Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


—ущность и природа политического изменени€




ѕон€тие политического изменени€

 

¬ современной политологии проблематика политических изменений особенно активно стала разрабатыватьс€ с 50Ч60-х гг. XX века под вли€нием процессов деколонизации и образовани€ независимых государств Ђтретьего мираї. Ќо истоки размышлений о переходных процессах и изменени€х в политической жизни уход€т корн€ми в глубину веков. Ќапример, еще в XIX веке ј. де “оквиль в своих работах Ђќ демократии в јмерикиї и Ђ—тарый пор€док и революци€ї обосновывает идею воспроизводства некоторых авторитарных механизмов управлени€ при преобразовании отживших структур Ђancien regimeї в демократические институты2.

¬озникает закономерный вопрос о том, как же определить само родовое пон€тие Ђполитическое изменениеї. ¬о-первых, политическое изменение представл€ет собой специфический тип социальных изменений, св€занный прежде всего с переменами в механизме властной регул€ции общества. ѕолитическое изменение несет на себе самые общие социологические характеристики любого социального изменени€, но ими, конечно же, не ограничиваетс€.

¬о-вторых, политические изменени€ св€заны с трансформацией внутри институциональных структур или же с их качественной заменой, обусловленной преобразовани€ми социальной среды (эконо


мическими и духовно-культурными переменами, сдвигами и балансе социальных сил и т.д.)3. ¬ итоге можно сформулировать следующее рабочее определение анализируемого пон€ти€: политическое изменение это трансформаци€ политических институтов, св€занна€ со сдвигами в балансе социальных акторов, с изменением их потенциалов и позиционной расстановки политических сил, которые обусловлены экономическими, духовными, культурными, международными и внесоциальными факторами.

¬ыше нами уже рассматривалась обща€ структура жизнеде€тельности политических институтов, котора€ включает в себ€ три основных компонента: идеальную модель (институциональный дизайн, включающий нормы и ценности); процесс общени€ (многосторонние взаимодействи€); и организованную, структурно иерархизированную общность людей. ѕ. Ўтомпка, в свою очередь, считает, что социальные изменени€ происход€т на следующих элементарных уровн€х Ђсоциокультурного пол€ї: 1) идей (идеологий, теорий и т. д.); 2) норм и ценностей; 3) взаимодействий и организационных св€зей и, наконец, 4) интересов и статусов4.

≈сли же попробовать синтезировать существующие подходы к разработке общей модели социально-политических изменений, то можно выделить следующие элементы их структуры и внешней среды, соотносимые с элементами структуры публичной власти (см. ранее) и служащие критери€ми дл€ сопоставлени€ разных переменных величии в каждом отдельном случае. ¬о-первых, это идеальные схемы и духовные образы политики (идеи, стереотипы, установки и т. д.); во-вторых, социокультурные символы, ценности и нормы, определ€ющие правила политического общени€; в-третьих, иерархи€ социальных акторов по статусам, рангам и интересам; в-четвертых, материальные и другие коллективные ресурсы, по поводу которых происходит политическое общение; в-п€тых, устойчивые взаимодействи€, организационные св€зи и институциональные формы общени€ между людьми и, в-шестых, факторы международной и внесоциальной среды. Ёта обобщающа€ структурна€ модель даст возможность интерпретировать различные изменени€ в современной политической жизни, ее институциональной организации и социальной среде.

ѕосредством предложенной теоретической модели можно описывать самые разные политические изменени€. Ќапример, дл€ понимани€ природы политико-институциональных изменений в –оссии в период с конца 1980-х по начало 1990-х годов можно привлечь анализ факторов, св€занных с кризисом советской идеологии (идеалов и моделей); кризисом легитимной поддержки режима и коммунистических символов (ценностей и норм); кризисом социальной

 


мобильности (статусов и интересов); кризисом в освоении ресурсов и распределении необходимых благ и товаров (ресурсный дефицит); кризисом, св€занным с неэффективностью и ненадежностью организационно-управленческих отношений (организационных св€зей и взаимодействий), и наконец, с давлением внешней среды, обусловленным гонкой вооружений и международной конкуренцией с ведущими странами «апада.

¬ вопросе о значении институциональной структуры и ее внешней среды дл€ политических изменений сложилось два основных подхода, Ђконтекстуалистскийї и Ђинституционалистскийї, различающихс€ в выделении Ђведущейї и Ђведомойї ролей дл€ указанных детерминант и им соответствующих механизмов детерминации происход€щих перемен.

 онтекстуалистский подход

 

ѕервый подход св€зан с идеей Ђпервичнойї роли Ђсоциального контекстаї, Ђвнешней средыї, то есть социально-экономической, социокультурной и прочей обусловленности всех развертывающихс€ политико-институциональных изменений. ¬ силу этого положени€ не может быть никаких серьезных политических перемен, например, без определенного изменени€ в уровне и темпах экономического развити€. Ћюбопытно, что в широких рамках данного подхода переплетаютс€ позиции марксистских (западный марксизм) и немарксистских авторов (–. јрон, –. ƒаль, Ѕ. –ассет, —. Ћипсет и др.). ћарксистска€ парадигма политических изменений исходит из идеи их детерминации экономическим базисом общества (прежде всего, производственными отношени€ми) при относительной самосто€тельности и активной роли политической надстройки (государства и т. д.). —огласно марксистской логике способ производства и формы собственности определ€ют в конечном счете классовую структуру и расстановку социальных сил, которые в соответствии со своими материальноэкономическими интересами, в свою очередь, задают направление изменений политических организаций (государства, партий и пр.). ¬неэкономические, духовные и культурные факторы в силу этого играют Ђвторичнуюї, подчиненную роль.

Ќа несколько иных позици€х сто€т западные либеральные политологи, которые также принимают во внимание динамику и уровни социально-экономического развити€ при вы€снении причин и природы политических изменений в развитых или развивающихс€ странах. Ќапример, —. Ћипсет еще в конце 50-х годов поставил вопрос о зависимости становлени€ демократических институтов от уровн€ экономического развити€ и темпов индустриального роста, отмеча€ при этом, что Ђчем больше наци€ преуспевает экономически, тем больше у нее шансов дл€ того, чтобы она стала нацией

 


демократическойї. ƒл€ обосновани€ этого тезиса —. Ћипсет привлекает такие социально-экономические показатели, как уровень валового национального продукта на душу населени€, качество образовани€, степень урбанизации, индустриализации и т. д. —опоставл€€ уже в начале 90-х гг. динамику демократизации политических институтов в 113 странах мира, он вместе с двум€ соавторами делает вывод о том, что Ђэкономическое развитие страны, высокий уровень совокупного общественного продукта (GNP) на душу населени€ неразрывно св€заны с политической демократизацией страныї5 (табл. 4).

“аблица 4.

’арактер динамики политических структур в зависимости от уровн€ экономического развити€ страны (валового национального продукта Ч ¬Ќѕ)*

“ипы политического режима јвторитарные режимы (V.) ѕолудемократические режимы (%) ƒемократические режимы (%) —редний показатель ¬Ќѕ на душу населени€ (долл. —Ўј)
”ровень экономического развити€
Ќизкий уровень (34 страны)        
”ровень Ђниже среднегої (27 стран)        
”ровень Ђвыше среднегої (33 страны)        
”ровень развитой и ндустриально-рыночной экономики (19 стран)        

јнализиру€ приведенную выше таблицу, вслед за —. Ћипсетом и его коллегами можно обратить внимание на то, что удельные показатели авторитарных режимов понижаютс€ в пропорциональной зависимости от повышени€ душевого ¬Ќѕ. ≈сли же сравнить экономические показатели стран уровн€ Ђнижеї и Ђвыше среднегої, то нетрудно заметить, что количество стран с Ђнесвободнымї (авторитарным) режимом пропорционально уменьшаетс€, а число стран со Ђсвободнымї (демократическим) режимом, наоборот, увеличиваетс€. ¬ то же врем€ иде€ экономической обусловленности политических изменений нередко подвергаетс€ сомнению. Ђ»зменени€ социального и экономического пор€дка, даже такие, которые мы воспринимаем как качественные, сами по себе не ведут непременно к качественным же изменени€м государственного стро€

* —м: Ћипсет —.ћ.,  ен-–юн —., “оррес ƒ. —равнительный анализ социальных условий, необходимых дл€ становлени€ демократии // ћеждународный журнал социальных наук. 1993. є3.


и политической культуры. √осударство не разбираетс€ на составные части и не складываетс€ вс€кий раз в ответ на них, оно эволюционирует, растет, деградирует, иногда Ч то и другое вместеї6,Ч отмечает российский политолог A.M. —ашин.

—ущественным фактором, обусловливающим политические изменени€, €вл€етс€ также и социокультурна€ динамика в различных странах. Ќа изменени€ в политических отношени€х и государственных институтах вли€ют религиозные, моральные, идеологические и этнопсихологические ценности и традиции. ‘ранцузский политолог ∆. Ѕлондель по этому поводу отмечает, что после II мировой войны, колониальные страны, пережившие британское культурное вли€ние, быстрее адаптировались к демократическим институтам, чем государства, которые были колони€ми ‘ранции, ѕортугалии, Ќидерландов или Ѕельгии. ƒл€ политических изменений страны большую роль играет степень ее Ђкультурной секул€ризацииї (√. јлмонд, ƒ. ѕауэлл), св€занной с пропорцией между веровани€ми и установлени€ми, рационально-аналитическими и иррационально-аффективными компонентами оценки населением страны тех или иных политических реформ, государственных меропри€тий и т. д.

»нституционалистский подход

 

¬торой, институционалистский, подход к ана-лизу природы и механизма детерминации политических изменений переводит акценты с их Ђвнешней средыї на Ђвнутреннююї структуру политической жизни и государственных институтов (—. ’антингтон, “. —кокпол, ƒ. ћарч и др.). ќдна из наиболее серьезных попыток объ€снени€ природы политических изменений при помощи анализа их институциональных механизмов была предприн€та в известном исследовании —. ’антингтона Ђѕолитический пор€док в измен€ющихс€ обществахї (1968). ѕолитические институты здесь представл€ют собой форму морального консенсуса, организованного согласовани€ интересов и соединени€ на этой базе линий поведени€ различных социальных акторов, соотношение сил между которыми посто€нно мен€етс€. ¬озможны самые разные колебани€ внешней, социальной среды, экономические кризисы и общественные волнени€, но все зависит от эффективности и адаптивной реакции институциональных механизмов, их силы и способности управл€ть страной, поддерживать в ней стабильность. ’арактер и успех социальных изменений прежде всего завис€т, таким образом, от уровн€ политической институционализации страны.

—. ’антингтон выдвигает довольно оригинальную концепцию, согласно которой политическа€ стабильность (или нестабильность) определ€етс€ в каждой стране соотношением темпов социальной

 


мобилизации, степени гражданского участи€ Ч с одной стороны, с темпами институционализации и оптимизацией уровн€ организации Ч с другой. ¬ развивающихс€ странах посто€нно происходит отставание институциональных перемен от экономических изменений (индустриализации, урбанизации и пр.) и, соответственно, от темпов роста социальной мобилизации и политического участи€ населени€. Ђѕолитическа€ стабильность, как нами было доказано,Ч отмечает —. ’антингтон,Ч зависит от отношени€ институционализации к участию. ≈сли политическое участие возрастает, то дл€ поддержани€ политической стабильности необходимо усиление комплексности, автономности, адаптивности и интегративности политических институтов обществаї7. ѕри этом —. ’антингтоном здесь ввод€тс€ в оборот критерии институционализированности политики, определ€ющие уровень развити€ и степень эффективности тех или иных институтов, которые он располагает по четырем дихотомическим оппозици€м: Ђадаптивность Ч ригидностьї; Ђсложность (комплексность) Ч простотаї; Ђавтономность Ч субординированностьї и Ђинтегративность Ч разъединенностьї. ƒалее это и позвол€ет ему оценивать характер и вектор политических изменений в развивающихс€ странах јзии, јфрики и Ћатинской јмерики.

»зменени€ в государственных институтах могут осуществл€тьс€ достаточно автономно от их социальных и экономических условий, несмотр€ на существенную роль последних. ѕрофессор √арвардского университета “. —кокпол обосновывает это базовое положение в монографической работе Ђ√осударства и социальные революции: —равнительный анализ ‘ранции, –оссии и  ита€ї (1979), доказыва€ на материале трех великих революций (французской 1789 г., российской 1917 г. и китайской 1949 г.), что в эпоху острых политических кризисов именно новые государственные органы, автономные в основном от классового контрол€ Ђснизуї, осуществл€ют роль субъектов основных социально-политических изменений. ¬о всех трех революци€х политические лидеры заранее предполагали, а затем пытались осуществить революционные изменени€ прежде всего с помощью захвата и использовани€ государственных органов, после чего следовала обща€ консолидаци€ административно-бюрократического режима8. “аким образом, ведущую роль субъекта подобных политических изменений играла элита и бюрократи€, опиравшиес€ на контроль основных институтов государственной власти.

¬месте с тем истори€ государственных институтов заставл€ет все же задуматьс€ над вопросом об ограниченных возможност€х сознательного и целенаправленного осуществлени€ отдельными субъектами радикальных политических преобразований по заранее

 


намеченному плану. ¬едь далеко не всегда (если вообще в полной мере это случаетс€) задуманные революционные программы и планы реформ, намеренные действи€ по их выполнению, привод€т политиков к ожидаемым институциональным результатам в широком объеме и предполагаемом виде. Ќередко бывает вообще все наоборот. ¬место социалистического и народного государства рабочих и кресть€н, задуманного большевиками во главе с ¬. ». Ћениным, росси€не получили тоталитарную и бюрократическую диктатуру, а вместо Ђгуманного социализмаї ћ. —. √орбачева получилс€ Ђноменклатурный капитализмї. Ђ“рудности в любых изменени€х политических институтов общеизвестны. Ќапример, в большинстве западных демократий практически очень редки или вообще неизвестны заблаговременно спланированные попытки проведени€ масштабных структурных реформ законодательных органовї9,Ч отмечают сходный же момент сторонники концепции Ђнового институционализмаї ƒ. ћарч и ƒ. ќлсен в работе Ђ¬новь открыва€ институтыї (1989). „аще всего политические изменени€ выступают интегральным продуктом взаимодействи€ социальных сил и политических институтов, спонтанных и сознательных действий, объективных и субъективных факторов, макрострукгурных перемен и совокупности микроакций, а также активности внутригосударственных и международных структур.

¬есьма существенную роль в генезисе внутриполитических изменений играют международные отношени€ и структуры, Ќа возникновение революционного кризиса 1917 года в –оссии повли€ли неудачи в I мировой войне, а на падение военной диктатуры в јргентине Ч ее поражение в вооруженном конфликте с ¬еликобританией за ‘олклендские острова. “. —кокпол выдвигает даже гипотезу о том, что современные социальные революции вообще происход€т в странах, занимающих в системе международных отношений невыгодную геополитическую и военную позицию. ¬ажное значение в инициировании и исходе многих внутриполитических изменений в отдельных государствах играет официальна€ и Ђтенева€ї де€тельность транснациональных компаний и международных банков10. Ќапример, одну из ключевых ролей в свержении в 1973 году левого правительства и ѕрезидента —. јльенде в „или сыграла “Ќ  Ђ»нтернэшнл “елефон энд “елеграфї (»““), осуществл€вша€ большие инвестиции в чилийскую экономику.

“ипы политических изменений

 

ѕолитические изменени€ классифицируютс€ по различным основани€м, из которых можно выбрать четыре наиболее распространенных варианта: во-первых, деление изменений в политической динамике на намеренные и спонтанные, эволюционные и катастрофные, революционные и


реформационные; во-вторых, выделение устойчивых и неустойчивых, например, внутрисистемных, репродуктивных и транзитных, переходных изменений и, в-третьих, изменени€ дел€тс€ на Ђпрогрессивныеї и Ђрегрессивныеї, ведущие, в конечном счете, к социальной деградации или экономической стагнации и, наконец, в-четвертых, на институциональные и событийные. ќстановимс€ на краткой характеристике каждой из этих оппозиций, выражающих те или иные существенные черты и тенденции политических изменений.

ѕервым по счету идет фундаментальное деление намеренных и спонтанных политических изменений, €рким примером чего служит ось Ђреволюци€ Ч реформаї. –еволюции отличаютс€ от реформ целым р€дом особенностей. ¬о-первых, они затрагивают все стороны жизни общества: от экономики и социальной сферы до культуры, идеологии и психологии. Ёто происходит потому, что революции св€заны с крайними формами социальной активности народных масс, стихийного развертывани€ системного кризиса общества. ќтдельные реформы в политике не нос€т столь глубокого и всеобъемлющего характера, каса€сь лишь тех или иных сторон политической жизни, как, к примеру, спланированна€ Ђсверхуї царским правительством земска€ реформа 1864 года в –оссии. ¬о-вторых, революции зачастую св€заны с применением методов радикального принуждени€ и открытого насили€, тогда как реформы намеренно и сознательно осуществл€ютс€ в большинстве случаев легальными и мирными средствами. ¬-третьих, революции по природе протекани€ нос€т быстрый, скачкообразный и взрывной характер, в то врем€ как реформы чаще всего бывают постепенными, а их проведение в жизнь порой раст€гиваетс€ на долгие годы. » наконец, в-четвертых, революции об€зательно св€заны с изменени€ми самих основ системы политической власти, ну а реформы далеко не всегда их даже затрагивают. ¬ то же врем€ грани между реформами и революци€ми иногда весьма подвижны. Ќапример, политические изменени€ в странах ¬осточной ≈вропы в конце 80 Ч начале 90-х гг. после падени€ коммунистических режимов включают в себ€ как революционные преобразовани€, так и серию структурных реформ государственного управлени€ и местного самоуправлени€.

ƒругой рубеж в типологизации политических изменений пролегает по линии Ђвнутрисистемныхї или Ђтранзитныхї преобразований. ƒанный подход раскрывает иную сторону политических перемен, а именно, отношение к системе институтов и базовых норм, образующей своего рода Ђкаркасї любого государства. ѕервый тип процессов происходит на таком политическом поле, где,

 


образно говор€, как в шахматах или футболе, достаточно жестко очерчено число троков и судей (институты), оговорено врем€, процедуры и правила игры (политические и правовые нормы). Ёто относитс€ к странам, в которых откристаллизовалась устойчива€ политическа€ система, демократическа€ или тоталитарна€, в Ђпрокрустово ложеї которой и развертываетс€ любое политическое изменение, воспроизвод€щее при этом прежние роли акторов и функции институтов (например, семидес€тилетний период во ‘ранции III –еспублики).

 о второму же типу (о нем ниже будет сказано подробнее) относ€тс€ политические перемены в тех странах, которые переживают период тотального изменени€ всей системы власти и ее институтов, как это было в свое врем€ в –оссии после феврал€ 1917 года. —аму же область теории политических изменений, св€занную с изученном переходных или транзитных процессов (в основном переходов от автократических режимов к демократическим), радикальной трансформацией политических институтов, обозначают в современной политической науке термином Ђтранзитологи€ї.

“ретье же крупное деление видов перемен в политике св€зано во многом с ценностными ориентаци€ми и аксиологическими критери€ми, при помощи которых и оцениваетс€ социальный Ђвекторї политических изменений, их Ђпрогрессивныйї или Ђрегрессивныйї характер. ћногое в использовании такого рода типологизации зависит от табора самих точек отсчета, как правило, раздел€емых большинством политологов, то есть аксиологических критериев позитивных, прогрессивных или негативно-регрессивных изменений в политической жизни. ≈щенедавно в отечественной обществоведческой литературе все политические преобразовани€ в нашей стране и за рубежом оценивались лишь с точки зрени€ их соответстви€ Ђинтересам рабочего классаї и Ђзадачам строительства коммунистического обществаї. —егодн€ же мы можем встретить в политических оценках почти такой же одноплановый критерий, но с диаметрально противоположным вектором соответстви€ теперь любых ориентиров социальных изменений ценност€м и схемам либеральной, в основном американской, демократии. ¬ своей знаменитой статье Ђ онец истории?ї ‘. ‘уку€ма пр€мо указывает на этот способ оценки позитивности или прогрессивности природы любых политических изменений в любой момент, в любой точке земного шара, но лишь в контексте Ђтриумфа «ападаї, поскольку уже произошел Ђконец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правлени€ї11. Ќельз€ не усомнитьс€ в категоричном характере подобного суждени€, несмотр€ на всю ценность либеральной демократической традиции «апада, когда


способ оценки многообразных политических изменений в дес€тках стран, сильно отличающихс€ по социокультурным и этническим услови€м, сводитс€ лишь к этому гомогенному критерию.

» наконец, последний четвертый критерий дает возможность отделить Ђколичественныеї накоплени€, событийные изменени€, конфликтные ситуации между политическими акторами, не ведущие к институциональным переменам, от Ђкачественныхї сдвигов в институциональной структуре, обусловленных коренным изменением общего расклада социальных сил. ѕолитологам поиск подобных критериев необходим дл€ оценки политических преобразований в различных государствах. ¬едь, как уже говорилось, далеко не каждое политическое изменение носит однозначно позитивно-прогрессивный характер (фашизм, тоталитарный коммунизм и т. д.).

ƒл€ выработки оценочного критери€ можно, например, использовать так называемый Ђморфогенетический подходї, согласно которому вс€кое изменение рассматриваетс€ как потенциальна€ Ђвозможность, а не как конечное достижение; как динамическое, измен€ющеес€ в ходе эволюции, относительное качество конкретного процесса, а не как абсолютный, универсальный, внешний стандарт; как историческа€ возможность, открытый выбор, а не как неизбежна€ неуклона€ тенденци€ и, наконец, как продукт (часто непреднамеренный и даже неосознанный) человеческих Ч индивидуально разнонаправленных и коллективных Ч действий, а не как результат божественной воли, благих намерений великих людей или автоматического действи€ социальных механизмовї12. ќпира€сь на подобный подход, можно попытатьс€ оценить далеко не однозначные процессы и постепенные изменени€, происход€щие в политически стабильных и экономически развитых странах «апада, так же как и весьма противоречивые тенденции политического развити€, пути модернизации развивающихс€ стран.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-08; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 985 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—ложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства. © јмели€ Ёрхарт
==> читать все изречени€...

547 - | 468 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.019 с.