданства. Государство-преемник не обязано предоставлять свое гражданство затрагиваемым лицам, если они имеют свое обычное место жительства в другом государстве и так­же имеют гражданство этого или любого иного государства. Госу дарство-преемник не предоставляет свое гражданство затрагивае­мым лицам, имеющим свое обычное место жительства в другом государстве, против воли затрагиваемых лиц, если только они в противном случае не станут лицами без гражданства.

Когда приобретение или утрата гражданства в связи с право­преемством государств влияют на единство семьи, затрагиваемые государства принимают все надлежащие меры к тому, чтобы эта семья оставалась единой или воссоединилась. В договорах, заклю­ченных после Первой мировой войны, общая политика состояла в обеспечении того, чтобы члены какой-либо семьи приобретали то же гражданство, что и глава семьи, независимо от того, приоб­рел ли последний его автоматически или путем оптации. Принцип единства семьи, например, был закреплен в ст. 37, 85, 91, 116 и 113 Мирного договора между союзными и объединившимися державами и Германией 1919 г.; ст. 78—82 Мирного договора меж­ду союзными и объединившимися державами и Австрией 1919 г.; ст. 9 Тартуского мирного договора от 11 декабря 1920 г. относи­тельно уступки Россией Финляндии района Петсамо; ст. 21 и 31—36 Лозаннского договора 1923 г.

Когда часть или части территории государства отделяются от этого государства и образуют одно или несколько государств-пре­емников, в то время как государство-предшественник продолжает существовать, государство-преемник предоставляет свое граждан­ство: а) затрагиваемым лицам, имеющим свое обычное место жи­тельства на его территории; б) имеющим надлежащую правовую связь с административно-территориальным образованием госу­дарства-предшественника, которое стало частью этого государст­ва-преемника.

Принцип обычного места жительства был применен при соз­дании вольного города Данцига (ст. 105 Версальского мирного до­говора 1919 г.) и расчленении Австро-Венгерской империи (ст. 70 Сен-Жерменского мирного договора 1919 г.). Позднее она приме­нялась при отделении Бангладеша от Пакистана в 1971 г., а также когда Украина (ст. 2 Закона о гражданстве Украины 1991 г.) и Бе­ларусь (ст. 2 Закона о гражданстве Республики Беларусь 1991 г.) стали независимыми после распада СССР. Критерий «место рождения» был применен в случае отделения Эритреи от Эфиопии в 1993 г.

 

28.Право международных договоров, его источники и кодификация.

 

Право международных договоров — это отрасль между­народного права, представляющая собой совокупность ме­ждународно-правовых норм, регулирующих отношения субъектов международного права по поводу заключения, исполнения и прекращения международных договоров.

Основными источниками права международных догово­ров являются конвенции, разработанные Комиссией между­народного права ООН:

Венская конвенция о праве международных договоров
1969г.;

Венская конвенция о правопреемстве государств в отно­
шении международных договоров 1978 г.;

Венская конвенция ООН о праве договоров между госу­
дарствами и международными организациями 1986 г.

Термин «международный договор»

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. термин «договор» означает международ­ное соглашение, заключенное между государствами в пись­менной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Закон Республики Беларусь от 23 октября 1991 г. № 1188-ХП «О международных договорах Республики Беларусь» (в ре­дакции Закона от 15 ноября 2004 г. .\гд 331-3 определяет ме­ждународный договор Республики Беларусь как межгосу­дарственный, межправительственный или международный договор межведомственного характера, заключенный в письменной форме Республикой Беларусь с иностранным государством (иностранными государствами) и (или) с ме­ждународной организацией (международными организация­ми), который регулируется международным правом незави симо от того, содержится договор в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также неза­висимо от его конкретного наименования и способа заклю­чения (договор, соглашение, конвенция, решение, пакт, протокол, обмен письмами или нотами и др.).

29.Процедура заключения договоров.

Заключение международного договора состоит из двух стадий:

1) согласование воль относительно текста договора;

2) согласование воль относительно обязательности до­
говора.

Первая стадия заключения двустороннего договора со­стоит из проведения переговоров между сторонами и дости­жения согласия с разработанным текстом, а при заключении многостороннего договора эта стадия состоит из разработки и принятия текста договора международной конференцией или органом международной организации.

Для участия в переговорах представитель должен иметь полномочия. Без необходимости предъявления полномо­чий считаются представляющими свое государство:

а) главы государств, главы правительств и министры
иностранных дел — в целях совершения всех актов, отно­
сящихся к заключению договора;

б) главы дипломатических представительств — в целях
принятия текста договора между аккредитующим государ­
ством и государством, при котором они аккредитованы;

в) представители, уполномоченные государствами пред­
ставлять их на международной конференции или в междуна­
родной организации, или в одном из ее органов, - в целях
принятия текста договора на такой конференции, в такой
организации или в таком органе.

После того как текст договора согласован и принят, становится необходимым каким-то образом зафиксировать, что данный текст является окончательным и не подлежит изменениям со стороны уполномоченных. Процедура, по­средством которой принятый текст договора объявляется окончательным, называется установлением аутентичности текста. Это особая подстадия в заключении международ­ного договора, так как всякое правительство, прежде чем взять на себя обязательства по договору, должно точно знать, каково же окончательное его содержаниеПроцедура установления аутентичности текста опреде­ляется или в самом тексте, или путем соглашения между договаривающимися государствами. В настоящее время при­меняются следующие формы установления аутентичности текста международных договоров: парафирование, включе­ние текста договора в заключительный акт международной конференции, на которой он был принят, включение текс­та договора в резолюцию международной организации и др. Кроме того, если после принятия текста международного договора имеет место его подписание, то заключение дого­вора как бы минует этап установления аутентичности текста.

Парафирование - это установление аутентичности тек­ста договора инициалами уполномоченных договариваю­щихся государств в свидетельство того, что данный согла­сованный текст договора является окончательным. Пара­фирование может относиться только к отдельным статьям и применяется обычно при заключении двусторонних дого­воров. Поскольку оно по существу не является подписанием, так как не выражает согласия государства на обязатель­ность для него международного договора, то специальных полномочий для этой процедуры не требуется. Ее цель -быть доказательством окончательного согласования текста международного договора. После проведения парафирования текст не может быть изменен даже по соглашению между уполномоченными. Парафирование позволяет избежать воз­можных споров и недоразумений относительно окончатель­ных формулировок положений договора. В этом также заклю­чается его важное значение. Но парафирование не заменяет подписания договора.

Вторая стадия заключения международного договора состоит из индивидуальных действий государств, которые в зависимости от условий'конкретного договора могут быть различными.

Согласие государства на обязательность для него дого­вора может быть выражено подписанием договора, обме­ном документами, образующими договор, ратификацией договора, его принятием, утверждением, присоединени­ем к нему или любым другим способом, о котором усло­вились стороны.

Подписание договора в зависимости от условий догово­ра может являться завершением процесса его заключения (если договор вступает в силу с момента подписания) или же одним из этапов заключения (если договор требует рати фикации или утверждения). Ратификация — это акт утверж­дения договора одним из высших органов государства, который выражает согласие на обязательность договора. Обязательной ратификации подлежат договоры, которые ее предусматривают или относительно которых иным об­разом установлено соответствующее намерение сторон. Утверждению, принятию подлежат те договоры, по кото­рым стороны предусмотрели эту процедуру и которые не подлежат ратификации. Присоединение — это акт согласия на обязательность договора, уже заключенного другими государствами. Возможность присоединения должна быть предусмотрена в самом договоре или согласована с его участниками.

30.Форма и структура договора.

Форма договора (устная или письменная) выбирается сторонами, однако доминирующей является письменная форма.

Международный договор может называться по-разному: конвенция, соглашение, пакт, обмен нотами.

Договор состоит из трех частей:

преамбула (содержит указание на мотивы и цели дого­вора);

основная часть (определяет предмет договора, права и обя­занности сторон);

заключительная часть (устанавливает порядок вступле­ния в силу договора и срок его действия).

Язык договора определяется сторонами. Обычно это языки обеих договаривающихся сторон и еще один — нейт­ральный. Договоры могут заключаться и на официальных языках ООН. Устанавливается так называемое правило альтер­ната: при любом перечислении договаривающихся госу­дарств, их представителей, столиц на первом месте всегда должно быть то государство (представитель и т. д.), кому принадлежит этот экземпляр договора, включающий текс­ты на обоих языках.

 

31.Срок действия договора.

В международном праве действует принцип «договоры должны соблюдаться», в соответствии с которым участник договора должен не только соблюдать данный договор, но и не заключать новых, противоречащих .уже заключенному Несоблюдение этого принципа может привести к между­народно-правовой ответственности.

Стороны не могут ссылаться на свое внутреннее право в обоснование невыполнения договора.

Что касается действия договора во времени и простран­стве, то по срокам договоры делят на срочные, бессроч­ные, неопределенно-срочные, а по сфере действия в про­странстве — на универсальные (могут распространяться на государства всего мира) и региональные (предполагается участие государств одного региона).





Дата добавления: 2015-09-20; просмотров: 824 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.031 с.