Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Психологические типы личности и их проявление в конфликтном взаимодействии в социальной работе




Социальному работнику необходимо знать существующие методы прогнозирования и профилактики, уметь эффективно использовать накопленный опыт для решения практических задач.

Важным принципом управления конфликтом является принцип компетентности. Социальный работник, вмешиваясь в естественное развитие конфликтной ситуации должен быть компетентным человеком: обладать общими знаниями о характере возникновения, развития и завершения конфликтов. Специалист с богатым опытом работы в такой области, как социальная работа, обладает не только теоретическими знаниями, но и имеет богатый жизненный опыт. Управлять можно только тем, что хорошо знаешь!В противном случае специалист может навредить клиенту, обострив ситуацию.

Регулирование конфликтов требует соблюдения еще одного принципа сотрудничества и компромисса. Здесь надо дать людям защитить свои интересы, но делать это путем сотрудничества, компромисса, избегания конфронтации.

Деятельность по управлению конфликтами наиболее эффективна, если осуществляется на ранних этапах возникновения социальных противоречий. Чем раньше обнаружена проблемная ситуация, тем меньше усилия необходимо приложить для того, чтобы разрешить ее конструктивно. Здесь мы говорим о прогнозировании конфликта – обоснованном предположении возникновения и особенностях развития конфликтной ситуации. Существует зависимость успешности разрешения проблемной ситуации от точности прогноза ее развития.

Технологии социального прогнозирования – незаменимый инструментарий социального предвидения, исследования и разрешения социальных проблем. Любое социальное явление изменчиво и обладает способностью стихийного саморазвития. Практическая ценность технологии социального прогнозирования состоит, не в последнюю очередь, в том, что составленные прогнозы могут служить примером «отрицательного варианта развития». Разработка прогноза – специальное научное исследование конкретных перспектив развития какого-либо явления. Цель прогноза – не просто предвидеть те или иные явления будущего, а способствовать более эффективному воздействию на них в нужном направлении. Процесс социального прогноза - выбор объекта прогнозирования; выбор направления; подготовка и обработка информации по прогнозной проблеме и способе прогноза; собственно прогнозное исследование; обработка результатов, анализ полученной информации применительно к проблеме исследования; определение достоверности прогноза.

Информационный аспект в технологии социального прогнозирования занимает особое место: это совокупность знаний, сведений, данных и сообщений, которые формируются и воспроизводятся в обществе, используются индивидуально для регулирования социального взаимодействия, общественных отношений между человеком и обществом.

Важным способом управления конфликтами является их профилактика. Профилактика конфликтов заключается в такой организации жизнедеятельности субъектов социального взаимодействия, которая исключает или сводит к минимуму вероятность возникновения конфликтов между ними.[2]

Одним из обстоятельств, способствующих тому, что организационные про­блемы переходят в трудности межличностного общения и взаимодействия, становятся причинами разногласий между людьми, яв­ляется склонность людей приписывать определенный личностный характер официальным, служебным отношениям, зависящим на самом деле не от личных особенностей работника, а от занимае­мой им позиции в организационной системе взаимодействия и пред­писываемых этой позицией соответствующих действий. Например, дисциплинарные требования, принятые в организации, могут рас­сматриваться подчиненными как проявление личной требователь­ности руководителя, тогда как на самом деле они продиктованы це­лями, законами, нормативами и т.д. Человек же в своем взаимодействии с организацией не оперирует этими понятиями, а во многом отожде­ствляет организационное взаимодействие с межличностным. Его от­ношение к организации в значительной степени определяется отно­шением к руководителям и другим членам коллектива.

Объективные противоречивые ситуации, возникающие в совме­стной деятельности людей, создают потенциальную возможность возникновения конфликтов, которая переходит в реальность толь­ко в сочетании с субъективными факторами. Какие бы объективные условия ни существовали, вступают в конфликт в конечном счете люди, поэтому от их восприятия ситуации зависит, какое развитие эта ситуация получит. Человеческий фактор конфликтности, ее субъективные аспекты связаны как с особенностями кол­лектива, так и с индивидуальными, личностными качествами лю­дей, культурой их общения.

Психологический климат, сложившийся в трудовом коллекти­ве, оказывает влияние на фоновый уровень конфликтности в нем, на то, как люди переживают напряженные, стрессовые ситуации. Специалисты отмечают, что перерастание в конфликты сложных, напряженных ситуаций в совместной деятельности чаще наблюда­ется в коллективах с невысоким уровнем развития, отличающихся разобщенностью его членов, отсутствием между ними единства по вопросам совместной деятельности, низким уровнем этики обще­ния. К сожалению, такие коллективы нередки в службах социальной защиты населения.

В условиях безработицы, низкого уровня оплаты труда работников бюджетных организаций, в условиях невыплат или задержек заработной платы и пенсий, в социальную работу порой приходят люди случайные, морально не готовые к данному виду деятельности, ставящие перед собой цель лишь пережить тяжелые для них времена, стремящиеся иметь хотя бы какую-нибудь работу. Такие социальные работники, не имея соответствующей мотивации к труду, выполняют свои профессиональные обязанности лишь в меру внешней необходимости, поэтому конфликты часты и имеют негативные последствия.

Так, в одном из лабораторных психологических исследований к решению поставленной задачи были привлечены группы разного уровня развития. По ходу решения задачи испытуемым создавали разнообразные помехи. Реакция групп на эту, хотя и лабораторную, стрессовую ситуацию была неоднозначной. В группах высокого уровня развития — коллективах в полном смысле этого слова — возникала сильная адекватная реакция: группа отвечала на возникно­вение сложной ситуации высокой сопротивляемостью и повышением эффек­тивности своей деятельности. Группы среднего уровня развития оказались ме­нее способными к ликвидации возникшего сбоя, однако также адаптировались к новой ситуации. В группах же низкого уровня развития наблюдались дезорга­низация, агрессивные реакции, резкое снижение эффективности деятельнос­ти.



Результаты этого, как и других подобных исследований, под­тверждаются и практическими наблюдениями: сплоченные коллек­тивы с развитыми товарищескими отношениями, взаимопомощью, чувством взаимной ответственности намного легче преодолевают сложные, напряженные ситуации в своей деятельности, чем груп­пы невысокого уровня развития (с точки зрения направленности на дело, развитости коллективистских отношений), в которых объективные трудности чаще порождают межличностную конфликтность. Поэтому так важна сплоченность коллектива, складывающаяся на основе близости представлений работников о наиболее существен­ных сторонах жизнедеятельности их коллектива.

Сложная система деловых и личных отношений может быть оха­рактеризована также с точки зрения взаимной доброжелательнос­ти, направленности на сотрудничество, готовности членов коллек­тива к совместному, мирному решению возникающих проблем. Психологи отмечают тенденцию к иррадиации (распространению) складывающихся в коллективе традиций общения, проявляющуюся в том, что склонность руководителя к конфликтному поведе­нию, внесение им компонента напряженности в отношения с под­чиненными оказывают отрицательное воздействие и на отношения членов коллектива между собой. Напротив, умение руководителя не только не обострять сложные ситуации, но и снимать напряжен­ность, переводить зарождающиеся разногласия в русло конструк­тивного делового обсуждения способствуют развитию подобного же стиля и в отношениях между рядовыми членами коллектива.

Безусловно, рассогласования между участниками социальной группы могут быть связаны не только с особенностями коллекти­ва, но и с индивидуальными качествами людей. Причины, делаю­щие человека «трудным в общении», принято делить на ситуаци­онные и личностные.

Ситуационные причины, предрасполагающие человека к конф­ликтному реагированию на внешние обстоятельства, их обострен­ному эмоциональному восприятию, — это соответствующее вре­менное психическое состояние человека: усталость, перенапряже­ние, недовольство собой и окружающими, чувство несправедливости и т.п. Такие состояния нередки для социальных работников, так как их работа направлена на людей и проводится не просто с людьми, а с людьми особыми, находящимися в трудной жизненной ситуации. Именно под влиянием таких факторов обычно выдержанный человек в состоянии крайнего перенапряжения становится вспыль­чивым, резким, способным к обострению отношений с людьми. Такие проявления в поведении человека потому и принято назы­вать ситуационными, что они случайны, не характерны для него.

Личностные причины более существенны. Они возникают, когда человек имеет устойчивую склонность к конфликтному реагирова­нию, превращению затруднения или рассогласования в межлично­стные обострения и столкновения. Это может быть следствием не­которых особенностей эмоционально-волевой сферы человека. Отсюда вспыльчивость, несдержанность, импульсивность личнос­ти, частые взрывы в поведении, отрицательно оцениваемые окру­жающими. В особо тяжелых случаях под влиянием неблагоприятных жизненных обстоятельств может формироваться определенная тен­денция, своеобразное «эмоциональное тяготение» к периодичес­кой драматизации отношений, усилению межличностной напря­женности. У такого типа личности эмоциональное напряжение конфликтной ситуации, испытываемое субъектом и его «против­никами», вызывает своеобразное чувство удовлетворения. «Влече­ние» к конфликтам самой личностью не осознается и относится к ее глубинным сферам, а потому особенно трудно корректируется.

Конфликтность личности может являться следствием неадекват­ности сформировавшихся у нее представлений о себе и окружаю­щих. Завышенная самооценка, т.е. восприятие и оценка себя, не соответствующие реальным возможностям, реальному потенциалу личности, затрудняют общение человека с непосредственным ок­ружением. Работник с завышенной самооценкой ожидает таких же оценок и от окружающих и, не получая их, отделяется от сотруд­ников, обвиняя коллег в несправедливости, приписывает им ко­рыстные мотивы, зависть и т.п.

Разновидность искажений в оценке и восприятии других — обо­стренная восприимчивость их недостатков, слабостей, преимуще­ственное восприятие плохого, а не хорошего в людях, преоблада­ние из-за этого отрицательных оценок над позитивными – большой повод к конфликтам.

Еще один вариант конфликтности личности, создающей труд­ности общения в коллективе, состоит в различиях между стереоти­пами поведения человека и нормами группы, представлениями о правильном поведении и культуре. В этом случае человек, вполне доброжелательный по отношению к окружающим, стремящийся к сотрудничеству и контактам с ними, постоянно оказывается в си­туациях разногласий, попадает впросак, совершает оплошности из-за отличия своего поведения от принятого в группе. Как следствие, он воспринимается в ней «чужим», вызывает недовольство со сто­роны отдельных членов группы, может стать постоянным раздра­жителем, источником напряжения. Вместе с тем не следует преуве­личивать роль тех или иных индивидуально-психологических особенностей, «плохих» характеров в возникновении межличност­ных осложнений и конфликтов в коллективе. Благоприятная ситуа­ция, в которой оказывается человек, не дает оснований для прояв­ления конфликтных тенденций его характера (или смягчает их) и напротив — общая неблагоприятная ситуация может привести к конфликтному поведению даже вполне доброжелательно настро­енных работников. Оптимальный социально-психологический кли­мат, высокоразвитые отношения в коллективе являются наилуч­шей гарантией от нежелательных конфликтных проявлений.[3]

В настоящее время достаточно остро стоит вопрос о необходимости исследования социально-психологических особенностей личности различных категорий населения, которые стали заложниками сложных и даже экстремальных социальных ситуаций. Прежде всего, это относится к людям, которые переживают трудные психические состояния в связи с ситуациями социальной дезадаптации. Следует отметить, что такие трудные психические состояния социально детерминированы, но они не содержат в своей основе каких-либо чрезвычайно внезапных личностных потрясений. Именно это обстоятельство отличает их от, так называемых, посттравматических стрессовых расстройств, при которых в большинстве случаев не успевают развернуться механизмы психологических защит личности и поэтому такие люди испытывают острую психическую травматизацию.

Проблема социально-стрессовых расстройств личности существует. Об этом свидетельствуют труды отечественного суицидолога Амбрумовой, того же Александровского, Лямина, Кекелидзе, Демонова, Кондратьева и других. Основу социально-стрессовых расстройств личности составляют продолжительные социальные ситуации, истощающие возможности психической саморегуляции личности по типу фрустрации. В таких случаях психологические защиты личности развернуться успевают, но их потенциала для предотвращения медленно и грозно нарастающей личностной опасности явно недостаточно. Речь идет о суицидоопасных тенденциях, психологическая сущность которых заключается в глобальной переоценке личностных ценностей, их инверсии, а в большинстве случаев они сопровождаются обесцениваем всех социальных и витальных потребностей человека. Исследование проблемы социально-стрессовых расстройств показало, что в ее структуре важное место принадлежит так называемым социальным предиктам личности, то есть ее изначальной готовности однотипного реагирования на ситуации вынужденного терпения и, особенно, на ситуации неопределенности, таящие в себе скрытую угрозу социальной безопасности личности.

Исследование литературных данных показало, что впервые предположение о наличии социально-стрессовых расстройств было высказано в 1991 году профессором Ю.А. Александ-ровским на основе анализа состояния психического здоровья населения России и республик бывшего СССР во время начавшейся в конце 1980-х годов перестройки общества. По его мнению, социально-стрессовые расстройства формируется под влиянием психогенно-актуальной для большого числа людей социально-экономической и политической ситуации.

Социально-психологическая ситуация, сложившаяся в России в постсоциалистический период, привела к ломке общественного сознания и жизненной ориентации десятков миллионов людей. Вследствие этого у массы людей развиваются состояния психоэмоционального перенапряжения и психической дезадаптации, что по существу является коллективной травмой, естественной «эксперементальной моделью» социально-стрессовых расстройств.

В критические исторические периоды при анализе психического здоровья населения разных стран можно наблюдать аналогичные «модели». Начиная со второй половины XIX века, указание на это можно найти в целом ряде публикаций. В частности, Ф.Е. Рыбаков отметил «причинную связь» между политическими событиями того времени (революция 1905 года) и психическими расстройствами. Он обратил внимание на то, что забастовки, погромы, принудительное участие в стачках, особенно у лиц, «пассивно участвующих в политическом движении» вызывают тревогу, страх, «подавленность в действиях», острый бред и другие расстройства психики. В последующем у этих лиц наблюдается изменение характера.

Вероятно, социально-стрессовые расстройства отмечаются у большого числа жителей разных стран в случае изменения массового сознания и привычного образа жизни. Жизненная катастрофа в этих случаях несколько растягивается во времени, необходимом для осознания происходящего, что отличает наблюдаемые расстройства от посттравматических стрессовых расстройств и острых реакций на стресс.

Наряду с глобальными политическими и экономическими проблемами значительное место в комплексе причин социально-стрессовых расстройств могут занимать причины индивидуального порядка. Это, конечно, такие, как организация жизни, наличие у руководящих структур власти, полученной не только сверху, но и от подчиненных, неумение управлять, использовать и индивидуалистические, и коллективистические устремления, характерные для той или иной группы людей, соотношение эмоционального и рационального начал. В ряду социальных факторов, влияющих на развитие социально-стрессовых расстройств, значительное место принадлежит «мотивации нации» вообще.

В связи с этим следует отметить, что голландский исследователь Хофстид, изучавший во второй половине 1980-х годов прошлого столетия «социальные этнокультурные особенности», выделил четыре типа мотиваций, характерных для разных сообществ.

Первую группу составили североамериканцы, австралийцы, британцы, ирландцы, которые «мотивированы на достижение». В этой группе основную роль играют деньги. Стремление к богатству движет человеком, заставляя рационально и по возможности точно рассчитывать свои шаги, чтобы быть лидером в большом и малом бизнесе.

Во вторую группувходят жители стран, ориентированные на «защитную мотивацию». Они ценят, прежде всего, стабильность и традиции, стремящиеся создать «свой мир», в который никто не должен вмешиваться. В эту группу отнесены жители Австрии, Бельгии, Италии, Греции, Японии и др.

Третья группа стран характеризуется «социальной мотивацией». В эту группу были отнесены следующие страны: Югославия, Испания, Бразилия, Чили, Израиль, Турция. В эту же группу Хофстид относит и Россию. Особенностью жизнедеятельности людей, по его мнению, в этой группе является «уравнительный подход». Они хотя и настроены на улучшение качества жизни, все же считают, что «лучше всего ничего не менять, чтобы не стало хуже».

В четвертую группу Хофстид включил жителей стран Скандинавии, также отличающихся социальной мотивацией, но постоянно нацеленных на улучшение «качества жизни».

Данные литературы свидетельствуют, что ломка «мотивации нации», так же, как и изменение моральных и религиозных устоев, сопровождается повышенным риском развития социально-стрессовых расстройств.

Анализ литературных данных позволил выявить основные критерии, в соответствии с которыми возможно заключение о развитии и формировании социально-стрессовых расстройств личности. Сюда можно отнести следующие критерии.

1. Условия (причины) и особенности субъективных переживаний:

· коренное изменение общественных отношений, выходящее за рамки обычного опыта;

· смена системы культуральных, идеологических, моральных, религиозных представлений, норм и ценностей, остававшихся на протяжении жизни прежних поколений; изменение социальных связей и жизненных планов;

· нестабильность и неопределенность жизненного положения.

2. Особенности социального поведения:

· заострение личностно-типологических черт;

· развитие социальной сверхчувствительности (вплоть до саморазрушительной нецелесообразности), панических реакций, депрессивных, истерических и других нарушений;

· утрата «пластичности социального общения» и способности приспосабливаться к происходящему с сохранением перспектив в целенаправленных действиях;

· появление различных форм социального цинизма и склонности к антисоциальным действиям и поступкам.

К причинам, способствующим формированию социально-стрессовых расстройств личности, относят также:

· макросоциальные общегрупповые психогении, изменяющие стереотипы жизнедеятель-ности больших контингентов населения;

· социально-стрессовые ситуации, носящиерастянутый во времени характер. Их динамика непосредственно определяет компенсацию и декомпенсацию невротических нарушений;

· ухудшение психосоматического здоровья;

· усиление декомпенсации невротических и характерологических нарушений под влиянием «биогенного» воздействия экологических вредностей.

Жизнь и деятельность человека в социально-экономических и производственных условиях современного общества неразрывно связана с периодическим, иногда довольно длительным и интенсивным воздействием на него неблагоприятных экологических, социальных, профессиональных и других факторов, которое неизбежно сопровождается возникновением, развитием негативных эмоций, сильных переживаний, а также перенапряжением физических и психических функций. Особенно выражены эффекты воздействия на психику человека в ситуациях, связанных с природными и техногенными бедствиями, авариями и катастрофами, социальными и профессиональными конфликтами, сложными, ответственными и опасными задачами трудовой деятельности.

В большинстве случаев эти воздействия приводят к ухудшению функционального состояния, изменению личностного статуса, нарушению профессиональной эффективности, развитию психосоматических заболеваний.

В последнее время все большее значение придается социально-психологическим аспектам стресса, в частности, жизненной значимости события, включая отношение личности к угрожающей ситуации с учетом моральных ценностей, религиозного и идеологического мировоззрения. Следует отметить, что в качестве «угрожающего», может восприниматься не только реально стрессовая обстановка, но и ее символы или воображаемая ситуация, а также осознание готовых программ деятельности в данной ситуации. По существу, речь идет о социальной психосемантике стресса. Травматический характер определенного события зависит от того смысла, который оно имеет для личности. Другими словами, то, как человек воспринимает угрожающую опасность, «перерабатывает ее», - важней самой социальной опасности.

Каждый человек обладает своей индивидуальной способностью справляться с кризисной ситуацией. Известно, что наличие у человека внутреннего конфликта снижает способность бороться с кризисной ситуацией. У каждого человека есть свой «пороговый уровень» стресса.

Известный исследователь В. Франкл убедительно показал в своих работах, что человек может вынести все, если в этом есть смысл. Если человек справляется с психологической травмой и извлекает из своего переживания важный для личности опыт, он становится более зрелой личностью, у которой выработаны зрелые механизмы защиты. И независимо от своего возраста он будет психологически взрослее того, кто никогда не сталкивался с человеческой трагедией.
Он будет больше понимать жизнь и лучше чувствовать других людей.

В эпоху радикальных социальных преобразований поиск новых ценностей приобретает трагическую напряженность. Американский социолог Лео Строул, занимающийся психологией людей, ставших жертвами социальной аномии, описал типичный для них социальный портрет, с характерными переживаниями утраты смысла жизни, ненужности, покинутости и обреченности. Вышеуказанные симптомы характерны также для депрессивно-ипохондрического синдрома. Эти же симптомы переживает человек, испытывая чувство одиночества.

Такая схожесть симптоматики при различных синдромах лишь лишний раз доказывает о целости и взаимодействии между собой психического, органного и социального.

Несмотря на то, что каждый человек — макро- и микро­космос одновременно, в нем есть как сугубо индивидуальные, так и общие, присущие не только ему, но и другим, черты характера.

На формирование психологической структуры личности ока­зывают влияние два прин-ципиально важных фактора: генети­ческая наследственность и внешняя среда, институтами которой выступают, прежде всего, семья, а затем государственные и общественные учреждения: ясли, детский сад, школа, ин­ститут, производственное учреждение. Влияние внешней сре­ды сказывается на том, что люди приобретают многие внешне похожие и даже одинаковые черты характера и, следователь­но, модели поведения.

В принципе любая черта характера — не что иное, как устойчивый способ поведения, стереотип, поведенческий шаб­лон. Любая черта характера может быть представлена в инди­виде в низкой, средней или высокой степени. Именно это делает поведение человека предсказуемым, ожидаемым.

Сам по себе характер бывает гармоничным и дисгармо­ничным.

Гармоничный характер отличается тем, что различные чер­ты характера развиты в средней степени интенсивности. Это медицинская норма. Но дело не только в этом, а в том, что люди с таким характером в своей жизни поступают более или менее адекватно складывающимся обстоятельствам. С точки зрения конфликтного взаимодействия в сфере социальной ра­боты, это наилучший вариант — именно с такими людьми лег­че всего договориться в конфликтных ситуациях.

Дисгармоничный характер. Обычно это характерологичес­кая однобокость. Какая-то группа черт, сходных или близких между собой, доминирует, не подавляя остальных.

Акцентуированный характер имеет место в случае, когда какая-то ограниченная группа черт, возможна даже одна чер­та, доминирует настолько, что подавляет все остальные черты характера.

Акцентуация характера — чрезмерная выраженность отдель­ных черт характера или их сочетаний, представляющая край­ние варианты нормы, граничащие с психопатиями.

Акцентуации характера все же отличаются от психопатий. Для психопатий существенно то, что имеет место проявление одновременно трех признаков:

— стабильность проявления во времени (постоянно);

— тотальность проявления (во всех ситуациях);

— социальная дезадаптация (неприспосабливаемость к со­циальному окружению).

Акцентуации характера свойственна уязвимость личности по отношению не к любым (как при психопатиях), а лишь к определенного рода психотравмирующим воздействиям по принципу «линии наименьшего сопротивления» при сохране­нии устойчивости к другим психотравмирующим воздействиям.

Интересно, что в акцентуированных характерах представ­лены и привлекательные и отталкивающие черты, однако про­блемы в рамках конфликтного взаимодействия появляются именно в связи с этими непривлекательными, отталкивающи­ми свойствами характера.

В качестве иллюстрации можно воспользоваться следую­щей метафорой. Все знают такого зверька, как ежик. Взять в руки ежика можно, не рискуя сильно уколоться. А если какая-то одна иголочка будет длиннее всех остальных всего на пару миллиметров? Не заметить этого в ощущении уже нельзя, хотя взять в руки ежика со стороны этой иголочки все еще можно. А если такая игла будет длиннее всех на десять мил­лиметров? Удастся ли без болезненных последствий взять та­кого ежика в руки со стороны этой самой длинной иглы? Примерно так обстоит дело и с людьми с акцентуированными чертами характера.

Концепцию акцентуированных психологических типов раз­рабатывали немецкий психиатр Карл Леонгард и советские психологи П.Б. Ганнушкин и А.Е. Личко.

Акцентуированные психологические типы бывают высоко- и низкоэнергетичными. Некоторые типы являются неустойчи­выми, переходными.

Акцентуированные высокоэнергетичные психотипы следу­ющие.

Эпилептоидный. Акцентуация — страсть к порядку (пе­дантизм), возбудимость, консерватизм.

Психологические ресурсы. Стремление поддерживать ра­нее установленный порядок. Тщательность. Аккуратность. Ис­полнительность. Бережливость. Надежность. Пунктуальность. Внимательность к своему здоровью. Высокая активность. Раз­витые организаторские способности. В экстремальных ситуа­циях — храбрость, отвага, напористость. Законопослушность. Стремление к лидерству. Азартность в борьбе. Высокая требо­вательность к себе. Страсть к коллекционированию. Корпора­тивная преданность. Сентиментальность.

Психологические ограничения. Консервативность. Агрессив­ность. Гневливость. Взрывчатость. Придирчивость. Злопамятность. Мстительность. Жесткость («толстокожесть»). Чрезмер­ная требовательность к другим. Эгоцентризм. Авторитарность. Жестокость. Мелочность. Конфликтность. Жадность. Неже­лание идти на риск. Критический взгляд на людей. Обвинительность.

Паранойяльный.Акцентуация — фиксация на сверхцен­ной идее.

Психологические ресурсы. Желание во что бы то ни стало добиться поставленной цели. Высокая активность. Независи­мость. Самостоятельность. Надежность в сотрудничестве, если его цели совпадают с целями его партнера. Серьезность. Со­средоточенность на чем-то одном. Высокая работоспособность. Способность добиваться высоких успехов в индивидуальной творческой работе. Выраженная способность генерировать пло­дотворные идеи, находить нестандартные подходы к решению сложных проблем. Огромная пробивная сила. Великолепные агитационно-ораторские способности. Инициативность. Выра­женный прагматизм. Креативность (развитые творческие способности). Выраженные деловые качества. Способность бы­стро принимать решения и брать на себя ответственность.

Психологические ограничения. Способность пренебрегать ин­тересами окружающих, если их цели расходятся с его целями. Агрессивность. Раздражительность, гневливость (в связи с тем, что что-то или кто-то стоит на пути к достижению поставлен­ной цели). Нечувствительность к чужому горю. Черствость. Авторитарность. Чрезвычайно высокое честолюбие. Конф­ликтность. Нетерпимость к критике. Подозрительность. Зло­памятность. Мстительность. Макиавеллизм («цель оправды­вает средства»). Готовность пренебрегать законами, нарушать их, не раскаиваясь. Обвинительность. Жестокость. Потреб­ность в признании. Чрезмерное самомнение. Эгоцентризм. Крайний субъективизм. Неадекватность восприятия: переоценка своих успехов и недооценка ошибок. Высокая категоричность суждений.

Гипертимный.Акцентуация — повышенное жизнерадост­ное настроение, высокая двигательная активность.

Психологические ресурсы. Высокая общительность. Откры­тость. Оптимизм. Инициативность. Разговорчивость. Высокий жизненный тонус. Неудержимая активность. Жажда деятель­ности. Стрессоустойчивость. Выраженные творческие способ­ности. Организаторский талант. Добродушие. Душа компании. Веселость. Щедрость. Лидер. Способность эффективно разре­шать конфликты. Отходчивость. Альтруизм. Стремление по­могать людям. Способность мгновенно принимать решения. Отсутствие злопамятности. Предприимчивость. Находчивость. Любознательность. Интерес к процессу. Быстрая приспосабливаемость к новой обстановке. Способность к воодушевле­нию других. Способность добиваться высоких результатов в неблагоприятных условиях. Способность генерировать идеи. Интеллектуальная одаренность. Сообразительность.

Психологические ограничения.Шумливость. Склонность к непредумышленному нарушению законов, правил и установ­ленного порядка. Разбрасываемость. Неспособность к длитель­ной рутинной работе. Неспособность доводить дело до конца. Постоянная спешка. Высокая переключаемость на другие цели и интересы. Быстрая смена увлечений. Неорганизованность. Любопытство. Жажда риска. Авантюризм. Прожектерство. Не­дисциплинированность. Мотовство. Неэффективность. Фамиль­ярность. Панибратство. Легкомысленность. Отсутствие спо­собности сосредоточиться на чем-то одном. Поспешность в принятии решений (отсутствие серьезного анализа). Отсутствие благодарности за сделанное добро. Невнимательность. Поверх­ностное отношение к межличностным контактам (без глубо­кого личного). Неустойчивость межличностных отношений. Низкий интерес к результату. Необоснованный, чрезмерный оптимизм. Тяга к откровенности. Болтливость. Недостаток на­стойчивости, упорства. Отсутствие аккуратности. Слабость са­моконтроля, самоуправления поведением.

Истероидный. Акцентуация — выраженная фиксация на самом себе, демонстративность, желание быть всегда в цент­ре внимания.

Психологические ресурсы. Упорство. Инициативность. Вы­сокая общительность. Целеустремленность. Находчивость. Энергичность, активность. Выраженные организаторские способности. Самостоятельность. Готовность взять на себя руководство. Способность генерировать идеи. Высокие твор­ческие способности. Огромная пробивная сила («на коротких дистанциях»). Выраженный художественный, чувственный тип. Артистизм. Готовность к риску. Жажда признания. Способ­ность легко «входить в роль». Стремление к лидерству. Разви­тая интуиция. Разносторонняя одаренность. Высокая продук­тивность в художественном творчестве.

Психологические ограничения. Беспредельный эгоцентризм. Ненасытная жажда постоянного внимания к себе, восхище­ния, удивления, почитания и поклонения. Способность к инт­ригам. Способность к искренней лжи. Лицемерие. Задирис­тость. Высокая конфликтность. Необдуманный риск (только в присутствии зрителей). Черная зависть к успехам других. Не­адекватная самооценка. Непрерывное хвастовство несуществу­ющими (и уж тем более существующими) успехами. Жад­ность. Алчность. Выраженный аморализм. Цинизм. Корысто­любие. Готовность нарушать любые законы, правила для достижения собственных целей. Выраженный макиавеллизм. Низкие способности справляться с неожиданными пре­пятствиями. Черная неблагодарность. Склонность к авантю­ризму. Выраженная эмоциональная неустойчивость
(от любви до ненависти — один шаг). Выраженный авторитаризм. Зло­памятность. Мстительность.

Акцентуированные низкоэнергетичные психотипы следу­ющие.

Шизоидный. Акцентуация — фиксация исключительно на собственном внутреннем мире.

Психологические ресурсы. Ярко выраженный мыслитель­ный психотип. Серьезность. Молчаливость. Устойчивость инте­ресов и постоянство занятий. Выраженные интеллектуальные способности. Глубокий абстрактный ум. Высокая творческая продуктивность. Бытовая неприхотливость. Непритязательность. Системное мышление. Развитое правосознание. Не мер­кантилен. Интерес к процессу. Великолепная память. Глубокая и разносторонняя эрудиция. Творец открытий и изобретений.

Психологические ограничения. Замкнутость. Отгорожен­ность. Неспособность к сопереживанию. Эмоциональная хо­лодность. Равнодушие ко всему, что не входит в его внутренний мир. Нетерпимость к критике. Душевная черствость. Низ­кая активность. Не лидер.
Не организатор. Невнимательность к внешней среде. Неблагодарность. Пессимизм. Мрачноватость. Непрактичность. Безразличие к результату. Неспособность к руководству.

Психастеноидный.Акцентуация — неуверенность в себе, тревожная мнительность, сомнение во всем, нерешительность.

Психологические ресурсы. Аккуратность. Серьезность. Доб­росовестность. Рассудительность. Самокритичность. Надеж­ность. Стремление все заранее спланировать. Предусмотри­тельность. Настойчивость. Усидчивость. Мыслительный психотип. Справедливость по отношению к другим. Завышенные требования к себе. Незлопамятность. Способность к глубоко­му сочувствию, сопереживанию, эмоциональной поддержке тех, кого постигло горе, страдание, несчастье. Высокая нравствен­ность. Упорядоченность. Осторожность. Тонкий, развитый вкус к прекрасному. Не стяжатель. Широкая и глубокая эрудиция. Сильный логический ум. Обязательность. Прекрасный испол­нитель. Способность к самопожертвованию.

Психологические ограничения. Нерешительность. Форма­лизм. Безынициативность. Склонность к бесконечным рас­суждениям. Самокопание. Наличие навязчивых идей, опасе­ний, причем опасения касаются возможных событий, даже маловероятных в будущем. Педантизм. Выраженная мотива­ция избегания неудач, неприятностей. Суеверие. Стеснитель­ность. Застенчивость. Не организатор. Не лидер. Низкая энер­гетическая активность. Неуверенность в себе. Неспособность принимать самостоятельные решения. Склонность к самооб­винениям. Боязливость. Обидчивость. Медлительность. Вы­сокая самокритичность.

Гипотимный.Акцентуация — пониженное настроение, пес­симизм.

Психологические ресурсы. Совестливость. Острый крити­ческий взгляд на мир. Чуткость. Душевная отзывчивость. По­стоянная готовность к самопожертвованию. Старательность. Добросовестность. Конформность. Ответственность. Надеж­ность. Устойчивость к соблазнам. Приверженность к соци­альным и этическим нормам. Обязательность.

Психологические ограничения. Обидчивость. Постоянное уныние. Почти полное отсутствие интересов и увлечений. По­стоянное глобальное недовольство. Брюзжание. Низкая актив­ность.
Не лидер. Не организатор. Постоянно пониженный фон настроения. Неудачник. Пассивность. Внешняя отчужденность. Погруженность в собственные переживания. Неспособность принимать ответственные решения. Низкая переносимость дли­тельных психических напряжений. Острое переживание чув­ства собственной слабости и бессилия. Фиксация на промахах и ошибках как по отношению к себе, так и к другим. Вы­раженный пессимизм — в предстоящем видит только непрео­долимые трудности. Склонность к самообвинениям. Тяга к постоянному, регламентированному образу жизни. Отсутствие уверенности в своих силах. Склонность к ипохондрии.

Сеизитивный.Акцентуация — повышенная чувствитель­ность, впечатлительность, страхи.

Психологические ресурсы. Доброта. Спокойствие. Внима­тельность к людям. Чуткость. Чувство долга. Высокая внут­ренняя дисциплинированность. Ответственность. Добросовес­тность. Самокритичность. Повышенная требовательность к себе. Безупречная исполнительность. Способность глубоко со­чувствовать другому, даже жить его жизнью. Отзывчивость. Способность поставить себя на место другого. Высокая дели­катность. Способность быть глубоко благодарным, даже пре­данным, за доброе к нему отношение. Бытовая непритяза­тельность. Практически не обидчив. Высокая законопослуш­ность. Способность довольствоваться малым.

Психологические ограничения. Мнительность. Растерянность в трудных ситуациях. Склонность к самобичеванию. Высокая ранимость. Высокая зависимость от психологического клима­та. Не организатор. Не лидер. Низкая активность. С удовольствием поддается влиянию «сильной» личности. Плаксивость. Высокая стыдливость. Застенчивость. Стеснительность. Медлительность. Высокая тревожность.

Неустойчивые психотипы следующие.

Конформный. Акцентуация — постоянная и чрезмерная некритическая приспосабливаемость к своему окружению, по­чти полная зависимость от малой группы, в которую входит.

Психологические ресурсы. Дружелюбие. Исполнительность. Дисциплинированность. Покладистость. Коммуникабельность. Быстрая приспосабливаемость к социальному окружению.

Коммуникабельность-способность индивидов устанавливать социальные контакты, связи, отношения.

Психологические ограничения. Несамостоятельность. Без­волие. Отсутствие критичности по отношению к себе и окру­жению. Не лидер. Не организатор. Высокая социозависимость.

В литературе конформный тип относится к неустойчивым (переходным) психотипам. Есть основания полагать, что это излишне категоричная точка зрения. Конформный тип лично­сти вполне сознательно может принимать соответствующий образ мыслей в интересах самосохранения. Этот психотип не относится к низкоэнергетичным, неустойчимым. И вместе с тем он может быть и зрелым, и устойчивым.

Нестабильный.Акцентуация — полное непостоянство про­явлений.

Психологические ресурсы. Общительность. Открытость. Услужливость. Доброжелательность. Переключаемость в де­лах и общении.

Психологические ограничения. Безволие. Тяга к пустому времяпрепровождению и развлечениям. Болтливость. Хвастов­ство. Соглашательство. Лицемерие. Трусость. Безответствен­ность. Ненадежность. Полная зависимость от всех. Не лидер. Не организатор. Боязнь ответственности.

Астенический.Акцентуация — повышенная утомляемость, раздражительность, ипохондрия.

Психологические ресурсы. Аккуратность. Дисциплиниро­ванность. Скромность. Покла-дистость. Исполнительность. Дру­желюбие. Способность к раскаянию.

Психологические ограничения. Капризность. Плаксивость. Неуверенность в себе. Вялость. Забывчивость. Робость. Стес­нительность. Пугливость. Заниженная самооценка.

Лабильный.Акцентуация — крайняя изменчивость настро­ения.

Психологические ресурсы. Общительность. Добродушие. Чуткость. Искренность. Отзыв-чивость (все в периоды приподнятого настроения). Привязанность. Развитая интуиция по от­ношению к людям. Способность к преданной дружбе. Благо­дарность.

Психологические ограничения. Раздражительность. Вспыль­чивость. Драчливость. Ослаб-ленный самоконтроль. Склонность к конфликтам (все в периоды подавленного настроения).

Циклоидный.Акцентуация — смена двух противополож­ных состояний — гипертимного и гипотимного, последователь­ные изменения эмоционального фона.

Психологические ресурсы. Инициативность. Жизнерадост­ность. Общительность (все в периоды приподнятого настрое­ния).

Психологические ограничения. Непоследовательность, не­уравновешенность. Безразличие. Вспышки раздражительнос­ти. Чрезмерная обидчивость. Придирки к окружающим (в пе­риоды подавленного настроения).

Смысл приведения этой типологии состоит в том, что боль­шинство людей в той или иной степени относятся к какой-либо акцентуации в условиях современной России, где почти вся социальная жизнь российских граждан находится за пре­делами нормы, будь то производственная деятельность, се­мейная жизнь либо бытовая сфера. Это характерный признак современной России, находящейся в состоянии перехода от одной социально-экономической формации к другой. Знание и понимание психологической специфики представленных пси­хотипов помогает выбирать наиболее оптимальные способы взаимодействия с различными социальными группами, явля­ющимися объектом социальной работы, в рамках конфликт­ного взаимодействия.






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1105 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.027 с.