Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


Ѕ) период с середины века по насто€щее врем€ -в ———– и на «ападе




 

Ётот более чем тридцатилетний отрезок времени не представл€ет, конечно, картины единства, в его пределах происходило интенсивное движение мысли и столкновение мнений, тенденций, принципов, предлагались разные концепции, но р€д важных отличий от прошлого позвол€ет говорить об этом периоде, как о некоем целом, хот€ и требующем делени€ на два этапа, но имеющем свое лицо. ќбща€ его характерна€ черта Ч постепенный отход от традиционных направлений исследовани€.

„ерта эта определилась не сразу.

¬ первые послевоенные годы (конец 1940-х годов) темы перевода редко затрагивались в отечественной печати (отдельные статьи по частным поводам). ≈сли не считать одного Ч двух практических учебных руководств к переводу специальных текстов, то в качестве единственной работы о принципах перевода можно назвать книгу √. ѕ. —ердюченко Ђќчерки по вопросам переводаї (Ќальчик, 1948). ¬ ней даетс€ краткий содержательный обзор взгл€дов ћаркса, Ёнгельса, Ћенина и классиков русской революционной демократической критики на перевод; конкретным же переводческим приемам в ней посв€щена глава, построенна€ на материале переводов политической литературы и деловых текстов на €зыки народов —еверного  авказа.

¬ начале 1950-х годов, после известной €зыковедческой дискуссии, прошедшей на страницах Ђѕравдыї (май Ч июнь 1950 г.), произошло €вное оживление филологической мысли, и в св€зи с ним усилилс€ интерес к проблемам перевода. ѕомимо большого числа статей в журналах, газетах, в Ђ”ченых запискахї разных высших учебных заведений, кандидатских диссертаций, где ставились как лингвистические, так и литературоведческие вопросы перевода, стали по€вл€тьс€ и книги о переводе (в том числе сборники статей), в которых довольно скоро обнаружилась и четко наметилась тенденци€ Ч сперва к разграничению, затем и к противопоставлению лингвистического и литературоведческого направлений.

«начительную роль в развитии общей теории перевода сыграли несколько работ, помещенных в сборнике Ђ¬опросы теории и методики учебного переводаї (ћ., 1950), содержание которых оказалось более Ємким, чем предполагалось его заглавием. —тать€ ». –. √альперина Ђѕеревод и стилистикаї освещала в сопоставительном плане на материале Ђќтеллої Ўекспира и его прозаического русского перевода, принадлежащего ћ. ћ. ћорозову (с привлечением также стихотворного перевода Ѕ. Ћ. ѕастернака), общность и различи€ смысловых и эстетических функций в средствах двух €зыков. ¬ статье Ћ. Ќ. —оболева Ђќ мере точности в переводеї была в общих чертах намечена классификаци€ основных видов переводимого материала, в дальнейшем получивша€ широкое применение и подвергша€с€ уточнению и детализации в других работах. я. ». –ецкер в статье Ђќ закономерных соответстви€х при переводе на родной €зыкї установил три основных типа возможных соотношений между элементами €зыка оригинала (преимущественно лексико-семантическими) и средствами €зыка перевода, повтор€ющихс€ в зависимости от характера исходных данных и посто€нно подтверждаемых наблюдени€ми над материалами переводов, т.е. представл€ющих определенную закономерность. я. ». –ецкером были установлены три категории закономерных соответствий: перевод при помощи эквивалентов, аналогов и адекватных замен. ќтмеча€, что эти виды соответствий Ђ€вл€ютс€ различными пут€ми, ведущими к одной цели Ч к достижению адекватности перевода, автор констатировал и характерность каждого из них дл€ перевода одной определенной разновидности материала. “ак, Ђв научно-техническом переводе решающее значение имеет значение терминологических эквивалентовї Ч т. е. посто€нных равнозначащих соответствий, которые дл€ определенного времени и места уже не завис€т от контекста (например, Ч "House of Commons" Ц всегда Ђпалата общинї, a "House of Lords" Ч Ђпалата лордовї). Ђ¬ переводе общественно-политического текста преобладает метод нахождени€ аналоговї (а Ђаналог Ч это результат перевода по аналогии посредством выбора одного из нескольких возможных синонимовї). », наконец, Ђпри переводе художественного текста широко примен€етс€ метод адекватных заменї, состо€щий в том, что Ђдл€ точной передачи мысли переводчик должен оторватьс€ от буквы подлинника, от словарных и фразовых соответствий, исход€ из целого:из содержани€, идейной направленности и стил€ подлинникаї1.

Ёти констатации следует понимать, конечно, лишь как указывающие на факт преобладани€ того или иного вида соответствий в определенном виде переводческой де€тельности2. –азумеетс€, грубой ошибкой было бы думать, что тот или иной вид соответстви€ всецело относитс€ только к одному какому-либо виду переводимого материала. ѕодобно тому, как в переводе художественной литературы может потребоватьс€ применение эквивалентов (дл€ терминов науки или общественной жизни, или дл€ р€да общеупотребительных слов), так и в переводе научного или публицистического текста может потребоватьс€ Ђаналогї или Ђадекватна€ заменаї.

  этой классификации закономерных соответствий ее автор в течение всего дальнейшего времени неоднократно возвращалс€, уточн€€ ее категории, детализиру€ ее рубрики, конкретизиру€ их сущность (пон€тие эквивалентности расчленено на разновидности, получившие свои терминологические обозначени€, термин Ђаналогї заменен термином Ђвариантное соответствиеї, вместо пон€ти€ Ђадекватна€ заменаї, имевшего вначале весьма общее определение и выборочно представленного отдельными случа€ми его реализации, введено разветвленное пон€тие различных подробно описанных трансформаций данных оригинала).  ак само пон€тие закономерных соответствий, так и их классификаци€ пользуютс€ сейчас широким признанием в теории перевода и могут рассматриватьс€ как своего рода открытие в этой области.

Ќар€ду с этими успешными шагами в изучении перевода вскоре в одной журнальной статье была предприн€та попытка отвергнуть самую возможность построить какую-либо самосто€тельную науку о переводе на том основании, что ее объектом выступает слишком сложное и многостороннее €вление (как будто науке свойственно отступать перед трудност€ми, вызываемыми ее предметом). ѕри этом, однако, была высказана справедлива€ мысль о пользе лингвистики дл€ исследовани€ любого вида перевода1.

»зданное вскоре же Ђѕособие по переводу с русского €зыка на французскийї Ћ. Ќ. —оболева (ћ., 1953) €вилось методически интересным и добротным учебным руководством с оригинальным подбором текстов дл€ упражнений; пафос вводной главы направлен был на утверждение идеологической ответственности переводчика и против буквализма как едва ли не главной угрозы дл€ смысла и идейного содержани€ оригинала.

¬се теоретические публикации, в том числе и та, в которой отрицалась возможность науки о переводе, не послужили основанием дл€ какой-либо полемики или дискуссии. ѕовод дл€ последней дало 1-е издание насто€щей книги (Ђ¬ведение в теорию переводаї, ћ., 1953), о чем уже шла речь в предисловии к данной работе (с. 5). ¬ыбор лингвистического направлени€ исследовани€ определ€лс€ в ней потребностью углубить специальную разработку важных вопросов, ранее затрагивавшихс€ обычно лишь в общих чертах, и тем самым восполнить имевшийс€ пробел, задача же рассмотрени€ и сопоставлени€ разных видов перевода могла решатьс€ только путем анализа их €зыковых особенностей как единственного существенного критери€, позвол€ющего и сравнивать их, и вы€вл€ть своеобразие каждого из них. Ќо именно это и вызывало наиболее ожесточенные возражени€, так как в самой постановке задачи критики книги усматривали умаление достоинства художественного перевода и чуть ли не угрозу творческим правам переводчика, как художника, €кобы ограничиваемым фактом объективного установлени€ межъ€зыковых соответствий. ¬озможность идти в исследовании по новому пути, точнее сказать, до сих пор не испытанному, и возможность разграничени€ разных путей была отвергнута; вопрос был поставлен альтернативно, в форме противопоставлени€ принципов.

¬ некоторых стать€х, помещенных в сборнике Ђ¬опросы художественного переводаї (ћ., 1955) и Ђћастерство переводаї (ћ., 1959), фактически утверждалась плодотворность и правомерность только литературоведческого подхода к проблеме, и отрицалось либо всемерно ограничивалось значение ее лингвистического аспекта Ч с тем, чтобы в теории перевода можно было обойтись без применени€ €зыковедческих категорий1. ѕредлагалось концентрировать внимание на передаче Ђобразовї подлинника как таковых, будто они существуют в литературе вне своего €зыкового воплощени€2. ¬ самом изучении €зыковых средств перевода усматривалась опасность формализма и с лингвистическим направлением исследовани€ был поставлен в св€зь переводческий формализм и буквализм на практике, что, конечно, было свидетельством методологической наивности, поскольку в основе этих опасений лежало смешение теоретических принципов с возможными практическими результатами3. ѕодобные опасени€ и настроени€ противников лингвистической ориентации в теории перевода могли в известной мере питатьс€ и поддерживатьс€ той обстановкой, котора€ сложилась в мировом €зыкознании к началу и середине 50-х годов, т. е. бурным развитием структурной лингвистики, опытами формализации, распростран€вшимис€ и на €зык художественной литературы, и первыми опытами машинного перевода (1954 г.), которые тогда же стали проводитьс€ и в нашей стране. „то касаетс€ теоретической проблематики перевода, то на ее исследование за рубежом все эти факты оказали вли€ние и вызвали в нем реакцию несколько позднее Ч и в €вной св€зи с борьбой мнений в советской теории и критике перевода.

¬ течение 1940-х годов переводческа€ мысль на «ападе развивалась еще по прежним руслам и прежними темпами. Ќекоторый элемент нового внесла перва€ работа по сопоставительной стилистике (французского и немецкого €зыков) јльфреда ћальблана (1944). Ѕолее существенный сдвиг обозначилс€ в начале 1950-х годов: он выразилс€ в общем усилении интереса к переводу, в осознании его возрастающего социально-культурного значени€, которое привело к созданию национальных переводческих организаций в отдельных странах, к образованию в 1954 г. объедин€ющей их ћеждународной ‘едерации перевода (Federation internationale de la traduction Ч сокращенно FIT), к проведению ею периодических ћеждународных конгрессов и к по€влению во многих странах журналов, специально посв€щенных как практической стороне работы переводчиков, так и освещению теоретических проблем разных видов перевода (официально-делового, технического, научного, художественного)1, наконец, к более частому по€влению книг о переводе.

¬о многих журналах и издающих их организаци€х объединены (по большей части) переводчики книг (литературно-художественных, научных, научно-технических) и переводчики устные (interpretes, interpreti, Dolrrietscher, что соответствует значению ныне неупотребительного у нас слова Ђтолмачї); некоторые из этих объединений имеют творческий или профессиональный профиль, либо сочетают тот и другой.

„то же касаетс€ зарубежных работ 1950-х годов о художественном переводе, то в них также примен€лись и литературоведческий, и лингвостилистический подход к проблеме: первый был наиболее значительно представлен книгой Ёдмона  ари ЂLa traduction dans le monde modemeї (Geneve, 1956), второй - книгой ∆оржа ћунена ЂLes belles infidelesї (Paris, 1956), но различие в принципе или методе не принимало формы столь резко полемического противопоставлени€, как это было в отечественных работах того же времени. ƒаже в пределах одного сборника Ч например, американского "On Translation" (Cambridge, Massachusetts, 1959) Ч сочетались статьи литературоведческой и лингвистической ориентации. Ќо наша полемика о принципах построени€ художественного перевода вызвала известный отклик и у зарубежных ученых, высказавшихс€ в пользу той или иной точки зрени€2.

¬ странах социалистического содружества в 1940-50-х годах также наметилс€ определенный интерес к теоретической проблематике перевода, преимущественно художественного Ч первоначально в традиционных рамках и без полемических ситуаций1, в дальнейшем Ч с откликами на Ђспор литературоведов и лингвистовї (как назвал полемику 1950-х годов между советскими теоретиками Ё.  ари)/

¬озвраща€сь к развитию этого спора, надо подчеркнуть, что его участники не довольствовались одной полемикой и взаимной критикой, но искали и конструктивных решений, которые, однако, находились не легко и не сразу. јвтор этой книги во 2-м ее издании подчеркнул необходимость и вместе с тем недостаточность лингвистического принципа в исследовании художественного перевода и постаралс€ возможно более €сно изложить свою позицию (см. также предисловие, с. 5). — другой стороны, дл€ более совершенной разработки вопроса о переводе ». ј.  ашкиным было выдвинуто требование Ђпостроени€ теории художественного перевода как дисциплины в широком смысле филологическойї2, т. е. сочетающей рассмотрение и €зыковых, и литературных вопросов перевода. “ака€ формулировка конечной задачи не вызывала, конечно, возражений применительно к проблеме художественного перевода, но решение ее было возможно только при условии одинакового внимани€ к обеим сторонам проблемы, требу€ высокой общефилологической (т.е. литературоведческой и лингвистической) культуры и предполага€ большую предварительную работу также и по раздельным специальным руслам (в особенности Ч по €зыковедческому, поскольку в этом направлении до сих пор сделано было меньше и поскольку проблема передачи содержани€ в любом случае приобретает форму вопроса о конкретных €зыковых средствах выражени€, используемых дл€ этого). ћежду тем приверженцы литературоведческой или даже Ђфилологической в широком смыслеї теории перевода в собственных стать€х 1950-х годов ограничивались декларативными утверждени€ми и общим положением о том, каким должен быть перевод и как следует создавать его теорию, дава€ лишь иллюстрации к отдельным положени€м.

»менно в св€зи с творческой практикой советских переводчиков художественной литературы и на основе опыта лучших мастеров этого искусства как современности, так и прошлого ». ј.  ашкин предложил идею Ђреалистического переводаї. ѕоследний мыслилс€ им и как теоретическое пон€тие, выражающее особый Ч наиболее совершенный Ч метод перевода, и вместе с тем как нормативный принцип, которому должна отвечать де€тельность советских переводчиков, и на основе которого она должна оцениватьс€. «адача, решаема€ методом реалистического перевода, обрисовывалась так: Ђ...ѕереводчику, который в подлиннике сразу же наталкиваетс€ на чужой грамматический строй, особенно важно прорватьс€ сквозь этот заслон к первоначальной свежести непосредственного авторского воспри€ти€ действительности. “олько тогда он сможет найти настолько же сильное свежее €зыковое перевыражение. —оветский переводчик стараетс€ увидеть за словами подлинника €влени€, мысли, вещи, действи€ и состо€ни€, пережить их, и верно, целостно и конкретно воспроизвести эту реальность авторского видени€... такой подход поможет переводчику и читателю различить за словесным выражением отраженную социальную сущность, ее противоречи€, ее динамикуї1.

ѕо мысли автора, высказанной в другом месте, реалистический метод перевода €вл€етс€ в этой сфере творчества соответствием методу социалистического реализма, осуществл€емому в советской оригинальной литературе.

ѕредложенное ». ј.  ашкиным пон€тие вызвало интерес, но также обсуждение и споры.

Ќекоторые теоретики перевода прин€ли его Ђна вооружениеї, как нечто окончательно про€сненное, и стали широко примен€ть его. ƒругие отнеслись к нему критически, подвергнув его более пристальному анализу, внес€ в него свои поправки и иное содержание, либо откликнувшись на него скептически и полемически.

¬ приведенной только что формулировке сущности реалистического перевода прежде всего обращает на себ€ внимание €вна€ недооценка роли подлинника как текста, как системы €зыковых средств выражени€, а слова о Ђчужом грамматическом строеї как о Ђзаслонеї, сквозь который переводчик должен Ђпрорватьс€... к первоначальной свежести авторского воспри€ти€ї, вызывают недоумение: ведь грамматический строй, как и лексика чужого €зыка, может оказатьс€ заслоном и преградой только дл€ человека, недостаточно знающего этот €зык, либо дл€ переводчика, наход€щегос€ во власти наивного и ложного представлени€, будто чужой грамматический строй и лексико-семантическую систему можно механически скопировать. Ќа самом же деле вс€ словесна€ ткань оригинала Ч и лексика, и грамматический строй Ч дл€ переводчика, в полной мере владеющего €зыком оригинала и верно оценивающего его соотношение с родным, служит не Ђзаслономї, а широко распахнутой дверью в ту художественную действительность, котора€ открываетс€ в подлиннике и которую ». ј.  ашкин предлагает искать не в нем, а как бы через него, за ним, за его текстом1.

Ётот момент в предложенном ». ј.  ашкиным принципе был наиболее у€звим. » конструктивно развива€ идею реалистического перевода, √. –. √ачечиладзе внес существеннейшую поправку в понимание соотношени€ между текстом подлинника и отраженной в нем действительностью, а тем самым и в постановку задачи перевода. ¬от его точка зрени€:

 

Ђ...».  ашкин исходит из общего положени€ о том, что перевод должен реалистически и точно отражать действительность, отраженную в подлиннике. —пецифика же перевода, по нашему мнению, заключаетс€ в том, что дл€ переводчика непосредственным объектом отражени€ €вл€етс€ сам подлинник, т. е. его художественна€ действительность, а не непосредственно та конкретна€ действительность, котора€ в свое врем€ была отражена и опосредована оригиналомї2.

 

“ем самым в своих правах было восстановлено значение текста как формы выражени€ автором видени€ действительности и как наиболее надежного пути к нему.

—ильную сторону работы √. –. √ачечиладзе составл€ет то, что —вою концепцию реалистического перевода он обосновал философски, опира€сь на ленинскую теорию отражени€. Ёту концепцию он убедительно развил на основании разнообразных примеров перевода из литературы прошлого и современности, уделив большое внимание конкретным художественным особенност€м отдельных произведений, остановившись и на целом р€де €зыковых моментов переводческой работы, за которыми он, впрочем, в св€зи с общим литературоведческим характером своей книги признал лишь второстепенное значение технических средств.

¬о избежание не€сностей, необходимо вслед за самим автором концепции оговорить, что термин Ђреалистический переводї в его понимании (как и в представлении ». ј.  ашкина) не претендует на выражение историко-литературного содержани€, так как реалистический метод передачи оригинала, с его точки зрени€, возможен и в де€тельности переводчиков, непосредственно не св€занных с реализмом как литературным направлением, или работавших в дореалистический период развити€ литературы. Ёта внеисторичность пон€ти€ Ђреалистический переводї методологически снижает значимость концепции, внос€ в нее своего рода нормативную оценочность. ¬ целом же, €вл€€сь несомненным шагом вперед в развитии теории перевода по литературоведческому руслу, концепци€ √. –. √ачечиладзе не преодолевает основного преп€тстви€ на пути к решению общефилологической задачи. Ёто преп€тствие Ч недооценка €зыковой стороны вопроса.

язык в любом переводе (в том числе в художественном) Ч отнюдь не только вспомогательное средство работы. ¬с€ка€ задача, возникающа€ в переводе (идейно-познавательна€ Ч применительно к научной литературе, идейно-эстетическа€ Ч применительно к литературе художественной), решаетс€ только €зыковыми средствами. –азумеетс€, идейно правильное истолкование подлинника, проникновение в его художественное своеобразие, высока€ культура переводчика Ч все это необходимые предпосылки дл€ решени€ задачи, но средство ее решени€ (не самоцель, конечно) Ч это €зык. ѕусть он будет подчинен определенному художественному и идейному замыслу, но сам по себе он представл€ет материал чрезвычайно богатый и сложный. » поскольку в переводе, в отличие от оригинального литературного произведени€, не встают такие задачи, как поиски темы и геро€, как создание сюжета, как композиционное построение и т. п., постольку работа над €зыком становитс€ основной и единственной сферой, в которой развертываетс€ творчество переводчика как истолковател€ и выразител€ авторского замысла. ќбразы подлинника, выраженные определенными €зыковыми средствами, могут быть переданы, Ђперевыраженыї в переводе только с помощью определенных же (в очень многих случа€х формально далеких) средств другого €зыка. “ем самым не только дл€ практики перевода, но, тем более, и дл€ теории его €вл€етс€ необходимостью лингвистическа€ основа, строгий учет закономерностей, существующих между определенными €зыками1.

Ёто Ч чрезвычайно важно. ≈сли же в течение 1950-х Ч начале 1960-х годов теоретическа€ работа по проблемам перевода продолжала в основном вестись по двум уже наметившимс€ и разграничившимс€ руслам, то это вызывалось и требовани€ми специализации, сосредоточени€ внимани€ на той или иной стороне проблемы и исследовани€ богатейшего материала фактов, относ€щихс€ и к тому, и к другому ее аспекту. Ќо забывать о конечной задаче Ч о построении общефилологической теории, о синтезе Ч было нельз€. » постепенно делалось все более €сным, что настаивать на правомерности только литературоведческого или только лингвистического пути в исследовании художественного перевода было бы делом и не современным, и не прогрессивным. Ќаше врем€ Ч врем€ невиданного в прошлом тесного сотрудничества наук, порою даже ¬есьма далеких (как €зыкознание и математика), а между тем в филологии разобщение между столь близкими ее ветв€ми как литературоведение и €зыкознание еще далеко не изжито. Ќо расхождение не вызываетс€ какой-либо роковой неизбежностью, а реальна€ возможность преодолеть его, т. е. совместить две линии изучени€ перевода, подтверждаетс€ на практике все более частым по€влением работ, успешно сочетающих лингвистический и литературоведческий принцип (много статей, показывающих в этом отношении пример, опубликовано в ежегодниках Ђћастерство переводаї и Ђ“етрад€х переводчикаї за последние двадцать лет).

≈ще в пору продолжавшейс€ полемики вышел в свет сборник статей Ђ“еори€ и критика переводаї (Ћ., 1962), объединивший авторов как с лингвистическими, так и с литературоведческими интересами. ¬ статье-предисловии к нему под заглавием ЂЌаши задачиї Ѕ. ј. Ћарин выступил, как лингвист, с утверждением необходимости строить теорию художественного перевода на двуединой основе наук о €зыке и о литературе. ќбсужда€ Ђспор о том, в какое Ђведомствої отнести теорию перевода Ч в лингвистическое или литературоведческоеї, он писал: Ђ ак филологи€ или стилистика, так и теори€ перевода немыслима без органического соединени€ лингвистических и литературоведческих методовї1. » далее: Ђ¬с€кий перевод должен начинатьс€ с филологического анализа текста, сделанного во всеоружии лингвистической подготовки, и завершатьс€ литературным творчеством. Ётот последний момент вне спора, как и первый. ≈сть и раздельные задачи дл€ литературоведов и лингвистов в просторном плане теории переводаї2.   числу первых автор статьи отнес критику художественного перевода Ч с оговоркой, однако, о том, что невозможно довести ее до успешного результата без лингвистического анализа соотношений оригинала с переводом, ибо основой критики художественного перевода €вл€етс€ не вкус, не талант литератора, а строга€ теори€ художественного перевода как высшей разновидности билингвизма и как разновидности литературной работыї3.

ƒальнейший ход развити€ науки о переводе в общем подтвердил правоту этих утверждений. ≈сли в работах по истории перевода, в частности, в трудах о судьбе творческого наследи€ того или иного зарубежного писател€ на почве русской литературы, дело могло обходитьс€ без привлечени€ лингвистических данных, то в работах о методах перевода, о де€тельности того или иного переводчика анализ материала не мог (как, впрочем, и ранее Ч притом даже в работах противников €зыковедческой трактовки вопроса) обходитьс€ без проведени€ конкретного анализа €зыковых фактов. —ейчас вс€ эта полемика уже утратила свою остроту, хот€ отголоски ее раздавались еще и в начале 1970-х годов4.

¬ дальнейшем, как будет показано ниже, разработка лингвистической проблематики пошла преимущественно в русле общей теории перевода и в основном на базе материала нехудожественного. Ќаиболее же значительным €влением в области теории художественного перевода стала книга чешского филолога »ржи Ћевого (1927-1967) Ђ»скусство переводаї, вариант которой, подготовленный автором специально дл€ международной публикации, по€вилс€ в русском переводе в 1974 г.1 јвтор Ч выдающийс€ литературовед с разносторонними интересами, в том числе стиховедческими, сторонник литературоведческой теории перевода; литературоведческим же €вл€етс€ и замысел книги, но реализаци€ замысла оказалась подлинно широкой и пошла в направлении как философско-эстетическом на марксистско-ленинской основе, так и общефилологическом, включа€ глубокое рассмотрение €зыковых вопросов перевода. Ѕазой дл€ этого послужила конкретна€ методологи€ ѕражского лингвистического кружка - известной группы чешских структуралистов. ¬ книге ». Ћевого дл€ постановки и решени€ теоретических вопросов оригинально и успешно использованы выработанные пражской лингвистической школой категории, основанные на функциональном подходе к €зыковым €влени€м и к фактам €зыка литературы.

ѕроблематика художественного перевода охвачена в книге исчерпывающим образом. ѕерва€ часть посв€щена общетеоретическим задачам Ч таким, как оценка состо€ни€ теоретической мысли в области перевода, рассмотрение процесса перевода и эстетических проблем перевода (Ђтворческое воспроизведениеї, Ђперевод как литература и €зыкотворчествої, Ђверность воспроизведени€ї), некоторых общих и частных вопросов теории перевода, одной из жанровых проблем (Ђперевод пьесї) и, наконец, переводу как историко-литературиой проблеме. ¬тора€ часть книги Ч стиховедческа€: в ней трактуютс€ и общие, и частные вопросы сопоставительного стиховедени€ и основные категории стихотворного перевода.

ћатериал этого Ђмеждународного вариантаї книги Ч в отличие от ее чешского издани€ Ч обширен и разнообразен и почерпнут из различных переводов с западноевропейских €зыков на слав€нские, в том числе на русский, и со слав€нских на западноевропейские.  артина, изображающа€ общее состо€ние искусства перевода (преимущественно современного), получилась весьма полной.

¬ св€зи с тем, что ». Ћевый высоко оценивал достижени€ теоретической мысли советских исследователей перевода и плодотворно примен€л их, в своем предисловии к книге ¬. ћ. –оссельскак их итог формулирует Ђ...выдвинутые в работах теоретиков нашей школы постулаты: принципиальна€ переводимость любого художественного текста; необходимость дл€ переводчика ставить себе писательскую задачу, то есть изучать не только подлинник, но и самое жизнь; примат литературных аспектов, художественных аспектов художественного перевода над лингвистическими; наконец, сквозной принцип функциональности, установление которого положило предел извечному спору о переводе "точном" и "вольном"...ї1

ѕредставл€етс€ возможным прин€ть эту обобщающую формулировку- с одним только изменением, касающимс€ ее третьего пункта, который возвращает к старому спору: следует говорить не о примате какого-либо аспекта над другим, а о синтезе обоих аспектов, их органическом соединении, которое не исключало бы того, что в р€де случаев Ч в зависимости от изучаемого материала и от задач изучени€ Ч соотношение их могло бы мен€тьс€ то в пользу одного, то в пользу другого, вплоть до превалирующей роли того или иного. ¬едь и сама книга ». Ћевого Ч блест€щий пример именно синтеза методов.

“руд ». Ћевого в его международном варианте сделалс€ досто€нием читателей позднее своего создани€ (немецкий перевод вышел в ‘–√ в 1969 г.), когда в теории перевода уже ставились и решались задачи, требовавшие привлечени€ иного материала. ”же успел начатьс€ новый Ч второй в послевоенном периоде Ч этап развити€ науки о переводе.

¬ св€зи с этим необходимо вернутьс€ к вопросам того вида перевода, который, €вл€€сь менее сложным по своему характеру, не вызывал и таких споров, как перевод художественный, но всЄ же послужил основой дл€ постановки и решени€ специфических проблем.  ак в послевоенные годы, так и в начале 1950-х годов не переставали выходить учебники и руководства по технике чтени€ и перевода научно-технических текстов, а проблематика, св€занна€ с последними Ч преимущественно в терминологическом плане Ч находила отражение и в некоторых диссертаци€х на эти темы.

Ќачало нового этапа в изучении научно-технического перевода может быть датировано серединой 1950-х годов, когда в отечественном €зыкознании стали интенсивно примен€тьс€ структурные принципы, и стали все активнее использоватьс€ точные методы количественного анализа €зыковых фактов, когда были проведены и первые опыты машинного перевода, на который тогда возлагались огромные надежды. ѕоследние, правда, не оправдались; если машинный перевод не принес до сих пор ощутимых практических результатов, то выросша€ вокруг него теори€ сыграла плодотворную роль именно дл€ исследовани€ функционального стил€ научной и технической литературы и вопросов ее перевода в практической и теоретической плоскости. »менно в силу определенного единообрази€ в лексическом составе ее €зыка, где безусловно преобладают термины и нейтральные общеупотребительные слова, а синтаксис отвечает четким услови€м логической композиции, стиль научной и технической литературы позвол€ет не только констатировать устойчиво действующие тенденции построени€ текста, но и найти строгие закономерности, подтверждаемые данными статистического характера и путем применени€ более сложных математических принципов.

¬ то же врем€ и методы традиционной лингвистики, нисколько не устаревшие и, в частности, положени€ и категории общей теории перевода продолжали примен€тьс€ к стилю научной и технической литературы и приносить отнюдь не меньшую пользу; интересным показал себ€ также их синтез с принципами структурного €зыкознани€, как это подтвердили и книги ». ». –евзина и ¬. ё. –озенцвейга Ђќсновы общего и машинного переводаї (ћ., 1964) и Ќ. ƒ. јндреева Ђ—татистико-комбинаторные методы в теоретическом и прикладном €зыкознанииї (ћ.; Ћ., 1967). Ќесколько подробнее о первой из них: эта книга значительна, прежде всего, как первый в мировой научной литературе опыт синтеза пон€тий и положений той теории перевода, которую авторы называют Ђтрадиционнойї (т.е. общей теории перевода), и категорий структурного €зыкознани€. —вою задачу авторы формулируют как

 

Ђ...попытку изложить проблематику традиционной теории перевода в терминах, прин€тых в структурной лингвистике. “акое переложение традиционной теории необходимо потому, что в том виде, как эта теори€ излагалась до сих пор, она представл€лась специалистам в области прикладной лингвистики малосодержательной и вообще не применимой на практике... Ќам хотелось, однако, показать, что в традиционной теории перевода имеетс€ р€д ценных и достаточно легко формализуемых пон€тийї1.

 

» далее:

 

Ђ...несмотр€ на стремление авторов остатьс€ в рамках чистого переформулировани€ традиционной теории, им пришлось ввести р€д новых пон€тий... и в некоторых местах измен€ть эту теорию по существу... ѕо-видимому, другого пути здесь нет, и любой контакт с практикой машинного перевода, а так же рассмотрение теории перевода в общем контексте структурной лингвистики не может не мен€ть этой теорииї2.

 

Ёто Ч лишнее подтверждение интенсивности интереса к разнообразным аспектам перевода, многообрази€ направлений, в которых развиваетс€ этот интерес, а вместе с тем и столь быстрого развити€ в разработке всего круга вопросов, относ€щихс€ к переводу, что потребовалось и неожиданное, казалось бы, сочетание методов из весьма различных областей науки о €зыке. ѕоказательно и то, что теори€ перевода Ч эта едва ли не сама€ молода€ дисциплина, возникша€ в русле традиционной филологии, на фоне которой она еще совсем недавно выгл€дела весьма нетрадиционно и не всеми лингвистическими авторитетами признавалась, получает от авторов название Ђтрадиционнойї. ¬ то же врем€ сама€ постановка вопроса о ней в их книге говорит об актуальности и жизнеспособности этой Ђтрадиционнойї теории в том виде, как она, излагалась раньше дл€ более широкой аудитории. ѕри этом естественно, что в ходе осуществл€емого авторами синтеза положений и категорий, относ€щихс€ к одному объекту (переводу), но заимствованных из различных сфер, им приходитс€ вступать и в полемику против Ђтрадиционнойї общей теории перевода.

»з арсенала средств лингвистической общей теории перевода особенно оправдало себ€ относительно возможностей перевода научных и технических текстов пон€тие закономерных соответствий перевода, выдвинутое я. ». –ецкером в статье 1950 года и потом развившеес€ и уточн€вшеес€ им в позднейших работах (1956,1968,1973 и 1974гг.). ѕри этом, как уже указывалось выше, особенно полезное применение в теории и практике научно-технического перевода получило пон€тие эквивалента как соответстви€, не завис€щего от условий контекста в пределах материала определенной отраслевой тематики. — помощью эквивалентов передаютс€ прежде всего термины Ч и простые, и составные, т. е. те элементы, которые в научной и технической литературе занимают столь значительное место. ѕрименимы они и дл€ передачи многих служебных элементов Ч св€зочных и полусв€зочных глаголов, нередко Ч дл€ устойчивых оборотов и т.п.

¬ отличие от публицистических текстов и в особенности от произведений художественной литературы, в €зыке которых огромный перевес на стороне индивидуального начала и эстетического принципа, функциональный стиль литературы научной и технической подчинен принципу формально логической организации речи и заставл€ет говорить о господстве в нем коллективного начала, т. е. черт, посто€нно свойственных огромному множеству текстов определенного типа, посто€нно повтор€ющихс€ в них (положение, четко сформулированное в свое врем€ ј. Ћ. ѕумп€нским1). »менно отсюда Ч возможность гораздо более широких обобщений в характеристике особенностей этого стил€ и выведени€ гораздо более четких и строгих принципов перевода (вплоть до пр€мых рекомендаций), основанных на закономерност€х в соотношении €зыков.

ќтносительно четкий и строгий характер закономерностей, присущих стилю научных и технических текстов и способов их перевода отнюдь не означает, однако, отсутстви€ сложностей в этой области. Ќет, сложности сами по себе (т.е. безотносительно к переводу текстов другого рода Ч художественных и публицистических) часто очень велики, и неслучайно то обсто€тельство, что проведенные до сих пор опыты автоматического перевода продемонстрировали возможность доверить машине лишь относительно простой, даже элементарный материал и необходимость большой дополнительной человеческой работы - так называемой постредактуры. Ѕесспорно, что в сфере научного и технического перевода дл€ творческой де€тельности человека Ч широчайшее поле приложени€. “ак, важной и ответственной, требующей посто€нного внимани€ задачей остаютс€ здесь поиски соответствий дл€ непрерывно рождающихс€ ино€зычных терминов самого различного типа, которые еще не зарегистрированы ни в каких словар€х и с которыми переводчик встречаетс€ впервые.  стати, ведь и те эквиваленты, которыми сейчас, как готовым материалом, посто€нно пользуютс€ в переводах, по€вились не сами собой, а тоже были созданы людьми, авторство которых осталось, впрочем, не отмеченным.   тому же многие термины омонимичны в пределах разных сфер науки и техники. «адачи нахождени€ соответствий решаютс€, как известно, разными пут€ми Ч часто по аналогии (хот€ бы частичной) с имеющимис€ уже прецедентами, но нередко и в зависимости от более сложных факторов того или иного конкретного случа€, требующих изобретательности, гибкости и точного учета €зыкового окружени€ термина, т. е. вовсе не по стандарту. ј так как с развитием науки и техники неизменно возрастает количество наименований дл€ все врем€ возникающих новых пон€тий, то и необходимость в нахождении эквивалентов дл€ них и учета особого характера употреблени€ термина никогда не отпадает. ƒругими, словами: и перед переводчиком, и перед лексикографом, и перед исследователем будет сто€ть эта задача Ч углубленное изучение вопроса об эквивалентах.

ћожно назвать и другую своеобразную задачу научно-технического перевода. Ёто Ч забота о высоком качестве переводного научно-технического текста Ч независимо от того, предназначаетс€ ли он дл€ печати или дл€ использовани€ в стенах учреждени€. ј это предполагает не только полное отсутствие ошибок по содержанию и нарушений нормы данного стил€, но и €сность, точность, строгость изложени€, которые должны делать содержание легким дл€ понимани€ и уж во вс€ком случае не усложн€ть текст. ¬ научно-техническом тексте есть сво€ эстетика, та эстетика, о которой теперь часто говор€т и пишут в св€зи с промышленным и жилищным строительством, с планировкой, устройством и оформлением цехов и других помещений, с внешним видом и функционированием машин. Ёто эстетика целесообразности, четкости, продуманности формы. ј в тех более редких случа€х, когда в произведении научной литературы на фоне общих формально-логических норм стил€ выступают черты индивидуального мастерства, выражающиес€ в средствах образности или в использовании иронии дл€ целей полемики, встают и такие эстетические задачи, которые не чужды и переводу художественной литературы.

«адачи лингвистического обеспечени€ научно-технической революции сложны, богаты возможност€ми, разнообразны. ќчень опасна недооценка их. “ехнику у нас уважают, порой боготвор€т, а то, что св€зано с €зыком и тем более Ч с его теорией, нередко считают чем-то подсобным, вспомогательным, т. е. второстепенным или третьестепенным, и потому не заслуживающим внимани€. Ќе может быть ничего ошибочнее и вреднее такого отношени€ к делу, идущего вразрез с ленинским определением €зыка, как Ђважнейшего средства человеческого общени€ї (о нем уместно напомнить именно в этой св€зи).  ак на войне дл€ самого лучшего офицера штаба или самого талантливого военачальника, если они не знают €зыка противника, даже и ценнейшие трофейные документы мертвы без помощи переводчика, так и важнейша€ научно-техническа€ информаци€ на иностранном €зыке бесплодна дл€ самых способных инженеров и руководителей, если они лишены помощи переводчика, а данным €зыком не владеют. » не только ѕереводчик-практик, но и лингвист-теоретик Ч сейчас отнюдь не кабинетна€ фигура, а активный и необходимый де€тель научно-технического прогресса1. Ќеслучайно стало актуальным и положение: Ђлучша€ практика Ч это лучша€ теори€ї, идущее, конечно, от общепризнанной истины, что лучшей проверкой теории всегда служит практика.

»зучение перевода в течение последнего периода (начина€ со 2-й половины 1960-х годов) и в ———–, и за рубежом пошло в значительной степени по линии общей теории перевода, т. е. по лингвистическому пути. ѕричина тому Ч все растуща€ в современном мире актуальность исследовани€ всех видов перевода (включа€ и художественный) и св€занна€ с этим потребность в обобщении итогов, получаемых в результате этой работы. ѕри этом дает себ€ знать и тот интерес, который у современных €зыковедов вызывает перевод как особый объект дл€ собственно лингвистических исследований, как материал дл€ постановки вопросов, св€занных с соотношением €зыков. ¬озникло специальное ответвление €зыковедческой науки, которое вполне точно можно обозначить как Ђлингвистику переводаї2.

¬ыше уже говорилось о том особом месте, которое во многих современных работах зан€ло пон€тие процесса перевода. ќбращение к этому пон€тию вызвано стремлением 1) определить в комплексе все услови€, определ€ющие переход от »я к ѕя, и в зависимости от них Ч характер результата, т. е. структуры речевого произведени€ на ѕя, и 2) тем самым получить возможность обобщить факторы Ч лингвистические и экстралингвистические, которые воздействуют на процесс и его результат, вы€сн€€ при этом а) различные стороны данных факторов и б) - через них Ч специфику различных форм переводческой работы. ѕри этом пон€тие процесса перевода оказываетс€ удобным и дл€ более широкого использовани€ принципа формализации (и схематизации) как хода самого анализа, так и его итоговых данных. ѕри осуществлении названной задачи полностью сохран€ет значение пон€тие функции €зыковых средств в многообразии их речевых про€влений.

ќбщей чертой, наход€щей то более, то менее резкое выражение в работах этого типа, должна быть признана тенденци€ к возможно большей точности и строгости способа изложени€, к максимальной терминологической дифференциации пон€тий, фактически привод€ща€ и к известной (иногда большой) его сложности, Ђзакодированностиї, котора€ не всегда оправдываетс€ степенью сложности предмета. Ќеслучайно при этом особое внимание удел€етс€ определени€м как основных, так и производных категорий. Ѕольшое место при формализованном подходе к проблеме удел€етс€ схемам, условным буквенным обозначени€м и т. п.

Ќазванна€ тенденци€ сложилась под бесспорным воздействием такой современной отрасли знани€ как теори€ информации, обращенна€ к естественным и точным наукам, с одной стороны, и к гуманитарным, с другой. ќдним из частных про€влений этой же тенденции оказываетс€ и больша€ степень распространени€, которую ныне получил термин Ђинформаци€ї даже в работах о художественном переводе, где он используетс€ дл€ обозначени€ и таких трудно поддающихс€ точному учету элементов текста (или отдельных его отрезков), как эмоциональное содержание. —ледует констатировать и сказывающуюс€ во всем этом т€гу не только к обычному обобщению, но и к абстракции, признаки отказа от эмпирической конкретности и далее Ч преобладание принципа дедукции над принципом индукции.

¬ новейших зарубежных (западноевропейских и американских) работах по общей лингвистической теории перевода названные черты выступают очень четко. ¬ книге Ђ¬опросы теории перевода в зарубежной лингвистикеї под общей редакцией и со вступительной статьей ¬. Ќ.  омиссарова (ћ., 1978) достаточно полно и объективно отражены различные аспекты науки о переводе, представленные тщательно отобранными главами из книг и отдельными стать€ми четырнадцати авторов, за два с лишним дес€тилети€.

¬ыделение главных аспектов, по которым и сгруппирован материал в сборнике, обосновано в содержательной статье редактора. ѕрежде всего подчеркиваетс€ органическа€ взаимосв€зь между современным теоретическим (общим) €зыкознанием и теорией (общей) перевода, значение их друг дл€ друга, интерес и важность перевода как материала и метода дл€ постановки и решени€ €зыковедческих задач и необходимость лингвистической теории дл€ углублени€ в сущность перевода. Ёти темы и составили содержание I раздела книги.

¬торой аспект - эквивалентность перевода. Ќеобходимо оговорить, что ¬. Ќ.  омиссаров в своей оригинальной книге Ђ—лово о переводеї (ћ., 1973) придает этому пон€тию огромное значение во всей своей теоретической концепции перевода и трактует его (в отличие от я. ». –ецкера) не как определенную разновидность закономерных соответствий, т. е. не как посто€нно реализуемое однозначное соответствие между определенными единицами »я и ѕя, а как нечто гораздо более общее Ч как равноценность в целом, как объективно прослеживаемую взаимосоответственность между оригиналом и переводом (это пон€тие приближаетс€ к пон€тию адекватности).  ак показывает смысл помещЄнных во II разделе сборника глав и отрывков из книг, в основу пон€ти€ эквивалентности кладетс€ критерий функционального соотношени€ между оригиналом и переводом.

“ретий аспект Ч и соответственно заглавие III раздела Ч процесс перевода, понимаемый здесь в узком смысле, т. е. и как применение Ђтехнических приемов переводаї, легко выводимых из соотношени€ между элементами речевых произведений на »я и, ѕя, и как творческий акт человеческого сознани€, членимый на отдельные этапы.

ѕоследний, IV раздел книги озаглавлен Ђѕрагматика и стилистика переводаї. Ётот аспект включает два круга вопросов: сложные и многосторонние отношени€ между характером переводимого высказывани€ (его формальной структурой и семантикой,, отражающей объективную реальность) и говор€щим, и зависимость методов перевода от стилистического типа текста.

Ќе вдава€сь в анализ и критику положений, выдвинутых отдельными авторами, надо констатировать, что небольшой по объему сборник дает достаточно представительную картину современного состо€ни€ лингвистической теории перевода на «ападе и позвол€ет судить, с одной стороны, о разнообразии и многообразии в направлени€х и оттенках мысли, о различи€х в трактовке проблем и материала, о конкретных принципах характеристики рассматриваемых фактов, и, с другой, о тех основных общих чертах, которые нашли выражение в материале книги. Ёто Ч то большое место, которое во всех работах, в целом представл€ющих теоретико-переводческую мысль за рубежом, занимает категори€ процесса перевода в широком смысле, т. е. не как применение частных переводческих приемов, а как про€вление акта коммуникации (не случайно именно этому пон€тию как центральному, посв€щена известна€ стать€ ќтто  аде, помещенна€ в I разделе книги). “ем самым следует подчеркнуть, что одной из важнейших тем в современной зарубежной лингвистической теории перевода служит акт коммуникации в целом и как одноиз его осуществлении Ч процесс перевода. ƒругой принципиально важный момент, который необходимо оттенить Ч это то, что иде€ переводимости никем фактически не отрицаетс€, имплицитно допускаетс€, а целым р€дом авторитетных исследователей доказываетс€ и эксплицитно Ч как данными практики, так и некоторыми дедуктивными соображени€ми. ¬ этом отношении особенно показательна позици€ ∆оржа ћунена (выраженна€, правда, за пределами опубликованной в сборнике главы).

ƒл€ верного понимани€ принципа переводимости недостаточно учитывать формальное соотношение двух €зыков как таковых; осуществление этого принципа предполагает и такие услови€, как наличие у переводчиков и у читателей перевода знаний о жизни той страны, на €зыке которой создан оригинал, как наличие контактов между данными двум€ народами и, наконец, как существование переводов с одного €зыка на другой, их количество и их характер. »менно об этом говорит ∆орж ћунен:

Ђ»сследование вопроса о переводимости с русского на французский должно или должно будет считатьс€ с сопоставительной типологией обоих €зыков (в плане чисто описательной лингвистики); но оно уже должно будет принимать во внимание и всю историю контактов между этими двум€ €зыками: переводить с русского на французский в 1960 году Ч совсем не то, что переводить с русского на французский в 1760 (или даже в 1860) году, когда не было еще и первого французско-русского словар€ (1786), когда контакты были редки. Ќачина€ с XVIII века каждый новый перевод с русского, каждое путешествие, каждый рассказ о путешествии принос€т новую ситуацию, общую дл€ русского и французского, каждый новый контакт помогает осветить последующие, пока, наконец, не достигает апоге€ попул€рность “ургенева, “олстого, ƒостоевского во ‘ранции, когда контакты охватывают уже миллионы французских читателей, а тем самым вс€кий раз уменьшаетс€ степень расхождени€ и между необщими ситуаци€ми (как €зыковыми, так и вне€зыковыми)ї1.

 

∆орж ћунен в своей книге четко формулирует динамическое или (как он его называет) диалектическое понимание переводи-мости, котора€ отнюдь не €вл€етс€ чем-то раз и навсегда данным и установленным, всегда находитс€ в движении - вместе с развитием вне€зыковой действительности, самих €зыков и контактов между ними2. “ака€ точка зрени€ в высшей степени плодотворна.

»де€ переводимости не может рассматриватьс€ безотносительно к конкретным историческим услови€м. “ак, при переводе с €зыка, обладающего богатой лексикой, на €зык, не обладающий еще достаточными словарными средствами дл€ выражени€ тех или иных пон€тий, дл€ выражени€ смысловых и образных оттенков, не приходитс€ ожидать полноценного воспроизведени€ любого подлинника. »стори€ культуры знает много случаев, когда при переводе с €зыка одного народа, более развитого в экономическом, политическом и культурном отношении, на €зык народа, еще не достигшего такого уровн€, возникали преп€тстви€, но в ходе истории они постепенно преодолевались. » вообще можно признать исторической закономерностью тот факт, что вместе с экономическим, политическим и культурным развитием народа, с обогащением его словар€, с по€влением и ростом переводной литературы создаютс€ все более благопри€тные услови€ дл€ полноценного перевода на данный €зык, дл€ более полной реализации принципа переводимости в отношении к нему.

¬ыше было отмечено, что дл€ современных работ по теории перевода характерна тенденци€ к строгости и точности описани€, к эксплицитному изложению формулировок и определений исходных пон€тий, к построению, по возможности, формализованных или полуформализованных моделей переводческого процесса. Ёто, однако, отнюдь не означает, что современные теории перевода стро€тс€ исключительно на формально-лингвистической основе, без учета внешних по отношению к €зыку, но существенных, а порой и определ€ющих по отношению к процессу перевода социологических, психологических и культурно-исторических факторов. ¬ этом отношении показательна стать€ известного специалиста в области теории перевода из √ƒ– проф. ќ.  аде (1927-1980), напечатанна€ в сборнике Ђ“етради переводчикаї (вып. 16. ћ., 1979). ¬ статье, озаглавленной Ђ  вопросу о предмете лингвистической теории переводаї, утверждаетс€, что семиотическое и микролингвистическое исследование перевода должно стать частью более широкого подхода, который автор называет Ђмакролингвистическимї и который должен учитывать взаимодействие €зыковых и не€зыковых факторов в процессе перевода, в частности, социальные аспекты этого вида речевой де€тельности, и их вли€ние на результат, то есть на перевод как речевое произведение. —овершенно аналогичный вывод Ч о Ђмакролингвистическомї (можно было бы, использу€ современную терминологию, сказать Ђсоциолингвистическомї, хот€ это пон€тие в целом, безусловно, уже, чем пон€тие Ђмакролингвистикиї) характере теории перевода как науки в соответствии с самим процессом перевода был сделан ранее Ћ. —. Ѕархударовым в его монографии Ђязык и переводї (ћ., 1975)1.

–аботы отечественных исследователей, за тот же период имеют много общего с работами их зарубежных коллег, но также и черты отличи€. ќбщее - в интересе р€да теоретиков к процессу перевода и к его модел€м как обобщающему отражению различного сочетани€ условий, определ€ющих его, включа€ и речевую ситуацию, и вообще прагматические (вне€зыковые) факторы (см. в особенности книги ј. ƒ. Ўвейцера Ђѕеревод и лингвистикаї (ћ., 1973) и упом€нутую выше работу Ћ. —. Ѕархударова Ђязык и переводї). “ак же широко, как и у зарубежных авторов, но в соответствии с давно установившейс€ отечественной традицией, примен€етс€ пон€тие функции и вообще Ч функциональный принцип в подходе к проблеме. Ѕлизкой к работам отечественных авторов как по направлению интересов, так и по методологическим принципам, €вл€етс€ книга болгарской исследовательницы јнны Ћиловой Ђ”вод в обща€та теори€ на переводаї (—офи€, 1980).

¬ трудах названных авторов может быть отмечено большое (в целом) внимание к конкретност€м, к эмпирическому материалу, более €рко выраженное сочетание теоретических интересов с практическими, ориентаци€ на пр€мое использование полученных научных результатов дл€ практических целей. ’арактерно в этом отношении заглавие последней по времени книги я. ». –ецкера Ђ“еори€ перевода и переводческа€ практикаї, а также членение названных книг ј. ƒ. Ўвейцера и Ћ. —. Ѕархударова и книги ¬. Ќ.  рупнова Ђ¬ творческой лаборатории переводчика. ќчерки по профессиональному переводуї (ћ., 1978) на части, в которых концентрируетс€ с одной стороны, теоретическа€ проблематика, с другой - постановка и решение практических задач (в свете общетеоретических предпосылок). ¬ понимании процесса перевода обнаруживаютс€ также некоторые черты, восход€щие к отечественной филологической традиции: так, ј. ƒ. Ўвейцер в статье Ђ  проблеме лингвистического изучени€ процесса переводаї охарактеризовал процесс поиска оптимального решени€ при переводе как применение Ђметода проб и ошибокї1, что близко к идее стилистического эксперимента, предложенной пол века тому назад ј. ћ. ѕешковским, как это уже отмечал и автор этих строк2. Ќаконец, в литературе вопроса предложено и такое понимание процесса перевода, при котором он убедительно рассматриваетс€ как последовательность трех конкретных этапов реальной работы переводчика Ч анализа текста оригинала, поисков необходимых соответствий в своем €зыке, синтеза, а также самокритической проверки достигнутого результата3.

¬ практике советских исследователей перевода представлен (в рамках рассматриваемого периода) и традиционный оправдывающий себ€ метод, основанный на анализе соотношени€ текстов перевода и оригинала как в их целом, так и в детал€х (названные книги я. ». –ецкера 1975 г., ј. ƒ. Ўвейцера и Ћ. —. Ѕархударова; ¬. Ќ.  рупнова Ч в разделах, посв€щенных практическим задачам; книга ¬. —. ¬иноградова ЂЋексические вопросы перевода художественной прозыї, 1978; третье издание насто€щей книги, 1968). ¬ тесной св€зи с этой последней задачей теории перевода находитс€ и сопоставительное изучение конкретной пары €зыков в целом или на определенном уровне их иерархии. Ёта ветвь филологии также охватываетс€ де€тельностью советских €зыковедов.

ѕожалуй, одной из основных проблем, интересующих авторов современных работ по общей теории перевода, €вл€етс€ по-новому став€ща€с€ проблема эквивалентности. ќ самом термине Ђэквивалентї речь пойдет ниже; здесь же необходимо отметить, что само по себе пон€тие перевода предполагает установление соответствий между единицами исходного текста и создаваемого на его базе текста перевода, иначе говор€, единицами двух разных €зыков. Ќа какой же основе стро€тс€ эти межъ€зыковые соответстви€? Ѕолее традиционна€ точка зрени€, согласно которой эти соответстви€ устанавливаютс€ на основе тождества значени€ (семантики) единиц двух €зыков Ч »я и ѕя, представлена в уже упом€нутой выше книге Ћ. —. Ѕархударова Ђязык и переводї, в которой автор, исход€ из принадлежности семантически тождественных единиц »я и ѕя к тому или иному уровню €зыковой иерархии, говорит о существовании системы уровней перевода Ч перевод на уровне фонем или графем, на уровне морфем, на уровне слов, уровне словосочетаний, уровне предложений и на уровне всего текста как такового (см. гл. 4 указанной книги). »наче решаетс€ вопрос в работе ¬. Ќ.  омиссарова Ђ—лово о переводеї (ћ., 1973), где автор выдвигает свою оригинальную концепцию Ђуровней эквивалентностиї. —огласно этой концепции, смыслова€ структура текста представл€ет собой сложный комплекс, в котором можно выделить несколько основных уровней плана содержани€, а именно, уровень €зыковых знаков, уровень высказывани€, уровень структуры сообщени€, уровень описани€ ситуации и уровень цели коммуникации (см. гл. II книги). ¬ процессе перевода, по мнению ¬. Ќ.  омиссарова, эквивалентность перевода подлиннику может быть, в принципе, установлена на любом из этих уровней, причем эквивалентность на низшем уровне, разумеетс€, автоматически предполагает эквивалентность на более высоких уровн€х (но не наоборот),

–азвитие каждой научной дисциплины вызывает потребность в новых пон€ти€х и обозначающих их терминах. “ак, за последний период в отечественных работах по теории перевода по€вилось очень важное (особенно при изучении перевода художественной € общественно-политической литературы, а также публицистики) пон€тие фоновых знаний (т.е. реальных сведений б действительности иной страны, иного народа, сведений, необходимых как изучающему тот или иной €зык, так и переводчику и читателю переводов дл€ верного и полного осмыслени€ того, что открываетс€ в тексте). ѕодробнее об этом пон€тии Ч в следующей главе.

ѕроисход€т также и изменени€ в значении и употреблении терминов. Ёто более всего относитс€ к уже упоминавшемус€ выше термину Ђэквивалентї. ¬ работах как по теории перевода, так и по многим другим лингвистическим и вообще филологическим вопросам этот термин, первоначально предложенный в качестве обозначени€ дл€ посто€нного и однозначного соответстви€ между единицами »я и ѕя и долгое врем€ употребл€вшийс€ в этом значении, в дальнейшем стал все чаще примен€тьс€ как синоним любого соответстви€. ¬ насто€щее врем€ можно констатировать существенное расширение значени€ данного термина.  роме того, распространение получил (как уже указывалось) этимологически св€занный с ним термин Ђэквивалентностьї, выражающий более общее пон€тие равноценности в соотношении оригинала и перевода1. ј так как само пон€тие посто€нного однозначного соответстви€ остаетс€ необходимым дл€ исчерпывающей классификации средств перевода и требует €сного обозначени€, то фактически на смену ему Ч во избежание путаницы -приходит пон€тие и термин Ђконстантное соответствиеї, удачно использованное, например, в названной книге ¬. —. ¬иноградова. ѕо-видимому, будущее принадлежит этому термину как исключающему двузначность, противопоказанную в науке. ј само пон€тие и термин нужны при исследовании всех видов перевода Ч ввиду распространенности обозначаемого €влени€.

ѕроблематика художественного перевода входит, естественно, тоже в состав общей теории как охватывающей все виды перевода, хот€ и сохран€ет свою автономию, св€занную со спецификой объекта. ¬се охарактеризованные выше работы - и зарубежные, и отечественные Ч стро€тс€ на разнообразном материале, в том числе и на материале текстов художественных. ѕон€тие процесса и модели перевода находит применение и здесь (ср. работы словацкого филолога ј. ѕоповича)2 Ч разумеетс€, с модификаци€ми, вызываемыми сложностью самого объекта, который требует внимани€ и к такому важному фактору, как индивидуальность и индивидуальный стиль переводчика. Ќадо сказать, что в советских работах этот вопрос неоднократно и успешно, хоть и эпизодически, уже рассматривалс€ (в книге  . ». „уковского, отдельных стать€х ё. Ќ. “ын€нова и др.). Ќо именно за последнее дес€тилетие индивидуальный стиль переводчика, то созвучный со стилем автора оригинала, то трудно совместимый с ним или несовместимый вовсе, стал предметом специального изучени€. «десь должны быть названы работы ћ. ј. Ќовиковой, ставшие значительным шагом вперед на пути исследовани€ сложного и актуального дл€ художественного перевода €влени€ во всей его литературной и €зыковой конкретности3.

», наконец, проблема переводимости, актуальна€ и дл€ общей теории перевода, но всегда особенно остра€ дл€ теории перевода художественного. — этой проблемой органически св€зывалось и определение адекватности перевода. Ќельз€ не отметить, что изучение этой проблемы составл€ло уже с 1930-х годов, может быть, наиболее оригинальную и сильную сторону отечественных работ о переводе.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 523 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

≈сли вы думаете, что на что-то способны, вы правы; если думаете, что у вас ничего не получитс€ - вы тоже правы. © √енри ‘орд
==> читать все изречени€...

2037 - | 1995 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.079 с.