Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕравовое государство: истори€ идей и современность




ѕравовое государство Ч как определенна€ философско-пра-вова€ теори€ и соответствующа€ практика организации политической власти и обеспечени€ прав и свобод человека Ч €вл€етс€ одним из существенных достижений человеческой цивилизации. ≈го общечеловеческа€ ценность определ€ет и современные установки, устремлени€ и усили€ по формированию и развитию начал правовой государственности в посттоталитарной –оссии, в других бывших социалистических странах.

\лава 10. Ћичность, право, государство 93

—тановление теории и практики правового государства имеет долгую и поучительную историю.

—ам термин "правовое государство" сформировалс€ и утвердилс€ довольно поздно Ч в немецкой юридической литературе в первой трети XIX в. (в работах  .“. ¬елькера, –. фон ћол€ и др.)1. ¬ дальнейшем этот термин получил широкое распространение, в том числе и в дореволюционной –оссии, где среди видных сторонников теории правового государства были Ѕ.». „ичерин, Ѕ.ј.  ист€ковский, ».». Ќовгородцев, ».ј. ѕокровский, ¬.ћ. √ес-сен, ».». ѕалиенко и др. ¬ англо€зычной литературе данный термин не используетс€ Ч его эквивалентом в известной мере €вл€етс€ термин "правление права" (rule of Law). Ќо суть дела, конечно, не в терминах и не во времени их по€влени€.

¬ содержательном смысле р€д идей правовой государственности по€вилс€ уже в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы в услови€х перехода от феодализма к капитализму и возникновени€ нового социально-политического стро€. »сторически это происходило в общем русле возникновени€ прогрессивных направлений буржуазной политической и правовой мысли, становлени€ и развити€ нового (антифеодального, светского, антитеологического и антиклерикального) юридического мировоззрени€, критики феодального произвола и беззаконий, абсолютистских и полицейских режимов, утверждени€ идей гуманизма, принципов свободы и равенства всех людей, неотчуждаемых прав человека, поисков различных государственно-правовых средств, конструкций и форм (разделение государственных властей, конституционализм, верховенство закона и т. д.), направленных против узурпации публичной политической власти и ее безответственности перед обществом и т. д.

ѕри всей своей новизне теоретические концепции правовой государственности (разработанные в трудах ƒ. Ћокка, Ў.Ћ. ћонтескье, ƒ. јдамса, ƒ. ћэдисона, “. ƒжефферсона, ».  анта, √.¬. √егел€ и др.) опирались на опыт прошлого, на достижени€ предшествующей социальной, политической и правовой теории и практики, на исторически сложившиес€ и апробированные общечеловеческие ценности и гуманистические традиции.

«начительное вли€ние в этом плане на формирование теоретических представлений, а затем и практики правовой государственности оказали политико-правовые идеи и институты ƒревней √реции и –има, античный опыт демократии, республиканизма и правопор€дка.

–азличныеаспекты античного вли€ни€ на последующую теорию правового государства группируютс€ вокруг тематики право-

1 —м.: Welcker  .“. Die letzten Criinde von Recht, Staat und Strafe. Giessen, 181 o. S. 20, 71 u.a.; Mohl R. Die Polizeiwissenschaft nach den Grundsatzen des Rechtsstaates. B.IЧ2. Tubingen, 1832, 1833.

+ Ќерсес€нц Ђ‘илософи€ праваї

–аздел I. ќбщие проблемы философии права

вого опосредовани€ и оформлени€ политических отношений. Ёта тематика включает в себ€, прежде всего, такие аспекты, как сп ведливость устройства полиса (античного города-государства), ег власти и его законов, разумное распределение полномочий междз различными органами государства, различение правильных и не-1 правильных форм правлени€, определ€юща€ роль закона в полис-1 ной жизни при организации взаимоотношений государства и граж- данина, взаимосв€зь права и государства, значение законности кав критери€ классификации и характеристики различных форм прав-] лени€ и т. -д.

”же в древности начинаютс€ поиски принципов, форм и кон-1 струкций дл€ установлени€ надлежащих взаимосв€зей, взаимоза- висимоетей и согласованного взаимодействи€ права и власти. ¬ об-1 щем русле углубл€вшихс€ представлений о праве и государстве] довольно рано сформировалась иде€ о разумности и справедливости такой политической формы общественной жизни людей, при которой право благодар€ признанию и поддержке власти становитс€ властной силой (т. е. общеоб€зательным законом), а публично-властна€ сила (с ее возможност€ми насили€ и т. д.), признающа€ право, упор€доченна€ и, следовательно, ограниченна€ правом и одновременно оправданна€ им, Ч справедливой (т. е. соответствующей праву) государственной властью.

—имволическим выражением подобных представлений стал образ Ѕогини ѕравосуди€, олицетвор€ющей единение силы и права; охран€емый богиней правопор€док в равной мере об€зателен дл€ всех. ѕо представлени€м древних этот образ ѕравосуди€ (остающийс€, кстати говор€, и сегодн€ наиболее подход€щим символом дл€ правовой государственности) выражает смысл и идею не только справедливости суда как специального органа, но и справедливости вообще, включа€ и идею справедливой государственности (справедливой организации власти в человеческом обществе). ёстици€ Ч это суждение по праву (т. е. осуществление справедливости) не только по особым спорам в суде (при судоговорении), но и по всем делам государственно-организованной жизни.

»дею единени€ силы и права в организации јфинского государства на демократических началах сознательно проводил в своих реформах уже в VI в. до и. э. —олон, один из знаменитых семи греческих мудрецов.

ћысль о том, что государственность вообще возможна лишь там, где господствуют справедливые законы, последовательно отстаивали —ократ, ѕлатон и јристотель.

¬ своем проекте идеального государства ѕлатон говорит о разделении труда между трем€ сослови€ми (философами, стражами и ремесленниками). ќчевидно, что теори€ разделени€ властей нового времени подразумевает в качестве одного из необходимых своих

√лава 10. Ћичность, право, государство 95

моментов развитые представлени€ о разделении труда в области г0сударственной жизни, хот€, конечно, не сводитс€ лишь к этим представлени€м. » платоновска€ трактовка разделени€ труда как принципа строени€ идеального государства €вл€етс€, несомненно, ва€сным теоретическим моментом, оказавшим вли€ние, в частности, и на формирование теории разделени€ властей в Ќовое врем€, go у самого ѕлатона такой теории нет.

Ѕолее того, с точки зрени€ теории разделени€ властей в платоновской конструкции разделени€ труда между различными сослови€ми идеального государства как раз отрицаетс€, а не признаетс€ разделение властей. Ёто €сно уже из того, что именно первое сословие (философы-правители) обладает всей той совокупностью государственных, властных полномочий, сосредоточение которых в руках одной прав€щей прослойки как раз и свидетельствует об отсутствии разделени€ властей.

ƒанное обсто€тельство нисколько не мен€етс€ от того, что правители поочередно то законодательствуют, то управл€ют, то суд€т. Ёто разнообразие их функций Ч лишь показатель широты тех властных полномочий, единство (а не разделение!) которых они олицетвор€ют и осуществл€ют. ѕротив подобной монополии всей власти в руках одной прав€щей элиты как раз и нацелена теори€ разделени€ властей, тогда как ѕлатон идеализирует концентрацию власти в руках узкой прав€щей прослойки.

 стати говор€, весьма примечательно, что платоновский коммунистический проект, как и последующие варианты коммунизма (от утопических версий до реального социализма XX в.), предполагает монополизацию власти и отвергает идею разделени€ властей. ’арактерно и то, что в подобных построени€х вместо господства права и идей правовой государственности обосновываютс€ представлени€ о государстве законности, о господстве законов, которые мелочно и жестко регламентируют все стороны жизни людей Ч членов "счастливого" стро€.

«аметные шаги антична€ политико-правова€ мысль сделала в направлении типологизации органов власти с учетом специфики осуществл€емых ими функций.

“ак, јристотель отмечал, что во вс€ком государственном строе имеетс€ "три элемента: первый Ч законосовещательный орган о ƒелах государства, второй Ч магистратуры (именно: какие магистратуры должны быть вообще, какие из них главные, каков должен быть способ их замещени€), третий Ч судебные органы" {јристотель, ѕолитика, IV, 11, I, 12, 97 в 30). Ёти три элемента, по его оценке, составл€ют основу каждого государства, и "само различение государственного стро€ обусловлено различной организацией каждого из этих элементов" (там же). ѕри всей своей значимости эти мысли јристотел€, однако, еще не содержат концепции разделени€ властей в духе теории правового государства, в плане кото-

96 –аздел I. ќбщие проблемы философии права

рой было бы принципиально важно показать, что различие отдельных форм государственного стро€ обусловлено не только различной организацией каждого из названных им элементов, но и (что весьма существенно именно дл€ теории и практики правового государства) характером отношений между этими элементами, формой их взаимосв€зей, способом разграничени€ их полномочий, мерой их соучасти€ в реализации всей совокупности властных полномо-. чий государства в целом.

ƒл€ последующей теории разделени€ властей (в плане теоре-i тических истоков, преемственности в истории политической мысли и т. д.), скорее, значимы те положени€ античных мыслителей (јри стотел€, ѕолиби€, ÷ицерона), где речь идет о различении "пра вильных" (с господством правовых законов) и "неправильных" (произвольных) форм правлени€ и о "смешанной" форме правлени€, преимущество которой видитс€ им в сочетании достоинств различных простых "правильных" форм правлени€. ѕричем принципы простых форм правлени€ объедин€ютс€ в рамках одной ("смешанной") формы по сути дела в качестве различных начал властвовани€, верна€ комбинаци€ и надлежащее соотношение которых обеспечивают, по мысли античных авторов, не только стабильность политического стро€, но и его соответствие требовани€м права, спра.-ведливую меру и разумную форму участи€ всех слоев свободного населени€ (демоса, богатых, знатных) в государственной жизни и отправлении общегосударственных функций.

“аким образом, нечто аналогичное тому, что по теории разделени€ властей достигаетс€ посредством надлежащего распределени€ единой власти среди различных слоев, классов и органов,; в рамках античной концепции смешанного правлени€ осуществл€етс€ путем сочетани€ в некое единство принципов разных форм правлени€.

«начительной развитостью, с точки зрени€ теории разделени€ властей, отличаетс€ концепци€ смешанного правлени€ в разработке ѕолиби€. ќтмеча€ наличие смешанного правлени€ в —парте,  арфагене и –име, он выдел€ет такое преимущество этой формы, как взаимное сдерживание и противодействие друг другу ее различных составных элементов, что в целом позвол€ет достичь надлежащей стабильной организации политического стро€. Ёто Ч; одна из важных идей также и дл€ последующей теории разделени€ властей.

ѕо поводу современного ему положени€ дел ѕолибий в своей "¬сеобщей истории" отмечал, что наилучшим устройством отличаетс€ римское государство. ¬ этой св€зи он анализировал полномочи€ "трех властей" в римском государстве Ч власти консулов, сената и народа, выражавших соответственно царское, аристократическое и демократическое начала. "¬ самом деле, Ч писал ѕолибий (¬сеобща€ истори€, VI, 11, 12), Ч если мы сосредоточим внимание

√лава ё. Ћичность, право, государство 97

на власти консулов, государство покажетс€ вполне монархическим и царским, если на сенате Ч аристократическим, если, наконец, к“о-либо примет во внимание только положение народа, он наверное признает римское государство демократией".

ѕоказав, каким образом правление государством у римл€н распредел€етс€ между трем€ власт€ми, ѕолибий далее освещает те усто€вшиес€ политические процедуры и способы, с помощью которых отдельные власти могут при необходимости мешать друг другу или, наоборот, оказывать взаимную поддержку и содействие. ¬озможные претензии одной власти на несоответствующее ей большее значение встречают надлежащее противодействие других властей, и в целом государство сохран€ет свою стабильность и прочность.

Ќаличие смешанного правлени€ ѕолибий отмечает и у карфагенского государства.

. Ќевысоко оценивает ѕолибий демократические государственные устройства ‘ив и јфин, которые лишь на короткое врем€ словно по капризу судьбы блеснули, но тут же стали клонитьс€ к упадку, так и не обрет€ необходимой устойчивости. јфинский народ в этой св€зи он сравнивает с судном без кормчего.

Ћегко заметить, что при всех исторических и социально-политических различи€х между античной концепцией смешанного правлени€ и последующей теорией разделени€ властей у них есть и существенно важные общие моменты. “ак, в смешанной форме правлени€ (особенно четко у ѕолиби€) полномочи€ представителей различных форм правлени€, как и полномочи€ различных властей в теории разделени€ властей, не сливаютс€ в одно единое начало и не тер€ют своей специфики и особенностей, а остаютс€ разделЄнными и относительно самосто€тельными, взаимодействуют, сочетаютс€ и сосуществуют, взаимно сдержива€ и уравновешива€ друг друга в рамках стабильного целого Ч государственного стро€. ÷ель в обоих случа€х одна Ч формирование такой конструкции государственной власти, при которой полномочи€ правлени€ не сосредоточены в одном центре (начале), не сконцентрированы у одного органа (одной из властей), а справедливо распределены (в виде сфер ведени€ и правомочий разных властей) между различными, взаимно сдерживающими, противодействующими и уравновешивающими началами Ч составными част€ми общегосударственной власти.

ѕолитико-правовые концепции древнегреческих мыслителей, в том числе значимые в плане предистории теории разделени€ властей и правового государства, были восприн€ты и развиты дальше ƒревнеримскими авторами. ¬есьма значительным представл€етс€ вклад римских авторов (стоиков, юристов, особенно ÷ицерона) в –ааработку проблем взаимосв€зей права и государства, правовой ’арактеристики полномочий государственных органов, их взаимоотношений с гражданином как субъектом права и т. д.

98 –аздел I. ќбщие проблемы философии права

¬есьма плодотворным и перспективным стало такое достижение древнеримской теории и практики, как разграничение права на частное и публичное (ƒигесты, I, I, 1). —фера публично-властных отношений тем самым была сознательно вовлечена в правовое пространство и стала рассматриватьс€ под углом зрени€ правовой регул€ции, соблюдени€ всеобщих принципов, норм и требований права.  лючевое значение в данной св€зи имело утверждение принципа правового равенства в области публично-властных отношений.

’арактерна€ дл€ древнегреческой мысли иде€ взаимосв€зи политики и закона получила развитие и новое выражение в трактовке ÷ицероном государства как публично-правовой общности. √осударство в его трактовке предстает не только как выражение общего интереса всех его свободных членов, что было характерно и дл€ древнегреческих концепций, но одновременно также и как согласованное правовое общение этих членов, как определенное правовое образование, "общий правопор€док" (ќ государстве, I, XXXII, 49). “аким образом, ÷ицерон стоит у истоков той юридизации пон€ти€ государства, котора€ в последующем имела много приверженцев, вплоть до сторонников идеи правового государства и конституционализма.

¬ цицероновской трактовке государства (республики) как правовой организации дела народа присутствуют идеи как республиканизма, так и народного суверенитета (по естественному праву). Ёто очень существенное достижение на пути к у€снению правового источника и правового смысла государственности.

»деи античных авторов по затронутому кругу проблем оказали заметное вли€ние на последующие концепции разделени€ властей.

ѕримечательны в данном контексте суждени€ ћонтескье, чье учение о разделении властей сыграло существенную роль в становлении концепций правового государства и конституционализма в форме конституционной монархии. ѕри этом не следует упускать из виду, что исторически концепции разделени€ властей были впервые теоретически развиты применительно к задачам конституционно-правового преобразовани€ феодальной монархии в конституционную монархию нового времени.

ƒл€ ранних теоретиков разделени€ властей (Ћокка, ћонтескье и др.) речь прежде всего шла о правовом ограничении власти монарха, о поисках такой формы монархического правлени€, власть в которой была бы рассредоточена среди различных социальных слоев общества (между монархом, аристократией и третьим сословием) и представл€ющих их интересы властных государственно-правовых институтов. — этой точки зрени€, античные политико-правовые концепции относительно монархической формы государства не могли служить подход€щим образцом дл€ искомой модели правлени€. ѕомимо существенного различи€ между монархи€ми

√лава 10. Ћичность, право, государство 99

древности и нового времени (и особенно конституционной монархией), дело еще состо€ло в том, что наиболее перспективные (в плане предистории конституционализма, разделени€ властей и правового государства) политико-правовые идеи античных авторов относ€тс€ по преимуществу к характеристике не монархии (и задач ее преобразовани€), а к смешанному лравлению, политии.

ƒанное обсто€тельство четко формулирует в работе "ќ духе законов" ћонтескье, оценка которого тем более значима, что он не упускает случа€ объективно воздать должное своим античным предшественникам. "√реки, Ч пишет он, Ч не составили себе правильного представлени€ о распределении трех властей в правление одного; они дошли до этого представлени€ только в применении к правлению многих и назвали государственный строй такого рода политией"1. ѕоскольку, отмечает ћонтескье, древние греки не знали распределени€ трех властей в правление одного, они не могли составить себе верного представлени€ о монархии. Ћучше, по его характеристике, обсто€ло дело с распределением трех властей в истории древнеримского государства, опыт которого используетс€ в политико-правовом учении ћонтескье.

—ущественна€ новизна позиции буржуазных мыслителей Ч приверженцев конституционной монархии и разделени€ властей (Ћокка, ћонтескье,  анта, √егел€ и др.) состоит, в частности, в том, что в отличие от античных авторов они, говор€ словами ћонтескье, рассматривают проблему политической свободы в ее отношени€х как к государственному строю, так и к отдельной личности, гражданину2. ѕервый аспект этих отношений политической свободы, наход€щий свое выражение в правовом (и конституционно-правовом) оформлении распределени€ трех властей (законодательной, исполнительной и судебной), выступает в качестве необходимой институционально-организационной формы обеспечени€ второго аспекта свободы Ч гражданских прав и свобод, безопасности личности.

Ѕез сочетани€ этих двух аспектов политическа€ свобода остаетс€ неполной, нереальной и необеспеченной.

”чени€ раннебуржуазных мыслителей, и прежде всего о неотчуждаемых правах и свободах человека и разделении властей, оказали заметное вли€ние не только на последующие теоретические

1 ћонтескье Ў. »збранные произведени€. ћ, 1955. —. 303.

2 Ёто положение получило свое развитие и специфическое преломление в творчестве известного французского теоретика либерализма и конституционализма, приверженца конституционной монархии Ѕ.  оистана. ѕротивопоставл€€ свободу древних и новых народов, он отмечал, что в древности под свободой подразумевали политическую свободу (т. е. свободу доступа граждан к участию в государственных делах), а в современных услови€х под свободой имеют в виду прежде всего личную, гражданскую свободу, понимаемую как определенную независимость от государства.

100 –аздел I. ќбщие проблемы философии права

представлени€ о правовой государственности, но и на конституционное законодательство и государственно-правовую практику. Ёто вли€ние отчетливо про€вилось, например, в конституционно-правовых документах јнглии, в конституции —Ўј 1787 г., во французской ƒекларации прав человека и гражданина 1789 г., в целом р€де других правовых актов. ѕримечательна в этой св€зи, в частности, стать€ 16 французской ƒекларации 1789 г., котора€ гласит: "ќбщество, где не обеспечена гаранти€ прав и не проведено разделение властей, не имеет  онституции"1. Ѕольшой интерес в плане нашей темы представл€ет и стать€ 5 этой ƒекларации: "«акон вправе запрещать лишь де€ни€, вредные дл€ общества. ¬се, что не запрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден делать то, что не предписано законом"2. Ёто первое официальное закрепление данного правового-принципа.

¬ажной вехой в развитии идей правовой государственности стала их философска€ разработка в трудах  анта и √егел€. ѕри этом  ант выступил с философским обоснованием либеральной теории правового государства. Ѕлаго государства, по  анту, состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами, и стремитьс€ к такой согласованности нас об€зывает разум через категорический императив. –еализаци€ требований категорического императива государственности предстает у  анта как правова€ организаци€ государства с разделением властей (законодательной, исполнительной и судебной)3. ¬ соответствии с наличием или отсутствием принципа разделени€ властей он различает и противопоставл€ет две формы правлени€: республику (это и есть по существу правовое государство) и деспотию.

≈сли у  анта правовые законы и правовое государство Ч это долженствование, то у √егел€ они Ч действительность, т. е. практическа€ реализованность разума в определенных формах наличного быти€ людей.

¬ XX в. многие либеральные авторы выступили против гегелевской философии права и государства как одного из теоретических оснований идеологии и практики фашизма, национал-социализма и вообще всех разновидностей современного деспотизма и тоталитаризма. ќднако подлинное содержание гегелевской концепции правового государства свидетельствует об ошибочности и несосто€тельности подобных обвинений.

√осударство, согласно √егелю, это тоже право, а именно Ч конкретное право, т. е., по диалектической трактовке, наиболее развитое и содержательно богатое право, вс€ система права, включающа€ в себ€ признание всех остальных, более абстрактных прав Ч

1 ’рестомати€ по истории государства и права зарубежных стран. ћ., 1984. —. 209.

2 “ам же. —. 208.

1 —м.:  ант ». —оч., т. 4 ч. ». —. 233.

√лава 10. Ћичность, право, государство 101

прав личности, семьи и общества. — тем обсто€тельством, что в этой диалектической иерархии прав государство как наиболее конкретное право стоит на вершине правовой пирамиды, св€зано гегелевское возвышение государства над индивидами и обществом, восхваление его в качестве "шестви€ Ѕога в мире"1. ¬се это подтверждает, что √егель Ч этатист (государственник). Ќо √егель Ч правовой этатист, он обосновывает, восхвал€ет и обожествл€ет именно правовое государство, он подчин€ет (не отрица€ их!) права индивидов и общества государству не как аппарату насили€, а как более высокому праву Ч всей системе права. ј "система права есть царство осуществленной свободы"2. »ными словами, √егель философски восхвал€ет государство как наиболее развитую действительность свободы.

¬ конкретно-историческом плане √егель как мыслитель начала XIX в. полагал, что иде€ свободы достигла наибольшего практического осуществлени€ именно в конституционной монархии, основанной на принципе разделени€ властей (государ€, правительства и законодательной власти). Ќадлежащее разделение властей в государстве √егель считал "гарантией публичной свободы"3. — этих позиций он защищал суверенитет государственно-правового целого и резко критиковал деспотизм Ч "состо€ние беззакони€, в котором особенна€ вол€ как такова€, будь то вол€ монарха или народа (охлократи€), имеет силу закона или, вернее, действует вместо закона, тогда как суверенитет, напротив, составл€ет, в правовом, конституционном состо€нии момент идеальности особенных сфер и функций и означает, что подобна€ сфера не есть нечто независимое, самосто€тельное в своих цел€х и способах действи€ и лишь в себ€ углубл€ющеес€, а зависима в этих цел€х и способах действи€ от определ€ющей ее цели целого (к которому в общем примен€ют неопределенное выражение благо государства)"4.

¬ целом вс€ гегелевска€ конструкци€ правового государства пр€мо и однозначно направлена против произвола, бесправи€ и вообще всех внеправовых форм применени€ силы со стороны частных лиц, политических объединений и властных институтов. √егелевский этатизм радикально отличаетс€ от тоталитаризма вс€кого толка, который видит в организованном государстве и правопор€дке своих пр€мых врагов и стремитс€ вообще подменить правовой закон Ч произвольно-приказным законодательством, государственность Ч своим особым властно-политическим механизмом, а суверенитет государства Ч монополией политического господства той или иной партии и клики. » в гегелевском этатизме правомерно

1 √егель. ‘илософи€ права. ћ., 1990. —. 284.

2 “ам же. —. 67.

“ам же. —. 309. “ам же. —. 318.

102 –аздел I. ќбщие проблемы философии права

видеть не идеологическую подготовку тоталитаризма, а авторитетное философское предупреждение о его опасност€х. ¬едь тоталитаризм XX в., рассмотренный с позиций гегелевской философии государства и права, Ч это антиправова€ и антигосударственна€ форма организации политической власти, рецидив механизма насили€ деспотического толка, правда, в исторически новых услови€х и с новыми возможност€ми, цел€ми и средствами.

ќсмысление гегелевской концепции государства в контексте опыта и знаний XX в. о тоталитаризме позвол€ет пон€ть враждебную и взаимоисключающую противоположность между государственностью и тоталитаризмом. ¬ этом смысле можно уверенно сказать: этатизм против тоталитаризма1.

ќтсюда, конечно, вовсе не следует отрицани€ недостатков гегелевского этатизма (чрезмерное возвышение государства над индивидами и обществом в целом и т. д.). ќднако с точки зрени€ идей правовой государственности существенно отметить как правовую природу гегелевской концепции государства, так и то, что признаваемый этатизмом (как утверждением всеобщего государственного начала и верховенства) принцип суверенности государства и государственных форм выражени€, организации и действи€ публичной власти €вл€етс€ по существу одновременно и правовым требованием, необходимым условием дл€ любой концепции и практики господства права и правового государства.

Ћиберально-демократическа€ концепци€ правового государства (в отличие, скажем, от гегелевской недемократической концепции правового государства, исход€щей из идеи суверенитета монарха) может быть лишь определенной системой принципов, институтов и норм, выражающей идею народного суверенитета. »менно суверенитет народа Ч основа и источник государственного суверенитета (как внутреннего, который здесь нас интересует, так и внешнего).

—уверенитет либерально-демократического правового государства как формы выражени€ народного суверенитета Ч это концентрированное единство полномочий и правомочий, силы и права, распростран€ющихс€ на все население и всю территорию страны и определ€ющих законы и публично-политический пор€док общественной жизни. √осударственный суверенитет означает верховенство, независимость, полноту, всеобщность и исключительность власти государства, т. е. государственно-организованной формы политической власти. √осударственность Ч это не гола€ монополи€ силы и насили€ в общественной жизни, а определенна€ форма (система и пор€док) организации и применени€ этой силы и насили€. Ёта форма определ€етс€ правом данного государственно-организованного общества.

1 ѕодробнее см.: Ќерсес€нц B.C. √егелевска€ диалектика права: этатизм против тоталитаризма //¬опросы философии. 1975. є 11.

√лава 10. Ћичность, право, государство 103

ѕравова€ обоснованность и оформленность придают государственному применению силы характер правового принуждени€. ѕраво государства на такое (оправданное, определенное и ограни-, ценное правом) применение силы Ч его исключительна€ прерогатива и существенный показатель его суверенитета. ¬се другие (негосударственные) субъекты такого права иметь не могут.

ќчерченность силы правом (как принцип вс€кой цивилизации) означает также, что в любом государстве (а не только в правовом) полномочи€ государства, его органов и должностных лиц подразумевают соответствующие правомочи€ и действительны лишь в их рамках. ¬ этом смысле любое государство св€зано правом в меру его цивилизованности, развитости права у соответствующего народа и общества. —пециальна€ же концепци€ правового государства предполагает достаточно высокий уровень развитости права и государственности как исходную базу дл€ сознательной разработки, конституционного закреплени€ и практической реализации социально-исторически подход€щей модели (конструкции) правовой государственности. «десь, кроме субъективных пожеланий, необходимы и объективные социально-исторические, правовые, экономические, политические, духовные и культурные предпосылки.

”крепление суверенности государственной власти и утверждение господства права представл€ют собой два тесно взаимосв€занных процесса на пут€х к правовой государственности. ќдно без другого невозможно.

ѕодобно тому, как публично-политической властью в государственно-организованном обществе могут и должны быть наделены лишь государственные органы (различные ветви и звень€ системы суверенной государственной власти), так и общеоб€зательный характер (посредством государственного признани€ и защиты) может и должно иметь лишь право (правовой закон). ¬се общеоб€зательные акты (конституци€, закон, подзаконные акты и т. д.) должны быть правовыми и по содержанию, и по пор€дку, и процедуре своего прин€ти€ и действи€. Ќа пути к правовой государственности необходимо не только легализировать (посредством правовых законов) все правовое, но и делегализовать (лишить легальности) и ан-тилегализовать (запретить законом) все противоправное.

»з сказанного €сно, что требовани€ господства законов и законности, при всей их важности, все же недостаточны дл€ концепции правового государства, дл€ которой необходимо господство именно правовых законов и правовой законности. Ќадо, чтобы не только по названию, но и по своему содержанию законы и соответствующа€ законность выражали идеи господства права, не нарушали правовые начала и требовани€.

ѕравовое государство и правовой закон Ч необходимые всеобщие формы выражени€, организации, упор€дочени€ и защиты свободы в общественных отношени€х людей. —одержание и характер

104 –аздел I. ќбщие проблемы философии права

этой свободы, ее широта и объем, ее субъектна€ и объектна€ структуры (субъекты и сферы свободы) и т. д., словом, ее количество и качество определ€ютс€ достигнутым уровнем развити€ общества. —вобода относительна в смысле ее фактической незавершенности, исторического изменени€ и развити€ ее содержани€ и т. д., но она абсолютна как высша€ ценность и принцип и поэтому может служить критерием человеческого прогресса, в том числе и в области государственно-правовых норм, общественных отношений, положени€ личности.

ѕри освещении истории учений о правовой государственности необходимо остановитьс€ и на таком теоретически и практически вли€тельном направлении в подходе к этой теме, как юридико-позитивистские концепции правового государства. Ёто направление в XIX и XX вв. представлено различными течени€ми и вариантами юридического позитивизма.   его известным приверженцам относ€тс€, в частности,  . √ербер, ј. ƒайси, √. ≈ллинек, –. »еринг, ».ћ.  оркунов, ». Ћабанд, ј. Ёсмен и др. —уть их концепций правового государства (при всех имеющихс€ между ними различи€х) состоит в попытке создать ту или иную конструкцию самоограничени€ государства им же самим созданным правом. ѕри этом отрицаетс€ различение права и закона, и право сводитс€ к установлени€м государства.

ѕрава и свободы личности, общественных союзов и общества в целом с позиций такого подхода лишаютс€ объективного и самосто€тельного смысла и оказываютс€ октроированными, дарованными сверху "благами". “ак же по усмотрению властвующих эти "блага" могут отбиратьс€ обратно.

¬нутренн€€ противоречивость и несосто€тельность различных юридико-позитивистских конструкций правового государства очевидны. — одной стороны, государство в виде силы, твор€щей право, возвышают над правом, а с другой стороны, в самом этом праве усматривают средство дл€ ограничени€, обуздани€ и "св€зывани€" произвольной силы его собственного творца (т. е. государства), причем реализаци€ этого благопожелани€ зависит оп€ть-таки от прихоти самой власти, ее "самоограничени€". ¬озможность нового произвола со стороны государства, следовательно, пытаютс€ предотвратить его "св€занностью" со своим старым произволом.  роме того, увер€ют, что произвол действий властей можно удержать в границах произвола их нормативных установлений. ќдни формы произвола должны, по этой юридико-догматической логике, пресечь другие его про€влени€. √арантии против произвола, таким образом, в самом произволе!

ѕозитивистские концепции правовой государственности вращаютс€ в порочном кругу тавтологии, где сила определ€ет, что есть право, и вместе с тем сама становитс€ правовой, т. е. тем, что зависит от ее собственного определени€. ¬ этих позитивистских концеп-

√лава 10. Ћичность, право, государство 105

ци€х речь идет по существу не о правовом государстве, а, скорее, о "государстве законов" или "государстве законности" (как нередко именуют их и сами авторы соответствующих конструкций). ѕричем этим законам и законности, как и порождающему их и ими же "св€занному" государству, не хватает как раз главного Ч объективного критери€ их правомерности и правового характера, их отличи€ от форм произвола и несвободы. ћежду тем теоретически €сно, и практика это убедительно подтверждает, что законы могут исполн€тьс€, законность соблюдатьс€ и в том случае, когда они вместе с установившими их власт€ми нос€т антигуманный, антиправовой характер.  акой толк от таких законов и такой законности, которые легализуют произвол властей и бесправие подвластных?

” представителей юридического позитивизма нет и по существу не может быть убедительных, не противоречащих принципам их подхода ответов на подобные вопросы теории и практики.

ѕравовой закон и правовое государство внутренне взаимосв€заны: в обоих случа€х речь идет о различных формах выражени€ (нормативной и институциональной формах) идеи и принципа господства права. ѕравовое государство невозможно без утверждени€ верховенства правового закона, а правовой закон дл€ своего установлени€ и последовательной реализации нуждаетс€ в правовом государстве с соответствующим разделением властей, с конституционно-правовым контролем и иными средствами обеспечени€ господства права в человеческих отношени€х.

»стори€ философско-правовых учений о правовой государственности Ч богатый арсенал идей и концепций, без знани€ которых, учета их сильных и слабых сторон, достоинств и недостатков невозможна сколько-нибудь серьезна€ современна€ теоретическа€ разработка и практическа€ реализаци€ идей правового государства.

»стори€ развити€ философско-правовой мысли свидетельствует о том, что дл€ правового государства необходимы не только господство права и правовых законов (нормативно-правовой аспект), но и надлежаща€ правова€ организаци€ самой системы государственной власти, учреждение различных государственных органов, четкое определение их компетенции, места в системе, характера соотношени€ между собой, способов формировани€, форм де€тельности и т. д. (организационный, властно-институциональный аспект). ѕричем оба аспекта тесно взаимосв€заны и один без ƒругого невозможен. “ак, без надлежащей организации государственной власти, должного разграничени€ задач, функций и полномочий различных органов власти, определенного пор€дка их взаимоотношений и т. д. не может быть ни господства права, ни правовых законов, ни тем более их верховенства. — другой стороны, без соответстви€ праву и соблюдени€ требований правового закона не-

106 –аздел I. ќбщие проблемы философии права

. возможна сама организаци€ системы власти правового государства. ј без этого невозможна и реализаци€ прав и свобод человека.

ƒл€ правового государства, конечно, необходимо, но далеко не достаточно, чтобы все, в том числе и само государство, соблюдали законы. Ќеобходимо, чтобы эти законы были правовыми, чтобы законы соответствовали требовани€м права как всеобщей, необходимой формы и равной меры (нормы) свободы индивидов. ƒл€ этого необходимо такое государство, которое исходило бы из принципов права при формулировании своих законов, проведении их в жизнь, да и вообще в процессе осуществлени€ всех иных своих функций. Ќо все это возможно лишь в том случае, если организаци€ всей системы политической власти осуществлена на правовых началах и соответствует требовани€м права. “аким образом, правовое государство предполагает взаимообусловливающее и взаимодополн€ющее единство господства права и правовой формы организации политической власти, в услови€х которого признаютс€ и защищаютс€ права и свободы человека и гражданина.

¬ соответствии с этим правовое государство можно определить как правовую форму организации и де€тельности публично -политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носител€ми прав и свобод человека и гражданина.

  числу отличительных признаков правового государства, как минимум, относ€тс€: признание и защита прав и свобод человека и гражданина, верховенство правового закона, организаци€ и функционирование суверенной государственной власти на основе принципа разделени€ властей. ¬ содержательной плоскости данным признакам соответствуют три взаимосв€занных компонента правового государства. Ёти компоненты (элементы теории и практики) правового государства условно можно назвать так: гуманитарно-правовой (права и свободы человека и гражданина), нормативно-правовой (правовой характер закона, конституционно-правова€ природа и основа источников действующего позитивного права) и институционально-правовой (система разделени€ и взаимодействи€ властей, включа€ их взаимные сдержки и противовесы).

 лючевой момент теории и практики правового государства и, можно сказать, его конечна€ цель состоит в утверждении правовой формы и правового характера взаимоотношений (взаимных прав и об€занностей) между публичной властью и подвластными как субъ- ектами права, в признании и надлежащем гарантировании фор-

мального равенства и свободы всех индивидов, прав и свобод чело-

века и гражданина. ѕричем предполагаетс€, что правосубъектность индивидов, их права и свободы, правовой характер их отношений с властью Ч это не продукт воли и усмотрени€ политической власти, не ее "дар" или уступка люд€м, а существенна€ составна€ часть объективно складывающегос€ в данном обществе права, соблюде-

√лава 10. Ћичность, право, государство 107

ние которого €вл€етс€ юридической об€занностью всех, и прежде всего публичной власти и ее представителей. ¬ этом состоит смысл традиционного дл€ идей правового государства противопоставлени€ неотчуждаемых прав человека авторитарным и тоталитарным представлени€м об их октроированном (дарованном, пожалованном) характере.

ѕри этом, конечно, не следует забывать, что права человека Ч €вление не раз и навсегда определенное и завершенное, а исторически возникающее, измен€ющеес€, развивающеес€.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-02-12; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1210 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—лабые люди всю жизнь стараютс€ быть не хуже других. —ильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех. © Ѕорис јкунин
==> читать все изречени€...

1947 - | 1856 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.057 с.