Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лостер: Е огда над –етлендом меч подн€л  лиффорд 4 страница




Ѕесконечное множество способов словесного действи€, подсознательно примененных к бесконечному богатству Ђматерии €зыкаї, котора€, в свою очередь, отражает бесконечное многообразие действительности (реальной, предполагаемой, воображаемой) и создает в единстве, в итоге и в сумме картину чрезвычайно сложной живой звучащей человеческой речи.

 акой же смысл имеет в таком случае определение одиннадцати Ђпростых словесных действийї?

¬р€д ли смысл и основание настаивать и на списке глаголов и на их числе. ƒа и дело не в них.

»з бесконечного множества практически возможных способов действи€ словом, веро€тно, можно вз€ть за основу, в качестве слагаемых, другие и назвать из можно другими общеупотребительными глаголами, превратив дл€ этого последние в специальные термины. Ёто естественно вытекает из того, что сами психические процессы, как об этом уже было сказано, практически не могут быть совершенно точно разграничены.

 акие бесконечно многообразные точки работающего человеческого сознани€ вз€ть дл€ исследовани€ за отправные? Ц Ћюба€ будет условно вычлененной и адресование воздействующего к любой из них, отдельно вз€той, будет сложной составной частью еще более сложного целого. ƒалее Ц мы вз€ли по два Ђспособа воздействи€ї на каждую точку (кроме внимани€); этих Ђспособовї веро€тно можно найти и больше Ц три, четыре и т.д. Ќаконец, как уже говорилось, вз€тые и рассмотренные нами Ђспособыї можно называть по-разному: глагол узнавать можно заменить глаголом спрашивать, глагол укор€ть можно заменить глаголом упрекать, глагол предупреждать Ц глаголом предостерегать и т.д.

ѕовтор€ем, дело не в числе глаголов и не в из подборе, а в принципе, который может быть применен, веро€тно, по-разному.

Ќаукой установлены пон€ти€, которые отражают действительно существующие психические процессы: внимание, чувство, воображение, пам€ть, мышление и вол€. ¬оздействовать на сознание человека Ц значит воздействовать на них и только на них; воздействовать на любой из них, кроме внимани€, можно не только по-разному, но и в противоположных направлени€х. ¬от эти противоположные по направлению воздействи€ на действительно существующие, специфические, отличающиес€ друг от друга психические процессы и дают число 11. „исло это, хот€ и условно, но возможно и обосновано.

ќбоснованность и рациональность практического использовани€ вз€тых нами Ђпростых словесных действийї[10], подтверждаетс€ тем, что нет такого случа€ и такого способа словесного воздействи€, который нельз€ бы было восстановить, комбиниру€ какие-то действи€ из числа предложенных одиннадцати; нет такого глагола, смысл которого нельз€ бы было уточнить и конкретизировать при помощи вз€тых нами одиннадцати глаголов.

”спокаивать, злить, дразнить, хвастать, соблазн€ть, пугать, увещать, возражать, признавать, предлагать, отказывать и т.д. и т.п. Ц любое из этих действий можно совершать только либо примен€€ в последовательном пор€дке, либо примен€€ сочетани€ каких-то простых словесных действий, из числа одиннадцати.

 ак уже говорилось, любой глагол можно понимать в широком смысле Ц тогда подразумеваетс€ действие, вз€тое в относительно большом объеме или действе, цель которого понимаетс€ обобщенно, то есть не вполне конкретно. ƒл€ того чтобы такое, обобщенно понимаемое действие конкретизировать, нужно подвергнуть его делению (напомним: при помощи вопроса Ц Ђчто дл€ этого нужно конкретно сделать, в данных совершенно конкретных обсто€тельствах?ї). Ёто деление логики словесного действи€ в конечном итоге приводит во всех случа€х к р€ду последовательно логически св€занных простых словесных действий или сложных словесных действий, из которых каждое можно составить оп€ть-таки из простых, опорных.

ѕоследнее всегда оказываютс€ Ђпродуктом делени€ї сложного словесного действи€ и их оказываетс€ достаточно дл€ построени€ любой, самой сложной и неожиданной, самой оригинальной логики словесного действи€.

„тобы примиритьс€ с этой мыслью, уместно вспоминать аналогии: число тонов хроматической гаммы, число цветов солнечного спектра, число поэтических размеров, число пространственных форм и т.д.

”словность всех этих количественных определений во всех случа€х примерно та же, и, тем не менее, практически они оправдывают себ€, вооружа€ художника-профессионала знанием способов обработки своего материала, способов, которые опираютс€ на объективные свойства этого материала, на присущие ему общие закономерности. “аков же, в принципе, и смысл применени€ одиннадцати простых словесных действий. »зучение их, уменье выполн€ть их, уменье пользоватьс€ ими имеет смысл только в том случае, если они служат построению выразительной (то есть Ц выражающей богатое содержание) логики действий образа Ц его сквозного действи€, ведущего к сверхзадаче.

 

 

ƒл€ нормального, здорового человека произносить слова Ц дело в высшей степени легкое. ѕоэтому в повседневном быту люди откликаютс€ словами на самые мимолетные внешние впечатлени€ и на самые поверхностные случайные побуждени€. ќни часто даже не задумываютс€ над тем, зачем, с какой целью произнос€т отдельные фразы, ведут беседы, обмениваютс€ мысл€ми. Ёто, разумеетс€, не значит, что цель в таких случа€х отсутствует или что такой человек безразличен к своим интересам. Ёто значит лишь то, что в данный момент его существенным цел€м ничто не угрожает, что в данных услови€х он не видит возможности или смысла активно боротьс€ за свои существенные интересы.

¬ такого рода словесном действии, цель которого не €сна и активность которого не высока, существенные интересы человека, как правило, либо вовсе не обнаруживаютс€ (обнаруживаютс€ его незаинтересованность в окружающих услови€х), либо они обнаруживаютс€ в минимальной степени.

¬€лое, малоактивное действие словом лишено и €рко выраженного способа его осуществлени€. «десь трудно определить Ц что именно человек делает: узнает ли он, утверждает ли, просит ли, объ€сн€ет ли и т.д. Ћюбое из этих действий и все они могут присутствовать в подобном сложном словесном действии, и все Ц в минимальной степени. “ак и должно быть: у человека нет серьезной потребности изменить, перестроить сознание партнера в определенном направлении, у него отсутствует €сна€ цель Ц отсутствует и €сный способ действи€, ибо вс€кое действие определ€етс€ его целью, и только ею. ¬ таких случа€х человеку не очень нужно произносить слова и потому ему не очень важно, какие именно слова и как он произносит.

ƒругое дело Ц когда интересы человека требуют произнесени€ в данных обсто€тельствах определенных Ц таких, а никак не противоположных по смыслу Ц слов; когда ему насущно необходимо перестроить сознание партнера и перестроить его определенным образом, в определенном направлении. “еперь внимание действующего не рассе€нно по окружающим обсто€тельствам и по сознанию партнера, а сконцентрировано на той его способности, на той работе, происход€щей в нем, которую нужно изменить, ибо эта работа протекает не так, как нужно действующему.

“еперь в совершаемом действии обнаруживаютс€ интересы человека, как интересы существенные Ц ведь если он чего-то активно добиваетс€, то это значит, что он в этом кровно заинтересован. “еперь и способ действи€ делаетс€ €сным, определенным.

ќтсюда, казалось бы, можно сделать общий вывод: чем активнее словесное действие, тем оно выразительнее и тем оно Ђчищеї по способу действи€. “акой вывод верен лишь относительно. Ќе следует забывать, что выразительность вс€кого действи€ (в том числе и словесного) есть функци€ логики действий, вз€той в целом и в единстве с услови€ми, в которых она осуществл€етс€. ѕоэтому наиболее выразительны не вообще самые Ђчистыеї способы действи€ словом, а самые Ђчистыеї из числа возможных, логичных дл€ данного человека в данных конкретных обсто€тельствах. ƒело, значит, в €сности состава словесного действи€ Ц активность влечет за собой у€снение состава вс€кого словесного действи€.

«аинтересованность, как известно, св€зана с концентрацией внимани€. „ем больше задевает человека Ђза живоеї то или иное обсто€тельство, тем больше оно поглотит его внимание. ѕоэтому в случа€х крайней активности, одержимости человек бывает Ђослеплен страстьюї, невмен€ем (в драке, например, Ђне замечает син€ковї). ¬ подобных случа€х крайн€€ Ђчистотаї способа словесного действи€ выражает простоту, пр€молинейность его психического содержани€ Ц поглощенность сознани€ одной страстью, одним желанием.

„еловек, не потер€вший самообладани€ и самоконтрол€, стрем€сь к поглощающей его внимание цели, вынужден учитывать обсто€тельства, в которых он боретс€ за эту цель, то есть удел€ть сколько-то внимани€ и этим обсто€тельствам.  аким именно и скольким? Ёто зависит от того, насколько поглощено его внимание целью и, конечно только существенным, имеющим пр€мое отношение к цели и к средствам ее достижени€; то есть к минимальному числу обсто€тельств, игнорирование которых может повлечь за собой провал всего начинани€.

ƒопустим, человек добиваетс€ от партнера чего-то такого, на что он, добивающийс€, не имеет права и что партнер может дать ему, а может и не дать. ≈сли добивающийс€ будет игнорировать вкусы, привычки, интересы партнера, будет, например, Ђхамитьї, требовать, угрожать и т.д., он больше рискует получить отказ, чем если он учтет интересы и вкусы партнера и будет, например, скромен, вежлив, внимателен. ≈сли человек, имеющий право требовать, будет добиватьс€ своей цели, оскорбл€€ при этом партнера Ц он рискует натолкнутьс€ на протест и непослушание. ќн может потерпеть неудачу и в обратном случае Ц если будет, например, озабочен тем, чтобы не обеспокоить партнера и займет позицию просител€Е

”чет вс€кого рода обсто€тельств, составл€ющих каждую данную ситуацию, бывает обычно целесообразен Ц во вс€ком случае субъективно целесообразен, ибо он входит в индивидуальную логику поведени€ действующего Ц и он бывает обычно подсознателен, €вл€€сь непроизвольным результатом стечени€ обсто€тельств внутренних и внешних. Ётот именно учет обсто€тельств и определ€ет состав, или точнее, - структуру сложных словесных действий.

—лово Ђструктураї здесь более уместно, потому что в сложном словесном действии простые не смешаны, не свалены в одну кучу, а каждое занимает свое, определенное место, в соответствии с тем, учету какого именно обсто€тельства оно отвечает и какое место это обсто€тельство занимает среди других, нашедших себе отражение в структуре данного сложного словесного действи€.

 акое-то одно из них €вл€етс€ в каждую данную минуту главным дл€ действующего; другие Ц второстепенными; третьи Ц третьестепенными и т.д. √лавное определ€ет Ц что преимущественно в данную минуту человек делает словами; второстепенные и третьестепенные определ€ют как он это делает, или что он попутно делает. ѕоэтому сложные словесные действи€ состо€т из опорных, которые вход€т в сложные, так сказать, по субординации: в каждом сложном словесном действии одни из вход€щих в него простых ощутимы более €сно, другие менее €сно, третьи дают оттенки, четвертые едва уловимы и т.д.

“аким образом: как бы ни было сложно словесное действие и из каких бы простых, опорных словесных действий оно ни состо€ло Ц одно из них всегда €вл€етс€ в нем главным, доминирующим.

ƒоминирующее словесное действие определ€ет в каждом сложном словесном действии что объективно, по существу, в основном, в данную минут, данными словами, данный человек делает.  ак он это делает, это определ€етс€ тем, какие способы действи€ добавлены к доминирующему способу. Ёти вспомогательные участники, или слагаемые, сложного словесного действи€ могут быть названы обертонами словесного действи€. ќни могут быть более или менее €сно ощутимы и их может быть большее или меньшее количество в составе сложного словесного действи€. —колько их, каковы они, насколько €сен каждый их них Ц это и определ€ет структуру сложного словесного действи€.

 

 

ƒоминирующее словесное действие может более и может менее €сно выдел€тьс€ на фоне обертонов словесного действи€.

ѕриведенные выше примеры в€лого, малоактивного и неопределенного способа действи€ словом как раз и суть примеры смутного, едва уловимого выделени€ доминирующего словесного действи€. “ут обертоны как бы заглушают его, конкурируют с ним и потому способ действи€ в целом, его структура, остаютс€ не €сными.

ѕо мере возрастани€ активности, все €снее делаетс€ структура словесного действи€ и, в частности, все резче на фоне обертонов выдел€етс€ доминирующее словесное действие. Ќа степен€х крайней активности, когда действующий настолько поглощен целью, что уже не остаетс€ внимани€ на учет окружающих обсто€тельств, - они действительно перестают учитыватьс€.

“огда, иной раз вопреки объективной целесообразности, без достаточно разумных на то оснований, человек приказывает, просит, объ€сн€ет, зовет т.д., соверша€ все эти действи€ без вс€ких сколько-нибудь заметных обертонов. ќн выведен из себ€, ему что-то до последней степени и немедленно нужно Ц как в случа€х, например, нестерпимой физической или душевной боли, в случа€х €рости, азарта, паники и т.п.

¬ таких и подобных им случа€х иногда с наибольшей глубиной раскрываютс€ самые сокровенные черты психики человека именно потому, что здесь индивидуальна€, свойственна€ ему логика поведени€ вступает в противоречие с логикой объективной; он не хочет, не может, не способен в такие моменты миритьс€ и даже считатьс€ с тем, что его окружает, его интересы непримиримы с обсто€тельствами. ќн боретс€ за них вопреки всему и даже не име€ никаких шансов на успех Ц потому именно они и раскрываютс€, как самые категорические, как самые дл€ него существенные в данный момент.

ћежду самым в€лым, аморфным словесным действием, в котором присутствует множество не€сных обертонов, а доминирующее определить трудно, и действием самым активным, вроде тех, которые были только что охарактеризованы, - расположены все промежуточные случаи.

ќтсюда может быть выведено общее правило: чем больше данное словесное действие содержит в себе обертонов и чем меньше выдел€етс€ на их фоне доминирующее словесное действие, - тем менее оно активно и тем менее €сна его структура. » наоборот: чем меньше содержит оно обертонов и чем €рче выдел€етс€ на их фоне доминирующее словесное действие Ц тем оно активнее и тем €снее его структура.

«начит, сознательное уменье активно воздействовать словом включает в себ€: 1) уменье выполн€ть, прежде всего, простые, опорные словесные действи€, то есть уменье очищать словесное действие от ненужных, снижающих его активность обертонов и 2) уменье строить из простых словесных действий сложные, то есть уменье выполн€ть опорные словесные действи€ во всевозможных сочетани€х и комбинаци€х.

—очетани€ эти могут быть на первый взгл€д парадоксальными; так, сложное словесное действие может состо€ть из противоположных друг другу опорных словесных действий: узнавать и утверждать, просить и приказывать, ободр€ть и укор€ть и т.п.

≈сли человек узнает, но при этом ждет определенного утвердительно ответа (Ђне так ли?ї), то к его действию узнавать может добавитьс€ действие утверждать; он будет узнавать утвержда€.

≈сли человек утверждает, но при этом ждет возражений, если он не уверен в том, что он утверждает, то к его действию утверждать может добавитьс€ действие узнавать; он будет утверждать узнава€ (Ђведь так, да?ї). Ёто сложное словесное действие будет отличатьс€ от действи€ узнавать утвержда€. ¬ одном случае доминирует узнавание, а обертоном €вл€етс€ утверждение, в другом доминирует утверждение, а обертон Ц узнавание. “ак утверждение может перейти в узнавание, и обратно, через по€вление и постепенное усиление обертона.

 огда один человек Ђговоритї другому, чтобы тот что-то сделал, дал и т.п. и говорит Ђкатегорическиї, не подозрева€ и не предвид€ возражений, но в то же врем€ не ощуща€ ни зависимости от него, при превосходства над ним, то часто он примен€ет сложное словесное действие, состо€щее из приказани€ и просьбы. ¬ повседневном общении людей оно чрезвычайно распространено, хот€ дл€ точного наименовани€ его в русском €зыке нет подход€щего глагола. ќб этом действии обычно говор€т: Ђ€ ему сказал сделатьЕї или Ђон сказал мне сделатьЕї. “ак часто действуют словом сослуживцы на работе, домашние в повседневных бытовых делах: Ђдай мнеЕї, Ђнапиши емуЕї, Ђвозьмиї, Ђне трогайї и т.д. и т.п. ≈сли активность этого, промежуточного между приказом и просьбой, сложного словесного действи€ будет возрастать, то в нем неизбежно начнет все отчетливее доминировать либо обертон приказа, либо обертон просьбы, если его не заменит какое-то другое словесное действие.

≈сли в укоре про€витс€ уверенность в успешности, то к нему легко может добавитьс€ соответствующей силы обертон ободрени€. » наоборот Ц если ободр€ющий видит, что его ободрение не действуют, то к ободрению легко добавитс€ обертон укора.

ѕодобным образом обстоит дело и с другими парами простых словесных действий.

ќбертоны узнавани€ и утверждени€ присутствуют чуть ли не в каждом сложном словесном действии. ѕоэтому, может быть, можно говорить о двух общих формах способа словесного действи€: Ђутвердительнойї и Ђвопросительнойї. ќбертон узнавани€ особенно часто добавл€етс€ к просьбе, к укору, к объ€снению, к действию удивл€ть. ј где нет обертона узнавани€, там почти всегда присутствует обертон утверждени€.

  любому словесному действию может быть добавлен обертон действи€ звать, он может выразитьс€ всего лишь в повышении или усилении силы звука. ќбертон объ€сн€ть может выразитьс€ в рельефности логической лепки фразы. ќбертон действи€ удивл€ть Ц в ожидании эффекта; обертон предупреждени€, наоборот, - в оборонительной настороженности, часто, например, в косом взгл€де и т.п.

 огда та или ина€ черта, из числа характеризующих какое-то простое словесное действие, по€вл€етс€ в другом словесном действии, то это значит, что в последнем по€вилс€ обертон первого.

ќбертоны играют важную роль в способе словесного действи€. ќни придают словесному действию индивидуальную физиономию, делают его живым, конкретным.  роме того, они часто служат средством развити€ активности словесного действи€ и средством перехода от одного способа словесного действи€ к другому.

», тем не менее, специально тренировать себ€ во владении обертонами, если и может быть целесообразно, то только, так сказать, в учебном пор€дке, с чисто техническими цел€ми. ќбертоны по природе своей должны быть неподотчетны, подсознательны. ≈сли доминирующее словесное действие можно назвать мельчайшей задачей (что € делаю), то обертоны суть приспособлени€ (как € это делаю).  .—. —таниславский, как известно, неоднократно предостерегал от специальной заботы о приспособлени€х в творческой работе. «абота эта либо превращает их в штампы Ц если она отвлекает внимание от цели действи€ к его форме: движению, интонации Ц либо превращает приспособление в задачу Ц если средство делаетс€ при таком превращении целью. ¬ последнем случае то действие, которое должно бы быть обертоном, сделаетс€ доминирующим.

Ќо актер, знающий природу опорных словесных действий и умеющий совершать их легко, без специальных усилий, актер, свободно владеющий ими, тем самым умеет уже и сочетать их в сложные словесные действи€, которые потребуютс€ ему по логике действий. —вободное владение опорными словесными действи€ми есть, по существу, уменье выполн€ть сложные действи€, в которых любое из возможных было бы доминирующим.

ј устанавлива€ доминирующее словесное действие, актер определ€ет что объективно в данный момент происходит Ц что делает данный человек (действующее лицо пьесы), независимо от того, что он хотел бы делать. “ак, бывает, что отделывающийс€ от партнера человек сам этого не осознает Ц ему может казатьс€ что он очень внимателен, вежлив, и он может быть, даже хотел бы быть таким; если он тем не менее объективно все же отделываетс€, то именно в этом и выразитс€ сущность происход€щего в данный момент. ј сопровождать это доминирующее действие могут обертоны самые разнообразные и это внесет лишь оттенки, не измен€€ существа дела. “о же может произойти и с удивл€ющим, и с предупреждающим, и с объ€сн€ющим, и с прос€щим и т.д. »ногда в доминирующем словесном действии прорываетс€ на поверхность то, что действующий хотел бы скрыть, но именно это с наибольшей €сностью характеризует его.

 

 

¬с€кий сколько-нибудь способный актер-профессионал по ходу спектакл€ совершает множество самых разнообразных по структуре словесных действий и обычно многие из них вполне убедительно, то есть согласно логике действий образа. Ќо часто это вовсе не €вл€етс€ результатом сознательного и свободного владени€ грамотой своего искусства, а скорее результатом интуиции, вдохновени€, Ђчувства правдыї и других качеств даровани€ данного актера.

ќтсюда происходит многие случаи, подобные, например, таким: у талантливого актера, создавшего р€д содержательных, правдивых и €рких образов, Ђне получаетс€ї та или ина€ сцена (он в ней не действует, наигрывает, фальшивит); актер ищет причину своей неудачи: он пробует играть сцену и так и этак, читает литературу, спорит с режиссером о трактовке, ломает голову в размышлени€х о сверхзадаче, об идее и философском содержании пьесы, читает и перечитывает критическую литературу о ней и т.д. и т.п. ¬се эти мучительные поиски иногда не дают положительного результата потому, что в толковании этих сложных творческих вопросов актер и режиссер вовсе не ошибались Ц они только запутывают себ€, все больше и больше подверга€ сомнению верные решени€.

ќшибка, мешающа€ актеру верно сыграть неудающуюс€ сцену, часто бывает весьма проста: из верного определени€ идеи и сверхзадачи пьесы актер и режиссер не сделали верного практического вывода Ц они не задумались над тем, что именно, конкретно, данными словами в данной сцене нужно делать действующему лицу, если, мол, иде€ и сверхзадача пьесы таковы.

ј бывает и так: режиссер требует от актера Ђболее активногої действи€; актер и сам изо всех сил стараетс€ быть как можно активнее. Ќо, вместо того чтобы активно совершать нужные по логике конкретные действи€, он, не забот€сь о способах действи€, пытаетс€ быть активнее Ђвообщеї. “ак он попадает не на то доминирующее словесное действие, которого требует логика образа. ќн, например, просит там, где нужно предупреждать, он отделываетс€ там, где нужно объ€сн€ть, утверждает там, где нужно узнавать и т.д. и т.п. „ем Ђактивнееї он пытаетс€ в таком случае совершать это нелогичное дл€ образа в данных обсто€тельствах действие, то больше жмет на него и тем дальше уходит от логики действий, тем €вственнее нарушает ее.

ѕодобного рода случаи бывают св€заны с тем, что даже квалифицированный актер, как это ни покажетс€ странным, иногда не умеет утверждать, приказывать, удивл€ть и т.д. ќн, разумеетс€, умеет совершать все эти действи€ Ђв жизниї, когда к этому вынуждают его реальные обсто€тельства, но Ђв жизниї ему свойственно сопровождать каждое из этих действий сложными и многочисленными обертонами, которые как раз не соответствуют индивидуальной логике образа. ј актер расстатьс€ с ними не может, не умеет. ¬ладей он легко и свободно основными словесными действи€ми, как таковыми, и примени он именно то, какое нужно в данной, неудающейс€ сцене Ц и все станет на место. Ќо этого-то он как раз и не пробует, не предполага€, что причина его неудач столь проста и примитивна.

¬ладение опорными словесными действи€ми открывает перспективу сознательного умень€ превращать любое слово любой роли в действие. “ем самым облегчает и вопрос о выборе действи€ нужного дл€ выполнени€ той или иной сценической задачи. «на€, что в любом словесном действии какой-то способ должен доминировать, зна€ природу и особенности доминирующих действий, актер может перебирать, пробовать все возможные категории и группы способов действи€ Ц к какой-то из них наверн€ка принадлежит и то конкретное действие, которого требует логика действий данного образа при данном замысле. “аким путем актер не получит, конечно, рецепта или совершенно точного ответа на сто€щий перед ним творческий вопрос, но он приблизитс€ к верному ответу и будет искать его в сфере действий, то есть там, где он действительно лежит.

ѕрименение простых опорных словесных действий на практике не оставл€ет места декламации и докладыванию со сцены авторского текста. ≈сли актер декламирует, то он не может действовать согласно логике поведени€ образа; если он действует согласно этой логике Ц он не может декламировать (за исключением тех редких случаев, когда действующее лицо пьесы декламирует своим партнерам). ѕоэтому определенность способа действий Ц надежное средство борьбы с декламацией. ≈сли декламирующего актера заставить подлинно, по-насто€щему объ€сн€ть, удивл€ть, просить и т.д. и ему это удастс€ Ц декламаци€ сейчас же пропадет. ≈й не останетс€ мест, коль скоро возникнет конкретное, подлинное, продуктивное и целесообразно словесное действие.

 

 

ƒл€ того чтобы произведение актерского искусства было содержательно, пон€тно зрител€м, зрители должны понимать, что делает на сцене актер. “олько тогда может раскрытьс€ зрител€м Ђжизнь человеческого духаї образа. ¬едь выводы о его главенствующих интересах и о самой его сущности зритель делает не иначе как Ђчита€ его поведениеї. „ем богаче насыщена жизнь образа вн€тными, видимыми и слышимыми интересами и цел€ми Ц то есть конкретными действи€ми Ц тем, соответственно, больше оснований у зрител€ дл€ суждени€ о сущности образа и о его главенствующих интересах Ц о его сверхзадаче и сквозном действии.

ѕрименение простых словесных действий, разумеетс€, при свободном владении ими, у€сн€ет цели образа. ясность структуры словесного действи€ повышает активность, а вслед за этим делаетс€ €снее и ближайша€, конкретна€ цель каждого момента осуществл€емой логики словесного действи€ в целом. ≈сли действующее лицо не просто Ђрассказывает то-то и то-тої и не вообще Ђговорит то-то и то-тої, а конкретно объ€сн€ет, то €сно, что оно добиваетс€ понимани€; если оно приказывает, то €сно Ц оно добиваетс€ повиновени€; если узнает Ц знани€ и т.д.

ЂЌа сцене должна быть хватка, - писал  .—. —таниславский, - в глазах, ушах, во всех органах п€ти чувств.  оли слушать, так уж слушать и слышать.  оли нюхать, так уж нюхать.  оли смотреть, так уж смотреть и видеть, а не скользить глазами по объекту, не зацепл€€, а лишь слизыва€ его своим зрением. Ќадо вцепитьс€ в объект, так сказать, Ђзубамиї.ї (43, т.2. Ц —.273).

¬от эту Ђхваткуї и дает в словесном действии €сное доминирование в каждом случае определенного простого словесного действи€. ѕерефразиру€  .—. —таниславского, можно сказать: уж коли спрашивать, так спрашивать, то есть узнавать; коли объ€сн€ть, так уж объ€сн€ть; удивл€ть Ц так удивл€ть, а не Ђговоритьї с неизвестным конкретным назначением, каса€сь лишь слуха партнера, а не вцепл€€сь Ђзубамиї в его сознание. “аким образом владение простыми словесными действи€ми может помогать построению €сного, определенного действи€ рисунка поведени€ в роли.

¬ Ђ–ежиссерском плане ќтеллої  .—. —таниславский, стро€ Ђсхемы действийї, часто указывает именно способы действи€, подчеркива€, что в данном месте роли нужно применить этот, а не другой способ действи€. ќни названы  .—. —таниславским такими глаголами: Ѕрабанцио доказывает (стр. 61); ќтелло убеждает (стр. 65); Ѕрабанцио умол€ет, ƒож Ц уговаривает (стр. 95); ќтелло убеждает (стр. 268) и объ€сн€ет (стр. 269) и т.д. ѕравда, глаголы эти не всегда совпадают с предлагаемыми названи€ми опорных словесных действий, но в данном случае важен в первую очередь принцип Ц указание на способ действи€ и на важность применени€ в каждом случае именно этого способа. „то же касаетс€ названий, то, во-первых, здесь речь идет не о простых (опорных) словесных действи€х, а о сложных; во-вторых,  .—. —таниславский применил их не как специальные термины, а в обычном общежитейском смысле. ѕоэтому их можно перевести на €зык терминов и тогда окажетс€, что в каждом из указанных  .—. —таниславским сложных способов должно доминировать то или иное из числа Ђпростых словесных действийї.

ѕостроение определенного действенного рисунка роли, в свою очередь, св€зано с его многокрасочностью, с его разнообразием. јктер, наивно предполагающий, что смысл произносимых слов предрешает и способ действовани€ ими, часто произносит длинную тираду или ведет длиннейший диалог, пользу€сь все одним и тем же способом Ц чаще всего неопределенным по своей структуре. ¬ результате этого он тер€ет активность, впадает в монотон и зрител€м приходитс€ напр€гать внимание дл€ того, чтобы пон€ть, что и зачем он говорит.

„еловек, подлинно заинтересованный в том, чтобы воздействовать на сознание партнера, никогда не пользуетс€ долго одним и тем же способом действи€. ≈сли один способ не дает ему надлежащего результата, он переходит к другому, если и этот оказываетс€ безуспешным Ц он переходит к третьему, к четвертому; только после того как он испробует несколько новых способов, он обычно возвращаетс€ к первому, но и его примен€ет по-новому, перебира€ таким образом самые разнообразные способы.

“ак, скажем, человек, потер€вший бумажник, не будет искать его все в том же кармане Ц он обыщет один карман, потом другой, потом третий, потом, может быть, оп€ть первый, потом третий, п€тый, второй и т.д. “ак, если человеку нужно отпереть дверь и это ему не удаетс€, а в его распор€жении св€зка ключей, - он не будет долго и бесплодно пробовать один ключ, пренебрега€ остальными. “о же примерно происходит и с применением различных способов воздействи€ на сознание: если человек не пробует разные способы, не перебирает их по очереди, а долго продолжает примен€ть тот, который уже не дал нужного ему результата, - это верный признак его малой заинтересованности в результате, то есть малой активности его действи€.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1442 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ѕольшинство людей упускают по€вившуюс€ возможность, потому что она бывает одета в комбинезон и с виду напоминает работу © “омас Ёдисон
==> читать все изречени€...

2292 - | 2001 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.036 с.